Оборона брестской крепости дата начала и конца


ЛЕГЕНДА СТАНОВИТСЯ БЫЛЬЮ

В феврале 1942 года на одном из участков фронта в районе Орла наши войска разгромили 45-ю пехотную дивизию противника. При этом был захвачен архив штаба дивизии. Разбирая документы, захваченные в немецком архиве, наши офицеры обратили внимание на одну весьма любопытную бумагу. Этот документ назывался «Боевое донесение о занятии Брест-Литовска», и в нем день за днем гитлеровцы рассказывали о ходе боев за Брестскую крепость.

Вопреки воле немецких штабистов, которые, естественно, старались всячески превознести действия своих войск, все факты, приводимые в этом документе, говорили об исключительном мужестве, о поразительном героизме, о необычайной стойкости и упорстве защитников Брестской крепости. Как вынужденное невольное признание врага звучали последние заключительные слова этого донесения.

«Ошеломляющее наступление на крепость, в которой сидит отважный защитник, стоит много крови, — писали штабные офицеры противника. — Эта простая истина еще раз доказана при взятии Брестской крепости. Русские в Брест-Литовске дрались исключительно настойчиво и упорно, они показали превосходную выучку пехоты и доказали замечательную волю к сопротивлению».


Таково было признание врага.

Это «Боевое донесение о занятии Брест-Литовска» было переведено на русский язык, и выдержки из него опубликованы в 1942 году в газете «Красная звезда». Так, фактически из уст нашего врага, советские люди впервые узнали некоторые подробности замечательного подвига героев Брестской крепости. Легенда стала былью.

Прошло еще два года. Летом 1944 года, во время мощного наступления наших войск в Белоруссии, Брест был освобожден. 28 июля 1944 года советские воины впервые после трех лет фашистской оккупации вошли в Брестскую крепость.

Почти вся крепость лежала в развалинах. По одному виду этих страшных руин можно было судить о силе и жестокости происходивших здесь боев. Эти груды развалин были полны сурового величия, словно в них до сих пор жил несломленный дух павших борцов 1941 года. Угрюмые камни, местами уже поросшие травой и кустарником, избитые и выщербленные пулями и осколками, казалось, впитали в себя огонь и кровь былого сражения, и людям, бродившим среди развалин крепости, невольно приходила на ум мысль о том, как много видели эти камни и как много сумели бы рассказать, если бы произошло чудо и они смогли заговорить.


И чудо произошло! Камни вдруг заговорили! На уцелевших стенах крепостных строений, в проемах окон и дверей, на сводах подвалов, на устоях моста стали находить надписи, оставленные защитниками крепости. В этих надписях, то безымянных, то подписанных, то набросанных второпях карандашом, то просто нацарапанных на штукатурке штыком или пулей, бойцы заявляли о своей решимости сражаться насмерть, посылали прощальный привет Родине и товарищам, говорили о преданности народу и партии. В крепостных руинах словно зазвучали живые голоса безвестных героев 1941 года, и солдаты 1944 года с волнением и сердечной болью прислушивались к этим голосам, в которых были и гордое сознание исполненного долга, и горечь расставания с жизнью, и спокойное мужество перед лицом смерти, и завет о мщении.

«Нас было пятеро: Седов, Грутов И., Боголюбов, Михайлов, Селиванов В. Мы приняли первый бой 22.VI.1941. Умрем, но не уйдем!» — было написано на кирпичах наружной стены близ Тереспольских ворот.

В западной части казарм в одном из помещений была найдена такая надпись: «Нас было трое, нам было трудно, но мы не пали духом и умрем как герои. Июль. 1941».


В центре крепостного двора стоит полуразрушенное здание церковного типа. Здесь действительно была когда-то церковь, а впоследствии, перед войной, ее переоборудовали в клуб одного из полков, размещенных в крепости. В этом клубе, на площадке, где находилась будка киномеханика, на штукатурке была выцарапана надпись: «Нас было трое москвичей — Иванов, Степанчиков, Жунтяев, которые обороняли эту церковь, и мы дали клятву: умрем, но не уйдем отсюда. Июль. 1941».

