Невская битва картинки

15 июля 1240 года состоялась Невская битва, которая имела огромное стратегическое значение. Поражение надолго отбило у шведов желание захватить северо-западные земли Руси. Русская земля всегда была щедра и обильна. Особенно выделялся своим богатством среди русских городов и Господин Великий Новгород. Население Новгородской земли было многочисленно, города славились своими ремесленниками и мастерами. Через Новгородчину проходил древний торговый путь на Запад и на Восток. Процветающая и богатая Новгородская земля привлекала к себе жадные взоры западных соседей и прежде всего шведского и немецкого рыцарства.

Это в настоящее время шведы — мирный народ, а в то время шведские феодалы вели экспансию на Восток, стремились захватить богатый Новгород и отрезать Русь от Балтийского моря. Захват Невы и Волхова и новгородский территорий позволял контролировать торговлю между Восточной Европой и Западом. Да и города Новгородской земли, её промыслы могли дать шведским феодалам большую добычу. Необходимо отметить и роль Ватикана, римский папа благословлял немецких и шведских рыцарей на войну с «язычниками и еретиками». Православные христиане для Рима и западных феодалов были не лучше сарацин (мусульман), или язычников.

Близ устья реки Волхов, по которому проходил водный путь из Великого Новгорода в Балтийское море, располагался древний русский город — Ладога. Это был важный оборонительный и торговый центр. Ладога являлась фактически замком к Новгороду, который прикрывал его со стороны Швеции. Новгородские источники сообщают о ранних попытках шведских феодалов захватить Ладогу. Первое упоминание об атаке шведов на Ладогу относится еще к 1142 году: «В то же лето приходи Свейскый князь с епископом», — сообщает летопись. Горожане смогли отбить нападение и шведы отступили. Уже в 1164 году шведы снова попытались захватить Ладогу, но храбрые жители города сами сожгли посад и заперлись в крепости. Шведы осадили крепость. Ладожане успели послать за помощью в Новгород. Шведы не смогли взять город с ходу, а тем временем на выручку Ладоге пришли новгородские дружины и разгромили находников. Новгородцы вскоре нанесли ответный удар. В 1188 году русские и карельские отряды напали на политический и экономический центр Швеции, многолюдный город Сигтуну и разрушили его. Этот удар надолго отбил у шведов охоту ходить на Русь. Однако когда на Русь пришла беда с Востока, шведские феодалы решили воспользоваться тяжёлым положением Русской земли и реализовать план захвата новгородских земель.

В 1238 году шведский монарх получил от римского папы «благословение» на крестовый поход против русских. Всем, кто был готов принять участие в походе, было обещано отпущение всех грехов. В 1239 году шведы и немцы провели переговоры, обсуждая общий план похода на Новгородскую землю. Шведские феодалы, которые к этому времени захватили Финляндию, должны были развивать наступление на Господин Великий Новгород с севера, от реки Нева. Немецкие рыцари наступать с запада — через Изборск и Псков. Шведское правительство короля Эриха Эрикссона Шепелявого (правил в 1222—1229 и 1234—1249 гг.) выделило для похода войско под началом ярла (князя) Ульфа Фаси и зятя короля – Биргера Магнуссона. Для похода на Русские земли были собраны лучшие силы шведского рыцарства. Поход официально считался «крестовым», поэтому в нем, кроме крупных феодалов и их дружин, приняли участие и епископы со своими отрядами. Кроме того, чтобы полностью обеспечить успех крестового похода, шведское командование также собрало многочисленные отряды из подчиненного финского населения. Правда, финны, в отличие от шведов, были вооружены плохо – ножи, луки со стрелами, топоры, копья.

В это время в Новгородской земле правил молодой князь Александр Ярославич – сын великого князя Владимирского Ярослава Всеволодовича. Несмотря на молодость, Александр уже был известен как искусный политик. Это был разумный, энергичный и храбрый воин. Надо заметить, что Новгород сильно отличался своей системой управления от других русских земель. Власть князя была ограничена, он был военным руководителем, а не полновластным владыкой. Реальную власть имели боярские и купеческие роды, которые с помощью веча назначали посадника, тысяцкого и призывали князя. Новгородцы боролись со шведами за контроль над Ижорской землёю и Карельским перешейком. В Новгороде знали о планах шведов по захвату их территорий, так и том, что те похвалялись «крестить» их в латинскую веру.

