Участники куликовской битвы кратко

КУЛИКОВСКАЯ БИТВА — сра­же­ние объ­е­ди­нён­ных войск кня­жеств Северо-Восточной Ру­си под пред­во­ди­тель­ст­вом великого князя вла­ди­мир­ско­го и князя мо­с­ков­ско­го Дмит­рия Ива­но­ви­ча про­тив войск Ма­мае­вой Ор­ды.

Со­стоя­лась 8 сентября 1380 года. Основные при­чи­ны, при­вед­шие к по­хо­ду на русское кня­же­ст­ва войск Ма­мая: мно­го­лет­няя за­держ­ка вы­пла­ты ор­дын­ско­го вы­хо­да, стрем­ле­ние вос­ста­но­вить его объ­ём в том же раз­ме­ре, в ка­ком он со­би­рал­ся при ха­не Джа­ни­бе­ке; же­ла­ние взять ре­ванш за по­бе­ду моск. войск и их со­юз­ни­ков в бит­ве на реке Во­жа над эми­ром Бе­ги­чем (11 августа 1378 года).


Предыстория

Для это­го Ма­май ор­га­ни­зо­вал круп­но­мас­штаб­ный по­ход, пре­ж­де все­го про­тив пра­ви­те­лей Вла­ди­мир­ско­го ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва и Московского княжества. В нём долж­ны бы­ли при­нять уча­стие за­ви­си­мое от Ор­ды на­се­ле­ние её улу­сов и вой­ска со­юз­ни­ков, на­хо­див­ших­ся с ней в вас­саль­ных и дан­ни­че­ских от­но­ше­ни­ях. В свя­зи с этим в 1-й половине 1380 года Ма­май за­клю­чил сою­зы с ли­товским князем Ягай­ло, а ле­том — с великим князем ря­зан­ским Оле­гом Ива­но­ви­чем, опа­сав­ши­ми­ся уси­ле­ния ав­то­ри­те­та и вла­сти великого князя вла­ди­мир­ско­го Дмит­рия Ива­но­ви­ча.

Мар­шру­ты войск. В на­ча­ле ле­та 1380 года Ма­май на­чал мед­лен­ное дви­же­ние из сво­ей ко­че­вой став­ки в ни­зовь­ях реки Дон к его вер­ховь­ям, ожи­дая там к на­ча­лу осе­ни встре­тить вой­ска со­юз­ни­ков для со­вме­ст­но­го по­хо­да на зем­ли Северо-Восточной Ру­си. В на­ча­ле августа 1380 года Ма­май дос­тиг устья реки Во­ро­неж.


Со­глас­но современным ис­сле­до­ва­ни­ям, чис­лен­ность ор­дын­ско­го вой­ска не пре­вы­ша­ла 30 тысяч человек. Не под­твер­жда­ют­ся дан­ные позд­них русских ле­то­пи­сей, со­глас­но ко­торым оно вклю­ча­ло в се­бя от­ря­ды (в том числе на­ём­ные) чер­ке­сов (ады­гов), ясов (дон­ских аланов), бур­та­сов, ар­мян и пред­ста­ви­те­лей ря­да др. на­ро­дов пра­во­бе­ре­жья Вол­ги и Северного Кав­ка­за; на­ём­ни­ков-«фря­гов» из Кры­ма.

По­ход ор­дын­ских войск на Русь стал для великого князя вла­ди­мир­ско­го Дмит­рия Ива­но­ви­ча пол­ной не­ожи­дан­но­стью, так как ещё ле­том 1379 года на­ме­ти­лось за­ми­ре­ние сто­рон (Ма­май вы­дал яр­лык и про­пус­тил че­рез свои зем­ли московского кан­ди­да­та на ми­тро­по­лию Ми­тяя). Уз­нав в кон­це ию­ля – на­ча­ле ав­гу­ста о вы­сту­п­ле­нии про­тив­ни­ка, великий князь от­пра­вил­ся в Мо­ск­ву, где в августе 1380 года на­чал со­би­рать пол­ки.


его при­зыв от­клик­ну­лись бли­жай­шие род­ст­вен­ни­ки – бо­ров­ско-сер­пу­хов­ский князь Вла­ди­мир Ан­д­рее­вич Храб­рый и кня­зья Бе­ло­зер­ские, пра­ви­те­ли Прон­ско­го, Та­рус­ско­го и Обо­лен­ско­го кня­жеств; слу­жи­лые ли­товского кня­зья Ге­ди­ми­но­ви­чи — Ан­д­рей Оль­гер­до­вич и Дмит­рий Оль­гер­до­вич вме­сте со свои­ми дру­жи­на­ми, вы­ехав­ши­ми на служ­бу в Мо­ск­ву из По­лоц­ка, Друц­ка, Пско­ва, Труб­чев­ска и Брян­ска в 1378-1379 годах, во­ен­но-слу­жи­лая знать го­ро­дов Вла­ди­мир­ско­го великого княжества [Дмит­ро­ва, Пе­ре­яс­лав­ля, Юрь­е­ва (Поль­ско­го), Ко­ст­ро­мы, Уг­ли­ча и других]. Од­на­ко во­енные си­лы большей части русских зе­мель по раз­ным при­чи­нам не при­ня­ли уча­стие в по­хо­де (Нов­го­род­ская рес­пуб­ли­ка, Твер­ское, Ни­же­го­род­ское и Ря­зан­ское ве­ли­кие княжествава и другие). По современным ис­сле­до­ва­ни­ям, русские вой­ска мог­ли на­счи­ты­вать около 15-20 тысяч человек (тра­ди­ци­он­но в ис­то­рио­гра­фии ука­зы­ва­лась чис­лен­ность 50-60 тысяч человек).