Эту надпись вместе со штукатуркой сняли со стены и перенесли в Центральный музей Советской Армии в Москве, где она сейчас хранится. Ниже, на той же стене, находилась другая надпись, которая, к сожалению, не сохранилась, и мы знаем ее только по рассказам солдат, служивших в крепости в первые годы после войны и много раз читавших ее. Эта надпись была как бы продолжением первой: «Я остался один, Степанчиков и Жунтяев погибли. Немцы в самой церкви. Осталась последняя граната, но живым не дамся. Товарищи, отомстите за нас!» Слова эти были выцарапаны, видимо, последним из трех москвичей — Ивановым.

Заговорили не только камни. В Бресте и его окрестностях, как оказалось, жили жены и дети командиров, погибших в боях за крепость в 1941 году. В дни боев эти женщины и дети, застигнутые в крепости войной, находились в подвалах казарм, разделяя все тяготы обороны со своими мужьями и отцами. Сейчас они делились воспоминаниями, рассказывали много интересных подробностей памятной обороны.


И тогда выяснилось удивительное и странное противоречие. Немецкий документ, о котором я говорил, утверждал, что крепость сопротивлялась девять дней и пала к 1 июля 1941 года. Между тем многие женщины вспоминали, что они были захвачены в плен только 10, а то и 15 июля, и когда гитлеровцы выводили их за пределы крепости, то на отдельных участках обороны еще продолжались бои, шла интенсивная перестрелка. Жители Бреста говорили, что до конца июля или даже до первых чисел августа из крепости слышалась стрельба, и гитлеровцы привозили оттуда в город, где был размещен их армейский госпиталь, своих раненых офицеров и солдат.

Таким образом, становилось ясно, что немецкое донесение о занятии Брест-Литовска содержало заведомую ложь и что штаб 45-й дивизии противника заранее поспешил сообщить своему высшему командованию о падении крепости. На самом же деле бои продолжались еще долго… В 1950 году научный сотрудник московского музея, исследуя помещения западных казарм, нашел еще одну надпись, выцарапанную на стене.


дпись эта была такой: «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина!» Подписи под этими словами не оказалось, но зато внизу стояла совершенно ясно различимая дата — «20 июля 1941 года». Так удалось найти прямое доказательство того, что крепость продолжала сопротивление еще на 29-й день войны, хотя очевидцы стояли на своем и уверяли, что бои шли больше месяца. После войны в крепости производили частичную разборку развалин и при этом под камнями нередко находили останки героев, обнаруживали их личные документы, оружие.

Смирнов С.С. Брестская крепость. М., 1964

 

БРЕСТСКАЯ КРЕПОСТЬ

Построенная почти за столетие до начала Великой Отечественной войны (возведение основных укреплений было завершено к 1842 г.), крепость давно утратила в глазах военных стратегическое значение, поскольку не считалась способной выдержать натиск современной артиллерии. Как следствие, объекты комплекса служили, в первую очередь, для размещения личного состава, который в случае войны должен был держать оборону за пределами крепости. При этом план по созданию укрепленного района, учитывавший новейшие достижения в области фортификации, по состоянию на 22 июня 1941 г. не был полностью реализован.


На момент начала Великой Отечественной войны гарнизон крепости состоял в основном из подразделений 6-й и 42-й стрелковой дивизий 28-го стрелкового корпуса РККА. Но он существенно сократился ввиду участия многих военнослужащих в плановых учебных мероприятиях.

Операция немцев по захвату крепости была начата мощной артиллерийской подготовкой, разрушившей значительную часть строений, уничтожившей большое число бойцов гарнизона и поначалу заметно деморализовавшей уцелевших. Противник быстро закрепился на Южном и Западном островах, а штурмовые отряды появились на Центральном острове, однако не сумели занять казармы в Цитадели. В районе Тереспольских ворот немцы встретили отчаянную контратаку советских бойцов под общим командованием полкового комиссара Е.М. Фомина. Авангардные подразделения 45-й дивизии вермахта понесли при этом серьезные потери.