Летом 1240 года вражеская армия под руководством Биргера «в силе велице, пыхая духом ратном», появилось на реке Нева на судах. Шведы встали лагерем в устье р. Ижора. Армия крестоносцев состояла из шведов, норвежцев и представителей финских племен (сумь и емь). Шведское командование планировало сначала захватить Ладогу, а затем идти на Новгород. Во вражеском войске находились и католическое духовенство: русские земли планировали крестить «огнём и мечом». Разбив лагерь, Биргер, полностью уверенный в своих силах и победе, отправил послание к князю Александру: «Если можешь мне сопротивляться, то я уже здесь, воюю твою землю».

Новгородские рубежи охранялись в то время «сторожами». Они располагались и на морском побережье, где в охране границы принимали участие и представители местных племен. В частности, в районе реки Невы, по обоим берегам Финского залива, находилась «морская сторожа» ижорян (финно-угорская народность населявшая территорию Ижорской земли). Они несли охрану путей к Великому Новгороду со стороны Балтийского моря. Шведское войско было обнаружено старейшиной Ижорской земли Пелгусием, который находился в дозоре. Пелгусий известил князя Александра о появлении вражеской армии.

Крестоносцы выбрали крайне удачный момент для своего удара. Владимиро-Суздальская Русь, где правил отец Александра была опустошена и не могла выставить значительных сил для помощи Новгороду. К тому же для появления дружин Ярослава Всеволодовича требовалось время, которого не было. Личная дружина князя Александра была небольшой. Для сбора отрядов местных бояр, новгородского ополчения и сил городов Новгородской земли нужно было много времени. Медлить же было нельзя, неприятель мог захватить Ладогу и ударить по Новгороду.

Битва

Александр не стал медлить и действовал стремительно, он даже своего отца не успел поставить в известность о появлении шведского войска. Молодой князь решил нанести внезапный удар по противнику, т. к. времени на сбор большого войска не было. Кроме того, созыв новгородского веча мог затянуть дело и сорвать готовящуюся операцию. Князь выступил против противника со своей дружиной, укрепив ее только добровольцами из Новгорода. По старинной традиции, русские воины собрались у храма св. Софии, помолились, приняли благословение от владыки Спиридона. Князь воодушевил своих воинов речью, фраза которой дошла современности и стала крылатой: «Братья! Не в силах Бог, а в правде! Вспомним слова псалмопевца: сии в оружии, и сии на конех, мы же во имя Господа Бога нашего призовем… Не убоимся множества ратных, яко с нами Бог». Рать выступила в поход. Отряд шёл вдоль Волхова до Ладоги, где к силам Александра присоединились ладожане. Из Ладоги новгородская рать двинулась к устью Ижоры.

Лагерь крестоносцев, разбитый в устье реки Ижоры, охранялся плохо, т. к. шведское командование было уверено в своих силах и не подозревали о близости русской рати. 15 июля русские воины смогли незаметно подойти к вражескому лагерю и в 11 часов утра внезапно атаковали шведов. Нападение русской рати было столь внезапным, что крестоносцы не успели подготовиться к бою и построить свои силы. Быстрота отряда Александра свела на нет численное преимущество шведского войска. Воины Биргера были застигнуты врасплох. Шведы не смогли оказать организованного сопротивления. Русская дружина прошла сквозь вражеский стан и погнала шведов к берегу. Вдоль берега ударили пешие ополченцы. Новгородцы пробивались вдоль реки и уничтожали мостки, которые соединяли шведские корабли с берегом. Ополченцы даже смогли захватить и уничтожить три вражеских судна.

Сражение было яростным. Александр лично «изби множество» шведов и ранил вражеского предводителя. Княжеский соратник Гаврило Олексич погнался за ярлом Биргером и верхом ворвался на вражеский корабль. Его скинули в воду, но он остался жив и снова вступил в бой, убив шведского епископа. Источники также сообщают о отличившихся в этом сражении русских воинов: Ратмире, Сбыславе Якуновиче, Якове Полочанине, отроке Савве. Отряд во главе с новгородцем Мишей уничтожил три вражеских корабля.

