Количество погибших в сталинградской битве

Сталинградская битва, начавшаяся 17 июля 1942 года, завершилась 2 февраля 1943-го разгромом и пленением войск 6-й немецкой армии. Впервые вермахт понес потери такого масштаба. Плененный командир 376-й пехотной дивизии генерал-лейтенант А. фон Даниэль так оценил действия советских войск: «Операция по окружению и ликвидации 6-й немецкой армии является шедевром стратегии…» Но все послевоенное время бывшие немецкие генералы, ряд западных историков и некоторые отечественные авторы упорно пытаются посеять сомнения в величии Сталинградской победы, принизить подвиг советских войск главным образом за счет преувеличения наших потерь.

Б. Соколов в книге «Чудо Сталинграда» утверждает, что безвозвратная убыль советских войск в 9,8 раза превышала потери вермахта. Эта цифра не соответствует реалиям прежде всего из-за некритичного отношения автора к немецкой военной статистике и игнорирования различий в используемых РККА и вермахтом понятиях военно-оперативных потерь при их сравнении.

Корректное сопоставление людского урона Красной и германской армий у стен Сталинграда возможно лишь при единой трактовке понятия «безвозвратные потери в сражении». Ей соответствует следующее определение: безвозвратные потери в сражении (убыль) – число военнослужащих, исключенных из списков войск в ходе боев и не вернувшихся в строй до конца сражения. В это число входят погибшие, попавшие в плен и пропавшие без вести, а также раненые и больные, отправленные в тыловые госпитали.

Потери мифические и реальные

В отечественной литературе существует два принципиально различных мнения относительно масштабов людских потерь Красной армии в Сталинградской битве. Они огромны, считает Соколов. Однако даже не пытался подсчитать их, а за оценку принял «потолочную» цифру – два миллиона погибших, попавших в плен и пропавших без вести красноармейцев, мотивируя это тем, что якобы официальные данные обычно занижали потери примерно втрое. С учетом доли раненых и больных, эвакуированных в тыловые госпитали, безвозвратные потери Красной армии в Сталинградской битве, если ориентироваться на цифры Соколова, составляли примерно 2320 тысяч человек. Но это абсурд, поскольку общее число советских воинов, участвовавших в битве, по подсчетам Б. Невзорова, составляло 1920 тысяч. Во-вторых, Соколов, как уже неоднократно показано, с помощью фальсификаций и подлогов завышает безвозвратные потери Красной армии в три и более раз (в Московской битве, например, Соколов более чем пятикратно завысил потери наступающих советских войск).

Другую оценку итогов Сталинграда дают коллектив военных историков во главе с Г. Кривошеевым («Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь»), авторы под руководством М. Морозова («Великая Отечественная война 1941–1945 гг. Кампании и стратегические операции в цифрах», т. 1), а также С. Михалев («Людские потери в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. Статистическое исследование»). Погибших, попавших в плен и пропавших без вести советских воинов – 479 тысяч, санитарные потери – 651 тысяча человек. Эти цифры считают близкими к действительности большинство авторитетных историков.

Однако для одинаковой оценки потерь Красной армии и вермахта необходимо к числу погибших, плененных и пропавших без вести советских воинов добавить из санитарных потерь часть раненых и больных, отправленных в тыловые госпитали. Н. Малюгин в статье, посвященной тыловому обеспечению войск («Военно-исторический журнал», № 7, 1983), пишет, что в Сталинградской битве в тыл были эвакуированы 53,8 процента раненых и 23,6 процента больных. Поскольку последние в 1942-м составляли 19–20 процентов всех санпотерь («Советское здравоохранение и военная медицина в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», 1985), общее число отправленных в тыловые госпитали в ходе боев составляло 301–321 тысячу человек. Это значит, что РККА безвозвратно потеряла в Сталинградской битве 780–800 тысяч солдат и офицеров.

«Сталинград – могила для немецких солдат…»

Сведения о тяжелых потерях содержались почти во всех письмах солдат вермахта, в донесениях войск 6-й немецкой армии. Но в документах оценки существенно отличаются.

По 10-дневным донесениям войск безвозвратные потери (убыль) наступавшей на Сталинград группы армий «Б» с июля по декабрь 1942 года составляли около 85 тысяч человек. В книге Михалева «Людские потери в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. Статистическое исследование», вышедшей в 2000 году, помещена обобщенная справка об убыли личного состава Сухопутных войск на Востоке с 1 декабря 1941-го по май 1944-го. В ней более высокая (в 2,5 раза) цифра безвозвратных потерь группы армий «Б» за июль – ноябрь 1942 года – 219 тысяч человек. Но и она не в полной мере показывает урон, понесенный личным составом вермахта в Сталинградской оборонительной операции. Реальные потери были существенно выше. Так, убыль в октябре 1942 года оценена в 37,5 тысячи человек, но подсчитанная по архивным документам А. Исаевым, только в пяти пехотных дивизиях 6-й немецкой армии и только за семь дней боев (с 24 по 31 октября 1942-го) составила более 22 тысяч. А ведь в этой армии воевали еще 17 дивизий, причем в них утраты были неменьшие.

Если считать, что потери дивизий, сражавшихся в Сталинграде, примерно равны, реальный уровень убыли личного состава 6-й армии за неделю боев (с 24 октября по 1 ноября 1942-го) составил около 75 тысяч человек, это в два раза выше, чем указано в справке вермахта за весь октябрь 1942 года.

Таким образом, сведения об убыли немецких войск, содержавшиеся в декадных донесениях, не дают необходимой достоверности. Но ориентируясь главным образом на них, Соколов «подсчитал» в книге «Чудо Сталинграда», что вермахт безвозвратно потерял 297 тысяч человек. Здесь нужно отметить следующие ошибки. Во-первых, число военнослужащих, находившихся в «сталинградском котле» (183 тысячи), Соколов, опираясь на данные 6-й армии с 15 октября 1942-го по 3 февраля 1943-го, установил вычитанием из состава на момент окружения (328 тысяч человек) войск, оказавшихся вне кольца (145 тысяч). Это неверно. В «котле», кроме собственно 6-й армии, находилось немало приданных частей и подразделений, а численность войск, оказавшихся вне кольца окружения, Соколовым чрезмерно завышена. Участник битвы генерал Г. Дерр приводит другие данные. Не попавших в окружение солдат и офицеров 6-й армии было 35 тысяч человек. Кроме того, в приложении к 10-дневным донесениям немецких войск о потерях за февраль 1943-го указано, что после 23 ноября 1942 года из окружения вывезли 27 000 раненых, а в кольце оставались 209 529 человек (суммарно – 236 529), что почти на 54 тысячи больше, чем указывает Соколов. Во-вторых, расчеты потерь 6-й армии с 11 июля по 10 октября 1942 года и потерь 4-й танковой армии с 11 июля 1942-го по 10 февраля 1943-го опираются на войсковые декадные донесения, содержащие заниженные данные. Они не дают корректные оценки убыли вермахта в Сталинграде. В-третьих, в оценках Соколова не учтена убыль в соединениях, входивших в состав 8-й итальянской армии (три пехотные, две танковые и охранная дивизии – из них уничтожены две пехотные и одна танковая, а охранная разгромлена). В-четвертых, он игнорирует убыль немецких соединений, входящих в оперативные группы «Холидт» (в боях уничтожены танковая и две авиаполевые дивизии, одна пехотная разгромлена) и «Фреттер-Пико» (в январе 1943 года были разбиты горнострелковая дивизия и пехотная бригада). В целом «подсчитанная» Соколовым людская убыль вермахта в Сталинграде занижена более чем в два раза.

В силу недостоверности сведений, содержавшихся в декадных донесениях и в справках вермахта, оценим немецкие потери расчетным путем.