Об­щее ко­ман­до­ва­ние осу­ще­ст­в­лял князь Дмит­рий Ива­но­вич. Под­чи­ня­ясь ему, свои­ми пол­ка­ми ру­ко­во­ди­ли кня­зья-со­юз­ни­ки, тер­ри­то­ри­аль­ны­ми опол­че­ния­ми – слу­жи­лые кня­зья и московские боя­ре-вое­во­ды. 15 августа русские вой­ска со­бра­лись на Де­вичь­ем по­ле у Ко­лом­ны, 20 августа — вы­сту­пи­ли от­ту­да и на­ча­ли дви­же­ние вдоль реки Ока. Встав ла­ге­рем в устье реки Ло­пас­ня, они ожи­да­ли при­бы­тия до­пол­нительных сил, со­б­ран­ных князем Вла­ди­ми­ром Ан­д­рее­ви­чем и околь­ни­чим Т. В. Вель­я­ми­но­вым, и вес­тей от раз­вед­чи­ков, сле­див­ших за дви­же­ни­ем войск Ма­мая от реки Ти­хая Со­сна до реки Кра­си­вая Ме­ча. 26-27 августа русские вой­ска пе­ре­шли Оку и на­ча­ли дви­же­ние на юг вдоль гра­ниц с Ря­зан­ским великим княжеством.


н­ный ма­нёвр по­зво­лил не дать со­еди­нить­ся ра­ти великого князя ря­зан­ско­го Оле­га Ива­но­ви­ча с вой­ска­ми Ма­мая. Да­лее вой­ска Дмит­рия Ива­но­ви­ча дви­га­лись по пу­ти, из­вест­но­му позд­нее как Ста­рая Дан­ков­ская до­ро­га. Она про­ле­га­ла че­рез во­до­раз­дел рек Дон и Мок­рая Та­бо­ла. В на­ча­ле сен­тяб­ря они дос­тиг­ли Бе­ре­зуя, а 6 сентября — вста­ли в устье реки Мок­рая Та­бо­ла. 7 сентября бы­ла раз­би­та ор­дын­ская раз­вед­ка, по­сле че­го Дмит­рию Ива­но­ви­чу ста­ло из­вест­но, что вой­ска Ма­мая кон­тро­ли­ру­ют Гу­си­ный брод в вер­ховь­ях реки Кра­си­вая Ме­ча, ко­то­рый на­хо­дил­ся в од­ном кон­ном пе­ре­хо­де от устья реки Не­пряд­ва.

Ди­сло­ка­ция войск

В ночь с 7 на 8 сентября русские вой­ска фор­си­ро­ва­ли р. Дон и за­ня­ли вы­год­ную по­зи­цию на Ку­ли­ко­вом по­ле, ко­то­рое на­хо­ди­лось в сев.


с­ти ле­со­сте­пи Рус­ской рав­ни­ны и вклю­ча­ло в се­бя зем­ли в бас­сей­нах Верх­не­го До­на и Не­пряд­вы. Здесь ме­ж­ду бал­кой Ры­бий Верх и реки Смол­ка вста­ли русские пол­ки, за­ни­мая фронт не бо­лее 1,5 километров. Их тыл был на­дёж­но при­крыт ре­ка­ми Дон и Не­пряд­ва. Ма­маю для ата­ки был ос­тав­лен уз­кий степ­ной ко­ри­дор, ко­то­рый не да­вал ему воз­мож­но­сти при­ме­нить из­люб­лен­ную ор­дын­ца­ми так­ти­ку про­ры­ва по флан­гам, осо­бен­но с ле­вой сто­ро­ны, по­зво­ляв­шей удач­но ис­поль­зо­вать пре­иму­ще­ст­во их луч­ни­ков. В лес­ном мас­си­ве Зе­лё­ная дуб­ра­ва за ле­вым флан­гом русских войск был ос­тав­лен об­щий ре­зерв — за­сад­ный полк, ко­то­рым ко­ман­до­ва­ли князья Вла­ди­мир Ан­д­рее­вич и Д. М. Боб­рок-Во­лын­ский.

Со­став русских войск был тра­ди­цио­нен и вклю­чал три пол­ка — пол­ки пра­вой и ле­вой ру­ки, ве­ли­кий (то есть боль­шой) полк.


­ред ни­ми был вы­став­лен от­ряд (по­лу­чив­ший в «Ска­за­нии о Ма­мае­вом по­бои­ще» название пе­ре­до­во­го пол­ка), в ко­то­ром на­хо­дил­ся великий князь вла­ди­мир­ский Дмит­рий Ива­но­вич. Он дол­жен был кон­тро­ли­ро­вать под­ход войск про­тив­ни­ка и при­нять пер­вый удар на се­бя. Пе­ред этим от­ря­дом рас­по­ла­гал­ся не­боль­шой сто­ро­же­вой полк. На­про­тив не­го для ата­ки рас­по­ло­жи­лись ор­дын­ские вой­ска, ко­то­рые не ста­ли до­жи­дать­ся войск великого князя ли­тов­ско­го Ягай­ло, ос­та­но­вив­ших­ся в Одое­ве.

Ход сра­же­ния

Куликовской битвы на­ча­лась с по­един­ков ут­ром (с 10–11 часов) 8 сентября. По дан­ным Хро­но­гра­фа русской ре­дак­ции 1512 года, в них от­ли­чил­ся Ан­д­рей Ос­ля­бя, по дан­ным бо­лее позд­них ис­точ­ни­ков – его брат Алек­сандр Пе­ре­свет. Пос­ле это­го на­ча­лось основное сра­же­ние. В те­че­ние 2-3 ча­сов Ма­май раз­гро­мил пе­ре­до­вой от­ряд русского вой­ска и ввёл в дей­ст­вие свои основные си­лы.


ликий князь Дмит­рий Ива­но­вич, про­дол­жив бит­ву в ря­дах рат­ни­ков боль­шо­го пол­ка, су­мел при­бли­зи­тель­но оце­нить си­лу и чис­лен­ность ор­дын­цев. В се­ре­ди­не дня ор­дын­цы про­рва­ли русскую обо­ро­ну на ле­вом флан­ге и вы­шли в тыл к от­сту­пав­ше­му боль­шо­му пол­ку. Великий князь Дмит­рий Ива­но­вич был ра­нен. В кри­тический мо­мент боя по­сле­до­вал вне­зап­ный удар в тыл ор­дын­цев русских рат­ни­ков за­сад­но­го пол­ка, ра­ди­каль­но из­ме­нив­ший ход Куликовской битвы. Вой­ска Ма­мая не вы­дер­жа­ли на­тис­ка и бе­жа­ли. Пре­сле­до­ва­ние про­тив­ни­ка про­дол­жа­лось до но­чи, русские вой­ска за­хва­ти­ли ла­герь ор­дын­ско­го вой­ска на реке Кра­си­вая Ме­ча.