Крестоносцы не выдержали яростного натиска русских витязей и бежали на уцелевших кораблях. Потери русского отряда были незначительны: до 20 состоятельных воинов. Шведские потери были более значительными. Они нагрузили два корабля только телами знатных людей, остальных захоронили на берегу. В тактическом отношении следует отметить роль пограничной охраны («сторожи»), которая своевременно обнаружила неприятеля и сообщала в Новгород. Огромное значение имел и фактор быстроты и внезапности удара. Крестоносцы были захвачены врасплох и не смогли оказать организованного сопротивления.

Блестящая победа над шведским войском имела огромное политическое и моральное значение. Она произошла после страшных поражений, которые русские рати потерпели от воинов Батыя. Швеции не удалось захватить новгородские земли в наиболее удобный момент для удара и отрезать Русь от Балтийского моря. Отразив вторжение с северного направления, Александр сорвал возможное одновременное нападение шведских и немецких феодалов.

Однако победа на Неве имела и негативную сторону. Новгородские боярские и купеческие семьи завидовали славе Александра и боялись роста его влияния в Новгороде, любви простых людей к нему. «Золотые пояса» начали плести интриги против князя. В результате победитель шведов был вынужден покинуть Новгород и уехать во Владимиро-Суздальскую Русь, в свой удел – Переяславль-Залесский.

Источник: topwar.ru

Любая ИСТОРИЯ имеет определённую степень мифологизации. Даже обычная, бытовая история, которая может со всяким произойти. Криминалисты ставили эксперимент: разыгрывали на глазах у ничего не подозревающей публики противоправную ситуацию, заранее отрежиссированную, а потом опрашивали случайных свидетелей, кто чего видел. И ответы зависели не только от точки наблюдения и занятой моральной позиции, но и от культурного и образовательного уровня наблюдателя, и от его физического состояния на тот момент. То есть все видели РАЗНОЕ, а кто-то ВООБЩЕ НИЧЕГО НЕ ВИДЕЛ. Любой народ обладает определённой культурной парадигмой, необходимой для национальной самоидентификации. Если бы всё было однозначно — не было бы истории как науки. До чего ж хороши картины! И сколько замечательных художников, о которых я, человек не совсем некультурный, только из этого поста и узнал!
AGAT44 задавал очень умные вопросы, пока не сорвался в истерику. Я за него рад — он-то хоть знает, КТО ВИНОВАТ. А кого винить нищим московским бабушкам (не бомжихам!) которые дерутся за полусгнившие овощи на помойке у продуктового рынка (на нормальные-то денег нету)? Мегаполис Москва уродливый, согласен, я вот не опуская глаз могу говорить с пацанами из регионов, поскольку сам — сплошной "лимитед" по родителям (мать — из Курска, отец- из Перми, работали и жили в Подмосковье) и официально москвич только с 2002-го года (удачно женился, ха-ха!). Иногда вот смотрю на весь этот московский беспредел и думаю — да когда уже этот гнойник прорвётся к чертовой матери! Кстати, сейчас начинается обратная тенденция — отток приезжих из Москвы, потому что реально выживать здесь очень и очень тяжело: московское бабло не доходит до московских низов, но зато доходят дебильные московские нововведения, которые нужны чиновникам, чтобы осваивать бюджетные деньги. Все эти грёбаные инициативы и реформы рассасываются где-то на уровне 101-го километра и дальше в регионы уже не доходят — у меня друг в Кемерово, часто по Скайпу базарим, сбежал он, кстати, на Родину из хвалёной Москвы уже в солидных летах, когда после смерти матери освободилась жилплощадь — достало бОльшую часть зарплаты отдавать за съёмное жильё. Так что, Ваша дискуссия, ребята, LANDSKNEHT и AGAT44 — это наглядный пример ИСТОРИЧЕСКОЙ МИФОЛОГИИ, только современной!
И, я конечно, извиняюсь, тревожная тенденция, товарищ LANDSKNEHT: вечно-то Вам приходится за всех отдуваться — то за праотца Адама, то за произвол московских властей! А пост получился хороший! И музыка — замечательная!
НАРОД!!! На самом деле LANDSKNEHT — человек больше искусства, чем науки, не втягивайте вы его нафиг в политическую полемику!!!