В подкопах СталинградаУбыль войск в боях включает потери при наступлении на Сталинград (17.07 – 18.11.1942), при окружении 6-й армии (19–23.11.1942), в кольце (24.11.1942 – 2.02.1943) и вне его (24.11.1942 – 2.02.1943).

Оценку можно получить по балансу численности войск на начало и конец операции с учетом пополнения. Основные бои в наступлении вела 6-я армия. На начало операции (17.07.1942) в нее входили 16 дивизий: 12 пехотных, 1 легкопехотная, 2 моторизованные и 1 охранная. На конец операции (18.11.1942) – 17 дивизий: 11 пехотных, 1 легкопехотная, 3 танковые, 2 моторизованные. В составе армии на начало операции, как определил А. Исаев в книге «Мифы и правда о Сталинграде», – 430 тысяч бойцов. К концу – минус охранная и пехотная дивизии плюс три танковые – прибавились 15–20 тысяч бойцов. Как отмечал участник битвы генерал Дерр (статья в сборнике «Роковые решения»), к Сталинграду «со всех концов фронта… стягивались подкрепления, инженерные и противотанковые части… Пять саперных батальонов по воздуху были переброшены в район боев из Германии…» В этом подкреплении были около 10 тысяч человек. Наконец, в войска поступало маршевое пополнение. В июле – ноябре 1942 года в группы армий «А» и «Б», по данным генерал-майора Б. Мюллера-Гиллебранда («Сухопутная армия Германии 1933–1945 гг. Война на два фронта», т. 3), поступили более 230 тысяч солдат. По свидетельству бывшего адъютанта генерал-фельдмаршала Паулюса полковника В. Адама («Свастика над Сталинградом»), большая часть этого пополнения (ориентировочно 145–160 тысяч человек) досталась 6-й армии. Таким образом, в ходе Сталинградской оборонительной операции в ней воевали примерно 600–620 тысяч человек.

Ф. Паулюс в 1947 году утверждал: «Общее число состоявших на довольствии в момент начала русского наступления (19 ноября 1942 года. – В. Л.) – 300 тысяч человек круглым счетом». В него, по сведениям обер-квартирмейстера 6-й армии подполковника В. фон Куновски, входили около 20 тысяч советских военнопленных, использовавшихся как вспомогательный персонал («хиви»). Таким образом, численность личного состава 6-й армии на момент окончания Сталинградской оборонительной операции составляла 280 тысяч человек. Следовательно, общие безвозвратные потери этой армии – 320–340 тысяч военнослужащих.

Кроме нее, на сталинградском направлении действовали 11 немецких дивизий – 6 пехотных, 1 танковая, 2 механизированные и 2 охранные. Из них две (22-я танковая и 294-я пехотная) были в резерве группы армий «Б», одну (336-ю) передали во 2-ю венгерскую армию, а четыре (62 и 298-я пехотные, 213 и 403-я охранные) входили в состав 8-й итальянской армии. Перечисленные соединения боевых действий почти не вели, и их потери незначительны. Оставшиеся четыре дивизии (297 и 371-я пехотные и 16 и 29-я механизированные) большую часть оборонительной операции активно воевали в составе 4-й немецкой танковой армии. Даже по заниженным 10-дневным донесениям немцев в августе, сентябре и ноябре 1942 года (за октябрь сведений нет) она потеряла убитыми, пропавшим без вести и ранеными, отправленными в тыловые госпитали около 20 тысяч человек. Общие безвозвратные потери немцев в Сталинградской оборонительной операции составляли 340–360 тысяч военнослужащих.

В боях при окружении 6-й армии (19–23.11.1942) основные потери понесли румынские войска, но и гитлеровцев потрепали. Боеспособность ряда участвовавших в боях немецких дивизий существенно снизилась. Оценку убыли при окружении привел только военкор 6-й армии Х. Шретер («Сталинград. Великая битва глазами военного корреспондента. 1942–1943»): «Во время прорыва русских в период с 19 по 21 ноября потери составили 34 тысячи человек, на Чирском фронте – 39 тысяч человек…».

Состав войск 6-й армии, окруженных, ликвидированных и плененных под Сталинградом, четко определен и разногласий не вызывает. В отношении же численности соединений, оказавшихся в «сталинградском котле» – различные мнения.

Генерал-майор Б. Мюллер-Гиллебранд («Сухопутная армия Германии 1933–1945 гг. Война на два фронта», т. 3) приводит данные, характеризующие не численность блокированных войск, а потери 6-й армии (без учета союзников) от момента окружения до капитуляции. Но в это время из 6-й армии вывезли самолетами, по разным данным, от 29 тысяч до 42 тысяч раненых. С их учетом общая численность окруженных, основанная на сведениях о потерях, приведенных Мюллером-Гиллебрандом, составляет 238 500 – 251 500 немецких военнослужащих.

Паулюс число военнослужащих 6-й армии в окружении на конец ноября 1942-го определил в 220 тысяч. Но он не учитывает переподчиненных 6-й армии после начала наступления советских войск соединений и частей 4-й танковой армии (переподчинены 23.11.1942 297 и 371-я пехотные и 29-я моторизованная немецкие дивизии). Общая численность перечисленных соединений и частей была не менее 30 тысяч бойцов.

П. Карелл в книге «Гитлер идет на Восток», опираясь на сведения боевых журналов 6-й армии и ежедневных докладов различных корпусов, определяет численность военнослужащих в «котле» на 18 декабря 1942 года в 230 тысяч человек, включая 13 тысяч румынских военных. Поскольку окружение войск произошло 23 ноября и до 18 декабря немцы несли потери в продолжающихся боях, то к 23 ноября 1942 года численность окруженных под Сталинградом немецких и союзных им сил составляла не менее 250–260 тысяч человек.

Количество погибших в сталинградской битвеМ. Кериг в книге «Сталинград: анализ и документация боя» (Stalingrad: Analise und Dokumentation einer Schlacht) дает такие данные об окруженных войсках: 232 тысячи немцев, 52 тысячи «хиви» и 10 тысяч румын. Всего – около 294 тысяч человек.

Генерал Типпельскирх считает, что в окружение попали 265 тысяч не только немцев, но и солдат-союзников («История Второй мировой войны»). Поскольку последних было около 13 тысяч, то немецких солдат – 252 тысячи.

Адъютант Паулюса полковник Адам в мемуарах пишет, что 11 декабря 1942 года обер-квартирмейстер 6-й армии полковник Баадер сообщил ему: в соответствии с донесениями от 10 декабря состоят на довольствии 270 тысяч окруженцев. Так как с 23 ноября (окружение 6-й армии) по 10 декабря 1942-го войска несли потери в продолжающихся боях, то на 23 ноября численность окруженных под Сталинградом немецких и союзных им войск составляла ориентировочно 285–295 тысяч человек. Это с учетом находившихся в «котле» 13 тысяч румын и хорватов.

Военкор Х. Шретер посчитал, что в окружение попали 284 тысячи человек. А. Исаев в книге «Мифы и правда о Сталинграде» ориентируется на данные Шретера, добавляя, что среди окруженцев были около 13 тысяч румын.

Таким образом, реально немецких военнослужащих (без учета союзников), оказавшихся 25 ноября 1942 года в «сталинградском котле», было 250–280 тысяч человек. К безвозвратным потерям вермахта из них следует отнести только немцев, погибших, плененных при капитуляции, раненых и больных, вывезенных из окружения. Это значит, что из общей численности окруженных войск нужно вычесть около 20 тысяч советских военнопленных и «хиви». Интервальная оценка безвозвратных потерь немецких войск окруженной группировки 6-й армии лежит в пределах 230–260 тысяч человек.

