Синопский бой дата

«История еще не знала столь решительного боя со столь необычными результатами» (Адмирал флота И. С. Исаков)

Промышленная революция середины XIX века привела к беспрецедентным изменениям в военном деле: новые технические средства ведения боевых действий означали закат концепции «вооруженной нации», выдвинутой Французской революцией, и рождение доктрины «нации на войне», не потерявшей актуальности до наших дней. Первым вооруженным конфликтом новой эпохи принято считать Крымскую войну (другое название – Восточная война) 1853–56 годов. Каждое из сражений этой войны открывало новую страницу мировой военной истории – не стало исключением и Синопское сражение. Вот некоторые факты об этой морской битве.

Последнее сражение парусных флотов

Сражение, произошедшее 30 ноября 1853 года около города Синоп на черноморском побережье Турции между турецкой и русской эскадрами, считается последним боем эпохи парусных флотов и первым – с применением бомбических пушек, стрелявших разрывными снарядами.

Турецкие силы

Силы турецкой эскадры, прибывшей в Синоп из Стамбула и готовившейся к высадке крупного морского десанта в районе Сухум-Кале (современное название – Сухум) и Поти, состояли из двух пароходофрегатов, семи парусных фрегатов, трех корветов и четырех транспортов.


Тип корабля

Название

Количество пушек

Корабли турецкой эскадры

Парусный фрегат

«Низамие»

62

Парусный фрегат

«Несими Зефер»

60

Парусный фрегат

«Навек Бахри»

58

Парусный фрегат

«Дамиад»

56

Парусный фрегат

«Каиди Зефер»

54

Парусный фрегат

«Аунни Аллах»

44

Парусный фрегат

«Фазли Аллах»

44

Корвет

«Нежм Фишан»

24

Корвет

«Фейзе Меабуд»

24

Корвет

«Гюли Сефид»

22

Пароходофрегат

«Таиф»

22

Пароходофрегат

«Эркиле»

2

Итого

472


Флагманским кораблем турецкой эскадры являлся фрегат «Аунни Аллах». По данным русскоязычных источников, командование турецкими кораблями осуществлял Осман-паша, в свою очередь, англоязычные источники (в частности, книга Р. Эрнеста Дюпюи и Тревора Н. Дюпюи «Всемирная история войн») называют в качестве командующего Гусейн-пашу. Возможно, Гусейн-паша принял командование эскадрой уже в ходе боя, после ранения Осман-паши.

Турецкая береговая оборона состояла из шести артиллерийских батарей (одна восьмиорудийная, три шестиорудийные и две батареи неустановленного состава), имевших на вооружении 38 пушек.

Русские силы

Русская эскадра состояла из шести линейных кораблей, двух парусных фрегатов и трех пароходофрегатов.


Тип корабля

Название

Количество пушек

Корабли русской эскадры

Линейный корабль

«Париж»

120

Линейный корабль

«Великий князь Константин»

120

Линейный корабль

«Три святителя»

120

Линейный корабль

«Императрица Мария»

84

Линейный корабль

«Чесма»

84

Линейный корабль

«Ростислав»

84

Фрегат

«Кулевчи»

54

Фрегат

«Кагул»

44

Пароходофрегат

«Одесса»

12

Пароходофрегат

«Крым»

12

Пароходофрегат

«Херсонес»

12

Итого

746

Командовал русской эскадрой вице-адмирал Павел Степанович Нахимов, а флагманским кораблем являлся линкор «Императрица Мария».

Дилемма Осман-паши

Синопская битва имела своеобразную прелюдию. Подойдя к Синопу 23 ноября и обнаружив в бухте отряд турецких кораблей, адмирал Нахимов решил блокировать порт силами трех линейных кораблей («Императрица Мария», «Чесма» и «Ростислав») до прибытия подкрепления из Севастополя. Значительная часть историков осуждает турецкого адмирала за то, что, имея значительное преимущество в артиллерии (472 пушки против 252), он не атаковал русские корабли.


нако авторы учебных пособий по военно-морской тактике относятся к Осман-паше более лояльно. По их мнению, адмирал Нахимов, блокировав порт, оставлял турецкому «коллеге» два варианта развития событий: или, взяв на борт десант, прорываться к Сухум-Кале и Поти, или попытаться уничтожить русские корабли и потом принять на борт десант. Первый вариант мог привести к значительным жертвам среди десанта, а во втором случае русские корабли могли отступить, не принимая боя, и, дождавшись возвращения турецких кораблей в порт, возобновить блокаду. Поэтому многие специалисты по военно-морской тактике считают решение турецкого адмирала ждать подкрепления абсолютно оправданным.

Кильватерные колонны – залог успешной атаки

После прибытия подкрепления адмирал Нахимов решил атаковать турецкую эскадру. Поскольку основную угрозу для своих кораблей он видел в турецких береговых орудиях, способных использовать в бою раскаленные ядра, была выбрана тактика, призванная максимально сократить время боя. Для сокращения времени выхода на огневые позиции русские корабли должны были двигаться двумя кильватерными колоннами (правую колонну (в составе линкоров «Императрица Мария», «Чесма» и «Ростислав») вел сам Нахимов, левую (в составе линкоров «Париж», «Великий князь Константин» и «Три святителя») – контр-адмирал Ф. М. Новосильский). Для сокращения времени огневого контакта открытие огня планировалось с дистанции 1,5–2 кабельтова (около 270–370 метров).


Уничтожение целой эскадры всего за 3,5 часа

Сражение началось в 9 часов 30 минут с поднятия на линейном корабле «Императрица Мария» сигнала «Приготовиться к бою и идти на Синопский рейд». Активная часть боя началась в 12 часов 28 минут, когда турецкий флагманский корабль «Ауни Аллах» дал первый залп по русским кораблям. Сражение длилось до 16 часов и завершилось полным разгромом турецкой эскадры. По итогам боя фрегат «Навек Бахри», два корвета («Нежм Фишан» и «Гюли Сефид») и пароходофрегат «Эркиле» были уничтожены, а шесть фрегатов («Аунни Аллах», «Фазли Аллах», «Низамие», «Несими Зефер», «Дамиад» и «Каиди Зефер») и корвет «Фейзе Меабуд» – выбросились на берег. Общие потери турок составили до 3000 человек убитыми и ранеными, а также 200 человек пленными, включая адмирала Осман-пашу.

