Сколько длилась битва за севастополь

Опубликовано: Журнал «Историк» 

Сводки первых дней войны скупо сообщают о бомбардировках десятков наших городов. И — неожиданно, уже 24 июня, информируют о советских (!) бомбардировках Данцига, Кёнигсберга, Люблина, Варшавы…

«В ответ на двукратный налёт на Севастополь немецких бомбардировщиков с территории Румынии советские бомбардировщики трижды бомбардировали Констанцу и Сулин. Констанца горит»[1].

И ещё через два дня, 26 июня:

«Наша авиация в течение дня бомбардировала Бухарест, Плоешти и Констанцу. Нефтеперегонные заводы в районе Плоешти горят»[2].

«СОВЕТСКИЙ АВИАНОСЕЦ, АТАКУЮЩИЙ НЕМЕЦКУЮ НЕФТЬ»

И это правда! В те страшные дни именно из Крыма, из Севастополя, пришли известия, обнадёжившие всю страну, ставшие первыми ласточками будущих, нескорых ещё побед. Подробности были известны не всем. Главный редактор фронтовой газеты «Красный черноморец» Павел Мусьяков в дневнике раскрывает их. Оказывается, в ответном ударе по врагу участвовала не только авиация, но и Черноморский флот:


«Вчера вернулись корабли из операции по обстрелу Констанцы с моря. Сотни снарядов были посланы по городу, порту и нефтяным бакам. Чёрный дым нефтяных пожаров долго стоял на горизонте, когда наши корабли уже были за десятки миль от румынских берегов»[3].

 Во время опасного рейда к вражескому берегу на одном из наших кораблей лопнули трубки в двух котлах. На охлаждение раскалённой топки не оставалось времени. И тогда котельные машинисты Капров и Гребенников надевают асбестовые костюмы, обматывают головы мокрыми бинтами и в течение получаса работают в настоящем пекле, вынимают неисправные трубки, заглушают их в гнёзда. Несколько раз теряют сознание, их вытаскивают, обливают водой, приводят в чувство «ободряющей жидкостью», дают отдышаться… И снова — в топку, вооружившись молотками и зубилами. Наконец, неисправность устранена, и наш лидер на полном ходу уходит к родной гавани[4].

И в те же дни молниеносно распространились до самой столицы удивительные слухи: «Красная Армия разбомбила и взяла Варшаву, Кёнигсберг и ведёт успешное наступление на Румынию», а «Риббентроп застрелился»[5]…

…Гитлер собирался занять Севастополь летом 1941 года. Однако и этот черноморский блицкриг оказался сорван героями-севастопольцами, задержавшими здесь врага на долгие восемь месяцев. Оборона города продолжалась 250 дней — с 30 октября 1941 года по 4 июля 1942 года.


Тогда, в 1941-м, стойкость защитников Севастополя, оттянувших значительные силы противника на себя, способствовала разгрому немецких войск под Москвой. Гейнц Гудериан вспоминает приказ Адольфа Гитлера от 21 августа 1941 года:

«Важнейшей целью до наступления зимы считать не захват Москвы, а захват Крыма…» Но «город русских моряков» продолжал обороняться, даже оказавшись в кольце врагов. Говорят, тогда же фюрер назвал Крым «непотопляемым советским авианосцем, атакующим немецкую нефть…»

Да, теперь уже немецкую, а вовсе не румынскую…

«НАВСЕГДА ОСТАНЕМСЯ ЖИВЫМИ»

Чтобы огромная воюющая страна жила не слухами, а правдивой информацией с полей сражений, выехали на фронт сотни «бойцов культурного фронта». И совсем скоро во фронтовой редакции «Красного черноморца» появились откомандированные из столицы «братья-писатели», журналисты, художники, призванные создавать историческую летопись героического сопротивления крымчан врагу. Не готовыми к суровым военным будням «глубоко штатскими людьми» показались они вначале главреду Мусьякову, про себя прозвавшему их «очкастыми».

 Хотя вскоре выяснилось, что были они отчаянными смельчаками, и, казалось, более других в те суровые дни верящими в грядущую нашу Победу.


Писатели Пётр Гаврилов (автор чудесной повести для детей «Егорка» — про медвежонка, подружившегося с моряками), Василий Ряховский (автор исторических романов «Родная сторона» и «Евпатий Коловрат»), Игнат Ивич (автор научно-популярных книг для детей) и Август Явич, который после войны создаст свою «Севастопольскую повесть». Поэт Лев Длигач, известный детскими стихами, и поэт-сатирик Ян Сашин. Художники Фёдор Решетников (будущий автор знаменитых картин «Опять двойка», «Прибыл на каникулы», «Достали языка!», «За мир!») и Леонид Сойфертис (автор ярких карикатур для журнала «Крокодил».

