Когда произошел взрыв на чернобыльской аэс дата

Эта авария расценивается как крупнейшая за всю историю атомной энергетики, так по предполагаемому количеству погибших и пострадавших от ее последствий людей. В течение первых трех месяцев после аварии погиб 31 человек, последствия аварии за последующие 15 лет стали причиной гибели от 60 до 80 человек. 134 человека перенесли лучевую болезнь  той или иной степени тяжести, более 115 тыс. человек из 30-километровой зоны были эвакуированы. В ликвидации последствий катастрофы участвовало более 600 000 человек.

 

МНЕНИЕ АКАДЕМИКА

Мне тогда и в голову не приходило, что мы двигаемся навстречу событию планетарного масштаба, событию, которое, видимо, войдет в историю человечества как извержение знаменитых вулканов, гибель Помпеи или что-нибудь близкое к этому».

Академик Валерий Легасов

 

СООБЩЕНИЕ ТАСС

На Чернобыльской атомной электростанции произошел несчастный случай. Один из реакторов получил повреждение. Принимаются меры с целью устранения последствий инцидента. Пострадавшим оказана необходимая помощь. Создана правительственная комиссия для расследования происшедшего.


28 апреля 1986 г., 21.00

 

ХРОНИКА АВАРИИ И ЕЕ ПРЕОДОЛЕНИЯ

В ночь на 26 апреля 1986 года ошибки персонала, работавшего на 4-ом блоке Чернобыльской АЭС, помноженные на ошибки конструкторов реактора РБМК (реактор большой мощности, канальный), а именно этот тип реактора использовался на ЧАЭС, привели к самой серьезной аварии в истории мировой атомной энергетики. Эта авария стала крупной техногенной и гуманитарной катастрофой 20-го века.

25 апреля 1986 г. персонал Чернобыльской АЭС готовился к остановке четвертого энергоблока на планово-предупредительный ремонт, во время которого предполагалось проведение эксперимента. Вследствие диспетчерских ограничений остановка реактора несколько раз откладывалась, это вызвало трудности с управлением мощностью реактора.

26 апреля в 1 час 24 минуты произошел неконтролируемый рост мощности, который привел к взрывам и разрушению значительной части реакторной установки. В результате аварии в окружающую среду было выброшено большое количество радиоактивных веществ.

Несмотря на очевидные масштабы аварии, возможность серьезных радиационных последствий вблизи от атомной станции, а также доказательства трансграничного переноса радиоактивных веществ на территорию стран Западной Европы, на протяжении первых нескольких суток руководство страны не предпринимало адекватных действий в области информирования населения как СССР, так и других стран.


Более того, уже в первые дни после аварии были приняты меры по засекречиванию данных о ее реальных и прогнозируемых последствиях.

В результате аварии радиоактивному загрязнению только в России подверглась территория 19-ти субъектов с населением около 30 миллионов человек. Площадь территорий, загрязненных цезием-137, составила более 56 тысяч квадратных километров, на которых проживали около 3 миллиона человек.

В первый и наиболее острый период к ликвидации последствий аварии в зоне ЧАЭС было привлечено свыше 100 тысяч граждан СССР. Всего же за первые три года после аварии в 30-километровой зоне побывали 250 тысяч работников. Эти люди делали все возможное, чтобы минимизировать последствия аварии. В последующий период все работы по контролю за радиационной обстановкой, снижению доз облучения населения, реабилитации загрязненных территорий, оказанию медицинской помощи и социальной защите населения пострадавших районов проводились в рамках государственных целевых программ.

Спустя сутки после аварии правительственная комиссия приняла решение о необходимости эвакуации жителей близлежащих населенных пунктов. Всего до конца 1986 г. из 188 населенных пунктов (включая г. Припять) было отселено около 116 тыс. человек.

В середине мая 1986 г. правительственная комиссия приняла решение о долговременной консервации 4-го блока с целью предотвращения выхода радионуклидов в окружающую среду и уменьшения воздействия проникающей радиации на площадке ЧАЭС.


Министерству среднего машиностроения СССР были поручены «работы по захоронению 4-го энергоблока ЧАЭС и относящихся к нему сооружений». Объект получил название «Укрытие 4-го блока ЧАЭС», всему миру он известен как «саркофаг». 30 ноября 1986 г. был подписан акт о его приемке на техническое обслуживание.

