Куликовская битва кто с кем воевал


Куликовская битва

«Куликовская битва» Адольф Ивон (1859)

Дата:

8 сентября 1380

Место:

Куликово поле (Тульская область)

Итог:

Победа русских

Стороны

Московское княжество и его союзники

Золотая Орда

Командующие

Князь Дмитрий Иванович

Мамай

Силы сторон

50-60 тыс.

100 – 150 тыс.

Военные потери

до 20 тыс.

8/9 всего войска


Куликовская битва (Мамаево или Донское побоище) — сражение войск русских княжеств с ордынцами 8 сентября 1380 года (лето 6888 от сотворения мира) на территории Куликова поля между реками Дон, Непрядва и Красивая Меча на территории, в настоящее время относящейся к Кимовскому и Куркинскому районам Тульской области, на площади около 10 км².

Предыстория

В 60-е годы XIV века усиление Московского княжества на Руси и темника Мамая в Золотой Орде шло практически одновременно, причём объединению Орды под властью Мамая во многом способствовали русские князья своими победами над Тагаем на р. Войде в 1365 году, над Булат-Темиром на р. Пьяна в 1367 году и походом на среднюю Волгу в 1370 году.

Куликовская битва

Когда в 1371 году Мамай дал ярлык на великое владимирское княжение Михаилу Александровичу Тверскому, Дмитрий Иванович сказал послу Ачихоже «к ярлыку не еду, князя Михаила на княжение в землю владимирскую не пущу, а тебе, послу, путь чист», что явилось переломным моментом в отношениях Москвы и Орды.


1372 году Дмитрий добился прекращения литовской помощи Тверскому княжеству (Любутский мир), в 1375 году добился от Твери признания условия «а пойдут на нас татарове али на тобе, нам с тобою иде противу их; аще мы пойдём на татар, то тебе единою с нами поиде противу им», после чего уже весной 1376 года русское войско во главе с Д. М. Боброком-Волынским вторглось на среднюю Волгу, взяло откуп 5000 рублей с мамаевых ставленников и посадило там русских таможенников.

В 1376 году перешедший на службу к Мамаю с левобережья Волги хан Синей Орды Арапша разорил Новосильское княжество, избегая сражения с вышедшим за Оку московским войском, в 1377 на р. Пьяна разгромил не успевшее изготовиться к битве московско-суздальское войско, разорил Нижегородское и Рязанское княжества. В 1378 году Мамай всё-таки решился на прямое столкновение с Дмитрием, но войско Бегича потерпело сокрушительное поражение на р. Вожа. Рязанское княжество сразу же вновь было разорено Мамаем, но в 1378−1380 годах Мамай потерял свои позиции и на нижней Волге в пользу Тохтамыша.

Соотношение и развёртывание сил

Русское войско

Сбор русских войск был назначен в Коломне 15 августа. Из Москвы в Коломну выступило ядро русского войска тремя частями по трём дорогам. Отдельно шёл двор самого Дмитрия, отдельно полки его двоюродного брата Владимира Андреевича Серпуховского и отдельно полки подручных белозёрских, ярославских и ростовских князей.


Участие в общерусском сборе приняли представители почти всех земель Северо-Восточной Руси. Помимо подручных князей, прибыли войска из Суздальского, Тверского и Смоленского великих княжеств. Уже в Коломне был сформирован первичный боевой порядок: Дмитрий возглавил большой полк; Владимир Андреевич — полк правой руки; в полк левой руки был назначен командующим Глеб Брянский; передовой полк составили коломенцы.

Получивший большую известность, благодаря житию Сергия Радонежского, эпизод с благословением войска Сергием в ранних источниках о Куликовской битве не упоминается. Существует также версия (В. А. Кучкин), согласно которой рассказ Жития о благословении Сергием Радонежским Дмитрия Донского на борьбу с Мамаем относится не к Куликовской битве, а к битве на реке Воже (1378 г.) и связан в «Сказании о Мамаевом побоище» и других поздних текстах с Куликовской битвой уже впоследствии, как с более масштабным событием.

Непосредственным формальным поводом предстоящего столкновения стал отказ Дмитрия от требования Мамая увеличить выплачиваемую дань до размеров, в которых она выплачивалась при Джанибеке. Мамай рассчитывал на объединение усилий с великим князем литовским Ягайло и Олегом Рязанским против Москвы, при этом он рассчитывал на то, что Дмитрий не рискнёт выводить войска за Оку, а займёт оборонительную позицию на её северном берегу, как уже делал это в 1373 и 1379 годах. Соединение сил союзников на южном берегу Оки планировалось на 14 сентября.


Однако, Дмитрий, осознавая опасность такого объединения, 26 августа стремительно вывел войско на устье Лопасни, осуществил переправу через Оку в рязанские пределы. Следует заметить, что Дмитрий повёл войско к Дону не по кратчайшему маршруту, а по дуге западнее центральных районов Рязанского княжества, приказал, чтобы ни один волос не упал с головы рязанца, «Задонщина» упоминает в числе погибших на Куликовом поле 70 рязанских бояр, а в 1382 году, когда Дмитрий и Владимир уедут на север собирать войска против Тохтамыша, Олег Рязанский покажет тому броды на Оке, а суздальские князья вообще выступят на стороне ордынцев. Решение о переходе Оки стало неожиданным не только для Мамая. В русских городах, пославших свои полки на коломенский сбор, переход Оки с оставлением стратегического резерва в Москве был расценен как движение на верную смерть:

Цитата из статьи

И когда услышали в городе Москве, и в Переяславле, и в Костроме, и во Владимире, и во всех городах великого князя и всех князей русских, что пошёл князь великий за Оку, то настала в Москве и во всех его пределах печаль великая, и поднялся плач горький, и разнеслись звуки рыданий

Цитата из статьи

На пути к Дону, в урочище Березуй, к русскому войску присоединились полки литовских князей Андрея и Дмитрия Ольгердовичей. Андрей был наместником Дмитрия во Пскове, а Дмитрий — в Переяславле-Залесском, однако, по некоторым версиям, они привели и войска из своих прежних уделов, бывших в составе Великого княжества Литовского — соответственно Полоцка, Стародуба и Трубчевска. В последний момент к русскому войску присоединились новгородцы (в Новгороде в 1379-1380 годах наместником был литовский князь Юрий Наримантович). Полк правой руки, сформированный в Коломне во главе с Владимиром Андреевичем, выполнял затем в битве роль засадного полка, а Андрей Ольгердович в битве возглавил полк правой руки. Историк военного искусства Разин Е. А. указывает на то, что русская рать в ту эпоху состояла из пяти полков, однако, считает полк во главе с Дмитрием Ольгердовичем не частью полка правой руки, а шестым полком, частным резервом в тылу большого полка.

Русские города посылают воинов в Москву. Деталь ярославской иконы «Сергий Радонежский с житием».


Русские летописи приводят следующие данные о численности русской армии: «Летописная повесть о Куликовской битве» — 100 тыс. воинов Московского княжества и 50-100 тыс. воинов союзников, «Сказание о Мамаевом побоище», написанное также на основе исторического источника — 260 тыс. или 303 тыс., Никоновская летопись — 400 тыс. (встречаются оценки численности отдельных частей русского войска: 30 тыс. белозёрцев, 7 тыс. или 30 тыс. новгородцев, 7 тыс. или 70 тыс. литовцев, 40-70 тыс. в засадном полку). Однако следует учитывать, что цифры приводимые в средневековых источниках обычно крайне преувеличены. Более поздние исследователи (Е. А. Разин и др.), подсчитав общее количество населения русских земель, учтя принцип комплектования войск и время переправы русской армии (количество мостов и сам период переправы по ним), останавливались на том, что под знамёнами Дмитрия собралось 50−60 тысяч воинов (это сходится с данными «первого русского историка» В. Н. Татищева о 60 тысячах), из них лишь 20−25 тысяч — войска непосредственно Московского княжества. Значительные силы пришли с территорий, контролировавшихся Великим княжеством Литовским, но в период 1374—1380 годов ставших союзниками Москвы (Брянск, Смоленск, Друцк, Дорогобуж, Новосиль, Таруса, Оболенск, предположительно Полоцк, Стародуб, Трубчевск).