Увольнение – «награда» за спасение корабля

Единственным спасшимся турецким кораблем является пароходофрегат «Таиф» под командованием капитана Адольфа Слейда (иногда встречается другой вариант написания – Слэд) – англичанина, принявшего ислам (русскоязычные источники не имеют однозначного мнения о мусульманском имени капитана, именуя его «Яхья-бей» или «Мушавер-паша»).

Не менее противоречива история с прорывом корабля из Синопа. Вопреки расхожему мнению, «Таиф» не покинул Синопскую бухту сразу после начала боя, а пошел на прорыв только около 13 часов (по другой версии – 14 часов). Точно известно, что корабль участвовал в бою – среди команды было 11 убитых и 17 раненых. По наиболее распространенной версии, по возвращении в Стамбул капитан Адольф Слейд был уволен со службы с лишением чина за «недостойное поведение». По легенде султан Абдул-Меджид был очень недоволен бегством «Таифа», сказав: «Я бы предпочел, чтобы он не спасся бегством, а погиб в бою, как и остальные».


Бомбические пушки – новое слово в корабельной артиллерии

Принято считать, что победа русской эскадры была предопределена перевесом в количестве орудий. На самом деле, при общем перевесе в количестве пушек орудий (612 пушек на шести участвовавших в бою с самого начала русских линкорах против 510 пушек на турецких кораблях и береговых батареях), стороны обладали примерным паритетом по количеству пушек, одновременно участвовавших в бою (306 против 274). Решающим стал качественный перевес русской артиллерии – 76 (по другим данным – 78) 68-фунтовых бомбических пушек против двух 10-дюймовых бомбических пушек у турок. Основным отличием бомбических орудий было использование бомб вместо сплошных ядер. Разрыв бомбы, выпущенной с дистанции 500–1000 метров, пробивал в борту деревянного корабля брешь площадью более одного квадратного метра (теоретически линейный корабль или фрегат противника мог быть потоплен 20–25 выстрелами бомбических пушек). Обычные же орудия, стрелявшие сплошными ядрами, пробивали толстый деревянный борт лишь с расстояния около 100–150 метров, не нанося при этом существенного ущерба самому корпусу – артиллерийская дуэль могла продолжаться часами, до полного уничтожения экипажа противника.


Ни один русский корабль не был потерян

Потери русского флота, сохранившего на плаву все корабли, составили всего 38 человек убитыми и 235 ранеными. По словам адмирала флота Советского Союза И. С. Исакова, «история еще не знала столь решительного боя со столь необычными результатами».

Великая победа стала прологом к большому поражению

По итогам сражения орденами и медалями были награждены 170 офицеров и 250 матросов русского флота. Вице-адмирал Нахимов был удостоен ордена Святого Георгия 2-й степени, но, по воспоминаниям современников, не любил рассказывать о Синопском сражении, неоднократно повторяя, что «эта морская победа заставит англичан приложить все усилия, чтобы уничтожить боевой Черноморский флот».

Источник: warspot.ru

1 декабря — День воинской славы России в честь победы Российского флота Синопском сражении. Это сражение, в котором русская эскадра под командованием вице-адмирала П. С. Нахимова разгромила турецкую эскадру Осман-паши, произошло во время Крымской войны 18 ноября 1853 года по старому стилю или 30 ноября по современному календарю. Надо полагать, что у законодателей были веские причины для того, чтобы назначить этот победный день на 1 декабря. Но это не единственный и даже не главный парадокс этого знаменательного события в истории Российского флота.


Дело в том, что историки до сих пор не могут прийти к единому мнению о значении этого сражения. «Битва славная, выше Чесмы и Наварина!» Так писал о Синопской победе В. А. Корнилов и не только он. Действительно, разгром турецкого флота сорвал проведение крупной наступательной операции Турции на Кавказе. Другие указывали, что русские имели большое превосходство в силах, в вооружении, а также в моральном плане, и не видели повода для таких восторженных оценок. В Англии и Франции, которые активно помогали Турции, вообще заявили, что это не сражение, а морской разбой.

Начало Крымской войны

Одним из основных направлений внешней политики России первой половины XIX-го века было стремление обеспечить себе свободу выхода в Средиземное море и укрепить свои позиции на Балканах. Эти задачи успешно решались еще при Екатерине II читайте, например, о взятии крепости Наварин. Наиболее активно этому препятствовали Англия и Франция, которые видели в этом угрозу своим интересам. Англия подталкивала Турцию военным путем вернуть себе Крым и северное побережье Черного моря.

Поддавшись на эти уговоры, в октябре 1853 года Турция объявила войну России и сразу приступила к подготовке крупного наступления на Кавказе. Сосредоточенная в районе Батуми 20-ти тысячная турецкая армия должна была высадиться в районе Поти и Сухуми, окружить и уничтожить всю русскую армию на Южном Кавказе. Важная роль в осуществлении этой операции отводилась турецкой эскадре под командованием Османа-паши, которая шла от Константинополя к берегам Кавказа. Планы войны с Россией Турция имела всегда. Сначала они осуществлялись в виде грабительских набегов, а затем с целью возврата Крыма и Причерноморья. Об этом читайте здесь.


Обнаружение турецкой эскадры

Эскадра Нахимова в составе 3 линейных кораблей и одного брига обнаружила корабли Османа-паши 8 ноября в бухте города Синоп. Нахимов решил заблокировать турок и ждать подкрепления. Отряд контр-адмирала Ф. М. Новосильского в составе трех линейных кораблей и двух фрегатов подошел 16 ноября.