…Боевые операции, героические поступки, примеры несгибаемой воли севастопольцев и их фронтовой быт, трогательный в своей простоте, стали основными темами репортажей кинооператоров: Дмитрия Рымарева, Фёдора Короткевича, Абрама Кричевского, Григория Донца, Александра Смолки, Владислава Микоши. И не раз слышали они во время боёв от героев своих киноочерков слова, полные надежды:

«Братцы, нас снимают. Навсегда останемся живыми»…


И вправду, сколько потом родных и близких видело их на экране… ещё живыми и молодыми.

Два документальных фильма, которые смотрела вся страна, были сняты в Севастополе режиссёром Василием Беляевым за годы войны. В период обороны города (1942 год) — «Черноморцы», в дни его освобождения (1944 год) — «Битва за Севастополь».

«Враг обрушивает тонны металла, он разрушает великолепные здания — жилые дома, научные институты, храмы, памятники искусства… Но кончилась бомбёжка, затих артиллерийский обстрел, и вновь ожили бульвары и улицы. Молодая мать катит ребёнка в колясочке, боец наводит блеск на сапоги у уличного чистильщика.

Ребята маршируют в ногу с проходящим на фронт отрядом краснофлотцев и с непередаваемой гордостью красуются в своих по-морски сшитых бушлатиках и бескозырках.

…В расположенных вблизи Севастополя развалинах древнего пещерного города, каменоломнях Инкермана, под естественным укрытием из скал и каменных нагромождений идёт напряжённая работа разместившихся там оборонных заводов, хлебопекарен, больниц. Там куётся оружие борьбы и победы, туда приводят раненых, и в подземных госпиталях их оперируют и выхаживают»[6], — передавал атмосферу воюющего города фильм «Черноморцы».

«И БЫТ, И ПОЭЗИЯ» В ОБЪЕКТИВЕ В. МИКОШИ


В дни особенно ожесточённых налётов оператор Владислав Микоша, находясь на катере, снимает советский миноносец с расстояния 40–50 м. Катер беспомощно кружит около, а до 70 вражеских бомбардировщиков пикируют на уже горящий миноносец. Наши моряки продолжают стрелять из зенитных орудий, даже когда одежда на них загорелась и даже когда судно начало тонуть, а вода дошла им до пояса. Последние кадры: над водой виднеется нос миноносца и пробитый флаг…

И, пожалуй, неслучайно, что в кинолетопись обороны Севастополя вписал множество ярких страниц бесстрашный спецкор «Правды» с «ласковой» фамилией Микоша, производной от имени Миколай, Николай, ведь Святитель, носящий это имя, издавна считается покровителем моряков.

Отец Владислава Владиславовича Микоши был капитаном дальнего плавания. Морские дали манили и сына, родившегося и выросшего в Саратове, десятилетним пацаном переплывавшего великую реку, увлекавшегося и воздушной акробатикой, и живописью, и музыкой, и кино. Он даже освоил ремесло киномеханика. А поступать решил волжанин в 1927 году всё же в Ленинградскую мореходку. Но не прошёл медицинскую комиссию, так как, к досаде своей, накануне сильно простудился.

Вернулся в родной Саратов, где его ждала прежняя должность в кинотеатре «Искра». А через два года Владислав стал учащимся Государственного кинотехникума [кинематографии] в Москве (ныне — Всероссийский государственный институт кинематографии), который окончил в 1934 году.


о именно он снимал взрыв храма Христа Спасителя и открытие ВСХВ (ВДНХ), эпопею спасения челюскинцев и перелёты Валерия Чкалова и Михаила Громова в Америку, приезды в Москву мировых знаменитостей: Бернарда Шоу, Ромена Роллана, Анри Барбюса. Командированный на Черноморский флот, он смог надеть наконец чёрную морскую форму и снимал оборону Одессы, Севастополя, а потом и поверженный Берлин.

Режиссёр киноэпопеи «Великая Отечественная» Лев Данилов (режиссер фильма «Освобождение Украины» — фильм 13-й киноэпопеи «Великая Отечественная» («Неизвестная война»); — прим. ред. #МузейЦСДФ) писал:

«Про военные съёмки Микоши справедливо сказать, что они сразу и быт и поэзия… На плёнке кинодокументов, снятых Микошей, всегда присутствует температура события».

Л. СОЙФЕРТИС И «ПОДХОД РАССКАЗЫВАНИЯ»

Все долгие севастопольские дни и месяцы «температура события» в городе оставалась накалённой, и этот накал заметен не только в кадрах кинохроники, но и на фронтовых зарисовках художника Леонида Сойфертиса.