Войско Мамая

Критическая ситуация, в которой оказался Мамай после битвы на реке Воже и наступления Тохтамыша из-за Волги к устью Дона, заставила Мамая использовать все возможности для сбора максимальных сил.


ть любопытное известие, будто советники Мамая говорили ему: «Орда твоя оскудела, сила твоя изнемогла; но у тебя много богатства, пошли нанять генуэзцев, черкес, ясов и другие народы». Также в числе наёмников названы мусульмане и буртасы. По одной из версий, весь центр боевого порядка ордынцев на Куликовом поле составляла наёмная генуэзская пехота, конница стояла на флангах. Встречается информация о численности генуэзцев в 4 тыс. человек и о том, что за участие в походе Мамай расплатился с ними участком крымского побережья от Судака до Балаклавы.

По сообщению Московского летописного свода конца XV века, Мамай шел.

съ всъми князи Ординьскими и со всею силою Татарьскою и Половецкою. Еще же к тому понаимовалъ рати, Бесермены и Армены, Фрязы и Черкасы и Буртасы, с нимъ же вкупъ въ единои мысли и князь велики Литовъскыи Ягаило Олгердовичь со всею силою Литовъскою и Лятьскою, с ними же въ единачествъ и князь Олегъ Ивановичь Рязанъскыи.

— ПСРЛ, т. 25, М. -Л, 1949, с. 201

В XIV веке встречаются численности ордынских войск в 3 тумена (битва при Синих Водах 1362 году, Мамай наблюдал с холма за ходом Куликовской битвы с тремя тёмными князьями), 4 тумена (поход войск Узбека в Галицию в 1340 году), 5 туменов (разгром Твери в 1328 году, битва на Воже в 1378 году). Мамай господствовал лишь в западной половине Орды, в битве на Воже и в Куликовской битве потерял почти всё своё войско, а в 1385 году для похода на Тавриз Тохтамыш со всей территории Золотой Орды собрал армию в 90 тысяч человек. «Сказание о Мамаевом побоище» называет цифру 800 тыс.человек.

Битва


Место битвы

Из летописных источников известно, что сражение происходило «на Дону усть Непрядвы». Куликово поле находилось между Доном и Непрядвой, то есть между правобережьем Дона и левобережьем Непрядвы. При помощи методов палеогеографии учёные установили, что «на левом берегу Непрядвы в то время находился сплошной лес». Принимая во внимание, что в описаниях битвы упоминается конница, учёные выделили безлесный участок близ слияния рек на правом берегу Непрядвы (?), который ограничен с одной стороны, реками Доном, Непрядвой и Смолкой, а с другой — оврагами и балками, вероятно, существовавшими уже в те времена. Экспедиция оценила размер участка боевых действий в «два километра при максимальной ширине восемьсот метров.» В соответствии с размерами локализованного участка пришлось скорректировать и гипотетическую численность участвующих в сражении войск. Была предложена концепция об участии в сражении конных соединений по 5-10 тысяч всадников с каждой стороны (такое количество, сохраняя способность маневрировать, могло бы разместиться на указанном участке). Таким образом, одно из переломных событий русской истории свелось к локальной стычке двух конных отрядов.


[shortcode=kulikovskaya-bitva-shema]

Долгое время одной из загадок являлось отсутствие захоронений павших на поле боя. Весной 2006 года археологическая экспедиция использовала георадар новой конструкции, который выявил «шесть объектов, расположенных с запада на восток с интервалом 100—120 м.» По версии учёных это и есть захоронения погибших. Отсутствие костных останков учёные объяснили тем, что «после битвы тела погибших закапывались на небольшую глубину», а «чернозём обладает повышенной химической активностью и под действием осадков практически полностью деструктурирует тела погибших, включая кости.» При этом полностью игнорируется возможность застревания в костях павших наконечников стрел и копий, а также наличия у погребённых нательных крестов, которые, при всей «агрессивности» почвы, не могли исчезнуть совершенно бесследно. Привлечённые к экспертизе сотрудники, занимающиеся судебно-медицинской идентификацией личности подтвердили наличие праха, но «не смогли установить, является ли прах в пробах останками человека или животного». Поскольку упомянутые объекты представляют собой несколько абсолютно прямых неглубоких траншей, параллельных друг другу и длиной до 600 метров, они с такой же вероятностью могут являться следами какого-либо агротехнического мероприятия, например, внесения в почву костной муки. Примеры исторических битв с известными захоронениями показывают устройство братских могил в виде одной или нескольких компактных ям.


Отсутствие значимых находок боевого снаряжения на поле боя историки объясняют тем, что в средние века «эти вещи были безумно дорогими», поэтому после сражения все предметы были тщательно собраны. Подобное объяснение появилось в научно-популярных публикациях в середине 1980-х годов, когда в течение нескольких полевых сезонов, начиная с юбилейного 1980 года, на каноническом месте не было сделано никаких находок, хотя бы косвенно связанных с великой битвой, и этому срочно требовалось правдоподобное объяснение.

В начале 2000-х годов схема Куликовской битвы, впервые составленная и опубликованная Афремовым в середине XIX века, и после этого кочующая 150 лет из учебника в учебник без какой-либо научной критики, была уже кардинально перерисована. Вместо картины эпических масштабов с длиной фронта построения в 7-10 вёрст была локализована относительно небольшая лесная поляна, зажатая между отвершков оврагов. Длина её составила около 2 километров при ширине в несколько сот метров. Использование для сплошного обследования этой площади современных электронных металлодетекторов позволило за каждый полевой сезон собирать представительные коллекции из сотен и тысяч бесформенных металлических обломков и осколков. В советское время на этом поле велись сельскохозяйственные работы, в качестве удобрения применялась разрушающая металл аммиачная селитра. Тем не менее, археологическим экспедициям удаётся делать представляющие исторический интерес находки: втулку, основание копья, кольчужное колечко, обломок топора, части оторочки рукава или подола кольчуги, сделанные из латуни; панцирные пластины (1 штука, аналогов не имеет), которые крепились на основе из кожаного ремешка.

Подготовка к битве

В. М. Васнецов. «Поединок Пересвета с Челубеем»

Вечером 7 сентября русские войска были выстроены в боевые порядки. Большой полк и весь двор московского князя встали в центре. Ими командовал московский окольничий Тимофей Вельяминов. На флангах стали полк правой руки под командованием литовского князя Андрея Ольгердовича и полк левой руки князей Василия Ярославского и Феодора Моложского. Впереди перед большим полком стал сторожевой полк князей Симеона Оболенского и Иоанна Тарусского. В дубраву вверх по Дону был поставлен засадный полк во главе с Владимиром Андреевичем и Дмитрием Михайловичем Боброком-Волынским. Считается, что засадный полк стоял в дубраве рядом с полком левой руки, однако, в «Задонщине» говорится об ударе засадного полка с правой руки. О делении на полки по родам войск неизвестно.