К середине XIX столетия русские парусные корабли достигли полного совершенства по размерам, скорости хода, артиллерийскому и парусному вооружению. Основу их боевой мощи составляли расположенные на нижней батарейной палубе бомбические орудия. Они стреляли бомбами, которые при попадании в цель взрывались, вызывая большие разрушения и пожары. Такие орудия были чрезвычайно опасны для деревянных парусных кораблей. На русской эскадре было 716 орудий, из них 76 бомбических. Об эффективности этих орудий читайте «Артиллерия парусного флота России».

Шести линейным кораблям русских противостояло 7 турецких фрегатов с 472 орудиями и 38 орудий шести береговых батарей. В основном, турецкие орудия были меньшего калибра, и среди них не было ни одного бомбического. Для наглядности можно сказать, что в залпе с одного борта русские корабли выбрасывали 400 пудов металла, а турецкие — чуть больше 150 пудов.


м не менее, по оценкам иностранных специалистов, положение турецкого адмирала было далеко не безнадежным. Ему необходимо было всего лишь эффективно использовать преимущества своей позиции и прикрывавших его береговых батарей, которые, стреляя калеными ядрами, могли весьма эффективно поражать деревянные парусные корабли даже при сравнительно небольшом числе орудий.

Синопское сражение

В 9 часов 30 минут 18 ноября 1853 года русская эскадра в составе двух колонн вошла на Синопский рейд. Такое построение позволяло в кратчайший срок ввести в бой всё линейные корабли и сократить время пребывания их под огнем противника при сближении. Нахимов предоставил командирам кораблей в случае изменения обстановки действовать по своему усмотрению, однако подчеркнул, что каждый должен «непременно исполнить свой долг». На совещании перед боем было решено по возможности беречь город, стрелять только по кораблям и береговым батареям.

В правой колонне головным шел корабль «Императрица Мария» под флагом Нахимова. Левую колонну возглавлял «Париж» под флагом Новосильского. В 12 часов 30 минут началось сражение. Первым от пожара в крюйт-камере взлетел на воздух корвет «Гюли-Сефид». Затем, один за другим, не выдержав огня русских пушек, выходили из боя и выбрасывались на берег турецкие фрегаты. Стрельба русских кораблей отличалась высокой точностью и большим темпом. За три часа русская эскадра уничтожила 15 кораблей противника и заставила замолчать все его береговые батареи.

Затем наши корабли перенесли огонь на береговые батареи и вскоре подавили батарею № 5. Еще через несколько минут взорвался фрегат «Навек-Бахри», его горящие обломки накрыли батарею № 4, которая больше уже не стреляла. Пароход «Таиф», имея сильное артиллерийское вооружение, мог оказать большую помощь своей эскадре, однако он даже не вступил в сражение, а вышел в море и взял курс на Босфор.

К 16 часам сражение практически завершилось полным разгромом турецкой эскадры. Пожары и взрывы продолжались на турецких кораблях до поздней ночи. Не уцелело ни одного судна. По турецким данным во время боя погибло более 3 тысяч человек. Флагман турецкой эскадры Осман-паша получил тяжелое ранение в ногу и был взят в плен. В этом сражении турецкий адмирал проявил большую личную храбрость, а его подчиненные — мужество и стойкость, но для победы этого оказалось недостаточно. Потери русской эскадры составили 37 убитых и 229 раненых. Все корабли, кроме фрегатов, получили повреждения. На флагманском корабле Нахимова «Императрице Марии» насчитали 60 пробоин в корпусе и множество серьезных повреждений в рангоуте и такелаже. Несмотря на эти повреждения и сильный шторм, все корабли 23 ноября пришли в Севастополь.

Значение победы

За победу при Синопе император Николай I удостоил вице-адмирала Нахимова ордена святого Георгия 2-й степени, написав в именном рескрипте: «Истреблением турецкой эскадры вы украсили летопись русского флота новою победою, которая навсегда останется памятной в морской истории». Различные награды и поощрения получили почти все офицеры эскадры. Слава победителей гремела повсюду.

Однако Нахимова она не столько радовала, сколько тревожила. К сожалению, его опасения оправдались в самом худшем варианте. Получив известия о Синопском сражении, Англия и Франция сначала ввели свои эскадры в Чёрное море, объясняя это стремлением оградить турецкие суда и порты от нападений с русской стороны, а затем объявили войну России. Нахимов считал себя невольным виновником всех этих трагических событий.

Значение этой победы хорошо видно из поздравительного письма командующего отрядом русских судов у берегов Кавказа контр-адмирала П. Вукотича: «Истребление Синопской эскадры, великой грозы всего Кавказа, спасло Кавказ, в особенности Сухум, Поти и Редуткале, покорением последнего досталась бы в добычу туркам Гурия, Имеретия и Мингрелия». (Основные районы Грузии).

Главным политическим итогом первых месяцев войны и, прежде всего Синопского сражения, стал полный провал планов Англии и Франции ведения войны чужими руками. Были показаны подлинные организаторы Крымской войны. Убедившись в полной неспособности Турции вести войну, Англия и Франция были вынуждены открыто вступить в войну с Россией.

Синопское сражение стало последним крупным сражением парусного флота, но одновременно, оно стало и первым морским сражением, в котором с такой убедительностью была продемонстрирована эффективность бомбических орудий. Это значительно ускорило переход к строительству броненосного флота. Победа при Синопе, а затем героическая гибель на бастионе Севастополя обессмертили имя Нахимова, с ним связаны наши лучшие морские традиции. Нахимов стал народным героем.

При написании статьи были использованы следующие материалы.

  • Тарле Е.В. Павел Степанович Нахимов. Москва. 1944 г.
  • Доценко В.Д. Мифы и легенды российского флота. Москва. 2000 г.
  • Митяев А.В. Книга будущих адмиралов. Москва. 1979 г.
  • Краснознаменный Черноморский флот. Москва. 1979 г.