Ито­ги

По­те­ри русских войск бы­ли зна­чи­тель­ны­ми, так как вои­ны по­гиб­ли не толь­ко от ран, но и от «тес­но­ты ве­ли­кой».


­гиб­ло мно­го лиц ко­манд­но­го со­ста­ва, в том числе бе­ло­зер­ские кня­зья Фё­дор Ро­ма­но­вич и его сын Иван Фё­до­рович, та­рус­ские кня­зья Фё­дор и Мсти­слав Юрь­е­ви­чи, ве­ли­ко­кня­же­ские боя­ре и вое­во­ды М. В. Вель­я­ми­нов, Ти­мо­фей Ва­силь­е­вич Во­луй, Ан­д­рей Ива­но­вич Сер­киз, Ми­ха­ил Ива­но­вич (Акин­фо­вич), Л. И. Мо­ро­зов, М. И. Брен­ко, Иван Алек­сан­д­ро­вич, Кон­стан­тин Ко­но­но­вич, Фё­дор Грун­ка, Се­мён Ме­лик, Алек­сандр Пе­ре­свет и другие. Не­сколь­ко дней русские. вой­ска со­би­ра­ли сво­их ра­не­ных и пав­ших, а 14 сентября от­пра­ви­лись на­зад к Ко­лом­не. По пу­ти на отдельные от­ря­ды рат­ни­ков ста­ли на­па­дать ря­зан­цы, стре­мив­шие­ся от­нять у них бо­га­тые тро­феи и взять плен­ных. В 1381 году это ста­ло пред­ме­том пе­ре­го­во­ров Дмит­рия Ива­но­ви­ча с великим князем ря­зан­ским Оле­гом Ива­но­ви­чем, ко­то­рый обя­зал­ся по до­го­во­ру ос­во­бо­дить плен­ных и вер­нуть им иму­ще­ст­во (не бы­ло вы­пол­не­но до кон­ца ря­зан­ской сто­ро­ной, во­прос об этом вновь под­ни­мал­ся в 1402 год).


По­бе­да в Куликовской битве уп­ро­чи­ла влия­ние и ав­то­ри­тет московских кня­зей (Дмит­рий Ива­но­вич по­лу­чил почетное про­зви­ще Дон­ской), по­ка­за­ла ре­аль­ную воз­мож­ность ос­во­бо­ж­де­ния русских зе­мель и кня­жеств от вла­сти «Ма­мае­вой Ор­ды», раз­гром­лен­ной ха­ном Тох­та­мы­шем в том же го­ду. Её так­тическое зна­че­ние бы­ло по­ко­леб­ле­но ра­зо­ре­ни­ем го­ро­дов Северо-Восточной Ру­си в хо­де Тох­та­мы­ша на­бе­га 1382 года, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го бы­ла не толь­ко во­зоб­нов­ле­на вы­пла­та ор­дын­ско­го вы­хо­да, но и со­б­ра­ны не­до­им­ки за про­шлые го­ды. Тем не ме­нее Куликовская битва име­ла важ­ные по­ли­тические по­след­ст­вия для русских зе­мель и кня­жеств. Например, опыт сов­ме­ст­но­го уча­стия в во­енных дей­ст­ви­ях спо­соб­ст­во­вал объ­еди­не­нию войск пра­ви­те­лей Северо-Восточной Ру­си в по­хо­де на Нов­го­род (1386 год) во гла­ве с великим князем Дмит­ри­ем Ива­но­ви­чем. Его пер­вен­ст­вую­щее зна­че­ние сре­ди кня­зей бы­ло за­кре­п­ле­но 2-й ду­хов­ной гра­мо­той Дмит­рия Ива­но­ви­ча Дон­ско­го (май 1389 года), со­глас­но ко­то­рой его стар­ше­му сы­ну Ва­си­лию I Дмит­рие­ви­чу был пе­ре­дан не толь­ко московский ве­ли­ко­кня­же­ский стол, но и Вла­ди­мир­ское великое кня­же­ние в ка­че­ст­ве на­сле­дуе­мой «от­чи­ны».

