Московська битва

Группа №10

1. Команда «Love and world»

2. Команда EV VIVA история

  • Определили название операции.
  • Создали вики-страницу
  • Задачи сторон
  • Соотношение сил перед операцией
  • Даты проведения
  • Персоналии
  • Ход битвы
  • Значение (оценки) битвы
  • Герои битвы
  • Интересные факты
  • Интересные ссылки
  • Литература
  • Фотосопровождение
  • Мы также воссоздали карту операции (см. задачи сторон)

3. Команда «Бравые ребята»

  • карта битвы
  • Результаты операции
  • ссылки

Вернуться на страницу Интернет-марафон для школьников «Великая Победа»»

Карта битвы

1523.JPG

Задачи сторон

Фашистская Германия. Операция по захвату Москвы получила кодовое название «Тайфун». Замысел операции предусматривал: мощными ударами крупных группировок, сосредоточенных в районах Духовщины, Рославля и Шостки окружить основные силы войск Красной Армии, прикрывавших столицу, и уничтожить их в районах Брянска и Вязьмы, а затем стремительно обойти Москву с Севера и Юга с целью её захвата.

СССР

Замысел советского Верховного Главнокомандования в данной операции заключался в том, чтобы упорной обороной нанести немецко-фашистским войскам возможно большие потери и выиграть время для формирования и сосредоточения новых резервов с целью последующего контрнаступления.


Даты проведения (начало и окончание операции)

Московская стратегическая оборонительная операция явилась 1 этапом битвы под Москвой и проходила с 30 сентября по 5 декабря 1941 года.

Соотношение сил перед операцией

СССР

Московское направление прикрывали войска трёх фронтов — Западного, Резервного и Брянского. И.В. Сталин настолько переоценивал силы и возможности этих войск, что уже в ходе немецкого наступления отдал приказ о выводе двух дивизий из-под Вязьмы в резерв Ставки. Реальные же силы трёх фронтов были ограничены. Фронты насчитывали в своём составе 1250 тыс. человек, до 1000 танков, 7600 орудий и миномётов. Таким образом, противник превосходил наземные советские войска в 1,3—1,4 раза

ВВС трёх советских фронтов насчитывали 568 самолётов (210 бомбардировщиков, 265 истребителей, 36 штурмовиков, 37 разведчиков). Помимо этого уже в первые дни сражения в бой были введены 368 бомбардировщиков дальней авиации и 423 истребителя и 9 разведчиков истребительной авиации ПВО Москвы. Таким образом, силы ВВС Красной армии на московском направлении практически не уступали противнику и насчитывали 1368 самолётов.


Фашистская Германия

Адольф Гитлер 6 сентября 1941 подписал директиву ОКВ № 35, в которой ставились решительные задачи по уничтожению советских войск восточнее Смоленска . К операции привлекались: войска группы армий «Центр» (командующий — генерал-фельдмаршал Ф. фон Бок) — 74,5 дивизии (1800 тыс. человек, 1700 танков и штурмовых орудий, 14 тыс. орудий, 1400 самолётов), в том числе непосредственно для участия в операции — 53 дивизии, из них 14 танковых и 8 моторизованных.

Персоналии (командующие фронтами, армиями и другими подразделениями)

На Московском направлении полосу около 800 км обороняли войска Западного, Брянского, Резервного фронтов.

  • Западный фронт (генерал-полковник И. С. Конев, член Военного совета Н. А. Булганин, начальник штаба генерал-лейтенант В. Д. Соколовский),в составе:

22-я армия (генерал-майор В. А. Юшкевич)

29-я армия (генерал-лейтенант И. И. Масленников)

30-я армия (генерал-майор В. А. Хоменко)

19-я армия (генерал-лейтенант М. Ф. Лукин)

16-я армия (генерал-лейтенант К. К. Рокоссовский)

20-я армия (генерал-лейтенант Ф. А. Ершаков)

  • Резервный фронт (командующий Маршал Советского Союза С. М. Будённый, член Военного совета Н. С. Круглов, начальник штаба генерал-майор А. Ф. Анисов) в составе:

во втором эшелоне Западного фронта)

31-я армия (генерал-майор В. Н. Далматов)

49-я армия (генерал-лейтенант И. Г. Захаркин)

32-я армия (генерал-майор С. В. Вишневский)

33-я армия (комбриг Д. Н. Онуприенко) ( в первом эшелоне)

24-я армия (генерал-майор К. И. Ракутин)

43-я армия (генерал-майор П. П. Собенников)

  • Брянский фронт (командующий генерал-полковник А. И. Ерёменко, член Военного совета дивизионный комиссар П. И. Мазепов, начальник штаба генерал-майор Г. Ф. Захаров) в составе:

50-я армия (генерал-майор М. П. Петров)

3-я армия (генерал-майор Я. Г. Крейзер)

13-я армия (генерал-майор А. М. Городнянский)

Оперативная группа (генерал-майор А. Н. Ермаков)

  • Для уточнения фронтовой обстановки и оказания помощи штабам Западного и Резервного фронтов в создании новой группировки сил для отпора врагу в районы событий в начале октября 1941 года прибыли представители Государственного Комитета Обороны и Ставки В. М. Молотов, К. Е. Ворошилов и А. М. Василевский.
  • 10 октября Государственный Комитет Обороны объединил управление войск Западного и Резервного фронтов в одних руках. Их войска были включены в Западный фронт, во главе которого был поставлен К. Жуков, командовавший до этого Ленинградским фронтом.
  • Для прикрытия столицы с северо-запада 17 октября на базе войск правого крыла Западного фронта (22-я, 29-я, 30-я и 31-я армии) был создан Калининский фронт (командующий генерал-полковник И. С. Конев, член Военного совета корпусной комиссар Д. С. Леонов, начальник штаба генерал-майор И. И. Иванов).

  • ВВС трёх советских фронтов в Московской битве насчитывали 568 самолётов (210 бомбардировщиков, 265 истребителей, 36 штурмовиков, 37 разведчиков). Командующий ВВС — Александр Александрович Новиков.

Главнокомандующие немецкими войсками

Ход операции

Первой операцию «Тайфун» начала южная ударная группировка противника. 30 сентября она нанесла удар по войскам Брянского фронта из района Шостка, Глухов в направлении на Орел и в обход Брянска с юго-востока. 2 октября перешли в наступление остальные две группировки из районов Духовщины и Рославля. Их удары были направлены по сходящимся направлениям на Вязьму с целью охвата главных сил Западного и Резервного фронтов. В первые дни наступление противника развивалось успешно. Ему удалось выйти на тылы 3-й и 13-й армий Брянского фронта, а западнее Вязьмы – окружить 19-ю и 20-ю армии Западного и 24-ю и 32-ю армии Резервного фронтов.Глубокие прорывы танковых группировок врага, окружение ими значительных сил трех фронтов, незаконченность строительства рубежей и отсутствие войск на Можайской линии обороны – все это создало угрозу выхода противника к Москве.В ночь на 5 октября Государственный Комитет Обороны принял решение о защите Москвы.