Осенью 1993 г. после пожара был остановлен второй энергоблок. В ночь с 30 ноября на 1 декабря 1996 г. в соответствии с Меморандумом, подписанным в 1995 г. между Украиной и государствами «большой семерки», остановлен первый энергоблок.

6 декабря 2000 г. из-за неполадок в системе защиты из эксплуатации был выведен последний работающий реактор — третий. В марте 2000 г. правительство Украины приняло постановление о закрытии ЧАЭС. 14 декабря 2000 г. реактор был запущен на 5% мощности для церемонии остановки 15 декабря. ЧАЭС была остановлена 15 декабря 2000 г. в 13 часов 17 минут.

Украина добивается от международных доноров начала строительства конфайнмента «Укрытие», строительства хранилища отработанного ядерного топлива, ранее неоднократно откладывавшегося, что должно превратить ЧАЭС в безопасный объект. Объект «Укрытие», призванный превратить Чернобыльскую станцию в безопасную систему, будет представлять собой сооружение в форме арки высотой 105 метров, длиной 150 метров и шириной 260 метров.


сле возведения он будет «надвинут» на четвертый блок ЧАЭС, над которым после аварии 26 апреля 1986 г. был построен саркофаг. В состав ассамблеи доноров Чернобыльского фонда «Укрытие» входят 28 стран. Им управляет Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), который 15 мая 2008 г. принял решение выделить на фонд «Укрытие» 135 млн евро, а 15 июля того же года на заседании совета стран-доноров было принято постановление о предоставлении еще 60 миллионов евро. США в апреле 2009 г. выделили Украине 250 млн долларов на обеспечение безопасности Чернобыльской АЭС.

В апреле 2011 года в Киеве прошла конференция доноров, на которой удалось собрать 550 миллионов евро. До этого украинские власти заявляли, что на завершение чернобыльских проектов не хватает порядка 740 миллионов евро.

Верховная Рада Украины утвердила программу вывода из эксплуатации Чернобыльской АЭС. Согласно программе, Чернобыльская АЭС будет полностью ликвидирована к 2065 году. На первом этапе, с 2010 до 2013 г., ядерное топливо будет изъято с АЭС и перемещено в долгосрочные хранилища.

С 2013 по 2022 гг. будет проходить консервация реакторных установок. С 2022 до 2045 г. эксперты будут ожидать снижения радиоактивности реакторных установок. За период с 2045 до 2065 гг. установки демонтируют, а место, на котором располагалась станция, — очистят.

Планируется, что в результате реализации программы объект «Укрытие» станет экологически безопасным.


РИА Новости

 

ВОСПОМИНАНИЯ ОЧЕВИДЦЕВ

1. Где-то около 8 утра мне позвонила соседка и сказала, что ее соседка со станции не вернулась, там авария произошла. Я сразу же кинулась к своим соседям, кумовьям, а они с ночи уже «на сумках» сидят: им кум позвонил и рассказал об аварии. К часам одиннадцати наши дети прибежали домой и рассказали, что в школе забили все окна и двери, и их никуда не выпускали, а потом помыли вокруг школы территорию и машины, выпустили их на улицу и сказали бежать домой. Наш друг-стоматолог рассказывал, что их всех ночью подняли по тревоге и вызвали в больницу, куда всю ночь возили людей со станции. Облученных сильно тошнило: к утру вся больница была в рвотных массах. Это было жутко! К часам 12-ти к станции и в город начали въезжать БТРы. Это было жуткое зрелище:  эти молодые ребята шли на смерть, она сидели там даже без «лепесточков» (респираторов), не защищены вообще  были! Войска все прибывали, все больше становилось милиции, вертолеты летали. Телевидение нам отключили, поэтому о самой аварии, что именно произошло и каковы масштабы, мы ничего не знали.

По радио сообщили, что к 15.00 всему населению необходимо быть готовым к эвакуации. Для этого нужно собрать с собой необходимые на три дня вещи и продукты и выйти на улицу. Мы так и сделали.

Мы жили почти на окраине города, и получилось так, что после того, как мы вышли, мы еще больше часа простояли на улице. В каждом дворе было по 3-4 милиционера, которые делали поквартирный обход, они заходили в каждый дом и каждую квартиру. Тех, кто не хотел эвакуироваться, выводили силой. Подъезжали автобусы, люди загружались и выезжали. Вот так мы и уехали со 100 рублями в кармане и вещами и продуктами на три дня.