В № 36 за 1944 год журнал «Крокодил» опубликовал «Севастопольский альбом» своего постоянного автора — художника Леонида Сойфертиса.


оженец местечка Ильинцы Винницкого уезда Подольской губернии, столь далёкого от моря, волею судеб воспел в своём творчестве моряков Одессы, Севастополя, Новороссийска. Карикатурист, прибывший из столицы на Черноморский флот в первые дни войны, рисовал карикатуры на злобу дня для газеты «Красный черноморец», хотя повседневная жизнь героического города давала столько пищи для творческих раздумий, что вскоре художник открыл для себя новый жанр.

Позже специалисты отметят в его зарисовках времён обороны Севастополя особый подход к разрешению темы — «подход рассказывания». И рассказывали они зрителю «при вдумчивом восприятии… о всенародности войны, о той горячей любви, которой окружала страна свои героические Армию и Флот»[7]. Отметили критики и особое «уменье распознать в малом, как будто случайном, даже смешном эпизоде большое, величественное время»[8]…

В графических рисунках Сойфертиса, изображающих быт войны, нет ни одного убитого и никто не стреляет, а люди, показанные в обыденных ситуациях, кажется, даже и не чувствуют себя героями.

Сам художник удивлялся этому ставшему привычным героизму. Девушка-санитарка переоделась к празднованию 8 Марта в красное гипюровое платье с белым бантом:

«Она пришла в шинели, и за сапогом у неё была ложка, а передовые позиции совсем рядом, и где она там держит чемоданчик с платьем — одному богу известно»[9].


«В Севастополе, — вспоминал художник, — я жил в центре города, но достаточно было выйти из дома, чтобы почувствовать себя на фронте. Меня поражала непрерывность жизни, сохраняющейся везде, несмотря на ужас беспрерывных бомбёжек и беспрерывных боёв. Помню, на аэродроме увидел лётчика, бреющегося перед боевым вылетом с хладнокровием человека, уверенного в возвращении.

Или такая деталь: в окопе рядом с миномётом стоит балалайка. Помню почтальоншу, которая разносила письма, пробираясь через только что разрушенное здание в бомбоубежище; она знала, в каком бомбоубежище находится её адресат. Мне передалась уверенность всех в победе, и хотелось рассказать о том, что я вижу, оптимистически, весело»[10].

На рисунке «Некогда» — двое мальчишек-чистильщиков обуви на ходу чистят ботинки бравому матросу. Он широко расставил ноги и рукой облокотился на театральную тумбу — спешит в бой! Другой матрос застыл перед фотоаппаратом фотографа прямо в воронке от бомбы, среди развалин, — «Фотография на партдокумент». А третий моряк в могучих руках, которые, возможно, ещё минуту назад душили врага, осторожно держит котёнка — «Котёнка нашли»!

Малышня лихо и весело работает вениками, подметая лестницу, только вот не ведёт она в дом, а в пустом дверном проёме — небо — «Уборка лестницы». На другом рисунке малыши сидят на изгороди и смотрят, как проходит мимо отряд моряков, а над их головами точно так же, рядком, сидят на проволоке ласточки — «Матросы идут»…


Несколько едва уловимых штрихов — и зарисовки наполняются воздухом, движением, солнцем, надеждой…

О том же обыденном героизме самого художника рассказывал командир части, при которой находился Л. Сойфертис, в газете «Литература и искусство». Оказывается, он лежал рядом с матросом-пулемётчиком под немецким огнём, чтобы запечатлеть, «какое бывает выражение лица у человека, когда он стреляет по фашистам»[11].

ТЕЛЬНЯШКА НА ФЛАГШТОКЕ

…И всё-таки, несмотря на массовый героизм севастопольцев, город после появления на горах немецких дальнобойных пушек, изменивших расклад сил, пришлось оставить в июле 1942 года. Трудно, страшно, с очень большими потерями. Вспомним: в это время немцы стоят у стен Сталинграда, на подступах к нефтяным районам Кавказа.

…С 8 апреля по 12 мая 1944 года войска 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии во взаимодействии с Черноморским флотом и Азовской военной флотилией провели операцию по освобождению Крыма, начавшуюся с отважного десанта Отдельной Приморской армии на Керченский полуостров.

Стремительным было освобождение нашими войсками крупнейших городов Крыма: Феодосии, Евпатории, Симферополя. И мощной волной накатывают они на Севастополь. Три полосы железа и бетона, сведённые в мощные узлы сопротивления с разветвлённой системой противотанковых и противопехотных заграждений, окружали город. Сапун-гора — главенствующая высота, с обрывистыми скатами, закованными в железобетон с четырёхъярусной системой траншей, опутанных инженерными сооружениями.