Вечером и ночью 7 сентября Дмитрий Иванович объезжал войска, делая смотр. Тогда же, вечером, татарские передовые части, тесня русских разведчиков Семёна Малика, увидели русские построившиеся войска. В ночь на 8 сентября Дмитрий с Боброком выезжали на разведку и издали осматривали татарские и свои позиции.

Русское знамя

«Сказание о Мамаевом побоище» свидетельствует, что русские войска шли в бой под чёрным знаменем с изображением образа Иисуса Христа. Существует также мнение, что поскольку оригинальный текст сказания не сохранился, а дошёл до наших дней в списках, то при переписывании могла произойти ошибка, и цвет знамени был красным. То есть в изначальном тексте сказания могли быть такие слова:

  • чермный — багровый, тёмнокрасный, мутно-красный (Воды чермны, яко кровь)
  • червный/червоный — красный, алый, ярко-красный
  • червлёный — багряный, багровый, ярко-малиновый

Ход битвы

[shortcode=kulikovskaya-bitva-hod-bitvy]

Утро 8 сентября было туманным. До 11 часов, пока туман не рассеялся, войска стояли готовыми к бою, поддерживали связь («перекликались») звуками труб. Князь вновь объезжал полки, часто меняя лошадей.

В 12 часов показались на Куликовом поле и монголы. Битва началась с нескольких небольших стычек передовых отрядов, после чего состоялся знаменитый поединок татарина Челубея (или Телебея) с иноком Александром Пересветом. Оба поединщика пали мёртвыми, однако победа осталась за Пересветом, которого конь смог довезти до русских войск, в то время как Челубей оказался выбитым из седла (возможно, этот эпизод, описанный только в «Сказании о Мамаевом побоище», является легендой). Далее последовал бой сторожевого полка с татарским авангардом, возглавляемым военачальником Теляком (в ряде источников — Туляк). Дмитрий Донской сначала был в сторожевом полку, а затем встал в ряды большого полка, поменявшись одеждой и конём с московским боярином Михаилом Андреевичем Бренком, который затем сражался и принял смерть под знаменем великого князя.

«Сила велика татарская борзо с шоломяни грядуще и ту пакы, не поступающе, сташа, ибо несть места, где им разступитися; и тако сташа, копиа закладше, стена у стены, каждо их на плещи предних своих имуще, предние краче, а задние должае. А князь велики такоже с великою своею силою русскою з другого шоломяни поиде противу им». Бой в центре был затяжной и долгий. Летописцы указывали, что кони уже не могли не ступать по трупам, так как не было чистого места. «Пешаа русскаа великаа рать, аки древеса сломишися и, аки сено посечено, лежаху, и бе видети страшно зело…». В центре и на левом фланге русские были на грани прорыва своих боевых порядков, но помог частный контрудар, когда «Глеб Брянский с полками владимирским и суздальским поступи через трупы мёртвых». «На правой стране князь Андрей Ольгердович не единою татар нападши и многих избил, но не смеяша вдаль гнатися, видя большой полк недвижусчийся и яко вся сила татарская паде на средину и лежи, хотяху разорвати». Основной удар татары направили на русский полк левой руки, он не удержался, оторвался от большого полка и побежал к Непрядве, татары преследовали его, возникла угроза тылу русского большого полка, русское воинство было оттеснено к реке, русские боевые порядки окончательно перемешались. Лишь на правом фланге атаки монголов не увенчались успехом, т.к. там монгольским воинам приходилось взбираться на крутой холм.

Вооружение и доспехи Русских войнов и Золотой Орды 14 века

Владимир Андреевич, командовавший засадным полком, предлагал нанести удар раньше, но воевода Боброк удерживал его, а когда татары прорвались к реке и подставили засадному полку тыл, приказал вступить в бой. Удар конницы из засады с тыла на основные силы монголов стал решающим. Монгольская конница была загнана в реку и там перебита. Одновременно перешли в наступление полки Андрея и Дмитрия Ольгердовичей. Татары смешались и обратились в бегство.

Ход боя переломился. Мамай, наблюдавший издали за ходом сражения и увидев поражение, бежал с малыми силами, как только засадный полк русских вступил в бой. Перегруппировать татарские силы, продолжить бой или хотя бы прикрыть отступление было некому. Поэтому всё татарское войско побежало.

Засадный полк преследовал татар до реки Красивой Мечи 50 вёрст, «избив» их «бесчисленное множество». Вернувшись из погони, Владимир Андреевич стал собирать войско. Сам великий князь был контужен и сбит с коня, но смог добраться до леса, где и был найден после битвы под срубленной берёзой в бессознательном состоянии.

Потери

Куликовская битва

Летописцы сильно преувеличивают число погибших ордынцев, доводя их до 800 тыс. (что соответствует оценке всего войска Мамая) и даже до 1,5 млн человек. «Задонщина» говорит о бегстве Мамая сам-девять в Крым, то есть о гибели 8/9 всего войска в битве.

Ордынцам при виде удара засадного полка приписывается фраза «молодые с нами бились, а доблии (лучшие, старшие) сохранились». Сразу после битвы была поставлена задача пересчитать, «сколько у нас воевод нет и сколько молодых (служилых) людей». Московский боярин Михаил Александрович сделал печальный доклад о гибели около 500 бояр (40 московских, 40-50 серпуховских, 20 коломенских, 20 переяславских, 25 костромских, 35 владимирских, 50 суздальских, 50 нижегородских, 40 муромских, 30-34 ростовских, 20-23 дмитровских, 60-70 можайских, 30-60 звенигородских, 15 углицких, 20 галицких, 13-30 новгородских, 30 литовских, 70 рязанских), «а молодым людям (младшим дружинникам) и счёта нет; но только знаем, погибло у нас дружины всей 253 тысячи, а осталось у нас дружины 50 (40) тысяч». Также погибло несколько десятков князей. Среди погибших упоминаются Семён Михайлович и Дмитрий Монастырёв, о гибели которых известно также соответственно в битве на р. Пьяне в 1377 году и битве на р. Воже в 1378 году.

После битвы

Цитата из статьи

Наличие в русском войске сурожан в качестве проводников даёт основание предполагать о намерении командования русской рати осуществить поход вглубь степей, в которых кочевали татары. Но победу на Куликовом поле не удалось закрепить полным разгромом Золотой Орды. Для этого не было ещё достаточных сил. Учтя большие потери русской рати и опасность похода вглубь степей с небольшими силами, командование приняло решение возвратиться в Москву

Цитата из статьи

Когда обозы, в которых повезли домой и многочисленных раненых воинов, отстали от главного войска, литовцы князя Ягайло добивали беззащитных раненых, а некоторые рязанцы в отсутствие своего князя грабили обозы, возвращающиеся в Москву через Рязанскую землю.

В 1381 году Олег Рязанский признал себя «младшим братом» и заключил с Дмитрием антиордынский договор, аналогичный московско-тверскому договору 1375 года, и обещал вернуть захваченных после Куликовской битвы пленных.

Последствия

Памятник в честь победы на Куликовом поле по проекту А. П. Брюллова. 1848.

В результате разгрома основных сил Орды её военному и политическому господству был нанесён серьёзный удар. В полосу затяжного кризиса вступил другой внешнеполитический противник Московского великого княжества — Великое княжество Литовское. «Победа на Куликовом поле закрепила за Москвой значение организатора и идеологического центра воссоединения восточнославянских земель, показав, что путь к их государственно-политическому единству был единственным путем и к их освобождению от чужеземного господства»

Для самой Орды поражение Мамаевого войска способствовало её консолидации «под властью единого правителя хана Тохтамыша». Мамай спешно собрал в Крыму остаток сил, собираясь снова изгоном идти на Русь, но был разбит Тохтамышем. После Куликовской битвы Орда много раз совершала набеги (Крымская Орда и при Иване Грозном сожгла Москву в 1571 году), но не решалась на битву с русскими в открытом поле. В частности, Москва была сожжена ордынцами спустя два года после битвы и была вынуждена возобновить выплату дани.