Источник: ucrazy.ru

Двенадцатый и тринадцатый век ознаменовались для нашей страны активной экспансией шведов на территории, где проживали славянские, карельские, финские и балтийские народы. Цель нашествия была проста — подчинить соседей, обратить их в свою католическую веру, обложить данью. С этой целью предпринимались неоднократные грабительские рейды по берегам Невы и в новгородские земли. В ответ и сама Швеция, ослабевшая в результате внутриусобных конфликтов, подвергалась набегам славян, карельских и финских племен. В 1187 году новгородские войска сожгли древнюю столицу Швеции — Сигтуну.

В этом противостоянии обе стороны, и русская, и шведская, стремились поставить под свой контроль территорию, прилегающую к реке Неве, связывающей Балтийское море и Ладожское озеро, а также Карельский перешеек.

В декабре 1237 года Римский Папа Григорий IX провозгласил второй крестовый поход в Финляндию и Карелию — «дабы народы, населяющие земли сии, и Христа не знающие, во славу Церкви Христовой крещены были». Летом 1238 года датский король Вальдемар II и магистр рыцарского Объединённого ордена Герман фон Балк договорились о разделе Эстонии и военных действиях против Руси на территориях, прилегающих в Балтийскому морю. Шведы охотно пошли на союз с датчанами, ливонцами и тевтонцами. Русские же княжества в эти годы были ослаблены монгольским нашествием, и враги рассчитывали, что серьезного сопротивления они не окажут.

Летом 1240 года шведские корабли прибыли в устье реки Невы. Высадившись на берег, шведы и их союзники раскинули свои шатры в том месте, где Ижора впадала в Неву. Новгородская первая летопись старшего извода сообщает об этом так:

«Придоша Свѣи в силѣ велицѣ, и Мурмане, и Сумь, и ѣмь в кораблихъ множьство много зѣло; Свѣи съ княземь и съ пискупы; и сташа в Невѣ устье Ижеры, хотяче всприяти Ладогу, просто же реку и Новъгородъ и всю область Новгородьскую».

Согласно этому сообщению в составе войска были шведы, норвежцы и представители финно-угорских племен сумь и емь. Но воинский отряд был всего лишь стражей католического епископа, явившегося крестить «язычников»…

Границы Новгородской земли охранялись «сторожами»: в районе Невы, по обоим берегам Финского залива, находилась новгородская «морская стража» из финно-угорского племени ижора. На рассвете июльского дня 1240 года старейшина Ижорской земли Пелгусий, находясь в дозоре, обнаружил шведскую флотилию и спешно послал доложить о высадке князю Александру.

Получив известие о приближении противника, князь Александр Ярославич принял решение действовать своими силами, не запрашивая помощь у отца, имевшего более многочисленное войско., Юный воитель выступил настолько спешно, что даже часть новгородского ополчения не успела к нему присоединиться. Зато в битве участвовали ополченцы из новгородской крепости Ладоги, присоединившиеся к князю по пути.

Перед битвой русское войско благословил новгородский архиепископ отец Спиридон. Князь Александр тоже перед боем выехал к дружине и воодушевил воинов речью:

«Братие, не в силе Бог, а в правде!.. Не убоимся же множества ратных, яко с нами — Бог!»

Вдоль реки Волхова шел отряд Александра до самой Ладоги, а потом повернул к устью Ижоры. Чтобы не терять времени, пехоту посадили на лошадей «дабы кто пеш — успевал с конным вровень». 15 июля 1240 года Александр подошел к лагерю врага и началось сражение.

«И ту убиенъ бысть воевода ихъ, инии творяху, яко и пискупъ убьенъ бысть ту же; и множество много ихъ паде; и накладше корабля два вятшихъ мужь, преже себе пустиша и к морю; а прокъ ихъ, ископавше яму, вметаша в ню бещисла; а инии мнози язвьни быша; и в ту нощь, не дождавше свѣта понедѣльника, посрамлени отъидоша.»

Переводя на современный русский язык, убит был шведский воевода, тут же погиб и неудачник-миссионер, католический епископ. Погибло так много врагов, что только телами знатных рыцарей наполнены были две ладьи. Простых же кнехтов-пехотинцев похоронили не «в море», а на суше — выкопали братскую могилу и зарыли тела «без числа». Немало было и раненых… Ночью, когда в темноте бой стих, оставшиеся немногочисленные шведы сели в ладью и с позором бежали, не дожидаясь утра понедельника…

Князь Александр собственным копьем оставил шрам на лице «самого короля». Летопись сохранила имена шести русских воинов, совершивших подвиги в этом бою.