Выигранное время позволило советской стороне организовать упорядоченную оборону казарм. Гитлеровцы вынуждены были оставаться на занятых позициях в здании армейского клуба, откуда некоторое время не могли выбраться. Огнем были остановлены и попытки прорыва подкрепления противника по мосту через Мухавец в районе Холмских ворот на Центральном острове.

Помимо центральной части крепости постепенно росло сопротивление в других частях комплекса зданий (в частности, под командованием майора П.М.


врилова на северном Кобринском укреплении), причем бойцам гарнизона благоприятствовала плотная застройка. Из-за нее враг не мог вести прицельный артиллерийский огонь с близкого расстояния, не подвергаясь опасности самому быть уничтоженным. Располагая только стрелковым оружием и незначительным числом артиллерийских орудий и бронетехники, защитники крепости пресекли продвижение противника, а в дальнейшем, когда немцы осуществили тактическое отступление, заняли оставленные противником позиции.

Вместе с тем, несмотря на провал быстрого штурма, за 22 июня силам вермахта удалось взять всю крепость в кольцо блокады. До ее установления покинуть крепость и занять предписанные оборонительными планами рубежи сумело, по некоторым оценкам, до половины списочного состава размещенных в комплексе частей. С учетом потерь за первый день обороны, в итоге крепость защищали порядка 3,5 тыс. чел., блокированных в разных ее частях. Как следствие, каждый из крупных очагов сопротивления мог рассчитывать только на материальные ресурсы в непосредственной близости от себя. Командование объединенными силами защитников было возложено на капитана И.Н. Зубачева, заместителем которого стал полковой комиссар Фомин.

В последующие дни обороны крепости противник упорно стремился занять Центральный остров, но встречал организованный отпор гарнизона Цитадели.


лько 24 июня немцам удалось окончательно занять Тереспольское и Волынское укрепления на Западном и Южном островах. Артиллерийские обстрелы Цитадели чередовались с налетами авиации, в ходе одного из которых винтовочным огнем был сбит немецкий истребитель. Защитниками крепости также были подбиты не менее четырех вражеских танков. Известно о гибели еще нескольких немецких танков на импровизированных минных заграждениях, установленных красноармейцами.

Против гарнизона противником применялись зажигательные боеприпасы и слезоточивый газ (в распоряжении осаждающих имелся полк тяжелых химических минометов).

Не менее опасной для советских солдат и гражданских лиц, находившихся с ними (в первую очередь, жен и детей офицеров), оказалась катастрофическая нехватка еды и питья. Если расход боеприпасов удавалось компенсировать за счет уцелевших арсеналов крепости и трофейного оружия, то потребности в воде, продовольствии, медикаментах и перевязочных материалах удовлетворялись на минимальном уровне. Водоснабжение крепости было разрушено, а ручной забор воды из Мухавца и Буга был практически парализован огнем противника. Ситуация дополнительно осложнялась непрекращающейся сильной жарой.

На начальном этапе обороны идея пробиться за пределы крепости и соединиться с основными силами была оставлена, поскольку командование защитников рассчитывало на скорый контрудар советских войск. Когда эти расчеты не оправдались, начались попытки прорыва блокады, однако все они завершились неудачей из-за подавляющего превосходства частей вермахта в живой силе и вооружении.


К началу июля, после особенно масштабной бомбардировки и артиллерийского обстрела, противнику удалось захватить укрепления на Центральном острове, уничтожив тем самым главный очаг сопротивления. С этого момента оборона крепости утратила целостный и скоординированный характер, и борьбу с гитлеровцами продолжали уже разрозненные группы в разных участках комплекса. Действия этих групп и одиночных бойцов приобретали все больше черт диверсионной активности и продолжались в ряде случаев до конца июля и даже до начала августа 1941 г. Уже после войны в казематах Брестской крепости была найдена выцарапанная кем-то из советских защитников надпись «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай Родина. 20 июля 1941 г.»