Вновь обратимся к свидетельствам Мюллера-Гиллебранда: «Вне «сталинградского котла» были… уничтожены две пехотные (298, 385-я), две танковые (22, 27-я) и две авиаполевые (7, 8-я) дивизии». Последние были сформированы в октябре 1942-го, а в боях участвовали с января 1943 года. Суммарно в них было около 20 тысяч человек. Остальные четыре дивизии к началу наступления советских войск уже не были полностью укомплектованными соединениями, общая их численность составляла примерно 10–15 тысяч военнослужащих. Это соответствует потерям не менее 30–35 тысяч человек.

Кроме того, в ходе операции «Зимняя гроза» (попытка деблокирования войск 6-й армии в декабре) и в боях за сохранение всего южного крыла (декабрь 1942-го – январь 1943-го) несли существенные потери и другие соединения групп армий «Дон» и «Б». Генерал Дерр хотя и не приводит общих цифр, но отмечает большой уровень потерь немцев при попытке деблокирования. Генерал-фельдмаршал Манштейн в мемуарах сообщает о больших потерях 57-го танкового корпуса при попытке разблокирования окруженцев. Британские журналисты У. Э. Д. Аллен и П. Муратов в книге «Русские кампании германского вермахта. 1941–1945» утверждают, что к 27 декабря 1942 года в боях по прорыву кольца окружения 6-й немецкой армии «части Манштейна потеряли 25 тысяч убитыми и пленными».

В битве за сохранение всего южного крыла немецкой армии (декабрь 1942-го – январь 1943-го) в группах армий «Б» и «Дон» до 2 февраля 1943 года уничтожены 403-я охранная дивизия и 700-я танковая бригада, разгромлены 62, 82, 306, 387-я пехотные, 3-я горно-стрелковая, 213-я охранная дивизии и пехотная бригада «Шульдт». Потери – не менее 15 тысяч человек.

Таким образом, безвозвратная убыль войск групп «Б» и «Дон» в Сталинградской наступательной операции составляла 360–390 тысяч солдат, а суммарные потери вермахта в битве равны 660–710 тысячам человек.

Баланс в пользу РККА

Реальность цифр потерь вермахта в Сталинграде можно ориентировочно оценить по балансу вооруженных сил Германии в 1942–1943 годах. Убыль вермахта (NУВ) за любой период рассчитывается как разность численностей на начало (NНВ) и конец (NКВ) оцениваемого периода с учетом пополнения (NМВ). Для периода с середины 1942-го и до середины 1943-го убыль, рассчитанная по данным Мюллера-Гиллебранда, равна:

NУВ = 8310,0 + 3470,2 – 9480,0 = 2300,2 тысячи человек.

Убыль вермахта за второй год войны показывает, что подсчитанные выше цифры потерь (660–710 тысяч человек) в Сталинградской битве не противоречат балансу войск с середины 1942 года до середины 1943 года.

Реальное соотношение потерь Красной армии и вермахта составляло (1,1–1,2):1, что в 8–9 раз меньше «подсчитанного» Соколовым. С учетом союзных Германии румынских и итальянских войск потери Красной армии были в 1,1–1,2 раза меньше, чем у противника.

Важно, что при некотором превышении в абсолютных цифрах относительные – безвозвратный урон (отношение безвозвратных потерь армии к общей численности ее военнослужащих, принимавших участие в сражении) Красной армии был существенно ниже, чем у немецких войск. По подсчетам Невзорова, в Сталинградской битве принимали участие 1920 тысяч красноармейцев и 1685 тысяч немцев и солдат союзных вермахту войск (3 и 4-я румынские, 8-я итальянская армии), суммарная численность которых составляла около 705 тысяч человек. Немцев, участвовавших в Сталинградской битве, было 980 тысяч. Относительные потери: Красная армия – (780–800)/1920 = 0,41–0,42, вермахт – (660–770)/980 = 0,67–0,78. Таким образом, в Сталинградской битве относительные потери РККА были в 1,6–1,9 раза меньше, чем у вермахта.

Источник: topwar.ru

Сталинградская битва – одно из крупнейших сражений Второй мировой и Великой Отечественной войн, положившая начало коренному перелому в ходе войны. Битва стала первым масштабным поражением вермахта, сопровождавшемся капитуляцией крупной войсковой группировки.

После контрнаступления советских войск под Москвой зимой 1941/42 гг. фронт стабилизировался. При разработке плана новой кампании А. Гитлер решил отказаться от нового наступления под Москвой, на чем настаивал Генштаб, и сосредоточить главный усилия на южном направлении. Перед вермахтом была поставлена задача нанести поражение советским войскам в Донбассе и на Дону, прорвать на Северный Кавказ и захватить нефтяные месторождения Северного Кавказа и Азербайджана. Гитлер настаивал, что лишившись источником нефти Красная Армия не сможет из-за отсутствия топлива вести активную борьбу, а со своей стороны вермахту для успешного наступления в центре необходимо дополнительное горючее, которой Гитлер рассчитывал получить с Кавказа.

Однако после неудачного для Красной Армии наступления под Харьковом и, как следствие, улучшения стратегической обстановки для вермахта, Гитлер в июле 1942 г. приказал разделить группу армий «Юг» на две части, поставив каждой из них самостоятельную задачу. Группа армий «А» генерал-фельдмаршала Вильгельма Листа (1-я танковая, 11-я и 17-я армии) продолжала развивать наступление на Северный Кавказ, а группа армий «Б» генерал-полковника барона Максимилиан фон Вейхса (2-я, 6-я армии, позже – 4-я танковая армии, а также 2-я венгерская и 8-я итальянская армии) получила приказ прорывать к Волге, взять Сталинград и перерезать пути коммуникации между южным флангом советского фронта и центром, тем самым изолировав его от основной группировки (в случае успеха, группа армий «Б» должна была нанести удар вдоль Волги на Астрахань). В результате с этого момента группы армий «А» и «Б» наступали по расходящимся направлениям, причем разрыв между ними постоянно увеличивался.

Задача непосредственного взятия Сталинграда была возложена на считавшуюся лучшей в вермахте 6-ю армию (командующий – генерал-лейтенант Ф. Паулюс), действия которой с воздуха поддерживал 4-й воздушный флот. Первоначально ей противостояли войска 62-й (командующие: генерал-майор В.Я. Колпакчи, с 3 августа – генерал-лейтенант А.И. Лопатин, с 9 сентября – генерал-лейтенант В.И. Чуйков) и 64-й (командующие: генерал-лейтенант В.И. Чуйков, с 23 июля – генерал-майор М.С. Шумилов) армий, которые вместе с 63-й, 21-й, 28-й, 38-й, 57-й и 8-й воздушной армиями 12 июля 1942 г. образовали новый Сталинградский фронт (командующий: маршал Советского Союза С.К. Тимошенко, с 23 июля – генерал-лейтенант В.Н. Гордов, с 10 августа – генерал-полковник А.И. Ерёменко).

Сталинградская стратегическая оборонительная операция (17 июля – 18 ноября 1942 г.)

Первым днем Сталинградской битвы считается 17 июля, когда выдвинутые на рубеж р. Чир передовые отряды советских войск вступили в соприкосновение с немецкими частями, которые, впрочем, особой активности не проявляли, поскольку в эти дни подготовка к наступлению только завершалась. (Первый боевой контакт состоялся 16 июля – на позициях 147-й стрелковой дивизии 62-й армии.) 18–19 июля на передовые рубежи вышли части 62-й и 64-й армий. В течение пяти дней шли бои местного значения, в хоте которых немецкие войска вышли непосредственно к главной линии обороны Сталинградского фронта.

Одновременно советское командование использовало затишье на фронте, чтобы форсировать подготовку Сталинграда к обороне: было мобилизовано местное население, отправленное на строительство полевых укреплений (были оборудованы четыре оборонительных рубежа), развернуто формирования отрядов народного ополчения.