Нас увезли в село Марьяновка Полесского района, которого сегодня уже тоже нет на карте. Там мы пробыли три дня. К вечеру третьего дня стало известно, что радиационный фон растет и в Марьяновке. Стало понятно, что ждать нам нечего и нужно самим что-то решать, ведь у нас на руках было трое детей.  В тот же вечер на последнем автобусе из Полесского мы уехали в Киев, а оттуда муж меня с детьми отвез к маме в село.

Я много лет была в санитарной дружине и четко знала, что первым делом по приезду к маме надо помыться и постираться. Так мы и поступили.  Мы с мамой вырыли яму, все туда закинули и залили всем, что было.

Было сложно, но выхода не было. Мне еще повезло, что у меня мама была — было куда ехать. Другим, кому некуда было ехать, было еще сложнее. Их расселяли по гостиницам, пансионатам, санаториям. Детей отправляли в лагеря —  родители их потом по всей Украине месяцами искали. А мы выжили благодаря соседям и родственникам. Я порой проснусь, выхожу на улицу, а на пороге дома уже стоит молоко, хлеб, кусочек сыра, яйца, масло. Так мы и прожили там полгода.


ло очень сложно и страшно, ведь мы не знали, что с нами будет. Когда уже какое-то время прошло, я стала понимать, что обратно мы уже не вернемся, и сказала об этом маме. А мама (никогда не забуду) сказала: неужели этой сказки среди леса больше не будет? Я говорю: не будет мама, больше не будет. После аварии радиационное облако долго стояло над Припятью, потом рассеялось и пошло дальше. Мне говорили, что если бы тогда пошел дождь, то эвакуировать было бы уже некого. Нам очень повезло! Нам же никто ничего не говорил, какой уровень радиации, какую дозу мы получили, ничего! А мы же пробыли до эвакуации в этой зоне 38 часов. Мы насквозь были всем этим пропитаны! И все это время нам никто не оказывал никакой помощи. Хотя у нас в городе было много сандружин, а в каждом управлении на складе лежали ящиками, на каждого члена семьи, антидоты, калий-йод, респираторы и одежда. Все это было, только никто не воспользовался этим. Нам йод принесли только на второй день, когда его пить было уже бесполезно. Вот мы и развезли радиацию по всей Украине.

Лидия Романченко

 

2. Вечером 25 апреля сын попросил меня рассказать ему перед сном сказку. Я начал рассказывать и не заметил, как уснул вместе с ребенком. А жили мы в Припяти на 9-м этаже, причем из окна кухни была хорошо видна станция.

Жена еще не спала и ощутила какой-то толчок дома, вроде легкого землетрясения. Подошла к окну на кухне и увидела над 4-м блоком сначала черное облако, потом голубое свечение, потом белое облако, которое поднялось и закрыло луну. 


Жена разбудила меня. Перед окном у нас проходил путепровод. И по нему одна за другой – с включенной сигнализацией – мчались пожарные машины и машины «Скорой помощи». Но я не мог подумать, что произошло что-то серьезное. Успокоил жену и лег спать. 

 

3. 25 апреля мы ездили в Киев сдавать профессиональные экзамены. Вернулись в Припять поздно. Я легла, стала читать, по-моему, Бунина. Потом посмотрела на часы — поздно. Выключила свет. Но не спалось. Вдруг ощутила толчок дома, услышала с улицы глухой хлопок, вроде как «бум». Я перепугалась, сразу подумала про атомную станцию. Еще минут десять полежала, а потом решила открыть окно и посмотреть. А жила я на 2-м этаже, откуда АЭС не было видно. Смотрю, на улице вроде все нормально. Небо чистое, тепло. Люди идут спокойно. Рейсовый автобус проехал.   

 

4. Я почувствовал первый удар. Он был сильный, но не такой, какой произошел затем через одну-две секунды. Тот уже был как один длинный удар или два, но следом друг за другом. Первоначально я подумал, что произошло что-то с деаэраторами над щитом управления 4-м блоком. Вслед за звуком удара с фальшпотолка посыпалась облицовочная плитка. Посмотрел на приборы. Картина была плохая. Стало понятно – произошла авария крайней степени тяжести. Потом выскочил в коридор, чтобы пройти в центральный зал.