авным рубежом сопротивления была определена Можайская линия обороны, куда срочно направлялись все силы и средства. 10 октября Государственный Комитет Обороны объединил управление войск Западного и Резервного фронтов в одних руках. Их войска были включены в Западный фронт, во главе которого был поставлен Г. К. Жуков, командовавший до этого Ленинградским фронтом. Состоялось решение построить на непосредственных подступах к столице еще одну линию обороны – Московскую зону.Активные боевые действия советских войск в окружении оказали серьезное влияние на развитие событий. Они сковали в районе Вязьмы 28 немецко-фашистских дивизий, которые застряли здесь и не могли продолжать наступление на Москву.Передовые танковые дивизии Гудериана, устремившиеся от Орла к Туле, натолкнулись в районе Мценска на сопротивление 1-го особого стрелкового корпуса генерала Д. Д. Лелюшенко. Задержка противника у Мценска облегчила организацию обороны Тулы. К 10 октября развернулась ожесточенная борьба на фронте от верховьев Волги до Льгова. Враг захватил Сычевку, Гжатск, вышел на подступы к Калуге, вел бои в районе Брянска, у Мценска, на подступах к Понырям и Льгову. Западный фронт пополнился за счет резерва Ставки и других фронтов 11 стрелковыми дивизиями, 16 танковыми бригадами, более 40 артиллерийскими полками.

мандование фронта использовало их для прикрытия важнейших направлений, ведущих к Москве, — волоколамского, можайского, малоярославецкого и калужского. К концу октября на фронте от Селижарова до Тулы действовало уже десять армий двух фронтов. 15 ноября гитлеровское командование снова повело свои войска в «последнее» наступление на Москву. Фашистским войскам удалось с севера прорваться к каналу Волга – Москва и переправиться через него в районе Яхромы. На юге они обошли непокоренную Тулу и прорвались на берега Оки в районе Каширы. Именно в эти критические дни из тыла подошли наши резервы.Напрягая последние силы, фашистские войска захватили Апрелевку – это в 35 километрах от Москвы. На севере они ворвались в Крюково (30 километров от столицы). Еще одно усилие и вот они у Красной Поляны (это уже в 25 километрах от городской черты).И вот на фронте под Москвой к 4 – 5 декабря наступило затишье. Немецко-фашистские войска выдохлись, их наступление захлебнулось.

Результаты операции

В ходе ожесточенных сражений на дальних и ближних подступах к Москве советские войска остановили продвижение главной немецкой группировки — группы армий “Центр” и нанесли ей тяжелое поражение. Командующий немецкой 2-й танковой армией Г. Гудериан так записал своё резюме: «Наступление на Москву провалилось. Все жертвы и усилия наших доблестных войск оказались напрасными, Мы потерпели серьёзное поражение, которое из-за упрямства верховного командования повело в ближайшие недели к роковым последствиям. В немецком наступлении наступил кризис, силы и моральный дух немецкой армии были надломлены». [1] Были подготовлены условия для перехода в контрнаступление и разгрома врага под Москвой.

Герои битвы


Героев битвы за Москву очень много. Победа в битве окружила ореолом немеркнущей славы своих героев. За образцовое выполнение боевых заданий и проявленные в битве под Москвой мужество и героизм свыше 180 человек удостоены звания Героя Советского Союза, позже — Героя Российской Федерации. Вспомним их поименно.

Интересные факты

  • Битва за Москву является одной из самых больших битв за время войны по количеству участвовавших войск и по понесённым потерям. На полях Подмосковья солдат и офицеров сражалось на 3,4 миллиона больше, чем в Сталинградской битве, на 3 миллиона больше, чем на Курской дуге и на 3,5 миллиона больше, чем в Берлинской операции. [2]
  • Незадолго до битвы политрук Панфиловской дивизии Василий Клочков сказал своим солдатам: «Велика Россия, а отступать некуда — за нами Москва!». Следует отметить, что согласно общепринятой версии все участники последующего за этими словами боя погибли, так что откуда эта фраза стала известна — совершенно неясно.

  • Советская 32-я стрелковая Краснознамённая дивизия полковника В. И. Полосухина, усиленная танковыми бригадами, оборонялась на Бородинском поле. Четверо суток она отбивала атаки противника, после чего вынуждена была отступить. Начальник штаба 4-й немецкой армии Г. Блюментрит вспоминал: «Четыре батальона французских добровольцев, действовавших в составе 4-й армии, оказались менее стойкими. У Бородина фельдмаршал фон Клюге обратился к ним с речью, напомнив о том, как во времена Наполеона французы и немцы сражались здесь бок о бок против общего врага. На следующий день французы смело пошли в бой, но, к несчастью, не выдержали ни мощной атаки противника, ни сильного мороза и метели. Таких испытаний им ещё никогда не приходилось переносить. Французский легион был разгромлен, понеся большие потери от огня противника и от мороза. Через несколько дней он был отведен в тыл и отправлен на Запад…» /История Второй мировой войны, 1939—1945, Т. 4.- М.:Военное издательство. 1975/

Значение (оценки) операции

  • Историческое значение победы под Москвой состоит и в том, что она изменила международную обстановку: способствовала укреплению антигитлеровской коалиции, вселяла уверенность народных масс порабощенных стран в победе над фашизмом, ослабляла коалицию агрессивных стран, подорвала экономические, военные и моральные силы германского фашизма. Разгром немецко-фашистских войск под Москвой явился началом гибели гитлеровского вермахта, начало крушения фашистской Германии.

  • Г.К. Жуков вспоминал: «Когда меня спрашивают, что больше всего запомнилось из минувшей войны, я всегда отвечаю: битва за Москву… Это был ответственнейший момент войны. Я принял командование фронтом в дни, когда фронт находился, по существу, в пригородах Москвы. Из Кремля до штаба фронта в Перхушково мы доезжали на машине за час. Теперь даже трудно себе представить, как это близко. Бои шли в местах, куда теперь молодые москвичи ездят зимой на лыжах, а осенью за грибами». [3]
  • Американский генерал Д. Макартур отмечал: “Размах и блеск ее (Красной Армии) недавнего сокрушительного наступления, заставившего немцев отступить от Москвы, явились величайшим достижением всей истории”. [4]
  • Командующий немецкой 2-й танковой армией Г. Гудериан так записал своё резюме: «Наступление на Москву провалилось. Все жертвы и усилия наших доблестных войск оказались напрасными, Мы потерпели серьёзное поражение, которое из-за упрямства верховного командования повело в ближайшие недели к роковым последствиям. В немецком наступлении наступил кризис, силы и моральный дух немецкой армии были надломлены». [5]
  • Оперативно-тактическая оценка Московской битвы, заключается в том, что Красная армия выиграла это первое генеральное сражение войны не превосходством сил и средств и отнюдь не превосходством тактических приемов. Солдаты и офицеры Красной Армии превзошли противника силой духа: стойкостью и выдержкой, самоотверженностью и волей к победе, — качествами, которые берут свое начало в глубинах национального русского характера.[6]

Интересные ссылки

  • Московская битва в Википедии
  • Медаль «За оборону Москвы»
  • Как создавалось Московское ополчение
  • Парад 7 ноября 1941 года
  • Видео Московская битва
  • Видео Парад 7 ноября 1941 г. на Красной площади
  • Памятные места Битвы за Москву 1941-42 гг.