А что Вы думаете по этому поводу? Можно ли вообще сражение двух противостоящих эскадр считать разбоем? И самое главное, совершенно ясно, что англичане поступили так исходя из своих политических целей и использовали поражение турок как предлог для объявления войны России, но можем ли мы молчать в связи с этим? Поделитесь своим мнением в комментариях. Это будет интересно всем!

Источник: korvet2.ru

Хроника подготовки сражения

4 октября (22 сентября по старому стилю) Османская империя объявила войну России. В начале октября англо-французская эскадра стояла в Мраморном море у самого Босфора. Русский посол в Лондоне был предупреждён, что в случае атаки турецких портов корабли союзников заступятся за них.

11 октября (29 сентября) Эскадра вице-адмирала Нахимова в составе 4 линейных кораблей, 1 фрегата и 1 брига отправилась из Севастополя, чтобы крейсировать у турецких берегов и мешать доставке турками оружия и боеприпасов горцам Северного Кавказа, чья партизанская война сковывала самые боеспособные части русской армии. Нахимову разрешалось только наблюдать за действиями турок.

26 октября (14 октября) Через Босфор в Чёрное море прошла турецкая эскадра из 5 фрегатов, 1 корвета и 1 парохода; эти корабли направлялись в Синоп.

1 ноября (20 октября) Пароход «Бессарабия» доставил Нахимову сообщение о начале войны [2] и предписание не пропускать турецкие суда с военными грузами и захватывать их. Замысел командования Черноморского флота состоял в том, чтобы встретить турецкую эскадру в море и зажать её между 2 русскими эскадрами.[3]

4 ноября (23 октября) «Бессарабия» захватила турецкий грузовой пароход «Меджари-Теджарет», от команды которого русские моряки узнали, что в Синопе стоят 3 фрегата, 2 корвета и 1 транспорт.

5 ноября (24 октября) Встреча в море эскадр Нахимова и контр-адмирала Ф.М. Новосильского.[4] Отослав Новосильского в Севастополь поврежденные бурей суда — 1 линкор и бриг, вице-адмирал пошел к Синопу с объединёнными силами — 5 линейными кораблями, 1 фрегатом и 1 пароходом.

7 ноября (26 октября) Эскадра встретила углевоз без флага. Капитан утверждал, что на борту уголь немецкой компании. Нахимов отпустил судно к Синопу, забрав часть угля в обмен на квитанцию. Первая в истории русского флота перегрузка угля с одного судна на другое в открытом море. В это же время направлявшийся в Синоп отряд вице-адмирала Осман-паши у мыса Керемпе встретил оставленный там для крейсирования русский фрегат «Кагул». 4 турецких фрегата погнались за «Кагулом». Командир этого фрегата капитан-лейтенант А.П. Спицын[5] рискнул, несмотря на сильный ветер, поставить все паруса и оторваться от турок, которые преследовали его почти 2 суток.

20(8) ноября Русская эскадра подошла с Синопу, через перешеек были замечены мачты 4 больших судов, стоящих на рейде. Налетевший шторм отогнал русские корабли в море, и некоторые из них сильно повредил. В это время эскадра Осман-паши разминулась с Нахимовым и прошла в Синоп. Экипажи турецких кораблей были так изнурены штормом, что несколько часов не могли убрать паруса.

21(9) ноября Первый в истории бой парусного корабля с пароходами. На широте Пицунды примерно в 10 милях от берега русский 40-пушечный фрегат «Флора»[6] под командой капитан-лейтенанта Антона Никитича Скоробогатова обнаружил 3 пароходофрегата («Таиф», «Фейзи-Бахри» и «Саик-Ишаде», суммарное вооружение 34 орудия) [7] под флагом вице-адмирала Мустафа-паши. Капитаном флагманского корабля «Таиф» был английский капитан Адолфус Слейд, Adolphus Slade[8]. Пароходы атаковали «Флору» несколько раз, но оказались неспособны использовать преимущество в маневре и штиль. Повернувшись бортом к атакующим пароходам, фрегат вёл гораздо более меткий огонь, чем противник. Не потеряв ни одного человека, «Флора» нанесла туркам такие повреждения, что «Таиф» на буксире отвели в Синоп для ремонта в доках. Оставив «Таиф» в Синопе, Мустафа-паша ушёл в Константинополь.

22(10) ноября Нахимов отправил на ремонт в Севастополь корабли «Храбрый» и «Святослав», и фрегат «Кулевчи». С ними ушёл пароход «Бессарабия» с донесениями. С оставшимися 3 кораблями («Императрица Мария», «Чесма» и «Ростислав») и бригом вице-адмирал двинулся к Синопу, чтобы уничтожить стоящий там отряд. В этот же день фрегат «Кагул» доставил сведения о турецкой эскадре Новосильскому, который крейсировал у Севастополя, но тот вместо помощи Нахимову вернулся на главную базу. «Кагул» направился обратно на свой пост.

23(11) ноября Приблизившись к Синопу на 2 мили, вице-адмирал обнаружил там значительно большие силы — 7 фрегатов, 2 корвета, 1 шлюп [9] и 2 больших парохода, все под прикрытием береговых батарей. Из 6 существовавших в Синопе батарей было обнаружено только 5. Нахимов принял решение блокировать порт до прибытия подкреплений, так как даже 5 батарей по интенсивности огня стоили целого линейного корабля и создавали перевес сил в пользу турок.

24(12) ноября По приказу Меншикова Новосильский вышел из Севастополя на помощь Нахимову с 5 кораблями, из которых 2 дали течь и вернулись.

28(16) ноября Новосильский с 3 кораблями — «Париж», «Три Святителя» и «Великий князь Константин» — присоединился к эскадре Нахимова, усилив её вдвое. Вернулся также с поста фрегат «Кагул».