23 июля началось немецкое наступление: первым атаковали части северного фланга, через два дня к ним присоединился южный фланг. Оборона 62-й армии была прорвана, несколько дивизий были окружены, армия и весь Сталинградский фронт оказались в крайне тяжелой ситуации. В этих условиях 28 июля был издан приказ наркома обороны № 227 – «Ни шагу назад!», запрещавший отход войск без приказа. В соответствии с этим приказом на фронте начато формирования штрафных рот и батальонов, а также заградительных отрядов. Одновременно советское командование всеми возможными средствами усиливало Сталинградскую группировки: за неделю боев сюда было отправлено 11 стрелковых дивизий, 4 танковых корпуса, 8 отдельных танковых бригад, а 31 июля Сталинградскому фронту передана дополнительно также 51-я армия генерал-майор Т.К. Коломийца. В тот же день немецкое командование также усилило свою группировку, развернув на Сталинград наступавшую южнее 4-ю танковую армию генерал-полковника Г. Гота. Уже начиная с этого момента германское командование объявило задачу взятия Сталинграда приоритетной и имеющую решающее значение для успеха всего наступления на южном участке советско-германского фронте.

Хотя успех в целом был на стороне вермахта и советские войска, неся большие потери, были вынуждены отступать, тем не менее благодаря из сопротивлению план прорваться к городу с ходу через Калач-на-Дону был сорван, также как и план окружения советской группировки в излучине Дона. Темпы наступления – к 10 августа немцы продвинулись лишь 60–80 км – не устраивали Гитлера, который 17 августа остановил наступление, приказав начать подготовку к новой операции. На направлениях главного удара были сосредоточены наиболее боеспособные немецкие части, прежде всего танковые и моторизованные соединения, фланги были ослаблены передачей их войсками союзников.

19 августа немецкие войска вновь перешли в наступление они возобновили наступление. 22-го они форсировали Дон, закрепившись на 45-км плацдарме. На следующий XIV танковый корпус ген. Г. фон Витерсгейма к Волге на участке Латошинка–Рынок, оказавшись всего в 3 км от Сталинградского тракторного завода, и отрезал части 62-й армии от главный сих Красной Армии. Одновременно в 16:18 был нанесен с воздуха массированный бомбовый удар по самому городу, бомбардировки продолжались 24, 25, 26 августа. Город был практически полностью разрушен.

Попытки немцев в следующие дня взять город с севера были остановлены благодаря упорному сопротивлению советских войск, которые, несмотря на превосходство противника в живой силе и технике, сумели нанести ряд контрударов и 28 августа остановить наступление. После этого, немецкое командование на следующий день нанесло удар по городу с юго-запада. Здесь наступле5ние развивалось успешно: немецкие войска прорвали оборонительный рубеж и начали заходить в тыл советской группировке. Чтобы избежать неминуемого окружения Еременко 2 сентября отвел войска на внутренний рубеж обороны. 12 сентября оборона Сталинграда была официально возложена на 62-ю (действовавшую в северной и центральной частях города) и 64-ю (в южной части Сталинграда) армии. Теперь бои шли уже непосредственно за Сталинград.

13 сентября 6-я немецкая армия нанесла новый удар – теперь перед войсками была поставлена задача прорваться в центральную часть города. К вечеру 14-го немцы захватили руины железнодорожного вокзала и на стыке 62-й и 64-й армий в районе Купоросного провались к Волге. К 26 сентября закрепившиеся на занятых плацдармах немецкие войска полностью простреливали Волгу, которая оставалась единственным путем доставки оборонявшимся в городе частям 62-й и 64-й армий подкреплений и боеприпасов.

Бои в городе перешли в затяжную фазу. Ожесточенная борьбы шла за Мамаев курган, завод «Красный Октябрь», тракторный завод, артиллерийский завод «Баррикады», отдельные дома и строения. Руины по нескольку раз переходили из рук в руки, в таких условиях использование стрелкового оружия было ограничено, часто солдаты вступали в рукопашную. Продвижение немецких войск, которым приходилось преодолевать героическое сопротивление советских солдат, развивалось чрезвычайно медленно: с 27 сентября по 8 октября несмотря на все усилия ударной немецкой группировке удалось продвинуться всего на 400–600 м. С целью переломить ситуация ген. Паулюс стянул на этот участок дополнительные силы, доведя численность своих войск на главном направлении до 90 тыс. чел., действия которых поддерживало до 2,3 тыс. орудий и минометов, около 300 танков и около тысяч самолетов. Немцы превосходили войска 62-й армии в личном составе и артиллерии 1:1,65, в танках – в 1:3,75, а авиации – 1:5,2.

Немецкие войска перешли в решительное наступление утром 14 октября.  6-я немецкая армия начала решающее наступление на советские плацдармы у Волги. 15 октября немцы захватили тракторный завод и прорвались к Волге, отрезав группировку 62-й армии, сражавшуюся севернее завода. Однако, советские бойцы не сложили оружие, а продолжили сопротивление, создав еще один очаг боев. Положение защитников города осложнялось нехваткой продовольствия и боеприпасов: с наступление холодов транспортировка через Волгу под постоянным огнем противника еще более усложнилась

Последняя решительная попытка взять под свой контроль правобережную часть Сталинграда была предпринята Паулюсом 11 ноября. Немцам удалось захватить южную часть завода «Баррикады» и взять 500-метровый участок волжского берега. После этого немецкие войска окончательно выдохлись и бои перешли в позиционную стадию. К этому моменту 62-я армия Чуйкова удерживала три плацдарма: в районе поселка Рынок; восточную часть завода «Красный Октябрь» (700 на 400 м), которую удерживала 138-я стрелковая дивизия полковника И.И. Людникова; 8 км вдоль берега Волги от завода «Красный Октябрь» до площади 9 Января, в т.ч. северный и восточный склоны Мамаева кургана. (Южная часть города продолжала контролироваться частями 64-й армии.)

Сталинградская стратегическая наступательная операция (19 ноября 1942 – 2 февраля 1943)

План окружения Сталинградской группировки противника – Операция «Уран» – был утвержден И.В. Сталиным 13 ноября 1942 г. Он предусматривал ударами с плацдармов севернее (на Дону) и южнее (район Сарпинских озер) Сталинграда, где значительную часть оборонявшихся сил составляли союзники Германии, прорвать оборону и осуществить охват противника по сходящимся направлениям на Калач-на-Дону –  Советский. 2-й этап операции предусматривал последовательное сжимание кольца и уничтожение окруженной группировки. Операция должна была проводиться силами трех фронтов: Юго-Западного (генерал Н.Ф. Ватутин), Донского (генерал К.К. Рокоссовский) и Сталинградского (генерал А.И. Еременко) – 9 полевых, 1 танковая и 4 воздушных армии. Во фронтовые части были влиты свежие пополнения, а также дивизии, переданные из резерва Верховного главнокомандования, созданы большие запасы вооружения и боеприпасов (даже в ущерб снабжению оборонявшейся в Сталинграде группировки) перегруппировки и формирование ударные группировок на направлениях главного удара было проведено скрытно от противника.

19 ноября, как и было предусмотрено планом, после мощной артподготовки, в наступление перешли войска Юго-Западного и Донского фронтов, 20 ноября – войска Сталинградского фронта. Сражение развивалось стремительно: румынские войска, занимавшие участки, оказавшиеся на направлении главных ударов, не выдержали и бежали. Советское командование введя в прорыв заранее подготовленные мобильные группы развило наступление. Утром 23 ноября войска Сталинградского фронта взяли Калач-на-Дону, в тот же день части 4-го танкового корпуса Юго-Западного фронта и 4-го механизированного корпуса Сталинградского фронта встретились в районе хутора Советский. Кольцо окружения было замкнуто. Затем из стрелковых частей был сформирован внутренний фронт окружения, а танковые и мотострелковые части начали теснить немногочисленные немецкие части на флангах, формируя внешний фронт. В окружении оказалась немецкая группировка – части 6-й и 4-й танковой армий – под командованием генерала Ф. Паулюса: 7 корпусов, 22 дивизии, 284 тыс. человек.