Штурм начался 7 мая ударами нашей бомбардировочной авиации. Затем вступила артиллерия, разрушившая доты на склонах горы. В бой пошли бойцы штурмовых групп с противотанковыми ружьями, на себе тащили по горным склонам пушки — били по амбразурам дотов. За ними поднималась к вершине горы пехота…

…Среди передовых частей, ворвавшихся в Севастополь, находились и кинооператоры: Владислав Микоша, Давид Шоломович, Илья Аронс, Всеволод Афанасьев, Григорий Донец, Даниил Каспий, Владимир Килосанидзе, Леонид Котляренко, Фёдор Овсянников, Никита Петросов, Михаил Пойченко, Александр Смолка, Владимир Сущинский, Георгий Хнкоян и другие. Снятые ими кинокадры боёв и войдут в фильм «Битва за Севастополь».

С вершины горы, на которой расположено старое Итальянское кладбище, кинооператор Микоша снимает танковый бой в Инкерманской долине, видит, как спешно уходят в море немецкие корабли. А на Графской пристани за неимением красного флага краснофлотцы привязывают к флагштоку снятую с себя тельняшку и бескозырку.

Эти кадры станут эффектной концовкой фильма, сопровождающейся голосом за кадром: «Там, где в начале войны немцам понадобилось двести пятьдесят дней, чтобы преодолеть оборону советских воинов, там сейчас Красная Армия сломила немецкое сопротивление за пять дней».

Источник: csdfmuseum.ru


Сколько длилась битва за севастопольВеликая Отечественная Война.
Героическая оборона Севастополя 1941-1942 гг. и освобождение в 1944 г.

Суровым и тяжелейшим испытанием для севастопольцев и моряков Черноморского флота стала Великая Отечественная война 1941 — 1945 гг. Севастополь в числе первых городов СССР 22 июня 1941 г. в 3 часа 15 минут подвергся налету фашистской авиации. Первой нанесла удар по фашистским самолетам зенитно-артиллерийская батарея Черноморского флота N 74, которой командовал лейтенант И.Г.Козовник. Вслед за ней открыли огонь 76, 80, 78 и 75-я батареи и успешно отразили первый налет фашистов.

Моряки Черноморского флота, жители города организованно встали на защиту Севастополя.

По решению городских организаций, штаба Черноморского флота воины гарнизона и севастопольцы в сжатые сроки, к 1 ноября 1941 г., возвели вокруг Севастополя три рубежа обороны: тыловой, главный и передовой с догами, дзотами и другими оборонительными сооружениями. Эту работу возглавлял инженерный отдел флота, руководимый военным инженером 1 ранга В.Г.Парамоновым.

23 октября 1941 г. по решению Крымского обкома ВКП(б) в Севастополе был создан чрезвычайный орган власти — Городской комитет обороны, в который вошли первый секретарь горкома партии Б.А.Борисов (председатель комитета), председатель горисполкома В.П.Ефремов, начальник гарнизона контр-адмирал Г.В.Жуков (вскоре его сменил генерал-майор береговой службы П.А.Моргунов), начальник местной противовоздушной обороны В.И.Кулибаба и начальник городского отдела НКВД К.П.Нефедов.

29 октября 1941 г. в Севастополе было введено осадное положение. 30 октября первый удар по моторизованной колонне 11-й немецкой армии генерала Манштейна нанесла 54-я береговая батарея Черноморского флота под командованием лейтенанта И.И.Заики. Артиллеристы три дня вели непрерывные ожесточенные бои с наседавшими фашистами. Почти одновременно с артиллеристами в бой вступили части морской пехоты, сформированные из курсантов военно-морского училища и матросов боевых кораблей и береговых частей флота, при поддержке береговых и зенитно-артиллерийских батарей.

30 октября 1941 г. началась вторая героическая оборона Севастополя, которая продолжалась 250 дней — до 4 июля 1942 г. С первых боев до последних дней обороны защитники города проявляли самоотверженность, беспримерную стойкость и героизм. 4 ноября для объединения всех сил Главной базы Черноморского флота был создан Севастопольский оборонительный район (СОР). 7 ноября для оперативного руководства обороной Ставка Верховного Главнокомандования возложила руководство СОР на командующего Черноморским флотом вице-адмирала Ф.С.Октябрьского, его заместителей: по сухопутной обороне — командующего Приморской армией генерала И.В.Петрова, по береговой обороне — генерал-майора П.А.Моргунова, по военно-воздушным силам — генерал-майора авиации Н .А.Острякова, а после его гибели — генерал-майора авиации В.В.Ермаченкова. Общее руководство Главной базой Черноморского флота и ее обороной осуществлял Военный Совет Черноморского флота.