29(17) ноября Пришёл фрегат «Кулевчи» и доставил Нахимову предписание Меншикова по возможности щадить город Синоп, чтобы не дать европейским странам повода к войне. Нахимов, опасаясь подхода к противнику подкреплений, решил на следующий день дать бой. В 10 часов утра на флагманском корабле «Императрица Мария» собрались командиры кораблей, которым вручили диспозицию и приказ на сражение.[10] В этот же день из Севастополя отправился к Синопу Корнилов на 3 пароходах: «Одесса», «Крым» и «Херсонес». Они дошли до Синопа только в конце сражения.

Турецкий флот на синопском рейде

Синоп делился на 2 части — окружённую крепостной стеной турецкую за молом (западная половина), и греческую за судоверфью (восточная половина). Во время атаки русского флота турки бросили свою часть города, а греки остались, считая русских друзьями. Поэтому горящие обломки кораблей, летевшие на город, вызвали пожар только в обезлюдевшей турецкой половине. В своем предместье греки их вовремя тушили.

С моря город защищали 6 артиллерийских береговых батарей: №1 на мысе Боз-Тепе, 6 орудий; №2 на пути от мыса к реке Ада-Киой, 12 орудий; №3 в 1 км западнее, 6 орудий; №4 у греческого предместья, 8 орудий; №5 у турецкой части города, 6 орудий; №6 на мысе Киой-Хисар, 6 орудий. Часть этих пушек устарела, но они могли стрелять калёными ядрами, вызывающими пожары и взрывы на деревянных кораблях. Положившись на них, турецкий адмирал Осман-паша не усиливал батарей орудиями с кораблей.

Готовые к бою военные корабли стояли на 10-метровой отметке глубины полумесяцем, обеспечивающим перекрёстный обстрел любой эскадры, входящей на рейд. Пароходы и транспорты стояли во второй линии.

Эскадра стояла носом на восток, в сторону Кавказа, куда Осман-паша направлялся с десантом. Он имел приказ оставаться в бухте, пока не установится хорошая погода.

Начало сражения

Переночевав в 10,5 милях к северо-востоку от Синопского перешейка, русская эскадра в 7.15 построилась в 2 колонны: правую повёл Нахимов на флагмане «Императрица Мария», за которым следовали «Великий князь Константин», «Чесма» и фрегат «Кагул». Левую колонну («Париж», «Три Святителя», «Ростислав» и фрегат «Кулевчи») вёл Новосильский. Был туман, моросил дождь, который в 16 часов перешёл в сильный ливень.

В 9.45 после сигнала «Приготовиться к бою» команды пообедали. В 10.30 пробили тревогу, каждое орудие зарядили 3 ядрами. На рейд вступили около 12 часов. Первый выстрел дал турецкий флагман «Ауни-Аллах» в 12.28. Батареи №1 и №2 оказались слишком далеко от русских кораблей. Батареи №3 и №4 запоздали (их прислуга жила около батареи №6 и бежала издалека), русским мешали становиться на шпринг [11] только батареи №5 и №6.

Русские корабли несли ущерб от обстрела со стороны фрегатов и батарей, но открыли огонь только после того, как передовые — «Императрица Мария» и «Париж» — стали на шпринги. Турецкие артиллеристы сначала били по такелажу и снастям, русские — сразу по корпусам кораблей.

Действия русских линейных кораблей

«Императрица Мария»

Русский флагман, 84-пушечный корабль «Императрица Мария» [12] под командованием капитана II ранга П.И. Барановского [13] в первые минут подвергся обстрелу турецкого флагмана, 44-пушечного фрегата «Ауни-Аллах», потеряв большую часть рангоута и стоячего такелажа. «Императрица Мария» двигалась вперёд по инерции, имея ветер в корму и ведя батальный огонь по судам, которые проходила. Встав на шпринг напротив «Ауни-Аллаха», сосредоточила весь огонь на нём. Через полчаса «Ауни-Аллах» расклепал цепь и вышел из боя, дрейфуя к батарее №6. При этом он попал под огонь соседнего русского корабля «Париж». Экипаж фрегата впал в панику, и корабль выбросился на берег у батареи.

Затем русский флагман сосредоточил огонь на 44-пушечном фрегате «Фазли-Аллах». [14]Тот загорелся и выбросился на берег. «Императрица Мария» потеряла в бою 16 чел. убитыми и 59 ранеными. Среди них — раненый в обе ноги Барановский.

«Великий князь Константин»

120-пушечный корабль «Великий князь Константин» [15] под командованием капитана I ранга Льва Андреевича Ергомышева [16] шёл за «Императрицей Марией» и закрыл её от огня батарей №3 и №4. От выпущенных «Константином» бомб загорелся и взорвался фрегат «Навек-Бахри», его пылающие обломки обрушились на батарею №4 и на время заставили её замолчать. Тогда «Великий князь Константин» сосредоточил огонь на фрегате «Несими-Зефер» и корвете «Неджми-Фешан». Около 13.00 фрегат отнесло к молу у греческого предместья, а разбитый корвет оказался у батареи №5. В 14.30 корабль прекратил огонь. Потери: 8 убитых и 26 раненых.

«Чесма»

84-пушечный корабль «Чесма»[17] под командованием капитана II ранга В.М. Микрюкова[18] вёл огонь по фрегату «Навек-Бахри», пока тот не взорвался, а затем подавил батареи №3 и №4. Получил 20 настолько серьёзных пробоин, что на ремонт понадобилось полтора месяца. Потери: 4 раненых.