Ис­то­ри­че­ская па­мять 

Куликовская битва на­шла от­ра­же­ние в эпо­се (ле­ген­ды о боя­ри­не За­ха­рии Тют­че­ве; бы­ли­ны «Илья Му­ро­мец и Ма­май», «Про Ма­мая без­бож­но­го»), литературных и до­ку­мен­таль­ных па­мят­ни­ках. Уже в 1380 году был со­став­лен по­мян­ник пав­ших в Куликовской битве. Его крат­кая ре­дак­ция, в ко­то­рой по­ми­на­ют­ся по­гиб­шие бе­ло­зер­ские кня­зья, московские боя­ре и вое­во­ды, из­вест­на в спи­сках Веч­ных си­но­ди­ков Ус­пен­ско­го со­бо­ра Мо­с­ков­ско­го Крем­ля с начала 1490-х годов. (Ма­зу­рин­ский спи­сок), а со ссыл­кой на них – в ря­де ле­то­пис­ных сво­дов XV-XVI веков. Бо­лее пол­ный спи­сок пав­ших, вклю­чаю­щий млад­ших вое­вод, при­ве­дён в Про­стран­ной ре­дак­ции ле­то­пис­ной по­вес­ти о Куликовской битве, из­вест­ной со 2-й половины XV века, а так­же в так называемых Со­кра­щён­ных ле­то­пис­ных сво­дах 1493 и 1495 годов. Куликовская битва от­ра­зи­лась и в «Сло­ве о жи­тьи и о пре­став­ле­нии ве­ли­ка­го кня­зя Дмит­рия Ива­но­ви­ча, ца­ря Рус­ка­го». В XV-XVI веках сло­жил­ся круг ис­точ­ни­ков о Куликовской битве, объ­еди­нён­ных не толь­ко об­щей те­мой, но и иде­ей спло­че­ния русских зе­мель для за­щи­ты от ино­зем­ных за­хват­чи­ков. Па­мят­ни­ки Ку­ли­ков­ско­го цик­ла («За­дон­щи­на», ле­то­пис­ная «По­весть о Ку­ли­ков­ской бит­ве», «Ска­за­ние о Ма­мае­вом по­бои­ще») про­дол­жи­ли литературные тра­ди­ции опи­са­ний битв в «По­вес­ти вре­мен­ных лет», «Сло­ве о пол­ку Иго­ре­ве» и др. В со­ста­ве ле­то­пис­ных сво­дов «По­весть о Ку­ли­ков­ской бит­ве» до нас дош­ла в 2 ре­дак­ци­ях: Крат­кой – «О по­бои­ще на До­ну» (соз­да­на вско­ре по­сле бит­вы, со­хра­ни­лась в Ро­гож­ском ле­то­пис­це 1-й половине 1440-х годов, Пер­вом Бе­ло­рус­ско-Ли­тов­ском сво­де середины XV века и Си­ме­о­нов­ской ле­то­пи­си нач. XVI века) и Про­стран­ной, со­став­лен­ной с ис­поль­зо­ва­ни­ем «По­вес­ти о жи­тии Алек­сан­д­ра Нев­ско­го», Крат­кой ре­дак­ции «По­вес­ти», Си­но­ди­ка, «Чте­ния о Бо­ри­се и Гле­бе». В пе­чат­ных из­да­ни­ях о Куликовской битве впер­вые упо­ми­на­лось в «Жи­тии Сер­гия Ра­до­неж­ско­го» (1642 год) и «Си­ноп­си­се» ар­химандрита Ин­но­кен­тия (Ги­зе­ля), ко­то­рый впер­вые опуб­ли­ко­вал текст «Ска­за­ния о Ма­мае­вом по­бои­ще» (1680 год).

Изу­че­ние Куликовской битвы на­ча­лось в XVIII века в тру­дах А. И. Ман­кие­ва, В. Н. Та­ти­ще­ва и князя М. М. Щер­ба­то­ва. Литературные про­из­веде­ния ей по­свя­ти­ли М. В. Ло­мо­но­сов и Г. Р. Дер­жа­вин. Уве­ко­ве­че­ние па­мя­ти о Куликовской битве на­ча­лось под влия­ни­ем Отечественной вой­ны 1812 года и воз­рос­ше­го ин­те­ре­са к про­шло­му Рос­сии по­сле вы­хо­да пер­вых то­мов «Ис­то­рии го­су­дар­ст­ва Рос­сий­ско­го» Н. М. Ка­рам­зи­на (ввёл в ис­то­рическую нау­ку по­ня­тие «Ку­ли­ков­ская бит­ва»).

Важ­ную роль в изу­че­нии и уве­ко­ве­че­нии ис­то­рич. па­мя­ти о Куликовской битве сыг­рал С. Д. Не­ча­ев, по­ло­жив­ший на­ча­ло му­зее­фи­ка­ции Ку­ли­ко­ва по­ля. В 1850 году на Крас­ном хол­ме (выс­шей точ­ке Ку­ли­ко­ва по­ля) от­крыт столп-па­мят­ник Дмит­рию Дон­ско­му (архитектор А. П. Брюл­лов, инженер А. А. Фул­лон). В 1865-1884 годах близ устья Не­пряд­вы в с. Moнастырщина воз­ве­де­на церковь Ро­ж­де­ст­ва Бо­го­ро­ди­цы, сме­нив­шая де­ревенскую цер­ковь, сто­яв­шую, по пре­да­нию, на мес­те по­гре­бе­ния русских вои­нов, пав­ших в Куликовской битве. С 1880-х годов Ку­ли­ко­во по­ле об­сле­до­ва­лось во­енными ис­то­ри­ка­ми и туль­ским ар­хео­ло­гом Н. И. Тро­иц­ким. В 1913-1917 годах не­по­да­лё­ку от стол­па-па­мят­ни­ка по­строе­на церковь Сер­гия Ра­до­неж­ско­го (архитектор А. В. Щу­сев).

В 1965 году на Крас­ном хол­ме от­крыт фи­ли­ал Туль­ско­го об­ла­ст­но­го крае­ведческого му­зея. В 1981 году по ини­циа­ти­ве ГИМ совместно с Институтом гео­гра­фии АН СССР и туль­ски­ми спе­циа­ли­ста­ми на­ча­лись меж­дис­ци­п­ли­нар­ные ис­сле­до­ва­ния по про­грам­ме «Ку­ли­ко­во по­ле. Ис­то­рия. Ланд­шафт». На Ку­ли­ко­вом по­ле об­на­ру­же­ны древнерусские го­ро­ди­ща, се­ли­ща и лет­ни­ки, бес­кур­ган­ные мо­гиль­ни­ки конца XII – середины XIV веков. В ре­зуль­та­те па­лео­поч­вен­ных и па­лео­бо­та­нических ис­сле­до­ва­ний вы­яв­ле­ны ра­нее не­из­вест­ные кон­ту­ры ланд­шаф­та и важ­ней­шие ком­му­ни­ка­ции рай­она Ку­ли­ко­ва по­ля на­чи­ная с эпо­хи го­ло­це­на. В 1996 году соз­дан Государственный во­ен­но-ис­то­рический и при­род­ный му­зей-за­по­вед­ник «Ку­ли­ко­во по­ле», в его со­став вхо­дят му­зей­но-ме­мо­ри­аль­ные комп­лек­сы в селе Мо­на­стыр­щи­на и на Крас­ном хол­ме, по­ле бит­вы с при­ле­гаю­щей тер­ри­то­ри­ей.