Для удобства управления войсками СОР был разделен на 4 сектора, возглавили которые опытные командиры дивизий — П.Г.Новиков, И.А.Ласкин, Т.К.Коломиец, В.Ф.Воробьев.

После провала попытки овладеть Севастополем с ходу немецко-фашистское командование осуществило три наступления на город: первое началось 11 ноября 1941 г., второе — 17 декабря 1941 г., третье — 7 июня 1942 г.

Мужество, отвагу и стойкость в боях проявили бойцы и командиры 7-й бригады морской пехоты под командованием полковника Е.И.Жидилова, 8-й бригады морской пехоты полковника В.Л.Вилыпанского, 25-й стрелковой дивизии им. В.И.Чапаева генерал-майора Т.К.Коломийца, 95-Й Молдавской стрелковой дивизии генерал-майора В.Ф.Воробьева, 172-й стрелковой дивизии полковника И.А.Ласкина, 345-й стрелковой дивизии полковника Н.С.Гузя, I -го Севастопольского полка морской пехоты полковника П.Ф.Горпищенко, артиллеристы майора Н.В.Богданова, 10, 30, 35, 19-я батареи береговой обороны, летчики-черноморцы и многие другие.

Бессмертный подвиг совершил гарнизон дзота N 11. Краснофлотец комсомолец Иван Голубец ценой собственной жизни спас боевые корабли и их экипажи в Стрелецкой бухте. Ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. За подвиги в те дни звания Героя Советского Союза были удостоены пулеметчица Нина Онилова и снайпер Людмила Павличенко.

В дни обороны жители города проявили ратный и трудовой героизм. Рабочие Морского завода под обстрелом врага ремонтировали корабли, создавали боевую технику днем и ночью, оборудовали два бронепоезда, построили и оснастили плавучую батарею N 3, получившую название «Не тронь меня», которая надежно прикрывала город от налетов фашистской авиации с моря. Немцы называли ее «Квадрат смерти». В горных выработках (штольнях) на берегу Севастопольской бухты были созданы подземные спецкомбинаты; N 1 — для производства вооружения и боеприпасов, N 2 — по пошиву белья, обуви и обмундирования. Тут же, под землей, работали амбулатории, столовая, клуб, школа, детские ясли и сад, а впоследствии — госпиталь, хлебозавод.

Партийные и комсомольские организации поддерживали боевой, патриотический дух воинов и тружеников города. На предприятиях, в учреждениях, убежищах, в командах МПВО работало свыше тысячи агитаторов. Активными организаторами этой работы были секретари райкомов партии — М.И.Воронин, Е.П.Гырдымова, П.В.Кролевецкий, В.Т.Лопачук, работники горкома и райкомов партии — М.И.Пегровский, А.П.Подойницына, Н.С.Кичатый. Много сделала в эти дни в осажденном Севастополе группа работников обкома партии во главе с секретарем обкома по пропаганде Ф.Д.Меньшиковым. Талантливыми вожаками молодежи показали себя секретари Севастопольского горкома комсомола А.В.Багрий, Корабельного райкома комсомола — К.Е.Гармаш, Крымского обкома ВЛКСМ — Б.И.Домбровский.

В те дни героизм защитников города был массовым. Ефрейтор Иван Богатырь скосил своим пулеметом не одну сотню фашистов. Снайпер-инструктор Ной Адамия уничтожил до 200 гитлеровцев. Разведчица Мария Байда вынесла с поля боя сотни раненых бойцов и командиров, вывела из окружения раненых воинов к своим. И.Богатырю, Н.Адамия, М.Байде было присвоено звание Героя Советского Союза.

Защитников города постоянно поддерживали корабли флота. Прорываясь в осажденный Севастополь, они доставляли пополнения, боеприпасы, продукты питания, увозили на Большую землю раненых, стариков, женщин и детей, вели артиллерийский огонь по позициям врага. А когда надводные корабли уже не могли прорываться к Севастополю, их задачу отважно выполняли экипажи подводных лодок. Несгибаемое мужество и само отверженность проявили в дни обороны медицинские работники флота и города. За 8 месяцев обороны они спасли жизни десяткам тысяч людей, возвратили в строй 30927 раненых и 10686 больных.

В дни обороны отважно защищал свой город гарнизон Севастопольской милиции под руководством начальника городского отдела милиции В.И.Бузина. Большую помощь оказывали севастопольские партизаны.