24 ноября советская Ставка отдала приказ Юго-Западному, Донскому и Сталинградскому фронтам уничтожить Сталинградскую группировку немцев. В тот же день Паулюс обратился к Гитлеру с предложение начать прорыв из Сталинграда в юго-восточном направлении. Однако Гитлер категорически запретил прорыв, заявив что сражаясь в окружении 6-я армия оттягивает на себя крупные силы противника, и приказал продолжать обороны, ожидая, когда окруженная группировка будет деблокирована. Затем все немецкие войска в этом районе (как внутри, так и вне кольца) были объединены в новую группу армий «Дон», во главе которой был поставлен генерал-фельдмаршал Э. фон Манштейн.

Попытка советских войска быстро ликвидировать окруженную группировки, сдавив ее со всех сторон, потерпела неудачу, в связи с чем военные действия были приостановлены и Генштаб начал планомерную разработку новой операции, получившей кодовое название «Кольцо».

Со своей стороны немецкое командование форсировало проведение операции «Зимняя гроза» (Wintergewitter) по деблокаде 6-й армии. Для этого Манштейн сформирован в районе поселка Котельниковский сильную группировку под командованием генерала Г. Гота, главной ударной силой которой был LVII танковый корпус генерала танковых войск Ф. Кирхнера. Прорыв должен быть осуществлен на участке, занимаемой 51-й армией, войска которой были измотаны боями и имели большое некомплект. Перейдя 12 декабря в наступление группировка Гота провала советскую оборону и 13-го форсировала р. Аксай, однако затем завязла в боях под поселком Верхне-Кумский. Лишь 19 декабря немцам, подтянув подкрепления, удалось оттеснить советские войска к р. Мышкова. В связи с складывающейся угрожающей ситуацией советское командование перебросило часть сил из резерва, ослабив другие участки фронта, и было вынуждено пересмотреть планы операции «Сатурн» с стороны их ограничения. Однако к этому времени группировка Гота, потерявшая более половину бронетехники, выдохлась. Приказ о встречном прорыве Сталинградской группировки, до которой оставалось 35–40 км, Гитлер отдать отказался, продолжая требовать удерживать Сталинград до последнего солдата.

16 декабря советские войска силами Юго-Западного и Воронежского фронтов начали проведение операции «Малый Сатурн». Оборона противника была прорвана и в прорыв были введены мобильные соединения. Манштейн был вынужден в срочном порядке начать переброску войск на Средний Дон, ослабив в т.ч. и группировку Г. Гота, которая была 22 декабря окончательна остановлена. Вслед за этим войска Юго-Западного фронта расширили зону прорыва и отбросили противника на 150–200 км и вышли на рубеж Новая Калитва – Миллерово – Морозовск. В результате операции была полностью ликвидирована опасность деблокады окруженной Сталинградской группировки противника

Реализация плана операции «Кольцо» была поручена войскам Донского фронта. 8 января 1943 г. командующему 6-й армии генералу Паулюсу был предъявлен ультиматум: если немецкие войска не сложат оружие к 10 часам 9  января, то все находящиеся в окружении будут уничтожены. Паулюс ультиматум проигнорировал. 10 января после мощной артподготовки Донского фронта перешел в наступление, главный удар наносила 65-я армия генерал-лейтенанта П.И. Батова. Однако советское командование недооценило возможность сопротивления окруженной группировки: немцы, опираясь на глубоко эшелонированную обороны, оказали отчаянное сопротивление. В связи с новыми обстоятельствами 17 января советское наступление было приостановлено и начата перегруппировка войск и подготовка нового удара, которые последовал 22 января. В этот день был взят последний последний аэродром, через который осуществлялась связь 6-й армии с внешним миром. После этого ситуация со снабжением Сталинградской группировки, которая по приказу Гитлера осуществлялась по воздуху силами люфтваффе, еще больше осложнилось: если раньше оно также было совершенно недостаточным, то теперь ситуация стала критической. 26 января в районе Мамаева кургана соединились наступавшие навстречу друг другу войска 62-й и 65-й армий. Сталинградская группировка немцев была рассечена на две части, которые в соответствии с планом операции должны были быть уничтожены по частям. 31 января капитулировала южная группа, вместе с которой сдался и Паулюс, произведенный 30 января в генерал-фельдмаршалы. 2 февраля сложила оружия северная группы, которой командовал генерал К. Штрекер. На этом Сталинградская битва завершилась. В плен было взято 24 генерала, 2500 офицеров, более 91 тыс. солдат, захвачено более 7 тыс. орудий и минометов, 744 самолёта, 166 танков, 261 бронемашина, более 80 тыс. автомобилей и др.

Итоги

В результате победы Красной Армии в Сталинградской битве, ей удалось перехватить у противника стратегическую инициативу, что создано предпосылки для подготовки нового широкомасштабного наступления и в перспективе полного разгрома агрессора. Битва стала началом коренного перелома в войне, а также способствовала укреплению международного авторитета СССР. Кроме того, столь серьезное поражение подорвало авторитет Германии и ее вооруженных сил и способствовало усилению сопротивления со стороны порабощенных народов Европы.

Даты: 17.07.1942 – 2.02.1943

Место: СССР, Сталинградская область

Результаты: Победа СССР

Противники: СССР, Германия и ее союзники

Командующие: А.М. Василевский, Н.Ф. Ватутин, А.И. Еременко, К.К. Рокоссовский, В.И. Чуйков, Э. фон Манштейн, М. фон Вейхс, Ф. Паулюс, Г. Гот.

Силы сторон (к 17 июля 1942 г.):

Красная Армия: 187 тыс. чел., 2,2 тыс. орудий и минометов, 230 танков, 454 самолета

Германия и союзники: 270 тыс. чел., ок. 3000 орудий и минометов, 250 танков и САУ, 1200 самолетов

Силы сторон (к началу контрнаступления):

Красная армия: 1 103 000 чел., 15 501 орудие и миномет, 1463 танка, 1350 самолетов

Германия и ее союзники: ок. 1 012 000 чел. (в т.ч. ок. 400 тыс. немцев, 143 тыс. румын, 220 итальянцев, 200 венгров, 52 тыс. Хиви), 10 290 орудий и минометов, 675 танков, 1216 самолета

Потери:

СССР: 1 129 619 чел. (в т.ч. 478 741 чел. безвозвратные, 650 878 – санитарные)), 15 728 орудий и минометов, 4341 танк и САУ, 2769 самолетов

Германия и ее союзники: 1 078 775 чел. (в т.ч. 841 тыс. чел. – безвозвратные и санитарные, 237 775 чел. – пленные)

Источник: w.histrf.ru

Сталинградская битва, начавшаяся 17 июля 1942 года, завершилась 2 февраля 1943-го разгромом и пленением войск 6-й немецкой армии. Впервые вермахт понес потери такого масштаба. Плененный командир 376-й пехотной дивизии генерал-лейтенант А. фон Даниэль так оценил действия советских войск: «Операция по окружению и ликвидации 6-й немецкой армии является шедевром стратегии…» Но все послевоенное время бывшие немецкие генералы, ряд западных историков и некоторые отечественные авторы упорно пытаются посеять сомнения в величии Сталинградской победы, принизить подвиг советских войск главным образом за счет преувеличения наших потерь.

Б. Соколов в книге «Чудо Сталинграда» утверждает, что безвозвратная убыль советских войск в 9,8 раза превышала потери вермахта. Эта цифра не соответствует реалиям прежде всего из-за некритичного отношения автора к немецкой военной статистике и игнорирования различий в используемых РККА и вермахтом понятиях военно-оперативных потерь при их сравнении.