Память

С 9 по 16 сентября хоронили убитых; на общей могиле воздвигнута была церковь, давно уже не существующая. Церковь узаконила совершать по убиенным поминовение в Дмитриеву родительскую субботу, «пока стоит Россия».

Народ радовался победе и прозвал Дмитрия Донским, а Владимира Донским или Храбрым (по другой версии, великий московский князь Дмитрий Иванович получил почётное наименование Донской лишь при Иване Грозном).

Памятник на Куликовом поле по проекту А. П. Брюллова. 1848. Дореволюционная открытка

В 1850 году на том месте, которое считалось Куликовым полем, по инициативе первого исследователя великой битвы обер-прокурора Священного Синода С. Д. Нечаева, был поставлен и торжественно открыт памятник-колонна, изготовленный на заводе Ч. Берда по проекту А. П. Брюллова. В 1880 торжественно отпразднован на самом поле, у с. Монастырщины, день 500-летней годовщины битвы.

Русская православная церковь празднует годовщину Куликовской битвы 21 сентября, так как 21 сентября по ныне действующему гражданскому григорианскому календарю соответствует 8 сентября по используемому РПЦ юлианскому календарю.

В XIV веке григорианский календарь ещё не был введён (он появился в 1584 г.), поэтому события до 1584 г. на новый стиль не переводят. Однако Русская Православная Церковь отмечает годовщину битвы именно 21 сентября, потому как в этот день празднуется Рождество Пресвятой Богородицы — по старому стилю именно 8 сентября (день битвы в XIV веке по Юлианскому календарю).

В художественной литературе

  • «Задонщина».
  • Михаил Рапов. Зори над Русью. Исторический роман. — М.: АСТ, Астрель, 2002. — 608 с. — (Русские полководцы). — 6000 экз. — ISBN 5-17-014780-5
  • Сергей Бородин. «Дмитрий Донской». Исторический роман (1940).
  • Дмитрий Балашов. «Святая Русь». том 1: «Степной пролог».

В популярной культуре

  • К шестисотлетию Куликовской битвы (1980 год) в СССР вышел рисованный мультфильм «Лебеди Непрядвы», повествующий о событиях того времени.
  • Куликовской битве посвящен рекламный ролик «Дмитрий Донской» из серии Всемирная история, Банк Империал.
  • Дворовая русская песня «Князь Московский» (вероятно, 60-е годы XX в., содержит элементы обсценной лексики) представляет собой грубый шарж на каноническое («школьное») описание хода Куликовской битвы.

Источники

И. И. Голиков. «Куликовская битва», палехская миниатюра, шкатулка, 1928. МНИ

Сведения о Куликовской битве содержатся в четырех основных древнерусских письменных источниках. Это «Краткая летописная повесть о Куликовской битве», «Пространная летописная повесть о Куликовской битве», «Задонщина» и «Сказание о Мамаевом побоище». Последние два содержат значительное число литературных подробностей сомнительной достоверности. Сведения о Куликовской битве содержатся также в других летописных сводах, охватывающий этот период, а также в западноевропейских хрониках, добавляющих дополнительные интересные сведения о ходе битвы, не известные по русским источникам.

Кроме того, краткий рассказ о Куликовской битве вторичного происхождения содержит «Слово о житии и преставлении великого князя Дмитрия Ивановича», а в «Житии Сергия Радонежского» содержится рассказ о встрече перед битвой Дмитрия Донского с Сергием Радонежским и о посылке им на бой Пересвета и Осляби.

Краткие упоминания о Куликовской битве сохранились также у Орденских хронистов, современников события: Иоганна Посильге, его продолжателя Иоганна Линденблата и Дитмара Любекского, автора «Торуньских анналов». Вот выдержки из их произведений:

Иоганн Пошильге, чиновник из Помезании, живший в Ризенбурге, писал свою хронику также на латыни с 60—70-х годов XIV века до 1406 года. Затем его продолжатель до 1419 года, Иоганн Линденблат, перевёл её на верхненемецкий:

Куликовская битва. Миниатюра из летописи XVII века

«В том же году была большая война во многих странах: особенно так сражались русские с татарами у Синей Воды, и с обеих сторон было убито около 40 тысяч человек. Однако русские удержали [за собой] поле. И, когда они шли из боя, они столкнулись с литовцами, которые были позваны татарами туда на помощь, и убили русских очень много и взяли у них большую добычу, которую те взяли у татар».

Дитмар Любекский, монах-францисканец Торуньского монастыря, довёл свою хронику на латинском языке до 1395 года. Затем его продолжатель до 1400 года перевёл её на нижненемецкий:

«В то же время была там великая битва у Синей Воды между русскими и татарами, и тогда было побито народу с обеих сторон четыре сотни тысяч; тогда русские выиграли битву. Когда они хотели отправиться домой с большой добычей, то столкнулись с литовцами, которые были позваны на помощь татарами, и взяли у русских их добычу, и убили их много на поле».

Сведения их о Куликовской битве восходят, очевидно, к сообщению, привезённому из Руси ганзейскими купцами на съезд в Любеке в 1381 году. Оно в сильно искажённом виде сохранилось в сочинении немецкого историка конца XV века декана духовного капитула города Гамбурга Альберта Кранца «Вандалия»:

Новоскольцев А. Н. «Преподобный Сергий благословляет Дмитрия на борьбу с Мамаем»

«В это время между русскими и татарами произошло величайшее в памяти людей сражение, в местности, называемом Флавассер. Согласно обычаю обоих народов, они сражались, не стоя друг против друга большим войском, а выбегая, чтобы метать друг в друга копья и убивать, а затем снова возвращаясь в свои ряды. Рассказывают, что в этом сражении погибло двести тысяч человек. Победители русские захватили немалую добычу в виде стад скота, посколько почти ничем другим татары не владеют. Но недолго русские радовались этой победе, потому что татары, призвав в союзники литовцев, устремились за русскими, уже возвращавшимися назад, и добычу, которую потеряли, отняли и многих из русских, повергнув, убили. Это было в 1381 году от Рождества Христова. В это время в Любеке был съезд всех городов союза, называемого Ганзой».

Хорошо сохранились сведения о Куликовской битве и в двух булгарских источниках: своде волжско-булгарских летописей Бахши Имана «Джагфар Тарихы» («История Джагфара», 1681—1683 гг.) и своде карачаево-балкарских летописей Даиша Карачая аль-Булгари и Юсуфа аль-Булгари «Нариман тарихи» («История Наримана», 1391—1787 гг.). В «Джагфар тарихи» битва на Куликовом поле 1380 года называется «Мамай сугэшэ» (можно переводить и как «Мамаева битва» и как «Мамаева война»), а в своде «Нариман тарихи» — еще и «Саснак сугэшэ» («Саснакская битва»). «Саснак» по-булгарски значит «болотный кулик», что совпадает с русским «Куликовская битва».

По мнению историка Ф. Г.-Х. Нурутдинова, русские летописцы ошибочно определяют Куликово поле как место битвы у современной реки Непрядвы. Между тем, согласно сведениям «Нариман тарихи», основная часть Куликова поля располагалась между реками Саснак («Кулик») — современная река Сосна, и Кызыл Мича («Красивый Дубняк, или Дуб») — современные речки Красивая Меча или Нижний Дубяк. И только окраина «Саснак кыры» (то есть Куликова поля) немного заходила за эти реки. Так, в «Нариман тарихи» говорится:

«Саснак кыры (Куликово поле) начинается на правом берегу Саснак (Сосна), а заканчивается на левом берегу реки Кызыл Мича».