в коридоре пыль, дым. Я вернулся, чтобы включить вентиляторы дымоудаления. Потом пошел в машинный зал. Там обстановка кошмарная. Из разорванных труб в разные стороны хлестала горячая вода, она сильно парила. Видны были вспышки коротких замыканий электрокабелей. Значительная часть машинного зала оказалась разрушенной. Упавшей сверху плитой перебило маслопровод, масло вытекало, а его в специальных емкостях находилось до 100 т.     Потом направился на улицу, обошел 4-й блок, увидел разрушения, пожары на кровле.  

 

5. Раздался удар. Я подумал, что полетели лопатки турбины. Потом – опять удар. Посмотрел на перекрытие. Мне показалось, что оно должно упасть. Мы пошли осматривать 4-й блок, увидели разрушения и свечение в районе реактора. Тут я заметил, что мои ноги скользят по какой-то суспензии. Подумал: а не графит ли это? Еще подумал, что это самая страшная авария, возможность которой никто не описывал.

 

6. На центральном щите управления станцией мы услышали глухой удар, похожий на звук от падения очень тяжелого предмета. Секунд 15-18 мы думали: что же упало? И тут приборы на пульте показали системную аварию. Отключились некоторые линии связи. Затем приборы показали сбои в работе электрогенераторов на станции. Включились аварийные сирены, замигал свет. Через какое-то небольшое время генераторы «успокоились». Я позвонил диспетчеру «Киевэнерго», спросил: «Что у вас?».


мал что перебои электроэнергии идут из центра. Но диспетчер ответил: «Это у вас что-то. Разбирайтесь». Зазвонил телефон. Я взял трубку. Работник военизированной охраны спрашивал: «Что произошло на станции?». Пришлось ответить, что надо разобраться. И сразу же звонит начальник караула охраны. Сообщает, что на 4-м блоке пожар. Я сказал, чтобы он открывал ворота и вызвал пожарников. Он ответил – ворота открыты, пожарные машины уже прибыли.     

Тут вижу, что включается сигнал оповещения об аварии с 4-го блока. Я побежал туда. Встретились ребята. Они были очень грязные и возбужденные. Наконец машзал. Он интересовал меня в первую очередь, так как там запасы водорода и машинного масла – все это огнеопасно. Вижу, кровля рухнула. Потом побежал на щит управления 4-м блоком. Спросил: «Льете ли воду для охлаждения реактора?». Мне ответили, что льют, но куда она идет и сами не знают.

Появился дозиметрист, сообщил, что его прибор слабенький и полную мощность радиационного излучения измерить не может. Вижу, ребята несут обожженного человека, это оказался В. Шашенок. Он был грязный, в шоковом состоянии, стонал. Я помог донести парня до щитовой 3-го блока. Оттуда позвонил в Москву, в ВПО «Союзатомэнерго», сказал, что на Чернобыльской АЭС самая серьезная авария. Потом позвонил телефонистке, чтобы объявила общую аварию по станции. 

Чернобыль: события и уроки

Источник: histrf.ru

На 25 апреля 1986 года была запланирована остановка 4-го энергоблока Чернобыльской АЭС для очередного обслуживания. Было решено использовать эту возможность для проведения ряда испытаний. Цель одного из них заключалась в проверке проектного режима, предусматривающего использование инерции турбины генератора (т. н. «выбега» ) для питания систем реактора в случае потери внешнего электропитания.

Испытания должны были проводиться на мощности 700 МВт, но из-за оплошности оператора при снижении мощности, она упала до 30 МВт. Было решено не поднимать мощность до запланированных 700 МВт и ограничиться 200 МВт. При быстром снижении мощности, и последующей работе на уровне 30 – 200 МВт стало усиливаться отравление активной зоны реактора изотопом ксенона-135 (см. «иодная яма») . Для того, чтобы поднять мощность, из активной зоны была извлечена часть регулирующих стержней (см. управление ядерным реактором) .

После достижения 200 МВт были включены дополнительные насосы, которые должны были служить нагрузкой для генераторов во время эксперимента. Величина потока воды через активную зону на некоторое время превысила допустимое значение. В это время для поддержания мощности операторам пришлось ещё сильнее поднять стержни. При этом, оперативный запас реактивности оказался ниже разрешённой величины, но персонал реактора об этом не знал.