Гаврила Олексич, увидав, как «свеи влекут королевича своего под руки на ладью, въехал конный по сходням за ним, дабы пленить». Коню подрубили ногу, витязя сбросили в воду. Однако тот и в кольчуге не утонул — выплыл на берег и снова вступил в схватку, уже пешим, побив мечом своим еще с десяток врагов.

Сбыслав Якунович, пеший воин, вооружённый только одним топором, бросился в самый центр вражеского войска и срубил с древка шведское знамя.

Ловчий Александра — Яков Полочанин длинным мечом уложил, если верить летописи, два десятка шведов, а сломавши меч, стал биться рогатиной и дубиной «яко же с медведями»…

Юный воин-отрок Савва (отроками называли бойцов младшей дружины в возрасте от 15 до 20 лет) проник в центр шведского лагеря, «ворвался в большой королевский златоверхий шатер и подсек столб шатёрный». Ливонцы и шведы, в основном — офицеры, бывшие в шатре, оказались в ловушке, и покуда выпутывались из-под тяжелых покровов, все были перебиты или пленены.

Ополченец Миша прозванием Новгородец с отрядом соратников навязал врагу абордажный бой и утопил три ладьи.

Княжеский постельничий (доверенный слуга) Ратмир сражался пешим против нескольких шведов, и погиб в бою от копейной раны, закрыв Александра собой.

Когда на берег спустилась ночь, бой закончился. Александр не рискнул преследовать отступающих по воде шведов, поскольку хотел поберечь собственные силы. Да и воинская традиция предписывала дать возможность враждующим сторонам перевязать раны и похоронить убитых. А похоронной команде было, что делать в эту июльскую ночь: у Александра погибли не менее 20 знатных воинов — витязей и под сотню дружинников. Насчет шведских потерь в летописи лишь одно слово — «несть числа». Но как показывает исследовательский опыт, летописи часто преувеличивают численность врага. Вряд ли отряд, охранявший, по сути, католическую священническую миссию, насчитывал больше трех-четырех сотен копий. Так что счет убитым со шведской стороны вряд ли превышает пары сотен — ведь были и отступившие. Кстати, на следующий день на другом берегу Невы местные жители обнаружили несколько непогребенных тел шведских кнехтов, видимо, умерших от ран уже при отступлении.

Таким образом, Невскую битву можно отнести к локальным столкновениям, не имевшим решающего значения для противостояния в целом. Но свою роль в судьбе главных действующих сторон она все же сыграла. Шведы оставили попытки поработить славянские земли «малой кровью», не посылали больше католических священников под малой охраной, зато стали подталкивать Орден к большой войне. Однако в ближайшем будущем скоординированных совместных действий с союзниками они не предпринимали. Александр, получивший прозвание Невский после этой победы, остановил экспансию на Ладогу и Новгород… Но жестоко поплатился за это: новгородские бояре убоялись, что влияние князя-победителя слишком возрастет, а реальную власть над городом терять не хотели. Они принялись строить козни против Александра и вынудили его, в конце концов, покинуть город и вернуться к отцу, князю Ярославу… Впрочем, через год, под угрозой нового нашествия ливонцев, нацелившихся на Псков, юный полководец вновь приглашен был в Новгород.

Удивительно, но факт: в шведских источниках Невская битва либо не упоминается вовсе, либо сказано о ней буквально в двух строках. Видимо, историки минувших лет не спешили поведать согражданам подробно о понесенном позоре поражения…

Русская летопись говорит о походе врага во главе с «королем», но король Ульф (Улоф) в это время не покидал столицы. Так кто же тот «воевода», «король» или «королевич», на лице которого оставило след копье князя Александра?

По предположению Н. И. Костомарова, шведскую армию действительно мог возглавлять зять короля Биргер Магнуссон. Хотя на момент битвы он — еще не король (ярл), а именно «королевич», короновали его лишь в 1248 году. Некоторые историки отрицают участие Биргера в битве. Но есть один факт, который невозможно обойти вниманием: в 2002 году могилу Биргера вскрыли для изучения. И на обнаженном от мягких тканей лице ярла, на правой скуле и правой глазнице, замечен был отчетливый след от зажившей давней раны, глубоко просадившей надкостницу и деформировавшей даже кость.