Источник: wiki.soiro.ru

Сегодня исполняется 75 лет со дня начала контрнаступления под Москвой. Это событие важно не только для москвичей, но и для всей нашей страны. Оно явилось началом перелома и в Великой Отечественной войне, и во Второй мировой войне в целом, когда немецкие войска потерпели первое крупное поражение и развеялся миф об их непобедимости. Немцы были отброшены от Москвы на 150-200 км, были освобождены десятки городов и сотни деревень. 5 декабря по справедливости считается днем воинской славы России. К этому дню мы публикуем один из последних совместных материалов ветерана войны, доктора исторических наук, профессора ЛГУ М.И.Фролова и диакона Владимира Василика.

В сентябре 1941 г. Гитлер издал директиву № 35 о наступлении на Москву, проведении операции, получившей наименование «Тайфун». О ее подготовке главное командование сухопутных войск вермахта дало указание 17 сентября, и 30 сентября немецко-фашистские войска перешли в наступление, осуществляя этот план, который должен был завершиться овладением Москвы и тем самым, как рассчитывало военно-политическое руководство третьего рейха, победой над СССР до наступления зимы.

Для достижения этих целей группа армий «Север» была усилена. К началу наступления на Москву она имела свыше 1 млн. 800 тыс. человек, свыше 14 тыс. орудий и минометов, 1760 танков, 13900 самолетов.

Противнику противостояли Западный, Резервный и Брянский фронты, в которых насчитывалось 1 млн. 250 тыс. человек, 7600 орудий и минометов, 900 танков и 667 самолетов. Таким образом, группа армий «Север» превосходила противостоящие ей советские войска в людях в 1,4 раза, в орудиях и минометах — в 1,8 раза, в танках — в 1,7 раза, в боевых самолетах — в 2 раза[1].

Принципиально соотношение сил не изменилось и тогда, когда советские войска перешли в контрнаступление. Группа армий «Центр» к началу декабря 1941 г. превосходила их в личном составе в 1,5 раза, в артиллерии — в 1,8 раза, в танках — в 1,5 раза и только в самолетах уступала им в 1,6 раза[2].

Эти данные показывают несостоятельность утверждения немецких историков о будто бы многократном превосходстве советских войск в силах и средствах во время контрнаступления под Москвой.

В результате контрнаступления под Москвой Красная Армия отбросила противника на 100-250 километров на запад, освободила от захватчиков свыше 11 тыс. населенных пунктов, в том числе ряд городов.

Разгром немецко-фашистских армий под Москвой положил начало коренному перелому в войне

В отечественной и западной историографии войны единодушно отмечается большое влияние победы советских войск под Москвой на ход и исход войны с Германией. Однако в принципиальной оценке ее военно-политического и международного значения имеются расхождения, которые, по мнению ряда отечественных и немецких историков, принижают ее вклад в победу в войне с фашизмом, исключая ее из числа сражений, приведших к коренному перелому в ходе Великой Отечественной войны и всей Второй мировой войны.

    

В отечественной исторической науке до середины 1980-х годов господствовала точка зрения о событиях ноября 1942 г.- ноября 1943 г. как времени коренного перелома. Она была высказана И.В. Сталиным и повторена в тезисах ЦК КПСС к 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции. На ее основе оценивались события Великой Отечественной войны в работах по истории Второй мировой войны, учебниках и энциклопедиях[3]. Отметим, что этой точки зрения и в настоящее время придерживается абсолютное большинство российских историков.

В середине 1980-х годов отечественные историки А.М. Самсонов и О.А. Ржешевский высказали обоснованный ими тезис о том, что событием, положившим начало коренному перелому в ходе Великой Отечественной войны, всей Второй мировой войны, была Московская битва[4]. Их поддержали Д.М. Проэктор и А. Н. Мерецалов.

Весьма весомый аргумент в подтверждение суждения о победе под Москвой как коренном переломе в ходе войны высказал В.А. Анфилов. Он пишет о беседе с Г.К. Жуковым, в которой маршал подчеркнул, что «начало коренного поворота в ходе войны положила битва под Москвой»[5]. Сам Жуков Г.К. писал: «В битве под Москвой было положено начало крупному повороту в ходе войны»[6].

По мнению автора, точка зрения о том, что поражение немецких войск под Москвой явилось началом коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны и всей Второй мировой войны, объективно отражает значение Московской битвы.

    

Историческое место битвы под Москвой нельзя оценить, не учитывая той драматической обстановки, которая сложилась к осени 1941 года непосредственно на советско-германском фронте. Красная Армия оказалась далеко не в полной мере готовой к борьбе с таким мощным противником, как фашистская Германия, обрушившим на СССР удар колоссальной силы. Немецко-фашистские войска продвинулись в пределы Советского союза от 850 до 1200 км, территория, занятая врагом, превышала 1,5 млн. квадратных километров. На ней до войны проживало 74,5 млн. человек. По данным Генерального штаба РККА, безвозвратные потери действующей армии за второе полугодие 1941 г. составили почти 3 млн. 138 тыс. человек (что составляет более 65 процентов всей численности Красной Армии и Военно-Морского Флота)[7]. Миллионы советских людей оказались в оккупации.

В период битвы под Москвой сложилось тяжелое положение и для других стран антигитлеровской коалиции. В результате нападения на базу США в Перл-Хаборе и начавшегося наступления японских вооруженных сил на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии агрессоры захватили огромную территорию — 4,2 млн. квадратных километров с населением более 200 млн. человек, вышли на подступы к Аляске, Индии и Австралии. Командующий вооруженными силами США на Дальнем Востоке генерал Д. Макартур незадолго до капитуляции своего гарнизона на Филиппинах, обращаясь к войскам, констатировал: «Сложившаяся международная обстановка показывает, что ныне надежды цивилизации неразрывно связаны с действиями Красной Армии, ее доблестными знаменами»[8].

Разгром немецко-фашистских армий под Москвой имел огромное военно-политическое и международное значение. Он оказал большое влияние на весь ход Великой Отечественной войны и Второй мировой войны, положил, как уже отмечалось, начало коренному перелому в войне. Основания для этого дает не только учет обстановки, сложившейся в это время на фронтах Второй мировой войны, но, прежде всего, военный фактор.