«Париж»

120-пушечный корабль «Париж» [19] под командованием капитана I ранга В.И. Истомина во главе левой колонны открыл огонь ещё на ходу. Встав на шпринг всего за 4,5 минуты, «Париж» дал по батарее №5 залп, в результате которого большая часть батареи рухнула в море. [20] Обезвредив эту опасную батарею, «Париж» сосредоточил огонь на 22-пушечном корвете «Гюли-Сефид» и 56-пушечном фрегате «Дамиад».[21] В 13.05 корвет взорвался. Мимо дрейфовал «Ауни-Аллах», и «Париж» поразил его продольными выстрелами. «Дамиад» выбросился на берег. Тогда «Париж» повернулся на шпринге и обрушил огонь на 64-пушечный фрегат «Низамие». В 14 часов две его мачты были сбиты, фрегат выбросился на берег, и «Париж» занялся добиванием батареи №5. Нахимов отметил, что «нельзя было налюбоваться прекрасными и хладнокровно рассчитанными действиями корабля». Вице-адмирал хотел изъявить Истомину благодарность, но сигнал было не на чем поднять: все фалы оказались перебиты. Тогда Нахимов, несмотря на обстрел, послал на шлюпке своего флаг-офицера (старшего адъютанта при штабе) Ф.Х. Острено [22], и тот поздравил командира «Парижа» с отличной стрельбой.

«Париж» выпустил больше бомб, чем любой другой корабль — 70 из 188. Потери — 1 убитый и 18 раненых. Повреждения значительные, но корабль вернулся в Севастополь не на буксире, а под своими парусами.

«Три Святителя»

На 120-пушечном корабле «Три святителя»[23] под командованием капитана I ранга К.С. Кутрова[24] держал свой флаг Ф.М. Новосильский. Встав на якорь в 300 м от неприятеля, «Три Святителя» дал 2 залпа по 54-пушечному фрегату «Каиди-Зефер», фрегату «Низамие» и батарее №6. Через 15 минут после начала боя турецкое ядро перебило шпринг и корабль развернуло кормой к батарее. Здесь он подвергся продольному обстрелу и сильно пострадал. Чтобы развернуть корабль, мичман Варницкий на баркасе в течение 15 минут под огнём завёл новый верп (якорь), и «Три Святителя» повёл нормальный огонь, заставив фрегат «Каиди-Зефер» выброситься на берег. Стоявшие за ними транспорт и шлюп затонули, брошенный командой фрегат в 14.00 взорвался. Для корабля «Три Святителя» бой закончился в 15.30. Потери: 8 убитых и 18 раненых.

«Ростислав»

84-пушечный корабль «Ростислав» под командованием капитана I ранга А.Д. Кузнецова [25] замыкал левую колонну. Встав против батареи №6 и 24-пушечного корвета «Фейзи-Меабуд», заставил корвет выброситься на берег. Вредившую кораблю «Три Святителя» батарею «Ростислав» подавил к 16.00. Многие орудия корабля заряжались 2 ядрами, что привело к разрывам и большим потерям: 5 убитых, 105 раненых и обожжённых, из которых половина от разрывов орудий. Попадание калёного ядра или гранаты с батареи едва не привело к взрыву корабля. Горящие куски занавеси попали в люки крюйт-камеры; назначенные туда люди бросились к дверям, но мичман Колокольцев[26] закрыл двери и организовал тушение пожара.

Бегство парохода «Таиф»

По скорости (10 узлов) и вооружению «Таиф» не имел себе равных среди пароходов на Чёрном море. Он имел закрытую батарею из 2-х 10-дюймовых, 4-х 36-фунтовых и 16-ти 24-фунтовых пушек. С началом сражения «Таиф» развёл пары и около 13 часов вышел из-за боевой линии своей эскадры. Капитаны турецких кораблей приветствовали вступление парохода в бой, но он на полном ходу проскочил между «Ростиславом» и берегом, и двинулся на юго-запад. Фрегаты «Кагул» и «Кулевчи», дрейфовавшие в тылу русских кораблей, попытались преградить ему дорогу, но «Таиф» обошёл их, ведя огонь издалека. Парусники не могли преследовать его до восточного мыса Синопского полуострова, т.к. установился встречный для них ветер, чем капитан Слейд умело воспользовался.

В 13.30 из-за мыса показалась ещё одна русская эскадра, состоявшая из 3 пароходов, под командованием В.А. Корнилова. Впереди под флагом самого Корнилова шёл 6-пушечный пароход «Одесса» (командир капитан-лейтенант Ф.С. Керн [27]). Следом спешили «Херсонес» (командир капитан-лейтенант К.К. Штофреген [28]) и «Крым» под флагом контр-адмирала А.И. Панфилова (флаг-офицером Панфилова был лейтенант Н.А. Бирилёв).

Корнилов отдал приказ «взять неприятеля в два огня» и направил свой пароход на «Таиф» в надежде взять его на абордаж. «Таиф» сначала сблизился с «Одессой», полагаясь на своё превосходство в артиллерии и скорости, и вступил с русским пароходом в перестрелку. Но в планы Слейда не входило задерживаться в районе Синопа, а турецкие артиллеристы стреляли посредственно. Единственное попадание, которого они добились в 14.50, имело результатом ранение унтер-офицера и повреждение стойки штурвала. «Одесса» на время потеряла управление, чем воспользовался «Таиф», чтоб оторваться от преследования. Ядра с парохода «Крым» не долетали, а «Одесса» вела огонь, пока турецкий пароход не скрылся за пеленой дождя. Из Константинополя, куда он пришёл, позже сообщали, что на «Таифе» погибло много людей.

Грамотные, хоть и не героические, действия капитана «Таифа» отвлекли от боя и фрегаты «Кагул» и «Кулевчи», и эскадру из 3 пароходов. Это не спасло турецкую эскадру от полного разгрома. К 15 часам стрельба с турецких фрегатов прекратилась, к 16.00 были полностью подавлены береговые батареи и добиты не потерявшие плавучести суда.