Скорее всего, вследствие этого повреждения Биргер плохо видел правым глазом всю оставшуюся жизнь, да и лик его выглядел весьма некрасиво… Конечно, шведский принц воевал немало, и шрам на физиономии мог получить при других обстоятельствах. Но, как правило, ранение в бою столь высокопоставленного воина остается в летописных документах, тем более, что рану на лице невозможно скрыть. А тут — ни строчки… Не потому ли, что замалчиванию подвергался и сам бой? Очень уж похоже на то, что этот шрам и был той самой «печатью», что Александр «возложил копием» на своего врага…

В любом случае, что бы ни писали о Невской битве на Западе, для русского орукжия она оказалась значимой победой. И чтили ее во все времена. В 1710 году Петр I в память о Невской битве основал в Санкт-Петербурге Александро-Невской монастырь. 30 августа 1724 года из Владимира сюда были перевезены останки князя Александра Ярославича. В лавре ныне расположен некрополь российских знаменитостей — здесь похоронены Михаил Васильевич Ломоносов, Александр Васильевич Суворов, Денис Иванович Фонвизин, Николай Михайлович Карамзин, Иван Андреевич Крылов, Михаил Иванович Глинка, Модест Петрович Мусоргский, Пётр Ильич Чайковский, Фёдор Михайлович Достоевский…

А самого князя Александра Православная церковь причислила к лику святых.

Источник: polkrf.ru

Факт 1. Все началось  гораздо раньше

В истории никогда ничего не бывает просто так. Например, битва на Неве, которая произошла в 1240 году, была предрешена событиями почти полувековой давности.

1192 год. Папа Римский Целестин Третий объявляет новый крестовый поход. На этот раз крестоносцы направились не в опаленные солнцем палестинские пустыни, а на Север, в Прибалтику.

Цель походов в Палестину была простой и понятной с точки зрения христианства – защита братьев-христиан и Гроба Господня.  Балтийский поход также заявлялся как Богоугодная миссия – крещение язычников, которые населяли Эстонию, Латвию, Литву.

Однако вскоре духовная цель обернулась банальным захватом территорий и борьбой за сферы влияния с русскими княжествами. Крестоносцы отбили множество русских крепостей и основали свои – самая известная из которых – Ревель, современный Таллин.

Битва на Неве

1202 год – в Прибалтике основан орден Меченосцев. Там же он был разбит и в 1237 году его остатки присоединили к Тевтонскому ордену. Так появился Ливонский орден, иначе говоря — Ливонское ландмейстерство Тевтонского ордена.

Какое же отношение Тевтонский орден имеет к Битве на Неве? Да самое прямое.

Дело в том,  что в июне 1238 года именно Тевтонский орден, в лице его магистра Германа Балка, договорился с датским королем Вальдемаром Вторым о войне с русскими на территории Прибалтики. И помогать им в этом должны были союзники датчан — шведы.

Факт 2. Далеко идущий план шведов

Из летописи следует: шведы планировали отрезать русские земли от моря, финских и корельских земель. Соответственно, ликвидировать на Балтике мощного торгового конкурента – Новгород и по возможности – завоевать его.

 

Факт 3. Родственники сражались друг с другом

Среди лидеров сторон, принявших участие в битве на Неве, традиционно называют князя Александра Невского, ярла Биргера Магнуссона и ярла Ульфа «Фаси» Карлсона.

Главная интрига здесь в том, что некоторые противники приходились друг другу родней. Зароемся в их родословные, которые выведут нас к великому князю Владимиру Мономаху.

Князь Александр Невский – сын князя Ярослава Всеволодовича, внук князя Всеволода Юрьевича Большое Гнездо, пра-внук князя Юрия Владимировича Долгорукого и пра-пра-внук князя Владимира Мономаха.

Ярл Биргер Магнуссон – муж Ингеборги, сестры шведского короля Эрика Шепелявого. Ингеборга была внучкой Вальдемара Первого, пра-пра-внучкой Мстислава Владимировича и пра-пра-пра-внучкой Владимира Мономаха.

Заочный участник битвы – король Дании Вальдемар Второй. Сын короля Вальдемара Первого и минской княжны Софии.  Внук киевской княжны Ингеборги Мстиславны. Пра-внук князя Мстислава Владимировича и – опять же – пра-пра-внук князя Владимира Мономаха.