Большинство уцелевших защитников гарнизона попали в немецкий плен, куда еще до прекращения организованной обороны были отправлены женщины и дети. Комиссар Фомин был расстрелян немцами, капитан Зубачев умер в плену, майор Гаврилов пережил плен и был уволен в запас в ходе послевоенного сокращения армии. Оборона Брестской крепости (после войны получила звание «крепости-героя») стала символом мужества и самопожертвования советских солдат в первый, самый трагический период войны.

Асташин Н.А. Брестская крепость // Великая Отечественная война. Энциклопедия. /Отв. ред. Ак. А.О. Чубарьян. М., 2010.

Источник: histrf.ru

Штурм


К началу Великой Отечественной войны в Брестской крепости дислоцировалось несколько стрелковых батальонов, дивизионы противотанковой и противовоздушной обороны, всего около 7 000 военнослужащих.

Штурм Брестской крепости в БеларусиШтурм Брестской крепости начался рано утром 22 июня, его осуществляли подразделения 45-ой немецкой пехотной дивизии численностью не менее 18 тысяч солдат под командованием гитлеровского генерала Фрица Шлипера.

После мощной предварительной артподготовки, в ходе которой было израсходовано более 7 тысяч артиллерийских боеприпасов, началась атака. Приказ командования Красной Армии о выводе из крепости частей стрелковой дивизии выполнить не успели.

Защитников Брестской крепости, по сути, застали врасплох, оглушив их ураганным огнем артиллерии. В первые минуты неожиданного нападения крепости и ее гарнизону был нанесён значительный ущерб, уничтожена часть командного состава.

Гарнизон был разбит на несколько частей, обезглавлен, поэтому не смог оказать единого скоординированного сопротивления. Уже днем 22 июня первые немецкие штурмовые отряды смогли захватить Северные ворота Брестской крепости.

Контратака красноармейцев

Контратака красноармейцев Брестской крепостиОднако вскоре защитники Брестской крепости смогли оказать серьезное сопротивление врагу, перейдя в контрнаступление. Часть гитлеровской дивизии была успешно расчленена и уничтожена, в т.ч. в штыковых атаках.

Однако отдельные участки крепости остались под контролем немцев, жестокие бои продолжались всю ночь. К утру 23 июня части наших стрелковых батальонов удалось покинуть крепость, остальные продолжали сражаться с гитлеровцами.

Немцы никак не ожидали такого жесткого сопротивления, до сих пор им не приходилось сталкиваться с подобным отпором в оккупированной Европе, быстро сдававшуюся под напором немецкого оружия, поэтому они отступили.

Переход к обороне

Лишенные командования, бойцы Красной Армии начали самостоятельно объединяться в небольшие боевые группы, выбирать себе командиров и продолжать оборону Брестской крепости.

Штабом обороны стал Дом офицеров, откуда капитан Зубачёв, комиссар Фомин и их боевые товарищи пытались координировать действия разрозненных боевых отрядов Красной Армии. Однако 24 июня немцы заняли почти всю цитадель.

Бои продолжались до 29 июня. В результате большая часть защитников крепости погибла или была пленена. Чтобы прекратить сопротивление, гитлеровцы сбросили на Брестскую крепость более 20 авиабомб весом по 500 кг каждая, начались пожары.

Сколько держалась Брестская крепость?

Сколько держалась Брестская крепость во время начала ВОВТем не менее, оставшиеся в живых бойцы не сдавались, они продолжали активное сопротивление, оборона Брестской крепости продолжалась, несмотря на значительно превосходящие силы напавшего противника.

По данным историков отдельные наши солдаты сопротивлялись немецкой армии в казематах крепости вплоть до августа 1941 года. В итоге немецкое командование приказало затопить подвалы казематов.