Наиболее подробный рассказ о битве, совпадающий с текстами русских источников, находится в летописи Мохамедьяра Бу-Юргана «Бу-Юрган китабы» («Книга Бу-Юргана», 1551 год), вошедшей в летописный свод Бахши Имана «Джагфар тарихы» (1680-1683 годы).

История изучения

Основными источниками сведений о битве являются три произведения: «Летописная повесть о побоище на Дону», «Задонщина» и «Сказание о Мамаевом побоище». Последние два содержат значительное число литературных подробностей сомнительной достоверности. Сведения о Куликовской битве содержатся также в других летописных сводах, охватывающий этот период, а также в западноевропейских хрониках, добавляющих дополнительные интересные сведения о ходе битвы, не известные по русским источникам.

Битва на марке России (справа). 1995

Наиболее полным летописным документом, повествующем о событиях сентября 1380 года является «Сказание о Мамаевом побоище», известное из более чем сотни сохранившихся списков. Это единственный документ, в котором говорится о численности войска Мамая (хоть и неправдоподобно большой).

Первым исследователем Куликова поля стал Степан Дмитриевич Нечаев (1792—1860). Коллекция сделанных им находок легла в основу Музея Куликовской битвы.

Историческая оценка

Храм Сергия Радонежского на Куликовом поле

Историческая оценка значения Куликовской битвы неоднозначна. В целом, можно выделить следующие основные точки зрения:

  • С традиционной точки зрения Куликовская битва является первым шагом к освобождению русских земель от ордынской зависимости.
  • Сторонники православного подхода, вслед за основными источниками по истории Куликовской битвы, видят в битве противостояние христианской Руси степным иноверцам.
  • Российский историк Соловьёв С. М. считал, что Куликовская битва, остановившая очередное нашествие из Азии, имела то же значение для Восточной Европы, которое имели битва на Каталаунских полях 451 года и битва при Пуатье 732 года для Западной Европы.
  • Сторонники критического подхода считают, что реальное значение Куликовской битвы сильно преувеличено поздними московскими книжниками и рассматривают битву как внутригосударственный конфликт в Орде (стычка вассала с незаконным узурпатором), не связанный напрямую с борьбой за независимость.
  • Евразийский подход последователей Л. Н. Гумилёва видит в Мамае (в войске которого сражались крымские генуэзцы) представителя торговых и политических интересов враждебной Европы; московские же войска объективно выступили на защиту законного властителя Золотой Орды Тохтамыша.

Источник: www.encyclopaedia-russia.ru

21 сентября отмечается День воинской славы России — День победы русских полков во главе с великим князем Дмитрием Донским над войсками темника Золотой Орды Мамая в Куликовской битве в 1380 году. Он учрежден Федеральным законом № 32-ФЗ от 13 марта 1995 года «О днях воинской славы и памятных датах России».

Стоит отметить, что сама битва на Куликовом поле произошла 8 по старому стилю, то есть 16 сентября — по новому, но официально День воинской славы отмечается 21 сентября. Это издержки перевода дат со старого стиля на новый. При назначении даты не было учтено правило: при переводе дат 14 века к старому стилю прибавляется 8 дней. Прибавили по правилам Русской Православной церкви 13 дней (по церковному летоисчислению при переводе дат со старого стиля на новый век всегда прибавляется 13 дней, вне зависимости от века, когда оно произошло). Из-за этих нестыковок в календарях и получается, что верная календарная годовщина битвы приходится на 16 сентября, а государственное и православное празднование остается 21 сентября.

Кризис Ордынской империи. Противостояние Мамая и Дмитрия

В период, который предшествовал Куликовской битве, Ордынская империя находилась в стадии разрушения. На Руси это время назвали «Великая замятня». За два десятка лет в Орде сменилось 25 ханов. Династический кризис, вызванный внутриэлитарной борьбой, способствовал политическому и военному ослаблению Орды. Было обычным делом, что в Орде было сразу два царя, а временами и более. В Орде самым могущественным человеком стал не принадлежавший к царскому роду (Чингизиды) вельможа Мамай. Цари при нем превратились в марионеток, которых Мамай менял по своему усмотрению. На Руси такая ситуация осознавалась очень четко. Хан, от лица которого правил Мамай, мог быть пренебрежительно назван «Мамаевым царем», прямо говорилось, что Мамай «у себе въ Ордe посадилъ царя другаго». Полновластие темника особо подчеркнуто в следующих летописных характеристиках: «…царь ихъ не владеяше ничимъ же, но всяко старьишинство держаше Мамай»; «Некоему убо у них худу цесарюющу, но все деющу у них князю Мамаю». Отмечалось, что темник Мамай «многих царей и князей избил и поставил себе царя по своей воле».

Таким образом, к 1374 г. уже более десятилетия государственное устройство Орды находилось в кризисном состоянии: цари чаще всего реальной властью не обладали, она принадлежала узурпатору, а те, кто проявлял своеволие, быстро умирали. То есть Ордынская империя, частью которой была Русь, быстро шла к своему развалу. А исламизации Орды только усугубила этот процесс. При этом Мамай был враждебен Москве, недавно окрепшему военно-политическому центру Руси. Дмитрий Иванович успешно боролся с Тверью, Литвой, самовольно построил неприступный каменный кремль. В ответ Мамай попытался передать великое княжение Михаилу Тверскому.

В результате в Москве решили, видимо, в ответ на денежный «запрос», пойти на разрыв и не соблюдать с незаконным, ненадежным в плане поддержки великого князя и к тому же не контролирующим всю территорию Орды правителем вассальных отношений. По сути, Москва выступила не против «царя», а «узурпатора» Мамая.

В 1370 году, когда Мамай выдал ярлык на великое княжение Владимирское Михаилу Тверскому, Дмитрий собрал войска и открыто не подчинился требованиям пришедшего с Михаилом из Орды посла: «к ярлыку не еду, Михаила на княжение в землю Владимирскую не пущу, а тебе, послу, путь чист». В итоге Мамай уступил, в обмен на дань. В 1374 году темник Мамай снова попытался воздействовать на Дмитрия через Михаила Тверского, вторично выдав ему ярлык. Дмитрий организовал поход соединённых сил Северо-Восточной Руси, а также смолян, на Тверь. Михаил признал себя младшим братом Дмитрия, то есть подчиненным князем.

В 1376 году Дмитрий отправил дружины во главе с Дмитрием Боброком в Волжскую Булгарию, которая была под контролем Мамая. Воевода взял откуп с мамаевых ставленников и посадил русских таможенников. В том же году Дмитрий ходил далеко за Оку, «остерегаясь рати татарской». В 1377 году московско-суздальское войско под началом князя Ивана Дмитриевича, из-за пренебрежения дисциплиной, было уничтожено ханом Араб-шахом. Ордынцы разорили Нижний Новгород. В 1378 году Мамай послал 5 туменов (конный корпус) во главе с Бегичем на Москву, но они потерпели жестокое поражение на реке Воже. Русскими войсками командовал Дмитрий Иванович. О серьёзности поражения ордынского войска говорит тот факт, что в битве погибли четверо ордынских князей и сам Бегич (все предводители ордынских корпусов). Победоносное сражение на Воже стало генеральной репетицией Куликовской битвы.