Факт 4. Биргер еще не был ярлом.

Вообще, ярл Биргер – личность весьма и весьма интересная. В Швеции, у себя на родине, он почитаем не меньше, чем у нас князь Александр Невский. К слову сказать, именно Биргер основал Стокгольм.

Вот только ярлом он во время Невской битвы еще не был. Кто такой ярл? Ярл это практически премьер-министр, то есть — это высшая государственная должность, и в Швеции того времени она была одна.

Во время битвы на Неве шведским ярлом был Ульф «Фаси» Карлсон, который после поражения на Неве прожил еще восемь лет. Так что его двоюродный брат Биргер в это время быть ярлом никак не мог.

Когда в 1248 году Ульфа «Фаси» не стало, Биргер Магнуссон одолел всех конкурентов, метивших на теплое место и сам стал ярлом.

А еще через год, в 1250 году, король Эрик Шепелявый умер, и Биргер стал регентом – временным правителем до того момента, как подрастет наследник престола. В этой должности он пробыл еще 16 лет, а затем умер.

Кстати. Регентом он был при собственном сыне, которого сумел посадить на шведский трон как ближайшего родственника своего покойного тестя — короля.

 

Факт 5. Странная травма Биргера

В 2002 году могила ярла Биргера была вскрыта учеными для исследования его останков. Тогда же была проведена работа по реконструкции внешности Биргера по костям черепа.

В районе правой глазницы ярла ученые обнаружили травму – весьма похожую на ту, которую могло причинить копье князя Александра Невского. Об этом, кстати, в свое время написал русский хронист: «и самому королю възложи печать на лице острым своим копией».

Биргер

Интересно, что через несколько лет была проведена повторная реконструкция внешности Биргера, на которой уже не было никаких следов ранения.  Поскольку отчеты со следами травмы уже были составлены ранее, то, скорее всего, во второй раз в исследования вмешалась цензура.

Однако есть и другая трактовка выражения «на лицо». По мнению историка Анатолия Кирпичникова, имелось в виду не лицо короля, а лицевая – передняя часть шведского строя, его передний ряд. Дело в том, что летописцы частенько использовали выражение «сташа в лице», то есть – расположиться передней стороной или напротив, перед войском. Таким образом «печать на лице» значит урон, нанесенный шведскому войску первым ударом русских воинов.

 

Факт 6.  Не только шведы

Летописец сообщает нам, что со шведами на Русь пришли мурмане, то есть норвежцы и два финских племени – сумь и емь. Плюс – поскольку поход был Крестовый — католические епископы. Все они стали лагерем на берегу Невы, в устье реки Ижоры.

лагерь шведов

Силы князя Александра Невского – дружина и новгородские ополченцы. Естественно, ополченцы здесь – не мужики в лаптях и с рогатинами, а вполне обеспеченные воинским снаряжением бойцы, которые не служат в княжеской дружине.

 

Факт 7. Командиры были молоды

  • Александру Ярославичу было 19 лет.
  • Ярлу Ульфу «Фаси» Карлсону – возраст неизвестен
  • Биргеру Магнуссону – 24 года (если он родился в 1216 году)

 

Факт 8. Два корабля мертвецов

Битва на Неве не отличалась массовыми потерями, хотя прямых данных у нас нету. Шведы вывезли своих убитых на двух кораблях, а прочих – видимо сумь и емь — похоронили в братской могиле.

Новгородцы — «всех 20 мужь с ладожанами, или мне, бог весть». Статистика вещь упрямая, но ее можно считать по-разному. Вероятно, два десятка павших мужей это командиры отрядов, о которых летописец говорил прежде. Простых ратников, видимо, не считали.

 

Факт 9. Главное — результат

Хотя битва на Неве и была весьма небольшой, значение ее трудно переоценить. Шведы убрались восвояси, попытка отрезать Новгород от торговых путей и захватить не увенчалась успехом. Результат налицо.

Замечено: количество сражавшихся и число убитых не всегда равны важности битвы. Ведь не просто так в следующие 16 лет шведы оставили Новгород в покое.

Литература — А.Н.Кирпичников «Две великих битвы Александра Невского»

Фото — Андрей Бойков и Кристина Чистякова

Источник: ludota.ru

You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.