Оборона Брестской крепости в 1941 году наглядно показана гитлеровцам, с каким противником они столкнулись, и что и их ждет в перспективе на территории Советского Союза. Именно эта первая битва стала провозвестницей Великой Победы.

А освободили Брестскую крепость от фашистов только в 1944 году. После масштабного наступления Советская армия вышла к западным границам СССР и освободила от гитлеровской нечисти всю страну, включая Брест.

Крепость лежала в развалинах. Они свидетельствовали о жестоких боях, бывших здесь в 1941 году, и о беспримерном подвиге наших воинов, чей боевой дух и любовь к Родине так и не были сломлены оккупантами.

Память о защитниках крепости

Память о защитниках Брестской крепостиО героической обороне Брестской крепости советское командование узнало только в начале 1942 года из донесений, найденных в бывшем штабе разгромленной 45 немецкой дивизии. Только в конце 40-х годов появились исследования и статьи об обороне Бреста.

Именно из этих их документов впервые стало известно об осаде Брестской крепости в 1941 году и о мужестве ее защитников. После войны в нашей стране начали по крупицам собирать сведения об этом воинском подвиге.

Возрождением памяти об обороне Бреста занялись писатель Сергей Смирнов и поэт Константин Симонов. Впервые подробно, с предъявлением воспоминаний выживших и материальных доказательств об этом подвиге написано в книге «Брестская крепость».

В середине 60-х годов ей было присвоено почетное звание крепость-герой и вручен орден Ленина. С тех пор Брестская крепость стала мемориальным комплексом. В Бресте было возведено несколько монументов, работает исторический музей.

Сегодня, бродя по руинам и воочию изучая историю обороны Брестской крепости, можно представить себе, какие ужасы войны видели эти камни и стены, испещренные пулями и снарядами.

Не так много сохранилось документов о героической обороне Брестской крепости. Их с лихвой заменяют безымянные и подписанные надписи, сделанные ее защитниками летом 1941 года на стенах крепостных строений, на сводах подвалов и пр.

Сложности исследования битвы в Брестской крепости

Сложности исследования битвы в Брестской крепостиДействительно, сегодня сохранилось очень мало достоверных документов, связанных с обороной Брестской крепости в 1941 году. Исторически важные сведения можно получить только от оставшихся в живых защитников.

Большая часть сведений о Брестской битве были даны защитниками крепости по истечении многих лет уже после Великой Отечественной войны. Некоторые из них не сходятся друг с другом по датам и обстоятельствам событий.

Однако множество плененных в Брестской крепости во время Великой Отечественной войны женщин и детей неопровержимо свидетельствуют о том, что активное сопротивление Красной Армии продолжалось до начала августа.

Вероятно, командование 45 пехотной дивизии гитлеровской Германии мечтало заранее сообщить своему вышестоящему руководству о падении Брестской крепости, поэтому писало в своих донесениях заведомую ложь.

Источник: vsya-planeta.ru

В феврале 1942 года советские войска в ходе Елецкой наступательной операции разгромили четырехпехотную дивизию вермахта. При этом был захвачен архив штаба дивизии, в документах которого были найдены очень важные бумаги — «Боевое донесение о занятии Брест-Литовска». «Русские в Брест-Литовске боролись исключительно упорно и настойчиво. Они показали превосходную выучку пехоты и доказали замечательную волю к борьбе», — говорилось в донесении командира 45-й дивизии генерал-лейтенанта Шлипера. Именно тогда советские войска узнали правду о боях за Брестскую крепость.

Разгромить в кратчайшие сроки

Ранним утром 22 июня 1941 года после авиационной и артиллерийской подготовки немецкие войска перешли границу СССР. В тот же день войну СССР объявили Италия и Румыния, чуть позднее — Словакия, Венгрия и другие союзники Германии. Большая часть советских войск была застигнута врасплох, и поэтому в первый день была уничтожена значительная часть боеприпасов и военной техники. Также немцы получили полное господство в воздухе, выведя из строя более 1,2 тыс. самолетов Советской армии. Так началась Великая Отечественная война.