В ходе контрнаступления советских войск под Москвой группе армий «Центр» был нанесен сокрушительный удар, были разбиты 38 немецких дивизий, в том числе 11 танковых и 4 моторизованных. На полях Подмосковья фашисты оставили тысячи орудий, сотни танков и много другой боевой техники. Потери группы армий «Север», действовавшей на московском направлении, составили по немецким данным 772 тыс. человек[9]. Это была блистательная победа советских войск. Они не только выстояли, совершив то, на что не были способны в 1939-1940 гг. коалиционные силы ряда европейских стран, в том числе Англии и Франции[10], но и погнали германскую армию. Немецкий историк Баум признает, что «немецкая армия потерпела зимой 1941-1942 годов величайшую катастрофу…»[11].

Победа под Москвой навсегда похоронила фашистский план «блицкрига»

Победа под Москвой навсегда похоронила фашистский план «молниеносной войны» — «блицкрига». Это было первое крупное поражение вермахта во Второй мировой войне, развеявшее миф о его непобедимости и приведшее к изменению характера вооруженной борьбы. Война приняла затяжной характер, чего стремились избежать фашистские стратеги, ибо рухнула тщательно разработанная система экономического, военно-технического и идеологического обеспечения «блицкрига» против СССР. Началась длительная изнурительная война. Историк К. Рейнгарут пишет, что «несгибаемое упорство советского командования и его вооруженных сил, их умение использовать климатические условия, а так же своевременная переброска резервов окончательно перечеркнули стратегические планы Гитлера.»[12]. А. Хилльгрубер и Б. Бонвич с полным основанием полагают, что под Москвой потерпела крах «концепция мировой скоротечной войны», произошла «величайшая катастрофа вермахта»[13]. На Нюрнбергском процессе начальнику штаба Верховного Главнокомандования вооруженных сил Германии генералу Кейтелю был задан вопрос: «Когда он начал понимать, что план «Барбаросса» терпит крах?». «Москва», — ответил Кейтель[14].

    

Бывший начальник оперативного руководства Верховного Главнокомандования генерал А. Йодль, вспоминая на допросе союзными представителями реакцию Гитлера на отход немецких войск от Москвы, подчеркнул, что уже тогда как для фюрера, так и для него самого стало совершенно очевидным: «После того, как был пройден кульминационный пункт в начале 1942 года, победа в войне была уже недостижима»[15].

Весьма характерны высказывания руководителей третьего рейха о ситуации, сложившейся после поражения вермахта на полях Подмосковья. «В нашем кругу мы можем быть еще откровеннее, — говорил Г. Гиммлер, выступая перед командующими фронтовыми участками и начальниками управлений Главного управления имперской безопасности. — Мы стоим абсолютно перед катастрофой.»[16]. В марте 1942 г. рейхсминистр И. Геббельс навестил Гитлера в «Волчьем логове». Он тщательно занес в дневник свои впечатления об этом посещении. «Фюрер рассказывал мне, — пишет он, — как близко в последние месяцы мы были к зиме Наполеона… То, что мы с этим справлялись, — продолжал он, — можно считать просто чудом.»[17]. Гитлер обвинил в бездарности и снял со своих постов до 40 высших военных чинов вермахта.

Политический фактор состоит в том, что именно в период битвы под Москвой и не без ее влияния в значительной степени сформировалась антигитлеровская коалиция. Объединились силы трех великих держав — СССР, США и Великобритании. В то же время ухудшилось внешнеполитическое положение Германии. Победа под Москвой значительно ослабила угрозу вступления Японии в войну против Советского Союза. Нелишне напомнить, что летом 1941 г. японский генеральный штаб и военное министерство уже разработали оперативно-стратегический план войны против СССР («Кантокуэн»). Что это означало? Квантунская армия Японии вместе с войсками, дислоцированными в Корее, на Курильских островах, Южном Сахалине и Хоккайдо, насчитывала свыше 1 млн. человек. Но после поражения немецких войск под Москвой было принято решение «не нападать на Россию» до весны 1942 г[18]. Отрезвляюще наша победа подействовала и на агрессивные круги Турции.

Следует иметь в виду и идеологический фактор. Победа Красной Армии подорвала моральный дух фашистской армии, поколебала ее веру в победу в войне. Этот перелом в сознании солдат передают их дневники, письма, которые они писали домой в дни сражений на подступах к Москве. Солдат Иоганн Бантер перед боем писал жене: «Через час мы встретимся с русскими лицом к лицу. Страшно! Допустим, мы займем деревню, другую, а дальше? Дальше — смерть на русской земле. Нам, солдатам, известно будущее. Где-то недалеко от места, откуда я пишу тебе письмо, будут еще еле заметные холмики. Здесь мы ляжем костьми. И это все, что добудет наш брат в России…»[19]. В этой связи обратим внимание еще на один факт. В Московской битве немецкие солдаты впервые стали сдаваться не по одиночке, а группами[20].

Победа Красной Армии под Москвой вдохновила всех борцов против фашизма, активизировала национально-освободительную борьбу в оккупированных странах. Видный участник французского движения Сопротивления Вальдек Роше писал: «Все, кто пережил это время, вспоминают, как пальцы лихорадочно искали по радио голос Москвы, вспоминают о маленьких флажках, расставлявшихся тайком по карте Советского Союза по мере нараставших успехов его армии. Эти успехи видоизменили материальные и моральные условия антигитлеровской борьбы, вызвали необычайно сильный подъем сражения за национальное освобождение, упрочив ряды антигитлеровской коалиции»[21]. Победы, одержанные Советской армией зимой 1941-1942 годов, — указывает французский историк А. Константин, — имели огромное международное значение… народы стран Европы и Азии, оккупированных Германией, Италией, увидели в Советском Союзе реальную силу, способную освободить их от чужеземного гнета»[22].

Все эти факты обусловили признание видными политическими и военными деятелями государств, входивших в антигитлеровскую коалицию, огромного значения вклада Советского Союза в борьбу народов с фашизмом в период битвы под Москвой. В выступлении по лондонскому радио 15 февраля 1942 г. У. Черчилль говорил: «Ленинград и Москву не взять. Русские армии находятся на поле боя… Они победоносно продвигаются, изгоняя подлого захватчика с родной земли, которую они так храбро защищают и так сильно любят. Больше того, они впервые развеяли гитлеровскую легенду. Вместо победы и обильной добычи, которую он и его орды собрали на Западе, Гитлер пока нашел в России только беду, позор нескольких преступлений, избиение или гибель миллионов германских солдат»[23].

Американский генерал Д. Макартур в 1942 году так охарактеризовал значение победы Красной Армии под Москвой: «В своей жизни я участвовал в ряде войн, другие наблюдал, детально изучал кампании выдающихся военачальников прошлого. Но нигде я не видел такого эффективного сопротивления сильнейшим ударом до того времени победоносного противника, сопротивления, за которым последовало контрнаступление… Размах и блеск этого успеха делают его величайшим военным достижением во всей истории»[24].