Дополнительная литература:

Шам­би­на­го С.К. По­вес­ти о Ма­мае­вом по­бои­ще. Санкт-Петербург, 1906 год;

«Сло­во о пол­ку Иго­ре­ве» и па­мят­ни­ки Ку­ли­ков­ско­го цик­ла. Москва; Ленинград, 1966 год;

Зи­мин А.А. «Ска­за­ние о Ма­мае­вом по­бои­ще» и «За­дон­щи­на» // Ар­хео­гра­фи­че­ский еже­год­ник за 1967 год. Москва, 1969 год;

Ку­ли­ков­ская бит­ва и подъ­ем на­цио­наль­но­го са­мо­соз­на­ния. Ленинград, 1979 год;

Ку­ли­ков­ская бит­ва. Москва, 1980 год;

Куч­кин В.А. По­бе­да на Ку­ли­ко­вом по­ле // Во­про­сы ис­то­рии. 1980 год. № 8;

Кир­пич­ни­ков А.Н. Ку­ли­ков­ская бит­ва. Ленинград, 1980 год;

Ку­ли­ков­ская бит­ва в ли­те­ра­ту­ре и ис­кус­ст­ве. Москва, 1980 год;

Ку­ли­ков­ская бит­ва в ис­то­рии и куль­ту­ре на­шей Ро­ди­ны. Москва, 1983 год;

Кар­га­лов В.В. Ко­нец ор­дын­ско­го ига. 2-е издание. Москва, 1984 год;

Ку­ли­ко­во по­ле: ма­те­риа­лы и ис­сле­до­ва­ния. Москва, 1990 год;

Изу­че­ние ис­то­ри­ко-куль­тур­но­го и при­род­но­го на­сле­дия Ку­ли­ко­ва по­ля. Москва; Ту­ла, 1999 год;

Ку­ли­ко­во по­ле: во­про­сы ис­то­ри­ко-куль­тур­но­го на­сле­дия. Ту­ла, 2000 год;

Дмит­рий Дон­ской и эпо­ха воз­ро­ж­де­ния Ру­си. Ту­ла, 2001 год;

Н. И. Тро­иц­кий и со­вре­мен­ные ис­сле­до­ва­ния ис­то­ри­ко-куль­тур­но­го на­сле­дия Цен­траль­ной Рос­сии. Ту­ла, 2002 год. Тома 1-2;

Ку­ли­ко­во по­ле. Ис­то­ри­че­ский ланд­шафт: При­ро­да. Ар­хео­ло­гия. Ис­то­рия. Ту­ла, 2003 год. Т. 1-2;

Верх­нее По­до­нье: Сборник статей Ту­ла, 2004-2008 годы. Выпуски 1-3;

Ку­ли­ко­во по­ле и Дон­ское по­бои­ще 1380 год. Москва, 2005 год;

 © Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Источник: w.histrf.ru

  1. «Сказание о Мамаевом побоище» — наиболее подробное и детальное повествование о событиях Куликовской битвы. Содержит сведения, в других источниках не встречающиеся. В то же время у исследователей возникает много вопросов касательно точности и достоверности деталей этих сведений. «Сказание» известно в десяти различных редакциях, сохранилось в более чем 150 списках. При этом оно — наименее изученный памятник Куликовского циклаУчастники куликовской битвы кратко. Самый ранний список «Сказания» датируется началом – первой половиной XVI века, а создано оно было, по-видимому, не позднее конца XV века, хотя Д.С. Лихачев относит его к первой четверти XV века. Автор «Сказания» неоднократно обращался к «Задонщине», о чем говорит ряд текстуальных совпадений, а также к устным источникам — легендам и преданиямУчастники куликовской битвы кратко.
  2. «Задонщина» — по сути, не описание событий, а «лирический отклик» на них. Самые ранние списки относятся к концу XV века. Написано же произведение было, скорее всего, в 80-е годы XIV века, то есть вскоре после Куликовской битвы. Известно и имя его создателя — Софоний Рязанец, хотя в науке XX века факт его авторства подвергается сомнению. В «Задонщине» сознательно используется материал «Слова о полку Игореве»: последнее повествует о несчастьях, вызванных княжескими междоусобицами, первая — о позитивных последствиях объединения РусиУчастники куликовской битвы кратко. Всего известно шесть списков «Задонщины», два из которых содержат только небольшие фрагменты памятника. Самый ранний — список Ефросина — датируется 1470-ми годами. «Задонщина» отличается пестротой стиля: в тексте встречаются как поэтические, так и прозаические отрывки, напоминающие деловые документыУчастники куликовской битвы кратко.
  3. Летописная повесть о Куликовской битве — существует в двух редакциях: краткой и пространной. Рассказ Рогожского летописца и Симеоновской летописи «О великом побоище иже на Дону» представляет собой Краткую летописную повесть, или, точнее, «Летописный рассказ», так как, в отличие от Пространной летописной повести, он не содержит стилистических черт жанра летописной повести. По мнению М.А. Салминой и других, именно «Рассказ» послужил первоначальной основой для Пространной летописной повести, исходный вариант которой читается в Софийской I летописи старшего извода и Новгородской IV старшей летописи. Пространная повесть в несколько раз больше краткой и содержит ряд новых исторических данных о битве: сбор русских войск в Коломне, приход на помощь Дмитрию Андрея Ольгердовича Полоцкого и Дмитрия Ольгердовича Брянского, послание от игумена Сергия, переправа русских войск через Дон и др. Создана она была, по-видимому, в 40-х годах XV века, хотя эту датировку нельзя считать окончательной. Летописные рассказы о Куликовской битве содержатся также в Новгородской I летописи младшего изводаУчастники куликовской битвы кратко.
  1. Определенные типы почв формируются в течение сотен лет. Судя по степени оподзоленности почв, можно сказать, что правый берег Непрядвы представлял собой степной участок, по которому Мамай мог легко двигаться широким фронтом, а левый берег был стеснен лесными массивами, что и подтверждается летописными данными: «Погании же идут обапол, негде бо им расступитися. Поганых много, а места у них нет»Участники куликовской битвы кратко.
  • точный список городов, чьи отряды участвовали в сражении;
  • численность русских войск и ордынцев;
  • протографы летописных и литературных свидетельств;
  • реконструкция ландшафта сражения и места бояУчастники куликовской битвы кратко.
  • кольчуга массой 10, 3 кг, состоящая из уплощенных колей диаметром 10-12 мм, склепанных и сваренных попеременно. Хранится в фондах ГИМ и датируется одними исследователями XIV, другими — XVI – началом XVI века.
  • 6 наконечников копий удлиненно-треугольной, листовидной и двушипной формы, характерных для комплекса вооружений профессионального воина XIII–XIV вековУчастники куликовской битвы кратко. Все они были найдены в центре Куликова поля близ деревни Хворостянки во второй половине XX века. Это, по мнению М.В. Фехнер, доказывает, что бой происходил на правом берегу Непрядвы: на левом берегу предметы вооружения отсутствуютУчастники куликовской битвы кратко.
  • Фрагмент лезвия боевого топорика, найденный к северу от деревни Хворостянки. В конце XIV–XV веков постепенно возрождалась традиция применения боевых топоров военными дружинами княжеств Северо-Восточной Руси.
  • Фрагменты пластины от ламиллярного доспеха и оторочки кольчатого доспеха, калачевидное кресало, фрагмент наносника шлема и подпружной пряжки — обнаружены в начале 2000-х годовУчастники куликовской битвы кратко.
  • Наконечник копья — случайно был найден в 2006 у деревни Самохваловки на заброшенном огороде местным жителем, который сдал его на базу приема черного металла. По счастливой случайности артефакт попал в руки археологов. Он относится к распространенному в XII–XV веках типу копий удлиненно-треугольной формы со скошенными плечиками.
  • Три железных черешковых ножа древнерусской формы. Найдены лежащими группой в 2007 году. По-видимому, утеряны во время боя.
  • Наконечник сулицы — обнаружен в 2005 году к северу от деревни Хворостянки близ балки Прудовая. Сулицы — метательные копья, которые, кроме того, использовались в ближнем бою в качестве короткого копья. В памятниках Куликовского цикла сулицы, наряду с мечами и копьями, из всех предметов наступательного холодного оружия упоминаются чаще всегоУчастники куликовской битвы кратко.
  • Сайт музея-заповедника «Куликово поле»
  1. Detmar-Chronik von 1101–1395 mit der Fortsetzung von 1395-1400 // Die Chroniken der Deutschen Städte vom 14. Bis 16. Jahrhundert. Bd. 19. Leipzig. 1884.
  2. Krantz A. Vandaliae. Hanoviae, 1619.
  3. С.Н. Азбелев. География сражения на Куликовом поле // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2013, № 4 (54).
  4. С.Н. Азбелев. О географии Куликовской битвы // Русское поле. 2012, № 2.
  5. С.Н. Азбелев. Новгородцы на Куликовом поле // Родина. 2009, № 9.
  6. В.Н. Ашурков. На поле Куликовом. Тула, 1980.
  7. А.Д. Горский. Куликовская битва 1380 г. (некоторые итоги и задачи ее изучения в исторической науке) // Вестник МГУ. Серия История. 1980, №4.
  8. В.П. Гриценко, А.Н. Наумов. Проблемы локализации и исследований поля Куликовской битвы // Битва на Воже — предтеча возрождения средневековой Руси. Рязань, 2004.
  9. О.В. Двуреченский. Реликвии Донского побоища. Находки на Куликовом поле. М., 2008.
  10. О.В. Двуреченский. Находки предметов вооружения на Куликовом поле // Куликово поле и Донское побоище 1380 г. М., 2005.
  11. С.И. Демидов. Куликовская битва как образ исторической памяти // Куликово поле. Исторический ландшафт. Природа. Археология. История. Тула, 2003.
  12. В.Л. Егоров. Русь и Орда в эпоху Куликовской битвы // Куликово поле и Донское побоище 1380 г. М., 2005.
  13. А.К. Зайцев. Историко-географическое исследование Куликова поля // Куликово поле и Донское побоище 1380 г. М., 2005.
  14. В.В. Каргалов. Куликовская битва. М., 1980.
  15. В.А. Кучкин. О месте Куликовской битвы // Природа. 1984, №8.
  16. Летописная повесть о побоище на Дону // Тихомиров М.Н. Повести о Куликовской битве. М., 1959.
  17. Д.С. Лихачев. История русской литературы X–XVII вв. М., 1980.
  18. Е. Луцкий. Экскурсия на Куликово поле // Советский музей. 1939, № 9.
  19. В.В. Мавродин. Куликовская битва. М., 1980.
  20. Д.А. Моисеев. К вопросу о построении русских войск на Куликовом поле // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия «История», 2007, выпуск 1.
  21. В.Д. Назаров. Русь накануне Куликовской битвы // Вопросы истории. 1978, № 8.
  22. С.Д. Нечаев. О найденных на Куликовом поле двух старинных оружиях // Вестник Европы. 1823, № 8.
  23. Б.А. Рыбаков. Памятники Куликовского цикла. СПб., 1998.
  24. Сказание о Мамаевом побоище // Кто с мечом. Три произведения древнерусской литературы XIII-XV вв. М., 1973.
  25. Сказание о Мамаевом побоище. Основная редакция // Тихомиров М.Н. Повести о Куликовской битве. М., 1959.
  26. Словарь древнерусского языка XI–XVI вв. М., 1990. Вып. 3.
  27. Слово Софония Рязанца о великом князе Дмитрии Ивановиче и брате его Владимире Ондреевиче // Тихомиров М.Н. Повести о Куликовской битве. М., 1959.
  28. В.Г. Тизенгаузен. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. СПб., 1884. Т. 1.
  29. М.В. Фехнер. Находки на Куликовом поле. К вопросу о месте битвы 1380 г. // Куликово поле. Материалы и исследования. М., 1990.
  30. К.П. Флоренский. Где произошло Мамаево побоище? // Природа. 1984, № 8.
  31. И.А. Шляпкин. Синодик 1552-1560 гг. новгородской Борисоглебской церкви // Сборник новгородского общества любителей древности. Вып. 5. Новгород, 1911.
  32. Задонщина// Словарь книжников и книжности Древней Руси. Сайт ИРЛИ РАН
  33. Повесть о Куликовской битве летописная// Словарь книжников и книжности Древней Руси. Сайт ИРЛИ РАН
  34. Сказание о Мамаевом побоище// Словарь книжников и книжности Древней Руси. Сайт ИРЛИ РАН