По плану нападения на СССР «Барбаросса», немецкое командование рассчитывало в кратчайшие сроки разгромить Советскую армию, не дав ей опомниться и организовать скоординированное сопротивление.

Одними из первых сражаться за Родину стали защитники Брестской крепости. Накануне войны в лагеря на учения из крепости было выведено около половины численности личного состава. Таким образом, в Брестской крепости утром 22 июня было около 9 тыс. бойцов и командиров, не считая персонала и пациентов госпиталя. Штурм крепости и города Бреста был поручен 45-й пехотной дивизии генерал-майора Фрица Шлипера во взаимодействии с частями соседних боевых соединений. Всего в штурме участвовало около 20 тыс. человек. Кроме того, немцы имели преимущество и в артиллерии. Помимо дивизионного артполка, орудия которого не могли пробить полутораметровые стены укреплений, в нападении участвовали две 600-миллиметровые самоходные мортиры «Карл», девять мортир калибра 211 мм и полк реактивных многоствольных минометов калибра 158,5 мм. На момент начала войны советские войска просто не располагали подобным вооружением. По плану немецкого командования, Брестская крепость должна была сдаться максимум за восемь часов, и не более того.

«Солдаты и офицеры прибывали поодиночке в полураздетом виде»

Атака началась 22 июня 1941 года в 4.15 по советскому декретному времени ударом артиллерии и реактивных минометов. Каждые четыре минуты огонь артиллерии переносился на 100 метров восточнее. Ураганный огонь застал гарнизон крепости врасплох. В результате обстрела были уничтожены склады, прервана связь и нанесен значительный урон гарнизону. Чуть позже начался штурм укреплений.

Поначалу из-за неожиданной атаки гарнизон крепости не смог оказать скоординированного сопротивления.

«В районы сосредоточения по тревоге из-за беспрерывного артиллерийского обстрела, внезапно начатого врагом в 4.00 22.6.41 г., части дивизии компактно выведены быть не могли. Солдаты и офицеры прибывали поодиночке в полураздетом виде. Из сосредоточившихся можно было создать максимум до двух батальонов. Первые бои осуществлялись под руководством командиров полков товарищей Дородных (84 сп), Матвеева (333 сп), Ковтуненко (125 сп).»

(Донесение заместителя командира по политической части той же 6-й стрелковой дивизии полкового комиссара М.Н. Бутина.)

К 4.00 штурмовой отряд, потеряв две трети личного состава, захватил два моста, соединяющие Западный и Южный острова с Цитаделью. Однако, пытаясь взять крепость как можно быстрее, немецкие войска втянулись в ближний бой с использованием стрелкового оружия, что привело к большим потерям с обеих сторон.

Бои носили встречный характер. Во время одной из успешных контратак у Тереспольских ворот была почти полностью уничтожена немецкая штурмовая группа. К 7.00 группе советских войск удалось вырваться из крепости, но множеству военнослужащих прорыв так и не удался. Именно они и продолжили дальнейшую оборону.

Окончательно крепость была окружена к девяти часам утра. В боях в течение первого дня штурма 45-я пехотная дивизия, проведя не менее восьми масштабных атак, понесла небывалые ранее потери — только убитыми 21 офицер и 290 солдат и унтер-офицеров.

Отведя войска на внешние валы крепости, весь следующий день немецкая артиллерия проводила обстрел позиций защитников. В перерывах немецкие автомобили с громкоговорителями призывали гарнизон сдаться. Сдалось около 1,9 тыс. человек. Тем не менее остававшимся защитникам крепости удалось, выбив немцев из примыкающего к Брестским воротам участка кольцевой казармы, объединить два наиболее мощных из остававшихся в Цитадели очагов сопротивления. А еще осажденным удалось подбить три танка. Это были трофейные французские танки Somua S-35, вооруженные пушкой калибра 47 мм и обладавшие неплохим для начала войны бронированием.