Битва

Мамай, разозленный своеволием Москвы, решил организовать масштабный поход на Русь. Ему не давали покоя лавры хана Батыя. Он «вознесся в уме гордостью великою, хотел как второй царь Батый быть и всю землю Русскую пленить». Поэтому он не ограничился сбором своих войск (он контролировал западную часть Орды), отрядов подвластных ему князей и вельмож, но «рати нанял бесермен и армян, фрязей, черкесов, ясов и буртасов». То есть Мамай поднял ополчения подчиненных ему племен в Поволжье, на Кавказе, нанял итальянцев (фрязей). С генуэзцами, которые угнездились в Крыму, у Мамая были хорошие отношения. Кроме того, Мамай заключил союз с польско-литовским правителем Ягайло и рязанским князем Олегом. Земли Рязани только что были разорены войсками Мамая и он не мог отказаться.

Летом огромное войско Мамая (его численность различные источники определяли от 60 до 300 тыс. воинов) переправилось через Волгу и подошло к устью Воронежа. Получив весть о готовящемся вторжении, московский князь Дмитрий был настороже и готовился к противостоянию. Дмитрий Иванович стал «собирать воинства много и силу великую, соединяясь с князьями русскими и бывшими под ним князьями местными». В степь была направлена «крепкая сторожа», которая следила за передвижением противника.

В Москве в это время были собраны значительные силы. Сбор всех сил назначили в Коломне, оттуда легко было прикрыть любое место на южном рубеже. Москва собрала огромное войско. Летописи сообщают о 200 тыс. человек и даже «400 тысяч воинства конного и пешего». Понятно, что эти цифры сильно завышены. Более поздние исследователи (Е. А. Разин и др.), подсчитав общее количество населения русских княжеств, учтя принцип комплектования войск и другие факторы, считали, что под знамёнами Дмитрия собралось 50—60 тысяч воинов.

В Коломне Дмитрий Иванович произвел смотр войска, разделил его на пять полков и назначил воевод. Русское войско из Коломны прошло вдоль Оки, к устью реки Лопасни. Сюда же спешили «все вои остаточные». 30 августа русское войско переправилось через Оку и двинулось к Дону. 5 сентября русские подошли к Дону, к устью реки Непрядвы. В деревне Чернова прошёл военный совет, на котором решили перейти на другую сторону Дона. 6 сентября по пяти мостам началась переправа через Дон. В ночь на 7 сентября последние русские полки перешли через реку Дон и разрушили за собой мосты, чтобы никто не думал об отступлении.

Утром 7 сентября русские полки вышли на Куликово поле, между Доном и Непрядвой. Русские воеводы построили полки для битвы. Впереди располагался сильный сторожевой полк Семена Мелика, который уже вступил в боевое соприкосновение с передовыми силами противника. Мамай был уже на Гусином броде, в 8-9 км от устья Непрядвы. Мелик слал гонцов к князю Дмитрию, чтобы наши полки успели «исполчиться, чтобы не упредили поганые».

В центре стоял большой полк и весь двор московского князя встали. Ими командовал московский окольничий Тимофей Вельяминов. Перед началом битвы Дмитрий Донской в одежде и доспехах простого воина встал в рядах ратников, поменявшись одеждой со своим любимцем Михаилом Бреноком (Брянка). При этом Дмитрий встал в первой линии. На крыльях стояли — полк правой руки под командованием литовского князя Андрея Ольгердовича и полк левой руки князей Василия Ярославского и Феодора Моложского. Впереди перед большим полком стал передовой полк князей Симеона Оболенского и Ивана Тарусского. В лес вверх по Дону был поставлен засадный полк во главе с Владимиром Андреевичем и Дмитрием Михайловичем Боброком-Волынским. Это были отборные воины с лучшими воеводами Русской земли. По традиционной версии засадный полк стоял в дубраве рядом с полком левой руки, но, в «Задонщине» говорится об ударе засадного полка с правой руки.

Утром 8 сентября был сильный туман, «мгла великая по всей земле, как тьма». Когда часам к 11 утра туман рассеялся, Дмитрий Иванович «повелел полкам своим выступать, и внезапно сила татарская пошла с холмов». Русский и ордынский строй, ощетинившись копьями, стали друг против друга, «и не было места, где им расступиться… И страшно было видеть две силы великие, сходящиеся на кровопролитие, на скорую смерть…».

Согласно «Сказанию о Мамаевом побоище» (другие источники об этом не сообщают) битва началась с традиционного поединка лучших бойцов. Состоялся знаменитый поединок Челубея (Темир-бей, Темир-Мурза) с Александром Пересветом. Два воина «ударились крепко, так громко и сильно, что земля затряслась, и упали оба на землю мертвые». После этого, около 12 часов, «сступились полки».

Условия местности не позволили командирам Мамая применить излюбленную тактику — фланговые обхваты и удары. Пришлось атаковать в лоб, когда сила ломит силу. «И была брань крепкая, и сеча злая, и лилась кровь, как вода, и падало мертвых бесчисленное множество от обеих сторон … всюду множество мертвых лежало, и не могли кони ступать по мертвым. Не только оружием убивали, но и под конскими ногами умирали, от тесноты великой задыхались…».

Главный удар войск Мамая пришёлся на центр и левый фланг русской армии. В центре и на левом фланге стояла «пешая русская великая рать», городские полки и крестьяне ополченцы. Потери пехоты были огромны. По словам летописца, пехота, «как сено скошенное, лежала». Ордынцы смогли несколько потеснить большой полк, но он устоял. Полк правой руки не только устоял, но и был готов наступать. Но видя, что левый фланг и центр теснят, Андрей Ольгердович не стал разрывать строй. Видя, что русский центр устоял, ордынцы направили подкрепления на свой правый фланг. «И тут пешая рать, как древо, сломилась, и как сено подсечена, и было видеть это страшно, и начали татары одолевать». Полк левой руки стали оттеснять к Непрядве. Ордынская конница уже торжествовала победу и стала обходить левый фланг большого полка.

И в этот критический момент ударил засадный полк. Более горячий Владимир Серпуховской предлагал нанести удар раньше, но мудрый воевода Боброк удерживал его. Только в 3 часа дня, когда ветер подул в сторону ордынцев, и всё ордынское войско ввязалось в битву и Мамая не осталось крупных резервов, Боброк сказал: «Княже, час пришёл!» Засадная конница вылетела из леса и со всей долго сдерживаемой яростью ударила во фланг и тыл противника. Та часть ордынского войска, которая оказалась в глубине русского строя была уничтожена, остальных ордынцев погнали обратно, к Красному холму, месту ставки Мамая. Это было началом всеобщего погрома ордынцев. Остальные русские полки, воспрянув духов, погнали врага по всему фронту.

Множество ордынцев было перебито во время преследования. По разным оценкам войско Мамая потеряло от половины до трёх четвертей своего состава. Мамай со своими телохранителями сбежал. Но это был его конец. Воспользовавшись его поражением, Мамая на реке Калке добил хан Тохтамыш из Синей Орды. Мамай сбежал в Крым, надеясь спрятаться у генуэзцев, но его там убили.

Великого московского и владимирского князя Дмитрия Ивановича нашли среди груды погибших. Он был сильно избит, еле дышал. Восемь дней простояло русской войско за Доном, «на костях». Дорогой ценой досталась эта победа Руси. Русская рать потеряла от трети до половины всех воинов.

Ягайло, с учётом того, что русские составляли большую часть его армии (Великое княжество Литовское и Русское на три четверти состояло из русских земель), не решился выступить в битву с Дмитрием Донским и повернул обратно. По словам летописца: «князь Ягайло со всей силой литовскую побежал назад с великой скоростью. Не видел он тогда ни князя великого, ни рати его, ни оружия его, но только имени боялся и трепетал».