Корректное сопоставление людского урона Красной и германской армий у стен Сталинграда возможно лишь при единой трактовке понятия «безвозвратные потери в сражении». Ей соответствует следующее определение: безвозвратные потери в сражении (убыль) – число военнослужащих, исключенных из списков войск в ходе боев и не вернувшихся в строй до конца сражения. В это число входят погибшие, попавшие в плен и пропавшие без вести, а также раненые и больные, отправленные в тыловые госпитали.

Потери мифические и реальные

В отечественной литературе существует два принципиально различных мнения относительно масштабов людских потерь Красной армии в Сталинградской битве. Они огромны, считает Соколов. Однако даже не пытался подсчитать их, а за оценку принял «потолочную» цифру – два миллиона погибших, попавших в плен и пропавших без вести красноармейцев, мотивируя это тем, что якобы официальные данные обычно занижали потери примерно втрое. С учетом доли раненых и больных, эвакуированных в тыловые госпитали, безвозвратные потери Красной армии в Сталинградской битве, если ориентироваться на цифры Соколова, составляли примерно 2320 тысяч человек. Но это абсурд, поскольку общее число советских воинов, участвовавших в битве, по подсчетам Б. Невзорова, составляло 1920 тысяч. Во-вторых, Соколов, как уже неоднократно показано, с помощью фальсификаций и подлогов завышает безвозвратные потери Красной армии в три и более раз (в Московской битве, например, Соколов более чем пятикратно завысил потери наступающих советских войск).

Другую оценку итогов Сталинграда дают коллектив военных историков во главе с Г. Кривошеевым («Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь»), авторы под руководством М. Морозова («Великая Отечественная война 1941–1945 гг. Кампании и стратегические операции в цифрах», т. 1), а также С. Михалев («Людские потери в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. Статистическое исследование»). Погибших, попавших в плен и пропавших без вести советских воинов – 479 тысяч, санитарные потери – 651 тысяча человек. Эти цифры считают близкими к действительности большинство авторитетных историков.

Однако для одинаковой оценки потерь Красной армии и вермахта необходимо к числу погибших, плененных и пропавших без вести советских воинов добавить из санитарных потерь часть раненых и больных, отправленных в тыловые госпитали. Н. Малюгин в статье, посвященной тыловому обеспечению войск («Военно-исторический журнал», № 7, 1983), пишет, что в Сталинградской битве в тыл были эвакуированы 53,8 процента раненых и 23,6 процента больных. Поскольку последние в 1942-м составляли 19–20 процентов всех санпотерь («Советское здравоохранение и военная медицина в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», 1985), общее число отправленных в тыловые госпитали в ходе боев составляло 301–321 тысячу человек. Это значит, что РККА безвозвратно потеряла в Сталинградской битве 780–800 тысяч солдат и офицеров.

«Сталинград – могила для немецких солдат…»

Сведения о тяжелых потерях содержались почти во всех письмах солдат вермахта, в донесениях войск 6-й немецкой армии. Но в документах оценки существенно отличаются.

По 10-дневным донесениям войск безвозвратные потери (убыль) наступавшей на Сталинград группы армий «Б» с июля по декабрь 1942 года составляли около 85 тысяч человек. В книге Михалева «Людские потери в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. Статистическое исследование», вышедшей в 2000 году, помещена обобщенная справка об убыли личного состава Сухопутных войск на Востоке с 1 декабря 1941-го по май 1944-го. В ней более высокая (в 2,5 раза) цифра безвозвратных потерь группы армий «Б» за июль – ноябрь 1942 года – 219 тысяч человек. Но и она не в полной мере показывает урон, понесенный личным составом вермахта в Сталинградской оборонительной операции. Реальные потери были существенно выше. Так, убыль в октябре 1942 года оценена в 37,5 тысячи человек, но подсчитанная по архивным документам А. Исаевым, только в пяти пехотных дивизиях 6-й немецкой армии и только за семь дней боев (с 24 по 31 октября 1942-го) составила более 22 тысяч. А ведь в этой армии воевали еще 17 дивизий, причем в них утраты были неменьшие.

Если считать, что потери дивизий, сражавшихся в Сталинграде, примерно равны, реальный уровень убыли личного состава 6-й армии за неделю боев (с 24 октября по 1 ноября 1942-го) составил около 75 тысяч человек, это в два раза выше, чем указано в справке вермахта за весь октябрь 1942 года.

Таким образом, сведения об убыли немецких войск, содержавшиеся в декадных донесениях, не дают необходимой достоверности. Но ориентируясь главным образом на них, Соколов «подсчитал» в книге «Чудо Сталинграда», что вермахт безвозвратно потерял 297 тысяч человек. Здесь нужно отметить следующие ошибки. Во-первых, число военнослужащих, находившихся в «сталинградском котле» (183 тысячи), Соколов, опираясь на данные 6-й армии с 15 октября 1942-го по 3 февраля 1943-го, установил вычитанием из состава на момент окружения (328 тысяч человек) войск, оказавшихся вне кольца (145 тысяч). Это неверно. В «котле», кроме собственно 6-й армии, находилось немало приданных частей и подразделений, а численность войск, оказавшихся вне кольца окружения, Соколовым чрезмерно завышена. Участник битвы генерал Г. Дерр приводит другие данные. Не попавших в окружение солдат и офицеров 6-й армии было 35 тысяч человек. Кроме того, в приложении к 10-дневным донесениям немецких войск о потерях за февраль 1943-го указано, что после 23 ноября 1942 года из окружения вывезли 27 000 раненых, а в кольце оставались 209 529 человек (суммарно – 236 529), что почти на 54 тысячи больше, чем указывает Соколов. Во-вторых, расчеты потерь 6-й армии с 11 июля по 10 октября 1942 года и потерь 4-й танковой армии с 11 июля 1942-го по 10 февраля 1943-го опираются на войсковые декадные донесения, содержащие заниженные данные. Они не дают корректные оценки убыли вермахта в Сталинграде. В-третьих, в оценках Соколова не учтена убыль в соединениях, входивших в состав 8-й итальянской армии (три пехотные, две танковые и охранная дивизии – из них уничтожены две пехотные и одна танковая, а охранная разгромлена). В-четвертых, он игнорирует убыль немецких соединений, входящих в оперативные группы «Холидт» (в боях уничтожены танковая и две авиаполевые дивизии, одна пехотная разгромлена) и «Фреттер-Пико» (в январе 1943 года были разбиты горнострелковая дивизия и пехотная бригада). В целом «подсчитанная» Соколовым людская убыль вермахта в Сталинграде занижена более чем в два раза.

В силу недостоверности сведений, содержавшихся в декадных донесениях и в справках вермахта, оценим немецкие потери расчетным путем.

В подкопах СталинградаУбыль войск в боях включает потери при наступлении на Сталинград (17.07 – 18.11.1942), при окружении 6-й армии (19–23.11.1942), в кольце (24.11.1942 – 2.02.1943) и вне его (24.11.1942 – 2.02.1943).

Оценку можно получить по балансу численности войск на начало и конец операции с учетом пополнения. Основные бои в наступлении вела 6-я армия. На начало операции (17.07.1942) в нее входили 16 дивизий: 12 пехотных, 1 легкопехотная, 2 моторизованные и 1 охранная. На конец операции (18.11.1942) – 17 дивизий: 11 пехотных, 1 легкопехотная, 3 танковые, 2 моторизованные. В составе армии на начало операции, как определил А. Исаев в книге «Мифы и правда о Сталинграде», – 430 тысяч бойцов. К концу – минус охранная и пехотная дивизии плюс три танковые – прибавились 15–20 тысяч бойцов. Как отмечал участник битвы генерал Дерр (статья в сборнике «Роковые решения»), к Сталинграду «со всех концов фронта… стягивались подкрепления, инженерные и противотанковые части… Пять саперных батальонов по воздуху были переброшены в район боев из Германии…» В этом подкреплении были около 10 тысяч человек. Наконец, в войска поступало маршевое пополнение. В июле – ноябре 1942 года в группы армий «А» и «Б», по данным генерал-майора Б. Мюллера-Гиллебранда («Сухопутная армия Германии 1933–1945 гг. Война на два фронта», т. 3), поступили более 230 тысяч солдат. По свидетельству бывшего адъютанта генерал-фельдмаршала Паулюса полковника В. Адама («Свастика над Сталинградом»), большая часть этого пополнения (ориентировочно 145–160 тысяч человек) досталась 6-й армии. Таким образом, в ходе Сталинградской оборонительной операции в ней воевали примерно 600–620 тысяч человек.