Под покровом ночи осажденные попытались вырваться из окружения, но эта попытка провалилась. Почти все участники отрядов были пленены или уничтожены. 24 июня штаб 45-й дивизии доложил, что Цитадель взята и проводится зачистка отдельных очагов сопротивления. В 21.40 в штаб корпуса было доложено о взятии Брестской крепости. В этот день немецкие войска действительно овладели большей ее частью. Однако осталось еще несколько участков сопротивления, в том числе и так называемый «Восточный форт», который обороняло 600 бойцов под командованием майора Петра Михайловича Гаврилова. Он оказался единственным старшим офицером среди оборонявшихся. Большая часть командования была выведена из строя в первые минуты артобстрела.

«Пленный не мог даже сделать глотательного движения»

Несмотря на то что к 1 июля было разбито и рассеяно главное ядро защитников Цитадели, сопротивление продолжилось. Бои приобрели почти партизанский характер. Немцы блокировали участки сопротивления и пытались уничтожить защитников крепости. Советские бойцы, в свою очередь, пользуясь внезапностью и знанием укреплений, проводили вылазки и уничтожали захватчиков. Также продолжились попытки вырваться из окружения к партизанам, но сил для прорыва у защитников почти не оставалось.

Сопротивление таких одиночных разрозненных групп продолжалось практически весь июль. Последним защитником Брестской крепости считается майор Гаврилов, который, уже будучи тяжело раненным, попал в плен только 23 июля 1941 года. По свидетельству осматривавшего его врача, майор находился в крайней степени истощения:

«…пленный майор был в полной командирской форме, но вся одежда его превратилась в лохмотья, лицо было покрыто пороховой копотью и пылью и обросло бородой. Он был ранен, находился в бессознательном состоянии и выглядел истощенным до крайности. Это был в полном смысле слова скелет, обтянутый кожей.

До какой степени дошло истощение, можно было судить по тому, что пленный не мог даже сделать глотательного движения: у него не хватало на это сил, и врачам пришлось применить искусственное питание, чтобы спасти ему жизнь.

Но немецкие солдаты, которые взяли его в плен и привезли в лагерь, рассказали врачам, что этот человек, в чьем теле уже едва-едва теплилась жизнь, всего час тому назад, когда они застигли его в одном из казематов крепости, в одиночку принял с ними бой, бросал гранаты, стрелял из пистолета и убил и ранил нескольких гитлеровцев».

(Смирнов С.С. Брестская крепость)

Потери 45-й немецкой пехотной дивизии составили на 30 июня 1941 года 482 убитых, в том числе 48 офицеров, и более 1 тыс. раненых. Если учесть, что та же дивизия в 1939 году во время нападения на Польшу потеряла 158 убитыми и 360 ранеными, то потери были очень значительные. По донесению командира 45-й дивизии, немецкими войсками было взято в плен 25 офицеров, 2877 младших командиров и бойцов. 1877 советских военнослужащих погибло в крепости. К концу войны живых защитников Брестской крепости осталось около 400 человек.

Майор Гаврилов был освобожден из немецкого плена в мае 1945 года. Однако до середины 1950-х годов он был исключен из Коммунистической партии за утрату партбилета во время нахождения в концентрационных лагерях. Орденами и медалями были награждены около 200 защитников Брестской крепости, но лишь двое получили звание Героя Советского Союза — майор Гаврилов и лейтенант Кижеватов (посмертно).

Источник: www.gazeta.ru

Брестская крепость накануне войны

Город Брест вошел в состав Советского Союза незадолго до начала войны — в 1939 г. К тому моменту крепость уже утратила свое военное значение из-за начавшегося разрушения и лишь напоминала о былых сражениях. Брестская крепость была построена в 19-м в. и являлась частью оборонительных укреплений Российской империи на ее западных границах, однако в 20-м в. она перестала иметь военное значение.

К моменту начала войны Брестская крепость в основном использовалась для размещения в ней гарнизонов военнослужащих, а также ряда семей военного командования, там был также госпиталь и хозяйственные помещения. К моменту вероломного нападения Германии на СССР в крепости проживало порядка 8000 военнослужащих и около 300 семей командования. Оружие и припасы в крепости имелись, однако их количество не было рассчитано на проведение военных действий.