После боя

Турецкие корабли лежали на мели и горели. Когда огонь добирался до крюйс-камер, они взлетали на воздух. Горящие обломки фрегата «Фазли-Аллах» и корвета «Неджми-Фешан» подожгли турецкую часть города. Оставленная жителями, она сгорела дотла. Заряженные пушки горящих кораблей были опасны и для русской эскадры. В 20.00 П.С. Нахимов приказал отводить корабли от берега с помощью пароходов и гребных судов. Эскадра ночевала в полутора милях от берега. При осмотре турецких судов было взято 180 пленных, в том числе Осман-паша, раненый и ограбленный своими же матросами, которые сняли с него верхнюю одежду и отобрали ключ от каюты. Свой палаш турецкий вице-адмирал вручил Нахимову. [29]

Сразу после боя русские моряки стали заделывать пробоины, чинить паруса и рангоут. 19 ноября в 16 часов на подмогу прибыл пароход «Громоносец». 20 ноября ремонт завершился, и эскадра отправилась домой. Первые сутки «Крым» буксировал «Императрицу Марию», «Одесса» — корабль «Великий князь Константин» под флагом Нахимова, «Херсонес» вёл корабль «Три Святителя», а «Громоносец» — «Ростислава». «Париж» и «Чесма» шли самостоятельно. Потом волнение на море заставило отказаться от буксиров, и все корабли эскадры пошли под парусами. 22 ноября (4 декабря) эскадра вошла на севастопольский рейд. По приказу Меншикова прибывшие из холерной Турции победители провели 3 дня в карантине.

Нахимов была награжден орденом святого Георгия II степени, но Меншиков отказался представить его к адмиральскому чину, т.к. прямым следствием синопской победы должно было стать вмешательство союзников в войну. И сам Нахимов говорил: «англичане увидят, что мы им действительно опасны на море, и поверьте, они употребят все усилия, чтобы уничтожить Черноморский флот».

Царь Николай I пожаловал по 100 рублей серебром каждому тяжелораненому, и прислал по 4 Георгиевских креста на 10 матросов (всего 250 крестов). Нахимов приказал матросам самим избрать достойных. Их оказалось больше, чем крестов, даже когда из списка исключили штрафованных. Пришлось бросить жребий. На церемонии вручения Георгиев 20 декабря список достойных был оглашен полностью — с указанием тех, кто остался без наград за их недостатком. Нахимов дал обед избранным на своей квартире и сказал, что они должны служить примером для товарищей, которые заслужат награды в следующем сражении.

Опасения руководителей Черноморского флота сбылись: уничтожение части города Синоп в самом деле послужило поводом к войне. В сентябре 1854 огромная союзная англо-французская армия высадилась в Крыму, чтобы уничтожить флот и его базу — город Севастополь. Следующим сражением для моряков стала оборона города. Нахимов болезненно переживал свою вину. Лейтенант Л.А. Ухтомский вспоминал, как при обходе вице-адмирал вступил в разговор с раненым матросом, терпеливо ожидавшим, пока ему отрежут ногу. «Ваше превосходительство, — сказал матрос, — а ведь это они нам за Синоп отплачивают!» «Правда, братец, за Синоп», — ответил Нахимов. «Ну, уж и задал же я им Синоп!» — сказал матрос, сжимая кулак. Адмирал только вздохнул. [30]

Литература

  • Скрицкий Н.В. Русские адмиралы — герои Синопа. Москва, 2006

  • Павел Степанович Нахимов. Документы и материалы. Т.1. Санкт-Петербург, 2003

  • Т. I. Глава VI. Морское сражение при Синопе

  • (воспоминания)

Источник: www.vokrugsveta.ru

Общие данные

Синопское сражение — Битва Российского императорского флота с турецким, произошло 18 (30) ноября 1853 года в бухте г. Синоп (оттуда и название). В результате столкновения османский флот был разгромлен.

Характеристики участвующих сторон

Российская Империя:

Линейные корабли:

«Императрица Мария» (84 орудия) (флагман)
«Париж» (120 орудий) (2-й флагман)
«Великий князь Константин» (120 орудий)
«Чесма» (84 орудия)
«Ростислав» (84 орудия)
«Три святителя» (120 орудий)
Фрегаты:

«Кагул» (44 орудия)
«Кулевчи» (54 орудия)
Пароходофрегаты:

Одесса (12 орудий)
Крым (12 орудий)
Херсонес (12 орудий)
В сумме 720 корабельных орудий

Османская империя:

Фрегаты:

Аунни Аллах (44 орудия)
Фазли Аллах (44 орудия)
Низамие (62 орудий)
Несими Зефер (60 орудий)
Навек Бахри (58 орудий)
Дамиад (56 орудий)
Каиди Зефер (54 орудия)
Корветы:

Нежм Фишан (24 орудия)
Фейзе Меабуд (24 орудия)
Гюли Сефид (22 орудия)
Пароходофрегаты:

Таиф (22 орудия)
Пароходы:

Эркиле (2 орудия)
В сумме 476 корабельных пушек и 44 на береговых батареях

Ход сражения

Перед сражением Вице-адмирал Нахимов со своей эскадрой отправился по поручению морского министра, князя Меншикова к берегам Анатолии: были сведения, что турки в Синопе собирают силы для высадки десанта у Сухума и Поти.

Подойдя к Синопу 23 ноября, Нахимов обнаружил в бухте отряд османских кораблей под защитой 6-ти береговых батарей и решился блокировать порт, чтобы с прибытием из Севастополя подкреплений атаковать неприятеля.

28 ноября к отряду Нахимова присоединилась эскадра контр-адмирала Ф. М. Новосильского. Османы могли быть усилены союзным англо-французским флотом, расположенном в бухте Бешик-Кертез (пролив Дарданеллы).

Было решено атаковать 2-мя колоннами: в 1-й, ближайшей к неприятелю — корабли отряда Нахимова, во 2-й — Новосильского, фрегаты же должны были под парусами наблюдать за неприятельскими пароходами, город решено было по возможности щадить, поражая лишь суда и батареи. Впервые предполагалось использовать 68-фунтовые бомбические орудия.

Утром 30 ноября шел дождь при порывистом ветре от OSO, самом неблагоприятном для турецких судов (они легко могли выброситься на берег).