В 1:23:04 начался эксперимент. В этот момент никаких сигналов о неисправностях или о нестабильном состоянии реактора не было. Из-за снижения оборотов насосов, подключённых в «выбегающему» генератору и положительного парового коэффициента реактивности (см. ниже) реактор испытывал тенденцию к увеличению мощности (вводилась положительная реактивность) , однако система управления успешно этому противодействовала. В 1:23:40 оператор нажал кнопку аварийной защиты. Точная причина этого действия оператора неизвестна, существует мнение, что это было сделано в ответ на быстрый рост мощности. Однако А. С. Дятлов (заместитель главного инженера станции по эксплуатации, находившийся в момент аварии в помещении пульта управления 4-м энергоблоком) утверждает в своей книге, что это было сделано просто для остановки реактора после завершения испытаний, системы контроля реактора также не зафиксировали роста мощности вплоть до включения аварийной защиты.
Регулирующие и аварийные стержни начали двигаться вниз, погружаясь в активную зону реактора, но через несколько секунд тепловая мощность реактора скачком выросла до неизвестно большой величины (мощность зашкалила по всем измерительным приборам) . Произошло два взрыва с интервалом в несколько секунд, в результате которых реактор был разрушен. О точной последовательности процессов, которые привели к взрывам, не существует единого представления. Общепризнано, что сначала произошёл неконтролируемый разгон реактора, в результате которого разрушились несколько твэлов, и затем, вызванное этим нарушение герметичности технологических каналов (см. РБМК) , в которых эти твэлы находились. Пар из поврежденных каналов пошёл в межканальное реакторное пространство. В результате, там резко возросло давление, что вызвало отрыв и подъём верхней плиты реактора, сквозь которую проходят все технологические каналы. Это чисто механически привело к массовому разрушению каналов, вскипанию одновременно во всем объеме активной зоны и выбросу пара наружу — это был первый взрыв (паровой) .

Относительно дальнейшего протекания аварийного процесса и природы второго взрыва, полностью разрушившего реактор, нет объективных зарегистрированных данных и возможны только гипотезы. По одной из них, это был взрыв химической природы, то есть взрыв водорода, который образовался в реакторе при высокой температуре в результате пароциркониевой реакции и ряда других процессов. По другой гипотезе, это взрыв ядерной природы [7][8], то есть тепловой взрыв реактора в результате его разгона на мгновенных нейтронах, вызванного полным обезвоживанием активной зоны.

Источник: otvet.mail.ru

Все «проблемы» современного человечества либо высосаны из пальца, либо созданы специально с людоедской целью сокращения народонаселения, особенно белого населения. Например, какие планы преследовались, когда строили ставшую знаменитой атомную электростанцию в Японии на той стороне острова, которая наиболее подвержена затоплению от цунами, да ещё ниже уровня моря? Эта атомная станция построена именно в таком месте! Потом мир узнал, что на возражения японских инженеров в МАГАТЭ ответили категорично: или будете строить, где мы указали, или никакой вам станции вообще.

Понадеялись на авось. А те, кто программировал аварийную ситуацию, воспользовались случаем применить геофизическое оружие по созданию искусственного цунами направленного действия. За то, что Япония проявила желание «отвязаться» от долларовой зависимости во время так называемого финансово-экономического кризиса (разумеется, тоже рукотворного). На большее сопротивление потомки самураев не нашли сил. Вернее, даже не искали.

Как видно, не только нас, русских людей можно традиционно обвинять в халатности и разгильдяйстве. Особенно, если знать какого рода «халатность» была применена в истории с Чернобыльской АЭС. Вот статья «Шифры Чернобыля» новосибирского журналиста, после публикации которой у автора начались проблемы в жизни. А газету, где опубликована статья вскоре закрыли «за экстремизм».

«В ночь с 25 на 26 апреля 1986 года в 1 час 23 минуты 40 секунд страна содрогнулась. Вернее, содрогнулась она только после майских праздников, когда узнала правду о катастрофе в Чернобыле.

Зарево пожара на АЭС наблюдали пассажиры поезда «Москва-Киев», среди которых были и сотрудники Академии наук, сразу смекнувшие, что дело нечисто. Но официальных сообщений, отражавших истинное положение дел, не было несколько дней. Не хотели людям портить праздники. Однако всей правды о взрыве на Чернобыльской АЭС мы не знаем до сих пор. Мы знаем только так называемую официальную часть правды.