Таковы факты. Они лежат в основе объективной оценки военно-политического значения многими немецкими историками и некоторыми бывшими генералами вермахта поражения немецких армий под Москвой. Цитируемый выше известный немецкий историк К. Рейнгардт в статье «Поворот под Москвой», опубликованной в изданной в Англии книге «Барбаросса», опираясь на новые исследования, дал обобщающую оценку великой победе Красной Армии на полях Подмосковья. «… Принято было считать, — говорится в статье, — что только поражение в битве под Сталинградом положило начало повороту в войне. Сегодня, однако, такая интерпретация событий не выдерживает критики. Планы Гитлера и перспективы успешного завершения войны Германии рухнули, видимо, в октябре 1941 г. и, безусловно, с началом русского контрнаступления в битве за Москву в декабре 1941 г.»[25]. Тем самым К. Рейнгардт как бы завершает и окончательно формулирует свое видение влияния Московской битвы на ход и исход войны Германии против СССР, изложенное в его работах. Германия была поставлена в такое положение, отмечается в его книге «Поворот под Москвой», которое уже не позволяло ей достичь поставленных целей войны в целом. Провал операции «Тайфун» привел к краху гитлеровской стратегии зимой 1941-1942 годов[26].

По мнению адъютанта Гитлера фон Белова, зимой 1941-1942 годов вермахт оказался на краю пропасти, произошел великий перелом в ходе мировой войны. Именно «после зимнего кризиса 1941-1942 годов, — пишет он, — И. Риббентроп предлагал Гитлеру заключить со Сталиным сепаратный мир, но Гитлер отверг это предложение, считая, что Сталин не пойдет на переговоры»[27].

Приведем и другие высказывания, оценки битвы под Москвой, данные историками из ФРГ и бывшими немецкими генералами. Г. Гофман, автор главы «Московская битва. 1941 г.» в книге «Решающие сражения Второй мировой войны», признает, что под Москвой наступил «первый поворотный пункт в военных событиях Второй мировой войны»[28]. Он считает, что поражение немцев под Москвой привело к изменению обстановки в пользу союзников по антифашистской коалиции на других фронтах, сильно укрепило положение англичан на Средиземном море.

Вполне определенно о «захвате Красной Армией стратегической инициативы» пишут авторы соответствующей главы и заключения четвертого тома «Германский рейх» и   Вторая мировая война» (М. Мессершмидт, Э. Клинк, Ю. Фёрстер) к концу 1941 г. СССР, утверждают они, вопреки допущенным руководством грубым ошибкам, сумел привести к краху оперативно-стратегические и экономические планы германского руководства, полностью разрушить иллюзии Гитлера о том, что он сможет еще раз вести войну на одном фронте… Это, несмотря на дальнейшие успехи войск и подъем военного производства, решало, по существу, судьбу Германии». Авторы констатируют, что поражение под Москвой «повернуло ход войны», « поставило вермахт перед катастрофой», и на рубеже 1941-1942 годов «наиболее отчетливо проявился разрыв между желаниями и возможностями» германского государства, как никогда в его истории, что в этот момент потерпела крах фашистская программа мирового господства»[29]. По мнению Ф. Меллентина, после трагедии немецкого наступления на Москву победа для вермахта была уже «недосягаема»[30].

Из всего изложенного видно, что в немецкой историографии достаточно широко распространена оценка поражения немецких войск под Москвой как коренного перелома в ходе Второй мировой войны. Подчеркнем, что эту точку зрения поддерживает и ряд отечественных историков.

Как уже отмечалось, большинство российских историков считают, что начало коренному перелому в войне положила победа советских войск под Сталинградом, а под Москвой все же был достигнут временный поворот, и уже летом 1942 г. наши войска отступали на восток к Волге и Кавказу.

По мнению автора, значительные успехи немецких войск летом 1942 г. не опровергают главного тезиса, высказанного рядом отечественных и многими немецкими историками и мемуаристами, что, каковы бы они не были, достигнуть поставленной цели — одержать победу над СССР и в целом во Второй мировой войне — Германия уже не могла. Победа под Москвой положила начало коренному перелому в Великой Отечественной войне и во всей Второй мировой войне, разгром немецких войск под Сталинградом внес решающий вклад в этот перелом, а завершили его победа Красной Армии на Курской дуге и выход советских войск к Днепру. Эти два величайших военных события, две величайшие победы советских войск в 1943 г. дают возможность достаточно обоснованно утверждать, что 1943 год — год коренного перелома в войне, не умаляя того, что его начало положило битва за Москву

В завершение задумаемся о мистическом смысле первого серьезного поражения немцев именно под Москвой. Москва явилась той духовной (но и материальной) стеной, о которую в конечном счете разбивались все нашествия захватчиков и потенциальных поработителей России. Не случайно в начале ХΙΧ в. Джордж Байрон написал о нашествии Наполеона:

Москва,Москва! Был грозен и жесток
Врагу тобой преподанный урок!
Крылом пурги смела ты вражий строй.
И падал в снег развенчанный герой.
Ты недругов трепещущую плоть
Спешила клювом стужи приколоть,
Пришить к земле… Пусть Франция не ждет
К себе вояк, закончивших поход:
Напрасно виноградарей страна
Зовет своих сынов — щедрей вина
Лилась их кровь, ее сковал мороз,
И мумией к снегам пришлец прирос!

Сходная картина царила в белоснежных полях под Москвой, когда немцы тысячами   замерзали в московских снегах. Среди них, кстати, были и французы, потерпевшие осенью 1941 года поражение…. на Бородинском поле.

В октябре 1941 г. целых четыре дня на Бородинском поле шел ожесточенный бой между усиленной танковыми бригадами советской 32-й стрелковой Краснознамённой дивизией полковника В. И. Полосухина и частями 4-й немецкой армии.

Советским частям были розданы знамена русских полков, участвовавших в Бородинском сражении 1812 г.

Для поднятия боевого духа Советским частям были розданы знамена русских полков, участвовавших в Бородинском сражении 1812 г. И советские воины не посрамили славу этих знамен: целых четверо суток они отбивали атаки превосходящих сил противника, а затем отступили в полном порядке, оставив Бородинское поле, наполненное трупами немцев и их союзников и горящими немецкими танками.

Начальник штаба 4-й немецкой армии Г. Блюментрит вспоминал:

    

«Четыре батальона французских добровольцев, действовавших в составе 4-й армии, оказались менее стойкими. У Бородина фельдмаршал фон Клюге обратился к ним с речью, напомнив о том, как во времена Наполеона французы и немцы сражались здесь бок о бок против общего врага. На следующий день французы смело пошли в бой, но, к несчастью, не выдержали ни мощной атаки противника, ни сильного мороза и метели. Таких испытаний им ещё никогда не приходилось переносить. Французский легион был разгромлен, понеся большие потери от огня противника и от мороза. Через несколько дней он был отведен в тыл и отправлен на Запад»[31].