Штурм Брестской крепости

Штурм Брестской крепости начался утром 22 июня 1941 г. одновременно с началом Великой Отечественной войны. Казармы и жилые дома командования первыми подверглись мощному артиллерийскому огню и ударам со стороны авиации, так как немцы хотели прежде всего уничтожить полностью весь командный состав, находившийся в крепости, и тем самым ввести сумятицу в состав армии, дезориентировать ее.

Хотя практически все офицеры погибли, оставшиеся в живых солдаты смогли быстро сориентироваться и создать мощную оборону. Фактор внезапности сработал не так, как рассчитывал Гитлер, и штурм, который должен был закончиться к 12 часам дня, растянулся на несколько дней.

Советское командование еще до начала войны издало указ, согласно которому в случае нападения военнослужащим необходимо немедленно покинуть саму крепость и занять позиции по ее периметру, однако сделать это удалось лишь единицам — большая часть солдат осталась в крепости. Защитники крепости находились в заведомо проигрышном положении, однако они не сдали свои позиции и не позволили немцам быстро и безоговорочно завладеть Брестом.

Ход обороны Брестской крепости

Советские солдаты, которые вопреки планам не смогли быстро покинуть крепость, быстро организовали оборону и в течение нескольких часов выгнали за территорию крепости немцев, которым удалось пробраться в ее центральную часть. Солдаты заняли казармы и различные постройки, находящиеся по периметру, чтобы наиболее эффективно организовать оборону крепости и иметь возможность отражать атаки противника со всех флангов. Несмотря на отсутствие командующего состава, быстро нашлись добровольцы из числа простых солдат, которые взяли на себя руководство операцией.

22 июня было совершено 8 попыток прорваться в крепость со стороны немцев, однако они не дали результата. Более того, немецкая армия, вопреки всяческим прогнозам, понесла значительные потери. Немецкое командование решило сменить тактику: вместо штурма теперь планировалась осада Брестской крепости. Войска, прорвавшиеся внутрь, были отозваны и рассортированы по периметру крепости, чтобы начать продолжительную осаду и отрезать советским войскам путь к выходу, а также сорвать поставки продовольствия и оружия.

Утром 23 июня началась бомбардировка крепости, после которой снова была произведена попытка штурма. Группы немецкой армии прорвались внутрь, но столкнулись с ожесточенным сопротивлением и были уничтожены — штурм снова провалился, и немцам пришлось вернуться к тактике осады. Начались протяженные бои, которые не стихали несколько дней и сильно вымотали обе армии.

Несмотря на натиск немецкой армии, а также артобстрелы и бомбардировки, советские солдаты держали оборону, хотя им не хватало оружия и продовольствия. Через несколько дней были прекращены поставки питьевой воды, и тогда обороняющиеся приняли решение выпустить из крепости женщин и детей, чтобы те сдались немцам и остались живы, однако некоторые женщины отказалась покидать крепость и продолжали сражаться.

26 июня немцы предприняли еще несколько попыток прорваться в Брестскую крепость, удалось это сделать частично — несколько групп прорвались внутрь. Лишь к концу месяца немецкая армия смогла захватить большую часть крепости, убив советских солдат. Однако разрозненные и потерявшие единую линию обороны группы все еще продолжали оказывать отчаянное сопротивление даже тогда, когда крепость была взята немцами.

Значение и итоги обороны Брестской крепости

Сопротивление отдельных групп солдат продолжалось вплоть до осени, пока эти группы не были уничтожены немцами и не погиб последний защитник Брестской крепости. В ходе обороны Брестской крепости советские войска понесли колоссальные потери, однако в то же самое время армия проявила неподдельное мужество, тем самым показав, что война для немцев не будет такой легкой, как рассчитывал Гитлер. Обороняющиеся были признаны героями войны.

Источник: historynotes.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.