В 9:30 утра эскадра направилась к рейду. В глубине бухты 7 турецких фрегатов и 3 корвета были расположены лунообразно под прикрытием 4-х батарей (одна — 8-орудийная, 3 — по 6 орудий каждая); за боевой линией стояли 2 парохода и 2 транспортных судна.

В 12.30 часа дня по 1-му выстрелу с 44-пушечного фрегата «Аунни-Аллах» был открыт огонь со всех турецких судов и батарей.

Линейный корабль «Императрица Мария» был засыпан снарядами, большая часть стоячего такелажа перебита, у грот-мачты осталась нетронутой только одна ванта. Однако корабль безостановочно шел вперед и, действуя батальным огнём по неприятельским судам, спустил якорь напротив фрегата «Аунни-Аллах» который, не выдержав получасового обстрела, выбросился на берег. Тогда русский флагманский корабль обратил свой огонь исключительно на 44-пушечный фрегат «Фазли-Аллах», который быстро загорелся и также выбросился на берег. После этого действия корабля «Императрица Мария» сосредоточились на батарее №5.

Линейный корабль «Великий князь Константин», встав на якорь, открыл сильный огонь по батарее №4 и 60-пушечным фрегатам: «Навек-Бахри» и «Несими-Зефер». «Навек-Бахри» был взорван через 20 минут после открытия огня, осыпав обломками и телами моряков батарею №4, которая после взрыва почти перестала функционировать, а «Несими-Зефер» был выброшен ветром на берег после разрыва якорной цепи.

Линейный корабль «Чесма» своими выстрелами снёс батареи №4 и №3.

Линейный корабль «Париж», стоя на якоре, поддержал огонь линкора «Императрица Мария» по батарее №5, а также корвету (22-пуш.) и фрегату (56-пуш.),и затем, взорвав «Гюли-Сефид» и отбросив на берег «Дамиад», стал поражать фрегат «Низамие» (64-пуш.), фок- и бизань-мачты которого были сбиты, а самое судно сдрейфовало к берегу, где вскоре загорелось. Тогда «Париж» снова начал обстреливать батарею №5.

Линейный корабль «Три Святителя» вступил в борьбу с фрегатами «Каиди-Зефер» (54-пуш.) и «Низамие»; первыми неприятельскими выстрелами у него перебило шпринг, и корабль, повернувшись по ветру, подвергся меткому продольному огню батареи №6, причем сильно пострадал его рангоут. Снова заворотив корму, он очень удачно стал действовать по «Каиди-Зеферу» и другим судам и принудил их броситься к берегу.

Линейный корабль «Ростислав», прикрывая линкор «Три Святителя», сосредоточил огонь на батарее №6 и на корвете «Фейзе-Меабуд» (24-пуш.), и отбросил корвет на берег.

В 13.30 показалась вторая линия из-за мыса русский пароходофрегат «Одесса» под флагом генерал-адъютанта вице-адмирала В. А. Корнилова, в сопровождении пароходофрегатов «Крым» и «Херсонес». Эти суда немедленно приняли участие в бою, который, однако, уже близился к концу: османский флот очень ослабел. Батареи №5 и №6 продолжали беспокоить русские корабли до 4-х часов, но «Париж» и «Ростислав» вскоре уничтожили и их. Между тем остальные турецкие суда, зажжённые, по-видимому, своими экипажами, взлетали на воздух один за другим; от этого в городе распространился пожар, который некому было тушить.

Около 2 часов турецкий 22-пушечный пароходофрегат «Таиф» («Tayf»), вооружение 2-10 дм бомбических, 4-42 фн., 16-24 фн. орудий, под командованием Яхья-бея (Yahya-bey), вырвался из линии турецких судов, терпевших жестокое поражение, и обратился в бегство. Пользуясь преимуществом в скорости хода «Таифа», Яхья-бей сумел уйти от преследующих его русских кораблей (фрегаты «Кагул» и «Кулевчи», затем пароходофрегатов отряда Корнилова) и сообщить в Стамбул о полном истреблении турецкой эскадры. Капитан Яхья-бей, ожидавший награду за спасение корабля, был уволен со службы с лишением чина за «недостойное поведение». Султан Абдул-Меджид был очень недоволен бегством «Таифа», сказав: «Я бы предпочел, чтобы он не спасся бегством, а погиб в бою, как и остальные». По данным французского официоза «Le Moniteur», корреспондент которого побывал на «Таифе» сразу после его возвращения в Стамбул, на пароходофрегате было 11 убитых и 17 раненых.

В числе пленных находился командующий турецкой эскадры вице-адмирал Осман-паша и 2 судовых командира.

По окончании сражения корабли русского флота начали исправлять повреждения в такелаже и рангоуте, а 20 ноября (2 декабря) снялись с якоря, чтобы на буксире пароходов следовать в Севастополь. За Синопским мысом эскадра встретила большую зыбь, так что пароходы принуждены были отдать буксиры. Ночью ветер крепчал, и суда направились дальше под парусами. 22-го (4 декабря), около полудня, победоносные корабли вошли при общем ликовании на Севастопольский рейд.

Потери и итоги

Российская Империя:

Все повреждения:37 убитых, 233 раненых и 13 орудий

Османская империя:

Экипаж: более 3000 убитых и раненых 200 пленных, в том числе адмирал Осман-паша
Фрегаты:

Аунни Аллах — выбросился на берег
Фазли Аллах — загорелся, выбросился на берег
Низамие (62 орудий) — выбросился на берег после потери двух мачт
Несими Зефер (60 орудий) — выбросился на берег после того как была перебита якорная цепь
Навек Бахри (58 орудий) — взорвался
Дамиад (56 орудий) — выбросился на берег
Каиди Зефер (54 орудия) — выбросился на берег
Корветы:

Фейзе Меабуд (24 орудия) — выбросился на берег
Гюли Сефид (22 орудия) — взорвался

Ссылки

Интернет-источники

Википедия

Источник: wiki.wargaming.net


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.