Московские святые стали незримой духовной стеной на пути оккультного Третьего Рейха

И в случае с наполеоновскими, и гитлеровскими захватчиками было нечто роковое — то, что на Руси испокон веков называли Божий гнев. Московские святые стали незримой духовной стеной на пути оккультного Третьего Рейха, и призыв к знаменам св. Александра Невского и Димитрия Донского был услышан не только на земле, но и на небесах. Пророческими оказались слова Святейшего Патриарха Московскаго Сергия (Страгородского): «Русская Православная Церковь благословляет небесным благословением всенародный подвиг». Это благословение проявилось в Московской битве, победа в которой была добыта страстотерпческим подвигом русского народа. А в победном 1945 году сбылось другое пророчество Святейшего Патриарха: «Тьме не победить света. Гитлер и его подручные имели наглость сказать, что Христос устарел, и теперь они наследуют землю. За эти наглые безумные слова да поразит Господь Гитлера и его единомышленников». И воистину поразил. Но началом этого поражения явилось 6 декабря 1941 года — день начала Московского наступления и день памяти святого благоверного великого князя Александра Невского.

Источник: pravoslavie.ru

Предыстория и предпосылки битвы за Москву

22 июня 1941 года немецкие войска вторглись в Советский Союз. С первых же дней чётко обозначилось германское оперативное превосходство. Создавая на отдельных участках численное превосходство в силах, вермахту уже в первые недели удалось нанести серьёзное поражение армии, примерно равной по численности ему. Также советскому руководству, ввиду катастрофы июня 1941-го, не удалось реализовать и свой технический перевес.

В конце июня – начале июля 1941 года Западный фронт Красной Армии был почти полностью разгромлен. По сути в это время дорога на Москву для вермахта была открыта, но большое расстояние до советской столицы делало её взятие летом 41-го невозможным. Однако ситуация оставалась тяжёлой.

Продвижение немецких войск было настолько быстрым, что уже десятым числам июля им удалось подойти к Смоленску. Таким образом, примерно 700 километров из 1000 от границы до Москвы было уже преодолено. Но в то же время и вермахт, пройдя столь огромное расстояние за сравнительно короткое время, несколько выдохся. 2-я немецкая танковая группа под командованием генерала Гудериана, прорвавшись за Днепр, серьёзно оторвалась от основных сил и была вынуждена остановить наступление.

В период с 10 июля по 10 сентября 1941 года Красная Армия провела целый комплекс оборонительных и наступательных действий, вошедших в историю как Смоленское сражение. Здесь советские войска сумели на целых два месяца задержать гитлеровские войска, рвавшиеся к Москве, нанести им серьёзные потери и существенно снизить их наступательный порыв.

16 июля вермахт овладел Смоленском. При этом советским руководством решено было не сообщать об оставлении столь значимого города по радио до особого распоряжения правительства. В районе Смоленска была окружена 16-я советская армия, которая с тяжёлыми боями всё же сумела вырваться из кольца.

29 июля вермахту удалось овладеть городом Ельня, образовав тем самым выступ на восток. Именно с этим выступом и связана отдельная страница в истории Великой Отечественной войны. В течение полутора месяцев Красная Армия предприняла ряд попыток срезать выступ и лишить вермахт оперативно выгодного плацдарма в районе Ельни. Лишь к началу сентября советской 24-й армии удалось овладеть городом. Однако в боях советские части понесли весьма крупные потери, в связи с чем Резервный фронт был существенно обескровлен. Кроме того, уже с конца августа ельнинский плацдарм потерял всякую практическую ценность в связи с отводом из него основных частей вермахта, а также наступлением немецких войск на других участках фронта. Кроме того, последующие события показали, что операция по контрудару в районе Ельни практически не имела смысла. Однако, в то же время, это была одна из первых серьёзных советских побед.

В середине сентября вермахт снизил активность на центральном участке советско-германского фронта и провёл ряд операций на севере (блокада Ленинграда) и на юге (окружение Юго-Западного фронта и Киева, вторжение в Крым), благодаря чему были созданы благоприятные условия для начала наступления на Москву. Тем не менее, окружённые советские части продолжали оказывать отчаянное и упорное сопротивление, сбивая тем самым наступление немецких войск. К концу сентября, одержав оперативные победы на юге и на севере, вермахт начал сосредоточение резервов на центральном направлении. Стало ясно, где развернутся решающие бои.

Силы и планы сторон

В конце сентября на московском направлении вермахту удалось сосредоточить весьма серьёзные силы, в которые входили три армии (2-я, 4-я и 9-я) и три танковые группы (2-я, 3-я и 4-я). Эти войска входили в состав группы армий «Центр», которой командовал генерал Ф. фон Бок. С воздуха немецкие войска поддерживал 2-й воздушный флот под командованием А. Кессельринга. Общая численность немецкой группировки составляла 78 дивизий, или почти два миллиона человек, около 2000 танков и 1300 самолётов.

Вермахту противостояли три фронта Красной Армии: Западный (16-я, 19-я, 20-я, 22-я, 29-я и 30-я армии) под командованием генерал-полковника И. С. Конева, Резервный (24-я, 31-я, 32-я, 33-я, 43-я и 49-я армии) под командованием маршала С. М. Будённого и Брянский (3-я, 13-я и 50-я армии, а также отдельная оперативная группа) под командованием генерал-полковника А. И. Ерёменко. Общая численность советских войск составляла примерно 96 дивизий, или 1 миллион 200 тысяч человек, около 1000 танков и примерно 550 самолётов. Таким образом, общее преимущество было на стороне немцев.

План германского командования, получивший название «Тайфун», заключался в прорыве обороны советских войск на ряде участков, окружение основных группировок Брянского и Западного фронтов и наступление на практически неприкрытую Москву. При этом планировалось не просто взять столицу Советского Союза, а окружить её. Гитлер мечтал, чтобы ни один житель Москвы не смог покинуть город.

Планы Красной Армии были диаметрально противоположными. Предполагалось упорно оборонять территорию, нанося контрудары и всё больше изматывая вермахт. Затем планировалось провести контрнаступление с помощью свежих сил, уже накапливавшихся в районе столицы за счёт резервов Верховного Главнокомандования и дивизий, прибывавших с Дальнего Востока и Сибири.

Начало битвы (30 сентября — 11 октября 1941)

30 сентября 1941 года началось наступление немецкой 2-й танковой группы. Данная группа была сосредоточена в районе юго-западнее Брянска, поэтому её продвижение осуществлялось в северо-восточном направлении. Уже в первую неделю немецким войскам здесь удалось овладеть Брянском, Орлом и окружить все армии советского Брянского фронта.