Источник: megabook.ru

Куликовская битва — величайшее сражение в истории России. На Куликовом поле зародилась наша армия и государство, а в подвигах Александра Пересвета и Андрея Осляби — пример беззаветного героического служения Отечеству.

После поражения золотоордынских войск на реке Воже в 1378, ордынский тёмник (военачальник, командовавший «тьмою», то есть 10 000 войска), выбранный ханом, по имени Мамай решил сломить русских князей и усилить их зависимость от Орды. Летом 1380 он собрал войско, насчитывавшее около 100–150 тыс. воинов. Помимо татар и монголов, в нем имелись отряды осетин, армян, живших в Крыму генуэзцев, черкесов, и ряда других народов. Союзником Мамая согласился быть великий князь литовский Ягайло, войско которого должно было поддержать ордынцев, двигаясь по Оке. Другим союзником Мамая – по сообщению ряда летописей – был рязанский князь Олег Иванович.

В конце июля 1380, узнав о намерениях ордынцев и литовцев воевать с Русью, московский князь Дмитрий Иванович назначил сбор всех полков в Коломне на 15 августа 1380 года и обратился с призывом о сборе русских военных сил в столице и Коломне, и вскоре собрал рать, немногим меньшую войска Мамая. В основном в ней были москвичи и воины из земель, признавших власть московского князя, хотя ряд лояльных Москве земель – Новогорода, Смоленска, Нижнего Новгорода – не выразили готовности поддержать Дмитрия. Не дал своих «воев» и главный соперник князя московского – князь тверской. Тем не менее, мобилизация сил Московского и других княжеств дала возможность Дмитрию Ивановичу создать небывалую до того русскую рать (100-150 тысяч человек).

Проведенная Дмитрием военная реформа, укрепив ядро русского войска за счет княжеских конниц, дала доступ в число ратников многочисленным ремесленникам и горожанам, составившим «тяжелую пехоту». Пешие ратники, по распоряжению полководца, были вооружены копьями с узколистными наконечниками треугольной формы, плотно насаженными на длинные крепкие древки, либо метальными копьями с кинжаловидными наконечниками. Против пеших ордынцев (коих было немного) русские воины имели сабли, а для дальнего боя – обеспечены луками, шлемами-шишаками, металлическими наушиями и кольчужными бармицами (воротниками-оплечьями), грудь воина была прикрыта чешуйчатой, пластинчатой или наборной броней, комбинированной с кольчугой. Старые миндалевидные щиты были заменены круглыми, треугольными, прямоугольными и сердцевидными.

План похода Дмитрия состоял в том, чтобы, не дать хану Мамаю соединиться с союзником или союзниками, вынудить его переправиться через Оку или сделать это самим, неожиданно выйдя навстречу противнику. Благословение на исполнение замысла Дмитрий получил у игумена Сергия из Радонежского монастыря. Сергий предрек князю победу и, согласно легенде, послал с ним «на брань» двух иноков своей обители – Пересвета и Ослябю, погибших в бою.

Из Коломны, где собралась многотысячная рать Дмитрия, он в конце августа дал приказ двигаться на юг. Стремительный марш русских войск (около 200 км за 11 дней) не позволил силам противника соединиться.

В ночь с 7 на 8 августа, перейдя реку Дон с левого на правый берег по наплывным мостам из бревен и уничтожив переправу, русские вышли к Куликову полю. Тыл русских был прикрыт рекой – тактический маневр, открывший новую страницу в русской военной тактике. Князь Дмитрий довольно рискованно отрезал себе пути возможного отступления, но одновременно прикрыл с флангов свое войско реками и глубокими оврагами, затруднив осуществление обходных маневров конницы ордынцев. Диктуя Мамаю свои условия боя, князь расположил русские войска эшелонировано: впереди стоял Передовой полк (под командованием князей всеволжских Дмитрия и Владимира), за ним – Большой из пеших ратей (командир – Тимофей Вельяминов), правый и левый фланги прикрывали конные полки «правой руки» (командир – коломенский тысяцкий Микула Вельяминова, брат Тимофея) и «левой руки» (командир – литовский князь Андрей Ольгердович). За этим основным войском встал резерв – легкая конница (командир – брат Андрея, Дмитрий Ольгердович). Она должна была встретить ордынцев стрелами. В густой дубраве Дмитрий приказал расположиться резервному Засадному полу под командованием двоюродного брата Дмитрия, серпуховского князя Владимира Андреевича, после битвы получившего прозвище Храбрый, а также опытного воинского воеводы боярина Дмитрия Михайловича Боброка-Волынского. Московский князь старался вынудить ордынцев, в первой линии которых всегда стояла конница, а во второй – пехота, к фронтальной атаке.

Битва началась утром 8 сентября поединком богатырей. Над Куликовым полем стоял густой, непроницаемый туман, который рассеялся только к двенадцатому часу. По преданию, перед битвой Пересвет молился в келье отшельника при часовне святого воина великомученика Димитрия Солунского, где впоследствии основан монастырь мужской Димитриевский Ряжский монастырь, что в 7км от г.РЎРєРѕРїРёРЅР°. Помолясь, Пересвет ушёл, оставив свой яблоневый посох. Этот посох хранится в краеведческом музее г. Рязани.

Самым знаменитым героем Куликовской битвы стал без сомнения инок Троице-Сергиевой обители Александр Пересвет, который, как и его собрат, Родион (в синодиках Андрей) Ослябя ("во иноцех схимон Адриан"), участвовал в этом знаменитом сражении с благословения своего игумена — Сергия Радонежского. До поступления в Троице-Сергиев монастырь Пересвет, по происхождению любутский (брянский) боярин отличался храбростью и воинским искусством. "Сей Пересвет, когда в миру был, славный богатырь был, великую силу и крепость имел", — отмечали летописцы. Андрей Ослябя также до пострижения был боярином и опытным воином. Видимо московский князь Дмитрий Иванович знал их до пострижения, поэтому просил игумена Сергия отпустить ппявляяся и хоробруя". Уверенный в своей силе и ловкости, Темир-мурза вызывал на единоборство кого-либо из русских витязей. Но "никто не смел против него выйти, и каждый говорил соседу, чтобы тот вышел, и никто не шел". Пересвет и Ослябя находились в это время в передовом полку, у князя Владимира Всеволожского. Заметив, что даже самые храбрые из русских воинов не решаются противостоять грозному татарскому поединщику, Александр Пересвет выступил вперед. "Этот человек ищет равного себе, я же хочу с ним встретиться", — произнес он. Русский витязь не был облечен в боевые доспехи — вместо шлема и брони на нем была лишь схима с изображением креста. Но, вступая в бой с сильным врагом, он имел над ним неоспоримое преимущество в решающем отношении, так как биться собирался за правое дело, а не самонадеянной похвальбы и тщеславия ради. По христианскому обычаю инок Пересвет простился с однополчанами своими и просил Андрея Осляблю и других воинов молиться за него. Пересвет сел на своего коня и, вооружившись копьем, устремился на татарина. Богатыри сшиблись с такой страшной силой, что копья переломились, а оба могучих воина упали со своих коней на землю мертвыми. Александр Пересвет погиб, но многие русские воины избежали смерти от руки Темир-мурзы, убитого в поединке. Едва Челубей упал из седла, ордынская конница двинулась в бой и быстро смяла Передовой полк.

Дальнейший натиск монголо-татар в центре был задержан вводом в действие русского резерва. Мамай перенес главный удар на левый фланг и начал там теснить русские полки. Положение спас, вышедший из дубравы, Засадный полк серпуховского князя Владимира Андреевича, ударил в тыл и фланг ордынской коннице и решил исход битвы.

Вражеское войско дрогнуло и обратилось в бегство. Русские воины захватили ханскую ставку и почти на протяжении 50километров (до реки Красивая Мечь) преследовали и уничтожали остатки войск Мамая. Там же была захвачена Ставка ордынцев. Ягайло, узнав о его поражении, также спешно повернул обратно. Предполагают, что мамаева рать была разгромлена за четыре часа (сражение продолжалась с одиннадцати до двух часов дня).

Потери с обеих сторон были огромны (около 200 тысяч человек убитыми и ранеными). Убитых (и русских, и ордынцев) хоронили 8 дней. В сражении пали 12 русских князей, 483 боярина (60% командного состава русского войска.). Князь Дмитрий Иванович, который участвовал в битве на передовой в составе Большого полка, был ранен в ходе сражения, но выжил и получил в дальнейшем прозвище «Донской».

Куликовская битва вселила уверенность в возможности победы над ордынцами. Поражение на Куликовом поле ускорило процесс политического дробления Золотой Орды на улусы. Два года после победы на Куликовом поле Русь не платила ордынцам дани, что положило начало освобождению русского народа от ордынского ига, росту его самосознания и самосознания других народов, находившихся под игом ордынцев, укрепило роль Москвы как центра объединения русских земель в единое государство.

Память о Куликовской битве и ее героях сохранилась в исторических песнях, былинах, повестях (Задонщина, Сказание о Мамаевом побоище и др.). Созданное в 90-е 14 – первой половине 15 в. вслед за летописными повестями Сказание о Мамаевом побоище являет собой самое полное освещение событий сентября 1380. Только в Сказании сохранились сведения о численности войск Мамая, описания приготовления к походу («упряжения») русских полков, подробности их маршрута на Куликово поле, особенности дислокации русских войск, перечисление князей и воевод, принимавших участие в сражении.

Первым памятником героям Куликовской биты стала церковь на Куликовом поле, собранная вскоре после битвы из дубов Зеленой дубравы, где был спрятан в засаде полк князя Владимира Андреевича.

В Москве в честь событий 1380 были возведены церковь Всех Святых на Куличиках (ныне находится рядом с современной станцией метро «Китай-город»), а также Богородице-Рождественский монастырь, в те времена давший приют вдовам и сиротам ратников, полегших в Куликовской битве.

На Красном холме Куликова поля в 1848 была сооружена 28-метровая чугунная колонна – памятник в честь победы Дмитрия Донского над Золотой Ордой (архитектор А.П.Брюллов).

В 1913–1918 на Куликовом поле был выстроен храм во имя преп. Сергея Радонежского. Куликовская битва нашла отражение и в картинах О.Кипренского – Князь Донской после Куликовской битвы, Утро на Куликовом поле, М.Авилова – Поединок Пересвета и Челубея и др.

В 2002 учрежден Орден «За Служение Отечеству» в память св. в. кн. Дмитрия Донского и преподобного игумена Сергия Радонежского, позже поединок Пересвета с Челубеем отчеканен на памятной монете Банка России.

В Москве около Симонова монастыря установят памятник героям Куликовской битвы монахам Александру Пересвету и Андрею Ослябе. А сами мощи героев битвы иноков Александра Пересвета и Андрея Ослябы покоятся в храме Рождества Пресвятой Богородицы в старом Симонове.

В русской церковной истории победа на Куликовом поле стала со временем чествоваться одновременно с праздником Рождества Пресвятой Богородицы, отмечаемом ежегодно 21 сентября (8 сентября по старому стилю).

Патриарх Московский и всея Руси призвал молодежь чтить память героев Куликовской битвы.

Источник: teachpro.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.