Победа Москвы была велика, но Орда была ещё могучей империей. Время смены политического центра на Севере ещё не пришло. Поэтому уже в 1382 г. Тохтамыш легко вышел к Москве и из-за внутренних неурядиц в городе взял крепость. Дмитрий в это время пытался собрать войска. Многие русские города и селения были подвергнуты разгрому. Тохтамыш ушёл «с бесчисленным богатством и бесчисленным полоном восвояси». Дмитрий Донской победил своих соперников, сделал Москву самым могучим центром Северо-Восточной Руси, но ему пришлось признать зависимость от Орды.

Куликовская битва в свете мифа о нашествии «монголо-татар»

С учётом последних исследований (в том числе и в области генетики), очевидно, что никаких «монголо-татар» на Руси XIII — XV вв. не было. Это миф выдуманный иностранцами, которые переписывали историю человечества и Руси в своих интересах. Династия Романовых, представители которой в большинстве своём ориентировались на Запад, европейскую культуры, этот миф приняли, отказавшись от «азиатских» (скифских, гиперборейских) корней Русского государства. В этом историческом мифе центр человечества, всех достижений и благ, это Европа (Запад). А Русь — это дикая, полуазиатская окраина Европы, которая всё заимствовала у Запада или Востока.

Монголов же на Руси в большом количестве тогда не было! Монголы — это монголоиды. А русские и современные «татары» (булгары-«волгари») — это европеоиды. Ни в киевских, ни во владимиро-суздальских, ни в рязанских землях той эпохи не нашли черепов монголоидов. А ведь там гремели кровопролитные и жестокие сражения. Люди гибли тысячами. Если бы многочисленные тумены «монголов» прошли по Руси, то следы бы остались как в археологических раскопах, так и генетике местного населения. А их нет! Хотя монголоидность доминанта, подавляюща. Конечно, западным русофобам и их местечковым прихлебателям в Малороссии-Украине хочется видеть в «москалях» смесь азиатов и финно-угров. Но генетические исследования показывают, что русские это типичные европеоиды. И в русских могильниках времен «монгольской» Орды лежат европеоиды.

Монголоидность на Руси появилась только в XVI-XVII вв. вместе со служивыми татарами, которые сами будучи изначально европеоидами, приобрели её на восточных рубежах. Служили без женщин и брали в жены местных жительниц. Кроме того, очевидно, что никакие монголы не могли преодолеть расстояние от Монголии до Рязани, несмотря на красивые рассказы о сменных выносливых монгольских лошадках. Поэтому бесчисленные романы, картины, а затем и фильмы о страшных «монгольских» всадниках на просторах Русской земли — всё это миф.

Монголия и сейчас малонаселенный, неразвитый уголок мирового сообщества. Раньше было ещё хуже. Все империи, которые доминировали на планете в военном отношении, всегда имели мощную производственную базу. Современные США — мировой экономический лидер. Германия, развязавшая две мировые войны, обладала мощной индустрией и «мрачным тевтонским гением». Британская империя — создала крупнейшую колониальную империю и была «мастерской мира». Наполеон подмял под себя значительную часть Европы. Непобедимая фаланга Александра Македонского опиралась на сильную производственную базу, которую создал его отец Филипп.

Как дикие монголы, жившие почти в первобытных условиях, захватили почти полмира? Подмяли под себя тогдашние передовые державы — Китай, Хорезм, Русь, разорили Кавказ, пол Европы, сокрушили Персию и турков-османов. Говорят о монгольской железной дисциплине, организации армии, превосходных лучниках. Однако железная дисциплина была во всех армиях. Десятичная организация армии — десяток, сотня, тысяча, десять тысяч (тьма-тумен), была издревле характерна для русской армии. Русский сложный лук был намного мощнее и лучше не только монгольского простого лука, но и английского. В Монголии того времени просто не было производственной базы, которая могла вооружить и поддерживать многочисленную и мощную армию. Дикари-степняки, живущие скотоводством, охотники в горных лесах, просто не могли в течение одного поколения стать металлургами, профессиональными воинами. На это уходят века.

«Монгольского» вторжения не было. Но само вторжение было, были бои, сожженные города. Кто сражался? Ответ прост. Согласно русской концепции истории (её представителями являются Ломоносов, Татищев, Классен, Вельтман, Иловайский, Любавский, Петухов и мн. другие) Русь появилась не на пустом месте «из болот» и под руководством «князей-немцев» (викингов), а была прямым преемником Сарматии, Скифии и Гипербореи. Огромные лесостепные пространства от Северного Причерноморья через Поволжье и Южный Урал и до Алтая, Саян и Монголии (вплоть до Тихого океана и Северного Китая), которые заселили «монголами», заселяли европеоиды. Они были известны под именами ариев, скифов, сарматов, жунов («рыжеволосых дьяволов»), хуннов (гуннов), динлинов и т. д.

Ещё задолго до последней волны ариев, которые во 2 тыс. до н. э. ушли из Северного Причерноморья в Персию и Индию, индоевропейцы-европеоиды освоили лесостепную полосу от Карпат до Саян и далее, оказали влияние на складывание китайской и японской цивилизаций. Они вели полукочевой образ жизни, передвигались на волах, при этом умели обрабатывать землю. Именно в южнорусских лесах приручили лошадь. По всей Скифии осталось множество курганных захоронений с повозками, оружием, богатой утварью. Именно эти люди прославились как великие воины, создавшие великие державы и крушившие противников. Огромные роды «скифов»-европеоидов, которые были в раннем средневековье военной элитой Забайкалья, Хакасии и Монголии (отсюда легенда о русобородом и голубоглазом Темучине-Чингисхане), и были единственной военной силой, которая могла покорить Китай, Среднюю Азию и другие земли. Только «скифы» имели производственную базу, позволявшую снаряжать мощные армии.

Позднее эти европеоиды растворились в монголоидной массе (гены монголоидов доминанты). Так после Гражданской войны в России в Китай бежали тысячи русских. Но их сейчас нет. Во втором, третьем поколении все стали китайцами. Часть этих индоевропейцев породила тюрков, которые сохранили в легендах память о русых, голубоглазых предках-великанах. Но XIII столетии они господствовали в Евразии.

Вот эти европеоиды и пришли на Русь. Антропологически, генетически, частично и культурно, эти «скифы» ничем не отличались от половцев, булгар-«волгарей» и русов Киева и Рязани. Все они были представителями одной огромной культурно-языковой общности, потомками Великой Скифии, а до этого Гибербореи (мира ариев). Внешне они могли отличаться лишь типом одежды («скифосибирский звериный стиль»), диалектом русского языка — как великорусы от малороссов-украинцев, и тем, что они были язычниками, поклонявшимися Отцу-Небу и Матери-Земле, священному огню. Поэтому христианские летописцы и называли их «погаными», то есть язычниками.

По сути, войны с «татарами-монголами» — это внутренний конфликт. Русь XIII столетия находилась в кризисе, развалилась на части, которые начал поглощать Запад. Запад (с центром в Риме) уже почти «переварил» западную часть суперэтноса русов в Центральной Европе, началось наступление на восточную ветвь суперэтноса русов. Раздробленная, погрязшая в междоусобицах Русь была обречена на гибель. «Скифы» принесли на Русь воинскую дисциплину, царскую власть («тоталитаризм») и отбросили Запад, погромив ряд западноевропейских королевств. Так, Батый и Александр Ярославич (Невский) действовали практически единым фронтом против Запада. Вот поэтому «скифы» Орды быстро нашли общий язык с князьями и боярами Руси, роднились, братались, выдавали замуж на обе стороны дочерей. Русь и Орда становились единым организмом.