«Во время остановки четвёртого энергоблока Чернобыльской атомной электростанции на плановый ремонт сотрудники блока потеряли управление над физико-химическими процессами внутри реактора. Произошёл паровой взрыв и частичное разрушение конструкции, повлёкшее за собой выброс в атмосферу радиоактивного вещества».

Так звучат выводы официального расследования причин катастрофы правительственной комиссией. Но по Чернобылю было ещё одно следствие и ещё одна правда –неофициальная.

Уголовное дело по факту взрыва на Чернобыльской атомной электростанции было заведено в недрах Комитета государственной безопасности СССР в первые же дни после аварии, когда ещё ничего не ведавшая страна продолжала праздновать «Мир, Труд, Май».

Выводы этого следствия тщательно скрыты где-то в архивах. Засекречены. Уничтожены. Стёрты из памяти следователей и официальных руководителей страны. Тогдашний Председатель Совета Министров СССР, по долгу службы возглавлявший Комиссию по расследованию причин аварии на Чернобыльской АЭС, Николай Иванович Рыжков не смог даже вспомнить имя и фамилию куратора этого следствия. Правительственная комиссия Николая Рыжкова работала несколько лет. Официальная версия причин Чернобыльской катастрофы была сведена к маловразумительному утверждению, которое вкратце звучит примерно так: «Причиной случившейся аварии стало непредсказуемое с точки зрения теории относительности стечение обстоятельств».

Иными словами, взрыв на Чернобыльской АЭС в ночь с 25 на 26 апреля 1986 года произошёл немотивированно. Потому что фишки так легли».

На тему Чернобыльской катастрофы, произошедшей пятнадцать лет тому назад, написаны горы литературы. В подавляющем большинстве написанного утверждается, что причиной «аварии» на атомной электростанции явилось «непредсказуемое стечение обстоятельств». Гораздо меньше авторов склонны видеть в произошедшем вину обслуживающего персонала. Очень малое число писавших о Чернобыле упоминают о несовершенстве, ненадёжности, взрывоопасности РБМК-1000 – типа реакторов, которые были установлены на Чернобыльской АЭС и которые не применялись нигде в мире, кроме СССР, а после Чернобыльской катастрофы запрещены в эксплуатации повсеместно в России и странах СНГ. И совсем уж ничтожная часть исследователей, буквально единицы, утверждали, что на Чернобыльской АЭС была совершена чудовищная диверсия руками так и не установленных до сих пор террористов. Данный материал мы начали отрывком, взятым нами как раз из статьи автора, придерживающегося «террористической версии» Чернобыльской катастрофы.

Продолжим чтение.

ЧЁРНОЕ И КРАСНОЕ

«Передо мной лежит одна из «фишек» — новосибирский выпуск газеты «Говорит и показывает Москва» от 16 апреля 1986 года. С программой передач на 21-27 апреля. Рядом – для сравнения – тот же выпуск той же самой газеты, но от 3 апреля с программой передач на предшествующую неделю.

Внешне, да и по содержанию, выпуски ничем друг от друга не отличаются. Ничем, за исключением одной детали. В радиопрограмме новосибирских трансляций в красный цвет выкрашены две даты – 26 и 27 апреля, суббота и воскресенье – даты взрыва и развития катастрофы на Чернобыльской АЭС. 22 апреля – день рождения Ленина – чёрный (в тогдашнем-то СССР!), а 26 и 27 апреля – красные. К чему бы это? При этом в программе центрального вещания нет ни единого красного пятнышка. Значит, закрасили «чернобыльские» дни не в Москве, а в Новосибирске.

(Необходимое отступление. В Новосибирске в советские времена был расположен самый крупный в стране Академгородок. Здесь же находился крупнейший центр исследования проблем ядерной энергетики).

Новосибирский выпуск газеты «Говорит и показывает Москва» всегда – и до и после номера от 16 апреля 1986 года – выходил только в чёрно-белом варианте. Технологически для того, чтобы выкрасить газетный лист во второй цвет, необходимо лишний раз прогнать весь тираж через станки в ротационном цехе.

Мало того, одной только «закраской» двух календарных дней различия между двумя новосибирскими выпусками газеты не ограничиваются. Колонка с воскресной программой передач набрана более мелким кеглем, чем обычно. На сэкономленном месте прямо под программой передач напечатана плашка.