Ф. Паулюс в 1947 году утверждал: «Общее число состоявших на довольствии в момент начала русского наступления (19 ноября 1942 года. – В. Л.) – 300 тысяч человек круглым счетом». В него, по сведениям обер-квартирмейстера 6-й армии подполковника В. фон Куновски, входили около 20 тысяч советских военнопленных, использовавшихся как вспомогательный персонал («хиви»). Таким образом, численность личного состава 6-й армии на момент окончания Сталинградской оборонительной операции составляла 280 тысяч человек. Следовательно, общие безвозвратные потери этой армии – 320–340 тысяч военнослужащих.

Кроме нее, на сталинградском направлении действовали 11 немецких дивизий – 6 пехотных, 1 танковая, 2 механизированные и 2 охранные. Из них две (22-я танковая и 294-я пехотная) были в резерве группы армий «Б», одну (336-ю) передали во 2-ю венгерскую армию, а четыре (62 и 298-я пехотные, 213 и 403-я охранные) входили в состав 8-й итальянской армии. Перечисленные соединения боевых действий почти не вели, и их потери незначительны. Оставшиеся четыре дивизии (297 и 371-я пехотные и 16 и 29-я механизированные) большую часть оборонительной операции активно воевали в составе 4-й немецкой танковой армии. Даже по заниженным 10-дневным донесениям немцев в августе, сентябре и ноябре 1942 года (за октябрь сведений нет) она потеряла убитыми, пропавшим без вести и ранеными, отправленными в тыловые госпитали около 20 тысяч человек. Общие безвозвратные потери немцев в Сталинградской оборонительной операции составляли 340–360 тысяч военнослужащих.

В боях при окружении 6-й армии (19–23.11.1942) основные потери понесли румынские войска, но и гитлеровцев потрепали. Боеспособность ряда участвовавших в боях немецких дивизий существенно снизилась. Оценку убыли при окружении привел только военкор 6-й армии Х. Шретер («Сталинград. Великая битва глазами военного корреспондента. 1942–1943»): «Во время прорыва русских в период с 19 по 21 ноября потери составили 34 тысячи человек, на Чирском фронте – 39 тысяч человек…».

Состав войск 6-й армии, окруженных, ликвидированных и плененных под Сталинградом, четко определен и разногласий не вызывает. В отношении же численности соединений, оказавшихся в «сталинградском котле» – различные мнения.

Генерал-майор Б. Мюллер-Гиллебранд («Сухопутная армия Германии 1933–1945 гг. Война на два фронта», т. 3) приводит данные, характеризующие не численность блокированных войск, а потери 6-й армии (без учета союзников) от момента окружения до капитуляции. Но в это время из 6-й армии вывезли самолетами, по разным данным, от 29 тысяч до 42 тысяч раненых. С их учетом общая численность окруженных, основанная на сведениях о потерях, приведенных Мюллером-Гиллебрандом, составляет 238 500 – 251 500 немецких военнослужащих.

Паулюс число военнослужащих 6-й армии в окружении на конец ноября 1942-го определил в 220 тысяч. Но он не учитывает переподчиненных 6-й армии после начала наступления советских войск соединений и частей 4-й танковой армии (переподчинены 23.11.1942 297 и 371-я пехотные и 29-я моторизованная немецкие дивизии). Общая численность перечисленных соединений и частей была не менее 30 тысяч бойцов.

П. Карелл в книге «Гитлер идет на Восток», опираясь на сведения боевых журналов 6-й армии и ежедневных докладов различных корпусов, определяет численность военнослужащих в «котле» на 18 декабря 1942 года в 230 тысяч человек, включая 13 тысяч румынских военных. Поскольку окружение войск произошло 23 ноября и до 18 декабря немцы несли потери в продолжающихся боях, то к 23 ноября 1942 года численность окруженных под Сталинградом немецких и союзных им сил составляла не менее 250–260 тысяч человек.

Количество погибших в сталинградской битвеМ. Кериг в книге «Сталинград: анализ и документация боя» (Stalingrad: Analise und Dokumentation einer Schlacht) дает такие данные об окруженных войсках: 232 тысячи немцев, 52 тысячи «хиви» и 10 тысяч румын. Всего – около 294 тысяч человек.

Генерал Типпельскирх считает, что в окружение попали 265 тысяч не только немцев, но и солдат-союзников («История Второй мировой войны»). Поскольку последних было около 13 тысяч, то немецких солдат – 252 тысячи.

Адъютант Паулюса полковник Адам в мемуарах пишет, что 11 декабря 1942 года обер-квартирмейстер 6-й армии полковник Баадер сообщил ему: в соответствии с донесениями от 10 декабря состоят на довольствии 270 тысяч окруженцев. Так как с 23 ноября (окружение 6-й армии) по 10 декабря 1942-го войска несли потери в продолжающихся боях, то на 23 ноября численность окруженных под Сталинградом немецких и союзных им войск составляла ориентировочно 285–295 тысяч человек. Это с учетом находившихся в «котле» 13 тысяч румын и хорватов.

Военкор Х. Шретер посчитал, что в окружение попали 284 тысячи человек. А. Исаев в книге «Мифы и правда о Сталинграде» ориентируется на данные Шретера, добавляя, что среди окруженцев были около 13 тысяч румын.

Таким образом, реально немецких военнослужащих (без учета союзников), оказавшихся 25 ноября 1942 года в «сталинградском котле», было 250–280 тысяч человек. К безвозвратным потерям вермахта из них следует отнести только немцев, погибших, плененных при капитуляции, раненых и больных, вывезенных из окружения. Это значит, что из общей численности окруженных войск нужно вычесть около 20 тысяч советских военнопленных и «хиви». Интервальная оценка безвозвратных потерь немецких войск окруженной группировки 6-й армии лежит в пределах 230–260 тысяч человек.

Вновь обратимся к свидетельствам Мюллера-Гиллебранда: «Вне «сталинградского котла» были… уничтожены две пехотные (298, 385-я), две танковые (22, 27-я) и две авиаполевые (7, 8-я) дивизии». Последние были сформированы в октябре 1942-го, а в боях участвовали с января 1943 года. Суммарно в них было около 20 тысяч человек. Остальные четыре дивизии к началу наступления советских войск уже не были полностью укомплектованными соединениями, общая их численность составляла примерно 10–15 тысяч военнослужащих. Это соответствует потерям не менее 30–35 тысяч человек.

Кроме того, в ходе операции «Зимняя гроза» (попытка деблокирования войск 6-й армии в декабре) и в боях за сохранение всего южного крыла (декабрь 1942-го – январь 1943-го) несли существенные потери и другие соединения групп армий «Дон» и «Б». Генерал Дерр хотя и не приводит общих цифр, но отмечает большой уровень потерь немцев при попытке деблокирования. Генерал-фельдмаршал Манштейн в мемуарах сообщает о больших потерях 57-го танкового корпуса при попытке разблокирования окруженцев. Британские журналисты У. Э. Д. Аллен и П. Муратов в книге «Русские кампании германского вермахта. 1941–1945» утверждают, что к 27 декабря 1942 года в боях по прорыву кольца окружения 6-й немецкой армии «части Манштейна потеряли 25 тысяч убитыми и пленными».