Только исламизация Орды, процесс, видимо, управляемый и нацеленный на уничтожение Ордынской империи (Тартарии) изнутри, её внутренний кризис, привели к серьёзному конфликту. В империи появился новый, более здоровый и пассионарный центр — Москва. Куликовская битва была частью процесса перехода центра управления из Сарая и Москву. Окончательно этот процесс завершился при Иване Грозном, когда Москве подчинили Казанское, Астраханское и Сибирское ханства. То есть империя возродилась (как это уже не раз было в прошлом), как птица Феникс, но уже в новом облике и с центром в Москве.

Источник: topwar.ru

Предпосылки Куликовской битвы, кратко

Вместе с событиями, которые описаны выше, произошла смерть литовского короля Ольгерда. Его место занял Ягайло, который первым делом решил наладить отношения с мощной Ордой. В результате монголо-татары получили мощного союзника, а Россия оказалась зажатой между врагами: с востока татарами, с запада литовцами. Это никоим образом не поколебало решимость русских дать отпор врагу. Более того, было собрано войско, во главе которого встал Дмитрий Боброк-Валынцев. Он совершил поход на земли на Волге и захватил несколько городов,. Которые принадлежали Орде.

Следующие крупные события, которые создали предпосылки Куликовской битвы,  произошли в 1378 году. Именно тогда по Руси прошел слух о том, что Орда направило крупной войско для того, чтобы покарать непокорных русских. Предыдущие уроки показывали, что монголо-татары выжигают все на своем пути, а значит, пускать их в плодородные земли нельзя. Великий князь Дмитрий собрал дружину и отправился навстречу врагу. Их встреча произошла недалеко от реки Вожи. Маневр русских имел фактор неожиданности. Никогда до этого дружина князя не опускалась так глубоко на юг страны для битвы с врагом. Но бой был неминуем. Татары оказались к нему неготовые. Русское войско достаточно легко одержало победу. Это еще больше вселило уверенность в том, что монголы обычные люди и с ними можно бороться.

Подготовка к сражению – куликовская битва кратко

Дмитрия Донского благославляют перед куликовской битвой

События у реки Вожи стали последней каплей. Мамай желал мести. Ему не давали покоя лавры Батыя и новый хан мечтал повторить его подвиг и пройтись огнем по всей Руси. Последние события показывали, что русские не так слабы, как раньше, а значит, моголам нужен союзник. Его нашли достаточно быстро. В роли союзников Мамая выступили:

  • Король литовский — Ягайло.
  • Князь рязанский – Олег.

Исторические документы указывают на то, что князь рязанский занимал противоречивую позицию, стараясь угадать победителя. Для этого он заключил союз с Ордой, но при этом регулярно сообщал в другие княжества информацию о передвижении монгольского войска. Сам Мамай собирал сильное войско, в которое вошли полки со всех земель, которые были подконтрольны Орде, в том числе и крымские татары.

Подготовка русских войск

Назревавшие события требовали от Великого князя решительных действий. Именно в этот момент надо было собрать сильное войско, которое сможет дать отпор врагу и покажет всему миру, что Русь не покорена окончательно. Около 30 городов выразили готовность предоставить свою дружину в объединенное войско. Многие тысячи воинов вошли в отряд, командование над которым принял сам Дмитрий, а также другие князья:

  • Дмитрий Боброк-Волыниц
  • Владимир Серпуховский
  • Андрей Ольгердович
  • Дмитрий Ольгердович

Вместе с тем вся страна поднималась на борьбу. В дружину записывались буквально все, кто мог держать в руках меч. Ненависть к врагу стала тем фактором, который объединил разобщенные русские земли. Пусть только на время. Объединенное войско выдвинулось на Дон, где было решено дать отпор Мамаю.

Куликовская битва – кратко о ходе сражения

сражение богатырей перед куликовской битвой

7 сентября 1380 года русская армия подошла к Дону. Позиция была довольно опасная, поскольку удерживание раки имело, как преимущества, так и недостатки.  Преимущество – легче было воевать против монголо-татар, поскольку тем пришлось бы форсировать реку. Недостаток – в любой момент к полю битвы могли подоспеть Ягайло и Олег Рязанский. В этом случае тыл русской армии был бы полностью открыт. Решение было принято единственно правильное: русская армия переправилась через Дон и сожгла после себя все мосты. Этим удалось обезопасить тыл.

Князь Дмитрий прибегнул к хитрости. Основные силы русской армии выстроились в классической манере. Впереди стоял «большой полк», который должен был сдерживать главный натиск противника, по краям располагались полк правой и левой руки. Вместе с тем было решено использовать Засадной полк, который был скрыт в лесной чаще. Этот полк возглавили лучшие князья Дмитрий Боброк и Владимир Серпуховский.

Куликовская битва началась ранним утром 8 сентября 1380 года, едва только над Куликовым полем рассеялся туман. Согласно летописным источникам битва началась сражение богатырей. Русский монах Пересвет сражался с ордынцем Челубеем. Удар копий богатырей был настолько силен, что оба они умерли на месте. После этого началась битва.

Дмитрий, несмотря на свой статус, одел на себя доспехи простого война и встал во главе Большого полка. Своим мужеством князь заражал солдат на подвиг, который им предстояло совершить. Стартовый натиск ордынцев был страшный. Всю силу своего удара они бросили на полк левой руки, где русские войска стали заметно сдавать позиции. В момент, когда армия Мамая прорвала оборону в этом месте, а также когда начала совершать маневр с целью зайти в тыл основным силам русичей, в бой вступил Засадный полк, который со страшной силой и неожиданно ударил  в тыл самими атаковавшим ордынцам. Началась паника. Татары были уверены, что сам Бог против них.  Убежденный в том, что убили всех позади себя, они говорили, что это мертвые русские восстают для сражения. В таком состоянии сражение было ими проиграно достаточно быстро и Мамай со своей ордой был вынужден спешно отступать. Так завершилась Куликовская битва.

В бою полегло много людей с обеих сторон. Самого Дмитрия очень долго не могли найти. Ближе к вечеру, когда разбирали с поля трубы убитых, обнаружили тело князя. Он был жив!

Историческое значение Куликовской битвы

Историческое значение куликовской битвы переоценить невозможно. Впервые был сломлен миф о непобедимости армии Орды. Если раньше удавалось различным армиям в незначительных сражениях добиваться успеха, то главные силы Орды еще никому не удавалось победить.

Важный момент для русских людей заключался в том, что Куликовская битва, кратко описанная нами, позволила им почувствовать веру в себя. Более ста лет монголы заставляли их считать себя людьми второго сорта. Теперь с этим было покончено, и впервые начались разговоры о том, что власть Мамая и его иго можно сбросить. Эти события нашли выражения буквально во всем. И именно с этим во многом связаны те культурные преобразования, затронувшие все аспекты жизни Руси.

Значение Куликовской битвы заключается так же и в том, что эта победа была воспринята всеми, как знак того, что Москва должна стать центром новой страны. Ведь только после того, как Дмитрий Донской начал собирать земли вокруг Москвы, случилась крупная победа над монголами.

Для самой орды значение поражения на поле Куликовом было также крайне важным. Мамая потерял большую часть своего войска, а вскоре и вовсе был разгромлен ханом Тахтомышем. Это позволило Орде вновь объединить силы и почувствовать собственную силу и значимость на тех просторах, которые раньше и не думали ей сопротивляться.

Популярные статьи:


Список правителей России

Полтавская битва

Император Павел 1

Присоединение Украины

Битва на Калке

Татаро-монгольское нашествие

Основание Москвы

 

Последние добавления:

Источник: istoriarusi.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.