21 июня 1942 г. гитлеровцы прорвались к Северной бухте. Одна за другой замолкали батареи. В те критические дни героические подвиги совершили тысячи защитников Севастополя. 25 июня фашистские летчики бомбили здание панорамы «Оборона Севастополя 1854-1855гг.». От прямых попаданий 5 бомб и 7 крупнокалиберных снарядов была пробита стена, разрушен купол и возник пожар. Живописное полотно спасали курсанты школы средних командиров береговой обороны, бойцы 11-го отдельного батальона воздушного наблюдения, оповещения и связи. Вынесенные из огня фрагменты живописного полотна были вывезены на лидере эсминцев «Ташкент» — последнем большом надводном корабле, прорвавшемся в Севастополь, под командованием капитана 3 ранга В.Н.Ерошенко.

29 и 30 июня вражеская авиация совершила свыше 3000 самолето-вылетов, сбросила на город до 15 тыс. бомб, артиллерия обрушила около 8000 снарядов, до 14000 мин. Фашистское командование бросило в бой все силы и средства. Резервы защитников города таяли, кончались снаряды, патроны, гранаты. 30 июня завязались бои на Корабельной стороне. Упорно отбивали атаки врага защитники на Малаховом кургане, Лабораторном шоссе, Историческом бульваре, у хуторов Коммуна, Бермана. Ночью, когда кончились боеприпасы, остатки войск СОР стали отходить к бухтам Стрелецкая, Камышовая, Казачья и на мыс Херсонес. Здесь бои продолжались еще до 4 июля, а в отдельных местах — до 12 июля.

4 июля 1942 г. газета «Правда» и Совинформбюро сообщили, что советские войска оставили Севастополь. В сообщении Совинформбюро говорилось: «Военное и политическое значение Севастопольской обороны в Отечественной войне советского народа огромно. Сковывая большое количество немецко-румынских войск, защитники города спутали и расстроили планы немецкого командования. Железная стойкость севастопольцев явилась одной из важнейших причин, сорвавших пресловутое «весеннее наступление» немцев. Гитлеровцы проиграли во времени, в темпах, понесли огромные потери людьми.» За 8 месяцев обороны враг потерял у стен Севастополя до 300 тыс. солдат убитыми и ранеными. Газета «Правда» писала: «Подвиг севастопольцев, их беззаветное мужество, самоотверженность, ярость в борьбе с врагом будут жить в веках, их увенчает бессмертная слава».

В ознаменование подвига защитников города 22 декабря 1942 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР была учреждена медаль «За оборону Севастополя», которой награждено свыше 50 тыс. участников обороны.

Вступившие 3 июля 1942 года в разрушенный город фашисты бесчинствовали в нем 22 месяца. Они уничтожили в инкерманских штольнях 3 тыс. женщин, стариков и детей, в Троицком туннеле — более 400 рабочих. 12 июля оккупанты согнали на стадион «Динамо» 1500 жителей, а после ограбления и издевательств расстреляли их на 5-м км Балаклавского шоссе. За время оккупации города фашисты расстреляли, сожгли, утопили в море, насильно угнали в Германию десятки тысяч севастопольцев.

Несмотря на жесточайший оккупационный режим, севастопольцы не прекратили борьбу с фашистами. В Севастополе начали создаваться и действовать подпольные патриотические организации во главе с коммунистами В.Д.Ревякиным, П.Д.Сильниковым, Н.И.Терещенко. Советское правительство по достоинству оценило мужество и подвиги севастопольских подпольщиков: руководителю севастопольского подполья ВД.Ревякину посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, орденами Ленина, Отечественной войны, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги» награждены 59 участников подполья.

Освобождение Крыма и Севастополя весной 1944 г. Ставкой Верховного Главнокомандования было возложено на войска 4-го Украинского фронта (2-я гв, и 51-я армии) под командованием генерала армии Ф.И.Толбухина и войска Отдельной Приморской армии под командованием генерала армии А.И.Еременко при поддержке сил и средств Черноморского флота во главе с адмиралом Ф.С.Октябрьским и Азовской военной флотилии под командованием контр-адмирала С.Г.Горшкова, авиации дальнего дейсгвия под командованием маршала авиации А.Н.Голованова. Их действия координировали представители Ставки Верховного Главнокомандования Маршалы Советского Союза А.М.Василевский и К.Е.Ворошилов.

5 мая 1944 г. в 12 часов, после мощной двухчасовой артиллерийской и авиационной подготовки, 2-я гвардейская армия под командованием генерал-лейтенанта Г.Ф.Захарова начала наступление с Мекензиевых гор, чтобы освободить Северную сторону и форсировать Северную бухту.