В битве за сохранение всего южного крыла немецкой армии (декабрь 1942-го – январь 1943-го) в группах армий «Б» и «Дон» до 2 февраля 1943 года уничтожены 403-я охранная дивизия и 700-я танковая бригада, разгромлены 62, 82, 306, 387-я пехотные, 3-я горно-стрелковая, 213-я охранная дивизии и пехотная бригада «Шульдт». Потери – не менее 15 тысяч человек.

Таким образом, безвозвратная убыль войск групп «Б» и «Дон» в Сталинградской наступательной операции составляла 360–390 тысяч солдат, а суммарные потери вермахта в битве равны 660–710 тысячам человек.

Баланс в пользу РККА

Реальность цифр потерь вермахта в Сталинграде можно ориентировочно оценить по балансу вооруженных сил Германии в 1942–1943 годах. Убыль вермахта (NУВ) за любой период рассчитывается как разность численностей на начало (NНВ) и конец (NКВ) оцениваемого периода с учетом пополнения (NМВ). Для периода с середины 1942-го и до середины 1943-го убыль, рассчитанная по данным Мюллера-Гиллебранда, равна:

NУВ = 8310,0 + 3470,2 – 9480,0 = 2300,2 тысячи человек.

Убыль вермахта за второй год войны показывает, что подсчитанные выше цифры потерь (660–710 тысяч человек) в Сталинградской битве не противоречат балансу войск с середины 1942 года до середины 1943 года.

Реальное соотношение потерь Красной армии и вермахта составляло (1,1–1,2):1, что в 8–9 раз меньше «подсчитанного» Соколовым. С учетом союзных Германии румынских и итальянских войск потери Красной армии были в 1,1–1,2 раза меньше, чем у противника.

Важно, что при некотором превышении в абсолютных цифрах относительные – безвозвратный урон (отношение безвозвратных потерь армии к общей численности ее военнослужащих, принимавших участие в сражении) Красной армии был существенно ниже, чем у немецких войск. По подсчетам Невзорова, в Сталинградской битве принимали участие 1920 тысяч красноармейцев и 1685 тысяч немцев и солдат союзных вермахту войск (3 и 4-я румынские, 8-я итальянская армии), суммарная численность которых составляла около 705 тысяч человек. Немцев, участвовавших в Сталинградской битве, было 980 тысяч. Относительные потери: Красная армия – (780–800)/1920 = 0,41–0,42, вермахт – (660–770)/980 = 0,67–0,78. Таким образом, в Сталинградской битве относительные потери РККА были в 1,6–1,9 раза меньше, чем у вермахта.

Источник: topwar.ru

7 правдивых фактов о Сталинградской битве 17 октября 1917 года родился Яков Федотович Павлов, герой Сталинградской битвы, чья разведгруппа удерживала «дом Павлова». Этот дом стал прообразом дома в нашумевшем фильме «Сталинград». Вспомним 7 правдивых фактов о Сталинградской битве

АРМАГЕДДОН

7 правдивых фактов о Сталинградской битве В Сталинграде и Красная армия, и вермахт по неизвестной причине изменили методы ведения боевых действий. Красная армия с самого начала войны использовала тактику гибкой обороны с отходами в критических ситуациях. Командование вермахта, в свою очередь, избегала крупных, кровопролитных сражений, предпочитая обходить крупные укрепленные районы. В Сталинградской битве обе стороны забывают о своих принципах и пускаются в кровавую рубку. Начало было положено 23 августа 1942 года, когда немецкая авиация произвела массированную бомбардировку города. Погибло 40 000 человек. Это превосходит официальные цифры воздушного налета союзников на Дрезден в феврале 1945-го (25 000 жертв).

ДОКОПАТЬСЯ ДО АДА

7 правдивых фактов о Сталинградской битве Под самим городом располагалась крупная система подземных коммуникаций. Во время боевых действий подземные галереи активно использовали как советские войска, так и немцы. Причем в тоннелях происходили даже бои местного значения. Интересно, что немецкие войска с начала своего проникновения в город стали строить систему собственных подземных сооружений. Работы продолжались практически до окончания Сталинградской битвы, и только в конце января 1943 года, когда немецкое командование поняло, что сражение проиграно, подземные галереи были взорваны. Для нас так и осталось загадкой, что строили немцы. Один из немецких солдат потом иронически записал в дневнике, что у него сложилось впечатление, что командование хотело добраться до ада и призвать на помощь демонов.

МАРС ПРОТИВ УРАНА

7 правдивых фактов о Сталинградской битве Ряд эзотериков утверждает, что на ряд стратегических решений советского командования в Сталинградской битве повлияли практикующие астрологи. Например, контрнаступление советских войск, операция «Уран», началось 19 ноября 1942 в 7.30 В этот момент так называемый асцендент (точка эклиптики, восходящая над горизонтом) располагался в планете Марс (римский бог войны), заходящей же точкой эклиптики была планета Уран. По мнению астрологов, именно эта планета управляла немецкой армией. Интересно, что параллельно советским командованием разрабатывалась еще одна крупная наступательная операция на Юго-Западном фронте —«Сатурн». В последний момент от нее отказались и провели операцию «Малый Сатурн». Интересно, в античной мифологии именно Сатурн (в греческой мифологии Кронос) оскопил Урана.

АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ ПРОТИВ БИСМАРКА

7 правдивых фактов о Сталинградской битве Военные действия сопровождалось большим количеством знаков и знамений. Так, в 51-й армии воевал отряд автоматчиков под командованием старшего лейтенанта Александра Невского. Тогдашние пропагандисты Сталинградского фронта запустили слух, что советский офицер является прямым потомком князя, разбившего немцев на Чудском озере. Александр Невский даже был представлен к ордену Красного Знамени. А на немецкой стороне в сражении принимал правнук Бисмарка, который, как известно, предупреждал, никогда не воевать с Россией. Потомок германского канцлера, кстати, попал в плен.

ТАЙМЕР И ТАНГО

7 правдивых фактов о Сталинградской битве Во время сражения советская сторона применила революционные нововведения психологического давления на противника. Так, из громкоговорителей, установленных у передовой, неслись любимые шлягеры немецкой музыки, которые прерывались сообщениями о победах Красной армии на участках Сталинградского фронта. Но самых эффективным средством стал монотонный стук метронома, который прерывался через 7 ударов комментарием на немецком языке: «Каждые 7 секунд на фронте погибает один немецкий солдат». По завершению же серии из 10-20 «отчетов таймера» из громкоговорителей неслось танго.

НОРКОВЫЕ ШУБЫ

7 правдивых фактов о Сталинградской битве Многие немецкие солдаты и офицеры, имевшие за плечами немало сражений, вспоминали, что в Сталинграде у них временами складывалось впечатление, что они попали в какой-то параллельный мир, атмосферу абсурда, где традиционные германские педантизм и рациональность улетучивались. Так, немецкое командование часто отдавало абсолютно бессмысленные приказы: например, в уличных боях за какой-нибудь второстепенный участок, немецкие генералы могли положить пару тысяч собственных бойцов. Одним же из самых абсурдных моментов стал эпизод, когда немецкие авиаторы-«снабженцы», сбросили с воздуха закрытым в «кровавом котле» бойцам вместо еды и обмундирования женские норковые шубы.

ВОЗРОЖДЕНИЕ СТАЛИНГРАДА

7 правдивых фактов о Сталинградской битве В начале февраля, уже после окончания битвы, в советском правительстве был поднят вопрос о нецелесообразности восстановления города, которое бы обошлось дороже постройки нового города. Однако Сталин настоял на восстановлении Сталинграда в буквальном смысле слова из пепла. Так, на Мамаев курган было сброшено столько снарядов, что после освобождения целых 2 года на нем не росла трава.

Источник: www.fresher.ru

You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.