Одновременно с событиями в полосе Брянского фронта, драма разыгралась и севернее, в районе Вязьмы. Здесь немецкое наступление началось 2 октября, но также в первую неделю достигло цели окружить войска советского Западного фронта. Таким образом, уже в первую неделю операции «Тайфун» войска двух советских фронтов из трёх оказались в «котлах».

Борьба окружённых частей Красной Армии была поистине отчаянной. При этом на короткое время советским войскам удалось пробить брешь в кольце Западного фронта, но выйти из кольца удалось немногим. Всего убитыми и пленными Красная Армия в начале октября 1941 года потеряла более 650 тысяч человек. Теперь фронт на московском направлении держали лишь 90 тысяч человек.

После сокрушительных поражений под Вязьмой и Брянском советское руководство приняло решение передать остатки Резервного фронта войскам Западного. Новым командующим Западного фронта был назначен генерал Г. К. Жуков. Ему удалось организовать новую полосу обороны, опиравшуюся на Можайский рубеж.

Новой тактикой советского руководства на московском направлении стало прикрытие основных шоссейных дорог, ведущих к столице, так как сил удерживать линию фронта полностью уже не было. После завершения ликвидации советских войск, окружённых ранее, германское командование вновь начало наступление, полагая, что советские войска на московском направлении разбиты. Однако части Красной Армии оказывали упорное и отчаянное сопротивление, пытаясь задержать противника.

Итогом первого этапа битвы за Москву стало крупное поражение Красной Армии и потеря важных для обороны территорий. В ОКХ же царила победная атмосфера, так как Гитлер считал, что судьба Москвы решена.

Оборона Красной Армии на подступах к Москве (12 октября – 5 декабря 1941)

В середине октября 1941 года советское руководство приняло решение передать все войска Можайской линии обороны в распоряжение Западного фронта. Советские войска, действуя вдоль основных шоссе, сумели несколько части вермахта в районе Можайска примерно на 10 дней, тем самым выигрывая время для укрепления оборонительных рубежей в районе Москвы.

14 октября немецким войскам удалось захватить город Калинин (ныне – Тверь). Здесь был образован советский Калининский фронт, войска которого начали наносить частые контрудары по противнику, сломив его наступательный порыв и ликвидировав опасность для Москвы с северо-запада.

19 октября 1941 года на подступах к Москве началась распутица, выражавшаяся в том, что дороги практически превратились в грязевой кисель. Распутица вызвала серьёзные затруднения со снабжением для вермахта; для советской стороны она хоть и привела к затруднениям, но была не столь непривычна. В связи с этим наступление германской армии вновь замедлилось, что не преминуло использовать советское руководство. К Москве стягивались крупные силы из резервов Верховного Главнокомандования, оборудовались оборонительные рубежи.

Однако ещё 15 октября из столицы началась эвакуация различных госучреждений. 20 октября в городе было введено осадное положение. Но И.В. Сталин отказался покидать город, демонстрируя твёрдую уверенность в судьбе Москвы. Задача организации обороны подступов к Москве была возложена на командующего Западным фронтом генерала Г.К. Жукова, а самого города — командующему московским гарнизоном генерал-лейтенанту Артемьеву.

Период распутицы завершился 4 ноября с наступлением морозов. Германские генералы ждали морозов как облегчения, способного избавить войска от трудностей распутицы. Но на деле самое ужасное для них только начиналось. Морозы почти моментально ударили по частям вермахта, не подготовленным к сложным погодным условиям.

Тем не менее, немецкое наступление продолжилось. В 20-х числах октября немецкие войска начали двигаться к Туле и 29 числа вышли к городу. Обороняла Тулу 50-я армия. Ей, опираясь на укреплённую линию, созданную при широком участии жителей города, удалось задержать противника и не дать ему прорваться сходу. После краха планов по быстрому взятию Тулы части немецкой 2-й танковой группы группы начали движение восточнее города, с целью хватить советскую 50-ю армию и пробиться к Москве с юга. Но и здесь к концу ноября противника ожидала неудача: советские войска, непрерывно контратакуя, сумели полностью остановить продвижение немцев.

7 ноября 1941 года на Красной площади прошёл традиционный парад советских войск. Перед войсками, часть из которых после парада сразу отправилась на фронт, выступил И.В. Сталин. В своей речи он напомнил советским воинам, что на их долю выпала «великая миссия по освобождению народов Европы, порабощённых фашизмом». Это выступление и парад в целом имели мощный эффект, вызвавший подъём боевого духа войск и народа. Стало ясно, что Москва сдана не будет.

Общее наступление вермахта на Москву началось 15-16 ноября. На этот раз вермахт имел уже 51 дивизию, из них 13 танковых. Такое уменьшение войск, участвующих в операции, по сравнению с концом сентября, объясняется тем, что часть сил вермахта была скована советскими войсками либо понесла потери и была отведена в тыл для пополнения и восстановления матчасти.

В течение конца ноября немцам удалось овладеть Клином и Солнечногорском, а также выйти к каналу Москва-Волга. До Кремля оставалось примерно 30 километров, но преодолеть их немцам так и не удалось. Советская оборона стала более плотной по сравнению с октябрём, и теперь вермахту противостояли войска, суммарная численность которых составляла примерно 1 миллион человек и 800 танков. Потеряв подавляющее численное превосходство на решающих направлениях, немецкие войска быстро утратили свою «пробивную» способность и в конце ноября — начале декабря увязли в боях местного значения, полностью прекратившихся к 5 декабря 1941 года.

Итоги оборонительных боёв

В результате боёв октября-декабря 1941 года вермахт понёс потери в примерно 200 тысяч человек. Немецкие войска потеряли способность к наступлению, а жестокие морозы практически парализовали их активные действия. Участились случаи обморожений, а также связанные с этим потери. К началу декабря некогда грозная группа армий «Центр» представляла собой печальное зрелище. Однако это всё же была внушительная группировка численностью около 1 миллиона 700 тысяч человек, находящаяся у ворот советской столицы.

Советские войска понесли гораздо более серьёзные потери: около 650 тысяч человек убитыми, ранеными и пленными. Однако эти потери вовсе не были критичными: уже в ноябре численность войск вновь была доведена до миллиона. Боевой дух Красной Армии был весьма высок, в отличие от вермахта.

Учитывая все эти факторы, советское руководство приняло решение провести контрнаступательную операцию с целью отбросить немцев от Москвы, а также разгромить группу армий «Центр». Планирование операции началось ещё в период тяжёлых оборонительных боёв и при условии численного превосходства противника.

Немецкое же командование планировало держать оборону, чтобы при благоприятной ситуации вновь начать наступление на Москву.