7 мая в 10 часов 30 минут, после полуторачасовой артиллерийской и авиационной подготовки, перешли в наступление войска Приморской и 51 -и армий. На главном направлении Сапун-гора — Карань (ныне с. Флотское) действовали части Приморской армии под командованием генерал-лейтенанта К.С.Мельника. Восточнее Инкермана и Федюхиных высот на Сапун-гору, являющуюся ключом вражеской обороны, наступала 51-я армия под командованием Героя Советского Союза генерал-лейтенанта Я.Г.Крейзера,

Особенно тяжелые бои в районе Сапун-горы шли в полосе наступления 77-й стрелковой дивизии полковника А.П.Родионова и 32-й гвардейской стрелковой дивизии полковника Н.К.Закуренкова. Они первыми вышли на гребень Сапун-горы. Штурмовые красные флаги на вершине водрузили рядовые Г.И.Евглевский, И.К.Яцуненко, ефрейтор В.И-Дробязко, сержант А.А.Курбатов и др. К исходу дня советские войска овладели Сапун-горой и прорвали многоярусную систему укреплений основного рубежа противника почти на всем его протяжении. Большую помощь атакующей пехоте оказали летчики 8-й воздушной армии под командованием генерал-лейтенанта авиации Т.Т.Хрюкина.

9 мая к вечеру был полностью освобожден Севастополь, 10 мая в час ночи Москва 24 залпами из 342 орудий салютовала освободителям города. В этот день газета «Правда» писала: «Здравствуй, родной Севастополь! Любимый город советского народа, город-герой, город-богатырь! Радостно приветствует тебя вся страна!». 12 мая в районе мыса Херсонес были разгромлены остатки фашистских войск в Крыму.

>> Дополнительно к данному разделу: "Медаль "За оборону Севастополя"


Есть что добавить? Тогда нажмите здесь

Источник: www.sevastopol.info

Главный миф героической обороны Севастополя советскими войсками в ноябре 1941 года — начале июля 1942 года заключается в утверждении, что эта оборона существенным образом повлияла на германские планы на южном крыле советско-германского фронта. Столь же мифологично утверждение, будто потери немецких и румынских войск в ходе осады Севастополя были значительно больше потерь обороняющихся.

Уже к концу сентября 1941 года германские войска преодолели перекопские позиции, захватив 10 тыс. пленных. После того как 28 октября 1941 года 11-я германо-румынская армия прорвала юшуньские позиции и к середине ноября 1941 года заняла основную часть Крыма, советское командование решило удерживать главную базу Черноморского флота — Севастополь, снабжая его морем, до тех пор, пока советские войска не высадят на Керченском полуострове и не начанут операцию по освобождению Крыма. В подходящий момент защитники Севастополя должны были ударить навстречу десанту, после чего совместными усилиями разгромить армию Манштейна. Оборонявшие Крым войска 51-й отдельной армии генерала Ф. И. Кузнецова понесли большие потери и в беспорядке отошла к Керчи. К 16 ноября немецкие войска очистили от противника Керченский полуостров. Остатки 51-й армии до 16 ноября были эвакуированы на Таманский полуостров. Еще в первой половине октября в Крым из Одессы была переброшена Отдельная Приморская армия генерала И. Е. Петрова, насчитывавшая до 80 тыс. человек, 19 танков и 500 орудий. 24 октября она нанесла контрудар по войскам Манштейна, но потерпела неудачу и в составе пяти стрелковых и трех кавалерийских дивизий отошла к Севастополю.

Севастопольский оборонительный район имел десятки укрепленных орудийных позиций, минные поля и др. В систему обороны входили также две так называемые «бронебашенные батареи» (ББ), или форта, вооруженные артиллерией крупного калибра 350-мм, снятые с затонувшего в 1916 года линкора «Императрица Мария». 30 октября 1941 года немецкие войска вышли на дальние подступы к Севастополю, а 2 ноября достигли внешнего рубежа обороны крепости. В начале обороны защитников Севастополя было всего около 20 тыс. человек. Это были части морской пехоты и учебные подразделения. Но и немцы вышли к севастопольским рубежам только своими авангардами. В крепость вскоре прибыли основные силы Отдельной Приморской армии. Туда же отошел арьергард 51-й отдельной армии — 184-я дивизия НКВД. 11 ноября к городу подошли основные силы 11-й армии, включавшие 4 пехотные дивизии, импровизированную моторизованную бригаду и румынский корпус из двух горно-стрелковых бригад. До 21 ноября продолжались немецкие атаки на Севастополь, но взять крепость с ходу не удалось. К тому времени численность защитников города превысила 100 тыс. человек, и они не уступали по этому показателю противнику, у которого к тому же совсем не было танков и штурмовых орудий для развития успеха. Советские же войска имели сильную артиллерию и опирались на долговременные укрепления.