Для людей, не знакомых с полиграфической технологией тех лет, поясним. Плашкой называется цинковая пластинка, получаемая методом гальванопластики. Не вдаваясь в подробности, чтобы понятно было: художник рисует картинку, её отправляют в цех цинкографии, и оттуда выходит пластинка, на которой шиворот-навыворот, наизнанку как бы, вроде негатива, выпукло, как в книжке для слепых людей, изображён рисунок. Если плашку краской покрыть и к бумаге приложить – получится оттиск того самого рисунка, который художник нарисовал. Дело это трудоёмкое, поэтому в старое время в советских газетах так мало картинок было.

Но Бог с ней, с технологией. Не так важен факт появления в газете плашки, как то, что на ней было изображено. На картинке под колонкой программы передач было нарисовано следующее. Две прямоугольные рамки, одна в другой, и в получившемся квадрате – симметрично расположенные шестнадцать кружочков. Вернее, пятнадцать. Потому что седьмой кружочек – третий во втором ряду – как бы зачёркнут шестиконечной звёздочкой с неровными лучиками (см. газетную иллюстрацию).

Вот и всё. Пустая, казалось бы, вещь. Только не для физиков, которые знают, что две рамочки одна в другой, а в центре – симметричные кружочки – это схематичное изображение ядерного реактора, его оболочек и стержней.

У полиграфистов-газетчиков свои замечания к новосибирской плашке. Они знают, что в старые времена без ведома «сверху» под зорким взглядом цензора невозможно было запятой на газетной полосе появиться, не то что загадочному рисунку без подписи и пояснений. Новосибирский выпуск газеты «Говорит и показывает Москва» подписан в печать 15 апреля – за одиннадцать дней до взрыва на Чернобыльской АЭС».

К истории со злополучной плашкой от себя добавим следующее. Как объяснили в 1986 году выпускающие новосибирской версии газеты «Говорит и показывает Москва», плашку с рисунком, очень похожим на схему ядерного реактора, они вставили в сплошной текст программы телепередач случайно. При вёрстке, мол, обнаружилось пустое место, и, чтобы его заполнить и украсить, они взяли из своего ящика с набором плашек первую попавшуюся. Что художественного они увидели в двух квадратах с кружочками, и зачем они заказывали картинку-схему реактора цинкографу, выпускающие объяснить не смогли. Впрочем, их никто особенно и не пытал. Тогда сама мысль о возможности публикации в СМИ, пусть и в зашифрованном виде – сообщения или предупреждения – о готовящемся теракте такого масштаба, как диверсия на Чернобыльской АЭС, казалась бредом сумасшедшего. Именно как на параноиков, душевнобольных, которым везде мерещатся козни сионистов, смотрели журналисты, а с их подачи и всё общество, на активистов русского национально-патриотического движения «Память».

Патриоты из новосибирской «Памяти» предупреждали сограждан, жителей Киева и других городов и районов Украины, Белоруссии, России, близких к Чернобыльской АЭС: «Это не авария, а диверсия. Страшная радиоактивная опасность рядом с вами. Постарайтесь покинуть опасную зону. Не пускайте детей на улицу и меньше бывайте вне помещений сами. Не употребляйте воду из Днепра, она радиоактивна». Но власти Украины устраивали первомайские парады и праздничные гулянья, хотя воздух в Киеве чуть ли не светился от радиации. Голембиовские-яковлевы (в частности, в «Известиях») аршинными буквами давали оптимистические заголовки типа «Воды Днепра чисты». А для своих, как знак того, что это не так, на другой стороне страницы, точно напротив статьи о безвредности вод Днепра, помещали изображение черепа или другой символ опасности и смерти.

Если помните, 1986 год был отмечен целой серией аварий и ЧП. Вскоре после Чернобыля у берегов Америки при невыясненных до сих пор обстоятельствах затонула атомная подводная лодка К-219, вместе с экипажем. Потом было необъяснимое по своей нелепости столкновение сухогруза «Пётр Васев» с огромным пассажирским теплоходом «Адмирал Нахимов» в бухте у Новороссийска. В этой аварии погибли сотни наших соотечественников. Месяц спустя в Японском море чуть было не затонул от непонятно по какой причине возникшего пожара круизный теплоход «Туркмения» с сотнями школьников-отличников из разных уголков СССР.

Пожары бушевали и на суше. В одном из них, в помещении духовной Академии в Троице-Сергиевой лавре сгорели древние церковные книги и часть фресок, сделанных рукой великого Андрея Рублёва. В другом – в хранилище ленинградской библиотеки имени Салтыкова-Щедрина – бесценные манускрипты Древней Руси и Средневековой Европы. Были странные взрывы газопроводов по соседству с железной дорогой, именно в тот момент, когда мимо проезжал пассажирский поезд, да не один, а сразу два (авария под Уфой, где погибли сотни новосибирцев). Поезда падали с мостов и тоже, по «удивительной случайности», именно в тот момент, когда под мостами проплывали пассажирские суда.

Началась необъявленная война, которую проводили против России её правители, на самом деле являющиеся её врагами. Потом эту войну, в которой погибнут миллионы мирных граждан и несчётное количество бесценных культурных памятников, лицемерно назовут «Перестройкой».

То, что все эти ЧП являлись не результатом «непредсказуемого стечения обстоятельств», а хорошо спланированными и исполненными на высоком профессиональном уровне террористическими актами, которые спокойно и совершенно безнаказанно творились под прикрытием власти правящих разрушителей, бросалось в глаза всем. Всем, кроме продажных руководителей спецслужб. Таких как генерал КГБ Калугин, ныне проживающий в США и выдающий ЦРУ все наши секреты и агентуру. Или бывший Заместитель председателя КГБ, а ныне руководитель службы безопасности под властью Гусинского Филипп Бобков. Все евреи, конечно. В доказательство данного утверждения можно привести пример столкновения сухогруза «Пётр Васев» с круизным теплоходом-гигантом «Адмирал Нахимов».

Не заметить освещённую тысячей огней плавучую гору, какой являлся «Адмирал Нахимов», при тихой погоде, ясной луне, и не суметь с ней разойтись – это надо было обладать полной слепотой, глухотой и дебильностью. Тем более, когда тебя твои подчинённые отрывают от локатора, который был совершенно не нужен в тех условиях, толкают в бока и тащат к лобовому стеклу рубки и кричат: «Сейчас мы столкнёмся! Разве ты не видишь?!» О том, что капитан «Петра Васева» умышленно, специально вёл свой сухогруз на таран океанского лайнера по чьему-то заданию, свидетельствуют многие факты. Характерно хотя бы то, что ему, виновнику гибели сотен наших соотечественников, вынесли неоправданно мягкий приговор, а затем втрое сократили тюремный срок, и теперь он с семьёй живёт и процветает в Израиле.

Предметом исследования сотрудников служб госбезопасности тогда (впрочем, и сегодня не поздно) должен был стать журнал «Трезвость и культура», издававшийся до августовского переворота (1991 г.) тиражом 727 тысяч экземпляров от имени Всесоюзного добровольного общества борьбы за трезвость. Данное «общество» было создано в противовес всенародному Добровольному обществу трезвости (ДОТ). Вскоре после Чернобыльской трагедии и гибели подлодки К-219 в журнале «Трезвость и культура» (№№ 7, 8, 9 за 1986 год) появилась повесть графомана-алкоголика Г.Головина под названием «День рождения покойника». В данном гнуснейшем, русоненавистническом «творении» в слегка зашифрованном виде автор издевался над жертвами осуществлённых катастроф и намекал на очередные теракты. С целью усиления ясности этих намёков-прогнозов на обложки журнала выносились фотографии- подсказки. Так, перед столкновением «Петра Васева» с «Адмиралом Нахимовым» в повесть Головина был введён эпизод гибели сухогруза «Красный партизан». (Справка: Пётр Васев – Герой Советского Союза, командир партизанского отряда, действовавшего против гитлеровцев в районе Новороссийска). А на обложку журнала помещена фотография семьи (муж, жена и пятеро детей) в национальных украинских костюмах. (Справка: большинство пассажиров «Адмирала Нахимова» составляли семьи передовиков Черноморского пароходства – в повести Головина «Чертовецкого пароходства»). Перед пожаром на «Туркмении» авторы журнала на обложку вынесли снимок сотен школьников, а фоном сделали морскую пучину.

К сожалению, с писателем-алкоголиком Головиным сотрудники Госбезопасности побеседовать уже не смогут. Вскоре после окончания публикации «Смерти покойника» Головина нашли повешенным на заброшенной подмосковной даче. Мавр сделал своё дело. Кому был выгоден Чернобыль? В ответе на данный вопрос содержится и ответ на вопрос: кто повинен в наших бедах. Вопрос, как говорится, риторический.

Источник: www.perunica.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.