Начало контрнаступления (5 декабря 1941 — 8 января 1942)

На рассвете 5 декабря 1941 года советские войска (Калининский фронт) внезапно для гитлеровцев перешли в контрнаступление под Москвой. На следующий день в наступление также перешёл Западный фронт, благодаря чему немецкая группа армий «Центр» оказалась под мощным давлением советских войск. Красная Армия с первых дней понесла серьёзные потери, но сумела начать успешное наступление.

В самые первые дни немецкое командование ещё не имело данных, которые могли бы предоставить ему чёткую картину происходящих событий. Однако затем руководство осознало весь масштаб возможной катастрофы. Учитывая, что наступление вермахта захлебнулось, 8 декабря 1941 года Гитлер отдал приказ о переходе немецких войск к обороне на всём Восточном фронте. Однако удержать все земли, захваченные в течение кампании 1941 года, было невозможно.

На калининском направлении советские войска, вклинившись в оборону противника, заставили его начать отвод войск из Калинина. В результате напряжённых боёв город был освобождён 16 декабря, а введённые в бой свежие силы охватили позиции немцев с юга, создав таким образом Ржевский выступ.

На центральном (клинском и солнечногорском) направлении бои развивались также драматично. Немцы планировали превратить Клин в укреплённый пункт и заставить советские войска понести огромные потери в попытках взять город. Однако уже к 13 декабря частям Красной Армии удалось полуокружить части вермахта, так что немецкому командованию пришлось отводить войска на запад. В результате, Клин был взят уже 16 декабря. 20 декабря был освобождён Волоколамск. Юго-западнее Москвы в конце декабря – начале января были освобождены города Наро-Фоминск и Боровск.

В районе Тулы советские войска нанесли удар по растянутым порядкам 2-й немецкой танковой группы. Части вермахта, пытаясь сохранить свою боеспособность и предотвратить катастрофу, начали отход на запад и юго-запад. В результате ожесточённых боёв советским войскам удалось ликвидировать угрозу для Тулы и создать предпосылки для освобождения Калуги, что и произошло 30 декабря.

8 января контрнаступление советских войск под Москвой завершилось.

Продолжение советского контрнаступления (9 января – 20 апреля 1942)

В результате советского контрнаступления для Красной Армии открылись весьма радужные перспективы. Учитывая то, что войска не потеряли боеспособности и наступательного порыва, советское руководство приняло решение начать наступление с целью выбить немцев из Ржева и уничтожить немцев в Демянском «котле». Однако эти действия советских войск оказались весьма неудачными. Во многом это объясняется тем, что войска всё же понесли существенные потери в ходе предыдущих операций, а также очень трудными погодными условиями.

В районе Ржева немецкие войска выстроили весьма мощную оборону, которая была гибкой. Имея резервы позади линии фронта, немцам, хоть и с большим трудом, удалось не только удержать Ржев и Демянск, но и восстановить сухопутную связь с Демянском.

На центральном направлении советские войска в конце января предприняли попытку окружить группу армий «Центр», для чего в районе Рогачёва был высажен массированный воздушный десант в составе 4-й воздушно-десантной бригады. Также навстречу десантникам была выдвинута 33-я армия под командованием генерал-лейтенанта М. Г. Ефремова. Однако немецкие войска, сумев организоваться после длительного отступления, нанесли удар по тылам армии, которые не были прикрыты. В результате 33-я армия попала в окружение, в котором находилась весьма продолжительное время и из которого смогла выйти лишь часть её личного состава. Сам генерал-лейтенант Ефремов застрелился.

В результате боёв января-апреля 1942 года, на западном направлении инициатива начала ускользать из рук Красной Армии. Советские войска понесли ощутимые потери и к маю были вынуждены перейти к обороне.

Потери сторон и итоги битвы за Москву

В ходе Московской битвы советские войска понесли огромные потери. Около 930 тысяч человек было убито, умерло от ран либо попало в плен. Примерно 880 тысяч человек составили потери Красной Армии ранеными. Также было потеряно более 4000 танков и около тысячи самолётов.

Немецкие потери составили примерно 460 тысяч человек убитыми и умершими от ран. Потери в боевой технике составили около 1600 танков и 800 самолётов.

Результаты битвы за Москву весьма противоречивы и до сих пор являются одной из тем оживлённых споров военных историков. При этом нужно оценивать не только территориальные результаты сражения, но и потери, а также изменения в стратегической и оперативной обстановке для обеих сторон.

В ходе Московской битвы Красная Армия понесла громадные потери (особенно на её начальном этапе), но затем сумела нанести ряд поражений немецким войскам, освободив часть потерянной в октябре-декабре территории. Однако в то же время советское командование упустило реальную возможность полного разгрома самой мощной немецкой группировки – группы армий «Центр» – и добиться победы над Третьим Рейхом уже в 1942-1943 годах. Тем не менее, наступательные операции были также проведены и на других участках фронта, что поставило немецкие войска в очень сложное положение. Тем не менее, уже в конце апреля 1942 года ситуация для советских войск начала ухудшаться, и вскоре инициатива вновь перешла к вермахту.

Немецким войскам удалось в начале сражения продвинуться практически вплотную к Москве, но затем, понеся серьёзные потери, и отступить на 150-300 километров на запад. Кроме того, некоторые части вермахта оказались в крайне невыгодном оперативном положении, ввиду чего им пришлось летом-осенью 1942 года проводить ряд частных операций по ликвидации угроз. В то же время немцам так и не удалось овладеть Москвой, и уже летом 1942 года вермахт вновь был вынужден начинать изнурительное наступление вглубь Советского Союза. Германия оказалась втянута в затяжную войну, победного конца которой не было видно. Тем не менее, командованию вермахта удалось спасти Восточный фронт от краха зимой 1941-1942 года и сохранить боеспособность войск.

Для Гитлера советское контрнаступление под Москвой стало весьма неприятным «сюрпризом», вину за который он возложил на целый ряд немецких военачальников. Так, в декабре-январе со своих должностей были смещены: главнокомандующий сухопутными силами Германии В. фон Браухич (его место занял сам Гитлер), командующий группой армий «Центр» Ф. фон Бок, а также командующий 2-й танковой группой Г. Гудериан. Эти перестановки стали своеобразным признаком истерии, царившей в кругах германского командования перед лицом возможной катастрофы.

Для союзных СССР держав битва под Москвой стала своеобразным «открытием» – стало ясно, что немцев можно бить и побеждать. С целью лично убедиться в успехах советского оружия, под Москвой побывал ряд официальных лиц из Великобритании и США. Масштабы победы над вермахтом поразили их.

Для советского народа победа под Москвой также стала первой радостной вестью за долгие месяцы страданий и потерь. Стало ясно, что победа над нацизмом неминуема.

Учитывая все факты, можно с уверенностью сказать, что битва под Москвой, хоть и была по сути ничьей в военно-оперативном отношении, но стратегически она однозначно стала победой как для Советского Союза, так и для его союзников.

Источник: MilitaryArms.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.