После того как в конце декабря 1941 года на Керченском полуострове высадились армии Крымского фронта, основные силы 11-й армии были отвлечены на борьбу с ними. До того как в мае 1942 года Крымский фронт был разгромлен, немцы ограничивались осадой Севастополя, подвергая город артиллерийским обстрелам. Немцы использовали также тяжелую осадную артиллерию, включая тяжелые гаубицы 210-мм и тяжелые гаубицы 300-мм и 350-мм, сохранившиеся со времен Первой мировой войны. Были также применены уникальные сверхтяжелые осадные орудия:

6 гаубиц типа «Гамма» калибром 420 мм и 3 мортиры типа «Карл» калибром 600 мм.

Под Севастополем также в первый и последний раз было использовано сверхтяжелое 800-мм орудие класса «Дора», весившее 1000 т и перемещавшееся по железной дороге. Оно выпустило 50 снарядов, каждый весом по 7 т. На обслуживании и перевозке пушки было занято более 4 тыс. солдат и офицеров. Снаряды «Доры» были направлены против бронебашенных фортов и складов боеприпасов в скалах. Один из снарядов пробил 30-метровую толщу скалы и уничтожил склад боеприпасов. С учетом того, что к позиции «Доры» пришлось проложить специальный железнодорожный путь, Манштейн посчитал использование этого орудия неэффективным. Тех же результатов можно было достигнуть орудиями меньших калибров и авиации, не отвлекая на их обслуживание столько сил и средств.

7 июня 1942 года начался последний штурм немцами Севастополя. 17 июня они вышли на подступы к Сапун-горе, захватили форты «Сталин» и «Максим Горький-1» и подножие Мекензиевых высот. Теперь немецкая артиллерия могла обстреливать Северную бухту и практически парализовала подвоз подкреплений и боеприпасов. У зенитной артиллерии в Севастополе кончились снаряды, и Люфтваффе завоевали абсолютное господство в воздухе. Оборона города стала невозможна, но командование Севастопольского оборонительного района и Ставка вовремя не позаботились об эвакуации, до последнего рассчитывая удержать город. В ночь на 29 июня без артиллерийской подготовки немецкий десант на надувных лодках внезапно атаковал хорошо укрепленный Южный берег Севастопольской бухты и 30 июня захватил Мамаев курган. Только тогда защитники Севастополя, у которых закончились боеприпасы, получили разрешение на эвакуацию. Было вывезено самолетами и подводными лодками только около 2 тыс. человек, главным образом из высшего командного и политического состава, включая командующего Приморской армией Ивана Петрова и командующего СОР и Черноморским флотом Филиппа Октябрьского и других старших офицеров и политработников. Сталин, опасаясь, что его генералы попадут в плен и, еще, не дай бог, последуют примеру генерала А. А. Власова, в первую очередь стремился эвакуировать их из окружения. Остальные защитники Севастополя остались без командования и практически были брошены на произвол судьбы. 1 июля организованное сопротивление прекратилось, но отдельные разрозненные группы красноармейцев и моряков продолжали сопротивление до 4 июля, тщетно надеясь, что за ними придут корабли. Немцы захватили 100 тыс. пленных, 622 орудий, 26 танков и 141 самолет. В ходе обороны Севастополя Черноморский флот также потерял, главным образом потопленными с воздуха, крейсер «Червона Украина», 4 эскадренных миноносца, 4 крупных транспорта, подводные лодки С-32 и Щ-214.

При обороне Севастополя, вопреки распространенному мнению, Отдельная Приморская армия сковывала равные по численности силы немцев и румын, которые, однако, в последние недели имели полное господство в воздухе и подавляющий перевес в обеспечении боеприпасами. Несмотря на советское господство на море, снабжение Севастополя, а потом и эвакуация его защитников были парализованы с помощью авиации. Основная задержка со взятием Севастополя была связана с необходимостью ликвидировать группировку советских войск на Керченском полуострове. Гитлер не считал отвлечение 11-й армии на осаду Севастополя критически важным обстоятельством для реализации своих планов на южном крыле Восточного фронта. Поэтому после взятия Севастополя основная часть 11-й армии и осадная артиллерия были переброшены под Ленинград, чтобы эти войска, имевшие опыт штурма укрепленных городов, попытались взять советскую северную столицу.

Следующая глава >

Источник: history.wikireading.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector