Эпоха куликовской битвы

Глава 5

Накануне Куликовской битвы. Сокрушив Тверь, Дмитрий Иванович возобновил борьбу с Ордой, которую начал в 1360-е гг. В 1374 г. он разорвал все отношения с Мамаем, который к этому времени стал фактическим правителем Золотой Орды, и прекратил уплату дани.

Эпоха куликовской битвы

Князь Дмитрий Донской. Икона. XX в.

Борьба русских земель, возглавляемых Москвой, против Мамая принимала всё более открытую форму. В Нижнем Новгороде был перебит полуторатысячный отряд ордынцев. Некоторое время спустя войско во главе с князем Дмитрием Боброком-Волынцем овладело городом Булгар и установило контроль Руси над торговым путём по Волге.

Московский князь на этом не остановился, послал отряд на Казань и заставил этого вассала Золотой Орды в течение некоторого времени платить Москве дань. По берегам Оки московские воеводы устроили сильную оборонительную линию с завалами на лесных дорогах, сторожевыми постами, с дежурившими на бродах отрядами.


Властный и сильный правитель, талантливый полководец, Мамай принял вызов Москвы. Он сурово покарал Нижний Новгород за гибель своего отряда. Большая Мамаева рать прошла огнём и мечом по русским землям, союзным с Москвой. Нижегородское княжество было разорено.

В 1377 г. Мамай подготовил новый поход на Русь. Навстречу ордынскому войску вышли полки нижегородско-суздальских князей и Московского княжества. Однако воеводы не обнаружили ордынцев и успокоились, а степняки, проведённые по лесным тропам враждебными Руси мордовскими старейшинами, внезапно прорвались к русскому лагерю на реке Пьяне, притоке Оки. В это время воины во главе с воеводами бражничали; как сказано в летописи, они вели себя на Пиане, аки пиании. Разгром рати был полным. Преследуя её остатки, ордынцы ворвались в Нижний Новгород и сожгли его.

Это был горький урок для Руси. Стало ясно, что Орда — ещё сильный и коварный враг, совладать с которым будет непросто.

Вскоре Дмитрий Иванович показал, что урок, преподанный Руси ордынцами, он хорошо усвоил. Когда в 1378 г. в Москву пришли сведения о движении войска во главе с полководцем Мамая Бегичем на Русь, воеводы встретили его в полной готовности. Навстречу ордынцам вышла сильная московская рать. Сам князь возглавлял её.

11 августа 1378 г. на берегу реки Вожи, правого притока Оки, Дмитрий Иванович дал бой ордынскому войску. Русские выдержали напор монгольской конницы и нанесли по противнику мощные фланговые удары, смяв его ряды. Разгром был полным. Пятеро ордынских князей были убиты, погиб и Бегич. Получив известие о поражении на Боже, Мамай пришёл в ярость.


Куликовская битва. Мамай желал, чтобы в нём видели продолжателя дела великих монгольских ханов. Он провозгласил, что Орда сейчас так же могуча, как и во времена Батыя, когда перед Монгольской державой трепетал весь мир.

Два года Мамай готовился к походу на Русь, договорился о союзе с великим литовским князем Ягайло, заручился поддержкой рязанского князя Олега, запуганного ордынскими карательными набегами. Однако Олег, ненавидя ордынцев и остерегаясь Москвы, тайно оповещал Дмитрия Ивановича о планах Мамая.

Эпоха куликовской битвы

Утро на Куликовом поле. Художник А.П. Бубнов

В поход на Русь Мамай вёл своих вассалов с Северного Кавказа (черкесов, осетин) и наёмников — закованную в броню генуэзскую пехоту. Общая численность его войска достигала 60—65 тыс. человек. От Ягайло Мамай получил заверения, что тот придёт к нему на помощь со своим войском.

Дмитрий Иванович также готовился к противоборству. Он превратил борьбу с Мамаем в общерусское дело. Около 30 городов прислали своих воинов в войско Дмитрия Ивановича — Владимир, Суздаль, Ростов, Кострома, Ярославль, Серпухов, Звенигород, Коломна, Белоозеро, Муром, Углич и др. Поддержали Москву братья Ягайло — полоцкий князь Андрей Ольгердович и брянский князь Дмитрий Ольгердович, оставшиеся верными антиордынской политике.


Наряду с княжескими дружинниками в составе русского войска было много крестьян, ремесленников, купцов, представителей духовенства. Дух национального подъёма охватил все слои населения. Вся Русь снаряжала войско московского князя.

Эпоха куликовской битвы

Сергий Радонежский благословляет Дмитрия Донского. Роспись в Троице-Сергиевой лавре

Огромную роль в воодушевлении русского воинства и ободрении его на ратный подвиг сыграли деятели Русской Православной Церкви. Существует предание, что сам Сергий Радонежский (1321—1391), известный всей Руси основатель Троице-Сергиевой лавры, благословил Дмитрия Ивановича на борьбу с врагом. В помощь князю он направил двух монахов — Пересвета и Ослябю, отличавшихся поистине богатырской силой.

Сбор русского войска был назначен в Коломне, куда прибыло 40—45 тыс. воинов.

Получив новые разведывательные данные — Мамай медлил с походом, ожидая отрядов Ягайло, — Дмитрий Иванович сам начал наступление. Он вызвал к себе полки, которые оставлял для обороны Москвы, и переправился всем войском через Оку.


Эпоха куликовской битвы

Куликовская битва. Миниатюра

При подходе к Дону русские столкнулись со сторожевым отрядом Орды и разгромили его. Стало ясно, что ордынцы могут появиться в любой момент. В ночь с 7-го на 8 сентября 1380 г., в день Рождества Богородицы, по наведённым мостам и через броды русские полки переправились на противоположный берег Дона и выстроились на Куликовом поле, расположенном между Доном и его притоком — рекой Непрядвой. Сюда же подошло и войско Мамая.

Куликовская битва

Эпоха куликовской битвы

В центре русских боевых порядков стоял большой полк, по флангам — полки правой и левой руки. Перед большим полком располагался передовой полк, а позади — запасной полк. Таким образом, русское войско имело три эшелона обороны, прорвать которые было невероятно трудно. Но главной тактической хитростью полководца явилось создание засадного конного полка, который укрылся в дубраве на левом фланге. Во главе его Дмитрий Иванович поставил своего двоюродного брата, талантливого полководца князя Владимира Андреевича Серпуховского и испытанного воеводу Дмитрия Боброка-Волынца.

По традиции битва началась поединком богатырей. Против ордынского гиганта Челубея вышел монах Пересеет. Всадники сшиблись, пронзили друг друга копьями и бездыханными упали наземь. И тут же ордынские тумены двинулись вперёд. С волнением смотрели на приближавшихся врагов русские воины, понимая, что для Руси наступил исторический час.


Эпоха куликовской битвы

Поединок Пересвета с Челубеем. Миниатюра. XVI в.

В отличие от Мамая, Дмитрий Иванович надел доспехи рядового воина и вышел на поле боя вместе с передовым полком. Под княжеское знамя в княжеских доспехах встал боярин Михаил Брёнок. Первый же яростный удар ордынцев по центру заставил передовой полк отступить. Всю тяжесть боя принял на себя большой полк.

С болью смотрели воины засадного полка из дубравы, как с воем и гиканьем ордынские всадники проносились мимо них, заходя в тыл русским и отрезая их от переправ через Непрядву и Дон. Владимир Серпуховской рвался в бой, но опытный Боброк-Волынец сдерживал его — ждал, когда неприятель подставит засадному полку свой фланг.

Наступили самые драматические минуты битвы. Боброк-Волынец воскликнул: «Час прииде, и время приближеся! Дерзайте, братья и други!» Свежая русская конница вихрем вылетела из дубравы и ударила во фланг и тыл оторопевшему неприятелю. Воины большого и запасного полков воспрянули. Началось наступление всей русской рати.

Мамаево войско сражалось ещё около часа, затем началась паника. Одни вплавь пытались перебраться на другой берег Непрядвы и уйти в степь, другие мчались мимо шатра Мамая, не слыша отчаянных призывов своего предводителя. Мамай также бежал с поля боя в Крым. Там в городе Кафа (Феодосия) он был убит.


Много ордынцев пало на Куликовом поле, погибли и тысячи русских воинов. Лишь к вечеру отыскали раненого Дмитрия Ивановича. В окровавленных и помятых доспехах, но без тяжёлых ран он лежал среди груды убитых ордынцев и русских. Донской — такое имя обрёл московский князь после Куликовской битвы.

Восемь дней русские полки оплакивали и хоронили погибших. Литовское войско Ягайло так и не пришло к Куликову полю, остановившись от него в дне пути.

Историческое значение Куликовской битвы. После Куликовской битвы Русь стала другой страной. Победа всколыхнула национальную память народа. Не случайно конец XIV в. и первые десятилетия XV в. были отмечены впечатляющим взлётом русской хозяйственной жизни, культуры и искусства. Дух свободы раскрепостил людей. Они поняли, что есть в их жизни более высокая цель, чем личное благополучие. Это свобода всего народа, свобода страны. Победу русских на Куликовом поле историки сравнивали с победой европейцев над полчищами гуннов во главе с Аттилой.

После Куликовской битвы историческая инициатива в отношениях с Ордой перешла к Руси: Русь наступала, а Орда и отпадающие от неё улусы оборонялись. Куликовская битва показала, что Москва стала выразителем общерусских национальных интересов и подлинным лидером в объединении русских земель.


Поход Тохтамыша на Москву. С триумфом возвращалось обескровленное и поредевшее войско в Москву. Дмитрий Донской стал после этой победы вождём всех русских земель. Но, помимо своей воли, Дмитрий Иванович помог укрепиться в Орде сопернику Мамая — хану Тохтамыилу. Под его властью единство Золотой Орды было восстановлено. Честолюбивый хан решил вернуть в свои владения русский улус.

Для похода на Москву Тохтамыш собрал новую огромную армию. Летом 1382 г. Тохтамыш специально задержал в Орде всех находившихся там русских купцов, чтобы через них в Москву не дошла весть о готовящемся походе. Появление в 1382 г. близ Оки золотоордынских войск стало для Дмитрия Донского полной неожиданностью. Он выехал из Москвы на север для сбора рати.

Тохтамыш беспрепятственно подошёл к самому Кремлю. Однако москвичи отбили все штурмы врага. Тогда Тохтамыш пошёл на хитрость: он потребовал от осаждённых совсем небольшой дани и попросил разрешения войти внутрь Кремля, якобы для того чтобы с его стен осмотреть город. Хан поклялся, что после этого сразу же уйдёт прочь. Поразмыслив, москвичи согласились и тут же понесли суровое наказание за излишнюю доверчивость. Едва тяжёлые, кованные железом кремлёвские ворота распахнулись, как ордынцы ворвались внутрь Кремля, порубили его защитников и принялись грабить княжеский дворец, дома бояр и храмы. Однако едва сведения о приближении к Москве войска Дмитрия Донского и отряда Владимира Серпуховского достигли Тохтамыша, он быстро отошёл прочь.


Эпоха куликовской битвы

Оборона Москвы от войск Тохтамыша. Миниатюра. XVI в.

В результате похода Тохтамыша Русь возобновила уплату дани Орде, но в завещании Дмитрий Донской передал титул на великое княжение своему сыну Василию, не спрашивая на то разрешения Сарая. Владимирскую землю он назвал в завещании своей отчиной.

Это было знаменательно. Орда клонилась к упадку. Русь, напротив, набирала силы и медленно, но верно шла к единству под руководством Москвы, преодолевая происки внешних врагов — Литвы и Орды.

Дмитрий Донской умер в 1389 г. Сыну Василию он оставлял княжество, которое вскоре стало ядром складывающегося единого Русского государства.

Княжение Василия I. Вступивший на престол 19-летний Василий Дмитриевич (1389—1425) к этому времени прошёл суровую школу жизни. Когда ему было 13 лет, отец отправил его в Орду к хану Тохтамышу за ярлыком на великое княжение. Тохтамыш выдал ярлык для Дмитрия Ивановича, но оставил княжича в Орде заложником. В случае неподчинения Московского княжества Орде или невыплаты дани ему грозила смерть.

Два с лишним года провёл наследник московского престола в неволе. Улучив момент, он бежал из Орды, но, опасаясь ехать через приволжские степи, направился в Литву и только за год до смерти отца вернулся в Москву.


К этому времени в Литве произошли важные события. Поворот Ягайло в сторону католической Польши, с которой долгие десятилетия Литва враждовала, закончился в 1385 г. так называемой Кревской унией. Ягайло женился на королеве Польши Ядвиге, стал польским королём, обратившись в католичество и приняв имя Владислава. Вскоре в языческой Литве было введено католичество. Это сразу же поставило в подчинённое положение православных русских, составлявших большинство населения Литвы.

Действия Ягайло были восприняты в автономном Полоцком княжестве с возмущением. Тяготевшее к Литве Смоленское княжество стало больше склоняться в сторону Москвы. Недовольна была пропольским и прокатолическим курсом Ягайло и литовская знать, которая объединилась вокруг двоюродного брата Ягайло — Витовта.

В конце концов Ягайло и Витовт достигли соглашения. Литва вместе с входящими в её состав русскими землями становилась под управлением Витовта независимым государством. А в случае смерти Витовта переходила под управление Ягайло и его наследников.

Витовт нацелился на окончательное подчинение Полоцка, захват Смоленска, овладение Псковом, а при случае и Новгородом. На этом пути он не мог не столкнуться с московским князем Василием I. Однако Северо-Восточная Русь была уже не та, что во времена Ольгерда. Теперь Москва встала прочным заслоном на пути всех, кто покушался на русские земли, будь то Орда, Литва или Ливонский орден.

Эпоха куликовской битвы

Ягайло

Отношения Литвы и Московского княжества осложнялись и тем, что во время своего пребывания в Литве Василий I подружился с Витовтом и женился на его дочери Софье. Софья Витовтовна стала великой московской княгиней.


Эпоха куликовской битвы

Витовт

Продолжая политику Дмитрия Донского, Василий I присоединил к Москве Нижегородское княжество. Сделал он это просто — выкупил в Орде ярлык на княжение.

Василий I оказал давление и на Псков, который стал принимать в качестве князя лишь того, кого предлагал московский властелин. Прояснились отношения и с Рязанским княжеством, чей князь признал себя молодшим братом Василия I, т.е. стал вассалом Москвы. По договору с Василием I в верного союзника Москвы обратилась Тверь.

Эпоха куликовской битвы

Василий I и Софья Витовтовна. Фрагмент церковного облачения

Медленно, но верно продолжал Василий I объединение русских земель.

Однако чем сильнее становилась Москва, тем более яростными оказывались нападки на неё Орды и других враждебных Руси сил.

В конце XIV в. новая опасность надвинулась на Русь из глубин Азии. Владетель Самарканда Тимур (Тамерлан) подчинил себе всю Среднюю Азию, часть Северного Кавказа и напал на Золотую Орду. Решительный и беспощадный, Тимур разгромил в 1395 г. военные силы Тохтамыша, разграбил и уничтожил многие золотоордынские города. Тохтамыш бежал в Литву, а Тимур направился на Русь.

Над русскими землями нависла опасность нового страшного вторжения. Москва приняла вызов. Василий Дмитриевич двинул навстречу железному хромцу, как называли Тимура, свои полки.

Войска Тимура, разоряя всё на своём пути, дошли до города Ельца и внезапно повернули обратно. Русь вздохнула с облегчением. Это неожиданное избавление от опасного врага русские люди приписали чудесному воздействию старинной и необычайно почитаемой на Руси Владимирской иконы Божьей Матери, которую специально привезли из Владимира и вынесли впереди русских полков.

Угрожая Руси, Тимур в то же время помог ей, значительно ослабив Золотую Орду и злейшего врага Руси — Тохтамыша. Зато Витовт приобрёл в лице Тохтамыша прочного союзника. Он обещал Тохтамышу помощь в овладении престолом в Орде. Взамен Тохтамыш обязался вместе с Литвой сокрушить Москву. Литва и Орда готовились разделить между собой Восточную Европу.

Напор Витовта и Тохтамыша на Москву был несколько ослаблен, после того как в 1399 г. они потерпели поражение от золотоордынского хана на реке Ворскле.

Эпоха куликовской битвы

Тимур. Реконструкция М.М. Герасимова

1408 г. стал чёрным в истории Руси. На Русь двинулась рать нового властителя Золотой Орды — Едигея. В начале декабря ордынцы внезапно подошли к Москве. Летописцы сравнивали его нашествие с нашествием самого Батыя — таким свирепым оно было. Все главные города Московского княжества были захвачены, ограблены и сожжены. Каждый ордынский ратник вёл с собой по нескольку десятков пленных русских.

Едигей сжёг московские посады и подступил к Кремлю. Но каменная крепость устояла. Месяц держал Едигей своё войско под стенами Кремля, а потом ушёл на юг, т.к. до него дошла весть, что в Орде начались новые распри. При этом за отход он взял с Москвы огромный выкуп.

Этот набег показал, что Орда ещё очень сильна. И как только в Сарае утвердился очередной хан, Василий I с щедрыми дарами отправился в Орду. Там он обязался по-прежнему уплачивать дань. Московское княжество, несмотря на то что оно стало лидером объединения русских земель и самым крупным и сильным на Руси, продолжало оставаться полузависимым от Орды.

Грюнвальдская битва. Если Русь снова была сокрушена Ордой, то Литва, напротив, добилась успехов в борьбе с Тевтонским орденом.

Пока Витовт пытался подчинить себе Новгород, Псков и Северо-Восточную Русь, орден прибирал к рукам Прибалтику. Немецкие рыцари захватили даже земли литовского племени жмудь. Часть жмуди бежала под защиту Витовта, оставшихся немцы насильственно обратили в христианство, а в земле жмуди построили немало рыцарских замков. Наступление ордена теперь грозило самой Литве.

Эпоха куликовской битвы

Витовт в Грюнвальдской битве. Фрагмент картины Я. Матейко

В борьбе с натиском немецких крестоносцев Польша и Литва объединились. 15 июля 1410 г. близ деревеньки Грюнвальд их объединённые полки встретились с силами Тевтонского ордена. По центру стояли русские полки из княжеств, попавших в состав Литвы, — смоленский, полоцкий, витебский, киевский и пинский. Вначале рыцари потеснили польско-литовские полки, находившиеся на флангах, но отчаянное мужество русских пеших полков, стоявших в центре, изменило ход сражения. Польско-литовская конница перешла в наступление и окружила рыцарское войско. Разгром Тевтонского ордена был полный. Тысячи рыцарей были убиты. Погиб в битве и магистр ордена. Поляки, литовцы и русские приостановили натиск немцев на восток.

Эпоха куликовской битвы

Митрополит Алексий. Икона Дионисия. XV в.

Роль Церкви в объединении Руси. Большую роль в объединении русских земель вокруг Москвы, в борьбе Руси с иноземными захватчиками сыграла Русская Православная Церковь. Церковные деятели — митрополиты, руководители крупных монастырей — оказывали мощную поддержку московским князьям. Они не жалели денег на организацию войска, вдохновляли князей, воевод и рядовых воинов на защиту родных земель.

В условиях военных тягот и нашествий, гибели родных и близких известные всей Руси религиозные подвижники, старцы, рядовые монахи, священники помогали людям. Не случайно появление многих выдающихся церковных деятелей, светочей нравственности и служения ближнему, пришлось на период национального подъёма Руси, пробуждённого началом единения Руси и борьбы с Ордой.

Митрополит Пётр и его преемники оказали большую поддержку Москве в её объединительных усилиях. Их деятельность была неразрывно связана с политикой Ивана Калиты и его сыновей.

Митрополит Алексий встал рядом с Дмитрием Ивановичем, когда тот в мальчишеском возрасте занял родительский трон, и поддерживал Дмитрия во всех его патриотических начинаниях. Это был умный, образованный, обладающий твёрдым характером человек, очень благочестивый и скромный в личной жизни, настоящий духовный пастырь.

Эпоха куликовской битвы

Преподобный Сергий Радонежский. Икона. XVI в.

Большое влияние на всю русскую жизнь эпохи Куликовской победы оказал Сергий Радонежский. Уже в отроческом возрасте Варфоломей (так звали Сергия до пострижения в монахи) отличался высокой религиозностью, склонностью к уединению, чтению, к постоянному труду. После смерти родителей, обедневших бояр, Варфоломей отказался от наследства и ушёл в монастырь, где уже находился его старший брат. Он уговорил брата принять ещё более трудный и тяжёлый обет — уединиться, уйти жить в пустынь, т.е. в небольшой монастырь, который находится в глуши, среди труднопроходимых лесов, и там посвятить себя служению Богу.

Эпоха куликовской битвы

Рака с мощами преподобного Сергия в Троицком соборе

В густом радонежском лесу братья расчистили небольшую полянку, соорудили хижину и поставили маленькую церковь в честь Пресвятой Троицы. Жизнь их стала скорбной и жестокой, как написано в древнем источнике. Брат не выдержал холода и голода и перебрался в московский монастырь, а Варфоломей остался в лесу один.

Через два года он был пострижен в монахи под именем Сергия и провёл в уединении на поляне 12 лет. Жизнь его проходила в трудах, молитвах, размышлениях, встречах с теми, кто искал у него утешения.

Эпоха куликовской битвы

Троицкий собор Троице-Сергиевой лавры

Слава о подвижничестве Сергия, о его святых делах быстро распространилась по Руси. Вокруг него собирались последователи, рубили кельи, ставили новые церквушки. Так зарождался Троице-Сергиев монастырь.

Впервые на Руси Сергий организовал монастырь на новой, общежительной, основе. Это означало, что, в отличие от прежних монастырей, монахи жили общим хозяйством, не располагали личным имуществом и не имели права заниматься предпринимательством. Сергий предписал им жить в братстве, любви и служить друг другу.

Имя Сергия знала вся Русь, к его мнению прислушивались и великий князь, и горемыка крестьянин. По преданию, Сергий Радонежский благословил князя Дмитрия Ивановича в канун Куликовской битвы. Позднее он примирил московского князя с рязанским князем Олегом.

Эпоха куликовской битвы

Кирилл Белозерский. Икона. XVI в.

Отшельническим подвигом обозначена жизнь Кирилла, ставшего основателем знаменитого Кирилло-Белозерского монастыря.

Добродетельный и скромный образ жизни, наполненный трудами и молитвами, привлекал к Кириллу людей. Он учил их добру, высокой нравственности, взаимопомощи, трудолюбию, преданности родной земле.

Появление таких духовных наставников, как митрополит Алексий, Сергий Радонежский, Кирилл Белозерский, осветляло души русских людей среди мрака тяжёлой и жестокой тогдашней жизни, пробуждало в них высокие чувства собственного достоинства, духовной свободы и патриотизма.

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. Почему многие русские княжества привели свои рати под стяг князя Дмитрия Ивановича? Какая тенденция проявилась в этом их поступке?

2. Составьте план-конспект по теме «Историческое значение Куликовской битвы». Подумайте, почему она не привела к свержению монголо-татарского ига.

3. Прокомментируйте высказывание Л.Н. Гумилёва, заметившего, что на борьбу с Мамаем в 1380 г. пошли москвичи, суздальцы, ярославцы, владимирцы, костромичи, а после Куликова поля вернулись русские.

4. Что означает утверждение В.О. Ключевского, что Москва родилась не в скопидомном сундуке Ивана Калиты, а на поле Куликовом?

5. В какой международной обстановке осуществлялась деятельность Василия I? Почему чем сильнее становилась Москва, тем более яростным оказывалось сопротивление Орды и её союзников укреплению Московского княжества?

6. Почему Сергий Радонежский вошёл в русскую историю как собиратель русских душ? Как чтят его память Русская Православная Церковь и русский народ?

Источник: trojden.com

Куликовская битва была закономерным результатом и ярким проявлением социально-экономического и политического развития русских земель в XIV в. Посвященные ей произведения литературы и искусства в яркой, отчетливой форме обнаружили основные идеи и настроения, определявшие характер русской общественной мысли того периода. Куликовская битва и связанные с ней события ускорили формирование идеологии единого централизованного государства. Идейное богатство памятников Куликовского цикла позволяет утверждать, что с конца XIV в. начался новый этап в развитии русской общественной мысли. Ее развитие во второй половине XIV-XV в. определялось главным фактором политической жизни Руси — существованием монголо-татарского ига. Осмысление причин установления ига, поиски путей возрождения страны, прославление первых успехов в борьбе с поработителями составляют основное содержание русской общественной мысли XIII-XV вв. Ее развитие во второй половине XIII-XV вв. соответственно переменам в отношении к главному вопросу — вопросу о монголо-татарском иге, о национальном возрождении — можно условно разделить на три этапа. Первый этап, продолжавшийся примерно до начала XIV в., характеризуется отсутствием какой-либо стройной политической теории, какой-либо последовательно проводимой социально-политической идеи. Скорбь о погибели Руси, углубление чувства национального достоинства составляют основное содержание памятников, созданных в этот период. На втором этапе постепенно формируется идеология новых политических центров, в особенности Москвы и Твери, происходит медленное собирание духовных сил народа, которое послужило одной из основ национального подъема конца XIV — начала XV в. Эти теории не могли, разумеется, носить откровенно антиордынского характера, но само их появление означало новый шаг в духовном возрождении страны. Куликовская битва и сопутствовавший ей национальный подъем обусловливают начало нового, третьего, этапа в развитии русской средневековой мысли.

Торжествует идея единства всех русских княжеств. Наиболее развитая и доказавшая свою жизненность и силу в ходе событий 1380 г. идея приоритета Москвы в русских землях, одним из главных оснований которого представляется ведущая роль Москвы в борьбе за свержение ордынского ига, становится стержнем русской общественной мысли последующего столетия. В литературе торжествует идея готовности к самопожертвованию в открытой вооруженной борьбе с "погаными".

Литература

Главная мысль всех литературных памятников Куликовского цикла — мысль о единстве Русской земли как основе победы над врагом. Дмитрий Донской идет навстречу Мамаю "съвокупився с всеми князями русскими". "И от начала миру не бывала такова сила русских князей", — восторженно восклицает летописец4. Властным призывом к единству звучат исполненные колокольной торжественности начальные слова "Задонщины". Свидетельством зрелости, актуальности идеи объединения могут служить и такие литературные современники памятников Куликовского цикла, как "Список городов русских", "Слово о житии и о преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя русьскаго"общерусские летописные своды 1389 и 1408 гг.11 В каждом из этих памятников выражена та же идея единства Русской земли, хотя и в различных ее аспектах и политических толкованиях.В эпоху Куликовской битвы с особой силой прозвучала традиционная для древнерусской литературы тема героизма, ратной славы, идеалов воинской доблести. Эти идеалы отразились в таких более ранних литературных произведениях периода монголо-татарского ига, как "Повесть о разорении Рязани Батыем", "Повесть о Меркурии Смоленском", "Житие Александра Невского", летописная повесть о битве на реке Воже, а также в фольклоре.



Архитектура

Архитектура неразрывно связана с экономической и политической жизнью страны: в средние века она являлась "господствующим искусством, которому подчинялись и с которым вступали в синтез другие виды художественного творчества". становление монголо-татарского ига привело к длительному упадку каменного строительства почти во всех русских землях45. Даже в первой половине XIV в. в северо-восточной Руси постройка каменного храма была выдающимся событием, привлекавшим всеобщее внимание. Идейно-политическая "нагрузка" каждого памятника резко возросла. Большое политическое значение постройки каждого каменного храма, мемориальный характер памятников архитектуры с особой отчетливостью проявились в московском строительстве второй половины XIV — начала XV в.

В 1374 г. князем Владимиром Андреевичем, двоюродным братом Дмитрия Донского, была построена деревянная крепость в Серпухове. В 1380 г. и перед самой Куликовской битвой, в серпуховском кремле был торжественно освящен деревянный Троицкий собор. Посвящение этого храма — как бы взывало к единению, к подвигу. Одновременно с постройкой серпуховского кремля по распоряжению Владимира Андреевича вблизи города был основан Высоцкий-монастырь, усиливший оборонительный потенциал Серпухова. Собор нового монастыря был посвящен Зачатию Анны. Культ Анны, матери девы Марии, был составной частью богородичного культа, принявшего со времен Калиты характер официального московского культа. В 1379 г. началось строительство каменного Успенского собора в Коломне. В том же году Сергий Радонежский "повелением князя великого Дмитриа Ивановичя" основал монастырь "на Страмыне", собор которого также был посвящен Успению49. В самой Москве, "на южном направлении", близ большой коломенской дороги, в 1379 г. был заложен Успенский собор Симонова монастыря. Застой строительства в московских землях, вызванный прежде "всего временным усилением ордынского ига в 80-е годы XIV в., продолжался до начала 90-х годов. С начала 90-х годов международная обстановка складывается более благоприятно для Москвы, нежели в предшествующее десятилетие. Время относительной "тишины" (90-е годы XIV в.) отмечено в первую очередь строительством в Московском Кремле. Это строительство имело отчетливую идейную направленность, продолжало возникшую в 70-е годы связь московского каменного строительства с вооруженной борьбой против ордынского ига. Первой, в самом начале 90-х годов, была построена "на великокняжеском дворе" церковь Благовещения. В 1392 г. по указанию Василия I был расписан Успенский собор в Коломне59. Большие дорогостоящие живописные работы в Московской земле в то время были еще редкостью. Украсив живописью храм, история создания которого напоминала о Куликовской битве, молодой московский князь продемонстрировал свою верность героической освободительной традиции, свое почтение к памяти отца. В 1392 г. по указанию Василия I был расписан Успенский собор в Коломне59. Большие дорогостоящие живописные работы в Московской земле в то время были еще редкостью. Украсив живописью храм, история создания которого напоминала о Куликовской битве, молодой московский князь продемонстрировал свою верность героической освободительной традиции, свое почтение к памяти отца. Связь зодчества Москвы с борьбой за освобождение Руси от ордынского ига сохранялась до конца XV в. Мемориальный характер каменных храмов, получивший особое развитие в связи с борьбой, за национальную независимость в XIV-XV вв., становится характерной чертой русской архитектуры последующих веков.

Живопись

Выяснение влияния ордынского ига на развитие древнерусской живописи — задача чрезвычайно трудная, во-первых, из-за почти полного отсутствия точно датированных памятников живописи этого периода, во-вторых, вследствие самой природы средневековой живописи, основанной на создании предельно обобщенного образа-знака, как правило, не приемлющего никаких сиюминутных черт. Влияние Куликовской битвы на творчество художников того времени прослеживается на целом ряде памятников живописи, связанных с Московским княжеством. Своеобразным живописным гимном Куликовской битве стала икона "Архангел Михаил", написанная, очевидно, для церкви Рождества Богородицы, возведенной в 1394 г. в Московском Кремле74. Патетика иконы соответствовала идейной направленности постройки храма, посвящение которого напоминало о дне 8 сентября 1380 г. Гневный архангел с поднятым мечом, изображенный в среднике иконы, может быть признан классическим символом героического периода истории Московской Руси. Искусно подобранные сюжеты клейм полны намеков на историю Куликовской битвы. Другим не менее ярким отражением великого события следует признать замечательный образец московского шитья — "воздух" княгини Марии Тверской, вдовы князя Семена Гордого. Композиция "воздуха" складывается из центральной сцены предстояния московских "первосвятителей" — митрополитов Петра, Феогноста и Алексея — Нерукотворному Спасу и боковых изображений избранных святых, среди которых Дмитрий Солунский, киевский князь Владимир, мученик Никита, "победитель беса", и "русский бог" Николай Мирликийский. Композиция "воздуха" приобретает особый смысл, если принять вполне убедительное предположение о том, что Дмитрий Донской стоял на Куликовом поле под стягом с изображением Нерукотворного Спаса.

Драматизм эпохи Куликовской битвы определил высокое эмоциональное напряжение образов иконы "Успение Богоматери" написанной на оборотной стороне знаменитой "Богоматери Донской". Ту же "куликовскую" символику можно заметить и в уцелевших фрагментах росписей звенигородских соборов. На столбах собора Успения на Городке находятся помещенные в круги изображения Флора и Лавра, современные постройке храма. Образы Флора и Лавра, покровителей коневодства, а также конного воинства, редки в московском искусстве той поры. Их появление в росписях Успенского собора связано, по-видимому, с воспоминаниями о Куликовской битве: в день памяти Флора и Лавра, 18 августа 1380 г., Сергий Радонежский согласно "Сказанию" благословил Дмитрия Донского на битву с Мамаем. Русская земля готовилась к борьбе. Необходимо было вновь, как и перед Куликовской битвой, воодушевить людей на ратный подвиг.

Этой цели служило не только можайско-звенигородское строительство, но и роспись великокняжеского собора, посвященного предводителю небесного воинства Михаилу Архангелу, выполненная в 1399 г. Феофаном Греком. История живописи в эпоху Василия I немыслима без имени Андрея Рублева. Литература, посвященная Рублеву, поистине необозрима. живопись Рублева — порождение своего времени. Более того, она своего рода итог полутора столетий истории Руси. Живопись Рублева не умещается в темных и тесных кельях московских исихастов. Она значительнее, чем только "призыв к единению" испокон века враждующих удельных дядей и племянников. И хотя живопись эта кровно связана со своим временем, историзм ее заключается в том, что она есть прежде всего порождение целого периода истории Руси — периода борьбы против ордынского ига. В своих работах художник заложил идеи преодоления страха смерти, этот спокойный, просветленный взгляд на жизнь не как на существование, но как на служение, запечатленный в "Троице", в "Звенигородском Спасе", в апостолах из "Страшного суда" не был личным, келейным достижением Рублева. Это был плод полуторастолетней работы народного духа. Это был взгляд лучших людей целого поколения, того поколения, которое повело открытую борьбу за освобождение Родины от ненавистного золотоордынского ига. Воздействие Куликовской битвы на развитие русской культуры было глубоким и разносторонним. Главные идеи той эпохи — идеи единения, героической борьбы за землю Русскую, возрождения киевской и владимирской исторической и культурной традиций — нашли яркое воплощение в самых различных памятниках литературы и искусства. Развитие этих областей духовной культуры шло в теснейшей связи с борьбой за национальное освобождение. Куликовская битва наполнила новым историческим содержанием, придала особую патриотическую окраску традиционным образам и сюжетам древнерусского искусства.

 

Источник: studopedia.su

 

 

ХОД СОБЫТИЙ

Итогом правления Ивана Калиты (1325-1340) стало значительное усиление позиций Москвы в северо-восточной Руси.Попытки передачи сбора дани великому князю Владимирскому делались и ранее, но закрепился такой порядок только с княжения Ивана Калиты. Тверское восстание 1327 г. подвело черту под деятельностью баскаков на Руси. Сбор дани русским князем не сопровождался таким насилием, какое творили ордынцы. Население вздохнуло спокойнее. Хан, получая регулярно ордынский выход, тоже был доволен и не посылал на Русь карательных отрядов. Сорок лет (1328-1367), как заметил летописец, «престаша татарове воевати землю Русскую». За это время выросло поколение новых русских людей: они не видели ужаса ордынского погрома и не боялись татар. Эти люди уже могли взяться за меч, чтобы отстаивать свое право на свободу.

В 1359 г. в ходе эпидемии чумы престол московский по воле судьбы достался девятилетнему мальчику Дмитрию Ивановичу. Еще ни разу на подвластной Орде Руси не давали золотой ярлык на великое княжение Владимирское ребенку. Поэтому суздальско-нижегородский князь Дмитрий Константинович поехал в Орду и выпросил себе золотой ярлык. Впрочем, в этом деле Дмитрия Константиновича не поддерживали даже собственные родичи, а московские бояре и митрополит Алексей в 1362 г. добились возвращения золотого ярлыка в Москву. Очевидно, тогда же юный московский князь Дмитрий посетил Золотую Орду. 

Соперничество московского и нижегородского правителей кончилось в 1367 г. миром и даже союзом. Московский князь Дмитрий обещал помочь Дмитрию Суздальско-Нижегородскому подавить выступление его мятежного брата. Суздальско-Нижегородский князь выдавал за Дмитрия Московского свою дочь и признавал его «братом старейшим». Союз с Суздальско-Нижегородским княжеством был очень важен, ибо Москва готовилась к войне с Тверью.

В преддверии войны в Москве за 2 года воздвигли каменный кремль (1367). Строили его после «всесвятского» пожара  (произошел вдень памяти всех Святых, отсюда и его название) из белого камня известняка и больших кирпичей. Известняк возили зимой на санях, а летом по реке из каменоломен, расположенных у села Мячкова в 30 км от столицы. Некоторые исследователи считают, что новый Кремль был не весь каменный, частично он сохранял деревянные конструкции. Однако в Низовой Руси это была первая каменная крепость. Она говорила о мощи и богатстве московских правителей.

В свою очередь, с конца 1350-х гг. в Золотой Орде шла большая междоусобица. Источники называют ее «великой замятней». Орда раскололась. В поволжской ее части ханы менялись, чуть ли не каждый год. В южной – Причерноморской Орде укрепился теневой правитель Мамай. Он был темником и правил от имени малолетних ханов-Чингизидов. В годы «великой замятни» Орда очень ослабла. В 1362 г. в битве у Синих Вод ее разгромил Ольгерд и отнял Южную Русь. Но хуже внешних поражений были внутренние заговоры и смуты. Они терзали страну, лишали ее прежней силы. За два десятка лет на престоле Волжской Орды побывало более 20 чингизидов. Центральная власть ослабела. Многие царевичи и мурзы привыкли жить разбоем. Воспользовавшись «замятней» в Орде, тверской князь Михаил Александрович решил испросить себе золотого ярлыка. Так же Михаил рассчитывал на военную помощь своего родственника — великого князя Литовского и Русского Ольгерда (Ольгерд был женат на тверской княжне.)

В ходе борьбы за золотой ярлык тверской князь Михаил угодил на время в московскую темницу. Михаил приехал в 1368 г. в Москву на переговоры под «гарантии» своей безопасности, данные митрополитом Алексеем, но был арестован.  Конечно, Михаила пришлось вскоре отпустить, и борьба продолжилась с участием в ней Литвы. Разные ордынские ханы тоже оказались участниками русской усобицы. Одни из них поддерживали Тверь, а другие — Москву.

Ольгерд совершил два похода в московские пределы. Московские летописи назвали вторжения Ольгерда первой и второй Литовщиной. В обоих случаях Ольгерд выжигал окрестности Москвы и осаждал город. Но взять новый Кремль он не сумел. Тем временем Михаил Тверской получил золотой ярлык (1371), но жители Владимира не пустили его в свой город. А московский князь Дмитрий заявил: «К ярлыку не еду, а в землю на княжение на великое не пущаю».

 В 1371 г. князь Дмитрий Московский съездил на юг Орды к темнику Мамаю. Мамай отступился от Михаила Тверского. И уже В 1375 г. московские полки с благословения митрополита Алексея  осаждали Тверь. В союзе с Москвой выступили Ярославское, Суздальско-Нижегородское, Ростовское княжества и ряд других уделов. Поддержал Дмитрия Московского и один из удельных тверских князей – кашинский. В итоге, по договору 1375 г., золотой ярлык остался у московского князя. Великое княжение Владимирское признавалось «вотчиной» московских князей. Тверской князь Михаил назвал себя вассалом — «братом молодшим» Дмитрия Московского.

Был в московско-тверском договоре 1375 г. и еще один значимый момент. «Если переменит Бог Орду» и начнет воевать с ней московский князь, то тверской монарх должен был тоже выступить против Орды. Так Москвой был совершен первый шаг не только к собиранию вокруг себя русских земель, но и в подготовке борьбы за их освобождение от Орды. В целом, в ходе соперничества за золотой ярлык с Тверью Москва упрочила свои позиции. Авторитет и силы князя Дмитрия Ивановича выросли.

Однако главным событием русской истории XIV в. стала Куликовская битва. Ей предшествовало два столкновения с ордынцами. В 1377 г. царевич Арапша (хан Араб-шах) готовился к набегу на нижегородские земли. Сведения об этом просочились на Русь. Навстречу Арапше вышло объединенное войско из нижегородцев, владимирцев, москвичей, муромцев, ярославцев. Арапша не появлялся. Воины сняли доспехи. Начали охотиться в окрестных лесах, веселились и пировали в лагере у реки Пьяны. Князь Дмитрий Московский решил, что набег Арапши не состоится, и уехал в свою столицу. В итоге неожиданное нападение татар привело русских к поражению. Был разграблен оставшийся без защиты Нижний Новгород. Пострадали и другие города.

На следующий 1378 год  Мамай отправил на Русь новое войско под командованием мурзы Бегича. На реке Воже разыгралась битва. На этот раз московские войска во главе с Дмитрием действовали слаженно и решительно. Ордынцы были разбиты и бежали. Поражение татар на Воже не способствовало укреплению авторитета Мамая. Темник собирался взять реванш. Он привык к власти и не хотел ее терять, а между тем хан Тохтамыш ставленник могучего среднеазиатского эмира Тимура уже начал собирать ордынские улусы в свой кулак. Лишь громкая победа давала Мамаю шанс устоять в борьбе с Тохтамышем за Орду.

Тохтамыш был потомок Батыева брата — Орды Ичена. Выгнанный из Заяицкой Орды, он вернул себе ее престол, а также захватил престол в Волжском улусе с помощью среднеазиатского могущественного правителя Тимура Ланга (Хромца), известного в Европе как Тамерлан. Вассал Тамерлана Тохтамыш надеялся восстановить единство и силу Золотой Орды.

Близилось решающие столкновение. Осенью Мамай повел на Русь 150-тысячное войско. В Кафе, генуезской колонии в Крыму (современная Феодосия), Мамай нанял отряд закованной в латы западноевропейской пехоты. Темник заручился так же союзом с великим литовским князем Ягайло Ольгердовичем и рязанским князем Олегом. Но союзники не спешили на соединение с Мамаем, они выжидали. Ягайле невыгодно было ни усиление Москвы, ни победа Орды. Олег же был вынужден играть роль союзника, чтобы спасти от разграбления свою землю. Рязань ближе всего находилась к Орде. Олег сообщил татарам броды на Оке, а Дмитрию Московскому о пути продвижения татар.

Навстречу ордынцам вышло многочисленное — до 150 тыс. — русское войско. (Правда, многие историки считают, что численность и татар, и русских летописцами завышены). Никогда еще Русь не выводила на брань такого числа воинов. Шли к Дону дружинники и ополченцы из многих русских земель. Не было среди них тверских, рязанских, нижегородских и новгородских полков, хотя не исключено, что отдельные жители этих земель в битве на Куликовом поле участвовали. Из Литвы поддержать Дмитрия пришли с полками два брата Ягайлы — старшие сыновья Ольгерда православные князья Дмитрий и Андрей, сидевшие в Брянске и Полоцке.

Дмитрия Московского и его двоюродного брата Владимира Серпуховского благословил на бой с татарами русский монах-подвижник, основатель Троицкого монастыря Сергий Радонежский. Его устами русская церковь впервые призвала к борьбе с  Ордой. Наверное, поэтому так почитаема на Руси память св. Сергия. Два инока Троицкого монастыря  в прошлом бояре – Пересвет и Ослябя отправились вместе с русским войском навстречу ордынцам. Благословение Сергия было очень важно для князя Дмитрия Московского. У него был конфликт с новым русским митрополитом Киприаном. Князь выгнал митрополита из Москвы, а тот наложил на Дмитрия анафему (проклятие).

Кровопролитное сражение случилось8 сентября 1380 г. (Кстати, некоторые современные историки сомневаются в том, что битва происходила на Куликовом поле у Дона. Об этом необходимо упомянуть, так как до сих пор, несмотря на все старания археологов, на Куликовом поле не найдено вещественных «подтверждений» битвы: ни могильников, ни оружия — только одна кольчуга и шлем. Отдельные историки (например, В.А.Кучкин) предполагают, что, возможно, битва была в Москве на Кулишах). Помимо Дмитрия, непосредственно битвой руководили его двоюродный брат Владимир Серпуховской и воевода из Галицко-Волынской земли Дмитрий Боброк. Русские полки построились традиционным для себя строем — орлом. Но при этом оставили в засаде и в резерве около трети войска. Мосты через Дон русские сожгли по предложению литовских князей, чтобы у слабых духом не появилось искушение бежать с поля битвы.

Бой начался поединком богатырей: монаха Александра из Троице-Сергиевой обители (в прошлом жителя великого княжества Литовского и Русского, брянского боярина — Пересвета) и ордынского богатура Челубея. Витязи поразили друг друга копьями, Челубей упал на землю, конь русского богатыря принес мертвого седока в свой стан.

Татарские всадники пошли в атаку. Они смяли русский Сторожевой полк. Великий князь Дмитрий сражался в доспехах простого война в Передовом полку. Воины этого полка почти все пали. Дмитрия после боя с трудом нашли: князь лежал без сознания, придавленный срубленным в схватке деревом. Ордынцам вначале удалось прорвать левый русский фланг. Они устремились в тыл Большому полку. Однако здесь им путь перекрыл перестроившийся Большой полк и резервные отряды.

Затем неожиданно на татар обрушился многочисленный Засадный полк во главе с Владимиром Серпуховским и Дмитрием Боброком. Нукеры Мамая побежали, сметая собственные подкрепления. Не спасла Мамая ни восточная конница, ни генуэзские наемники-пехотинцы. Мамай был разгромлен и бежал.

Русские встали, как тогда говорили, «на костях», то есть за ними осталось поле боя. Они одержали победу. Преследовать Мамая Дмитрий, прозванный с тех пор Донским, не стал.

У реки Калки остатки Мамаева войска были вторично разбиты ханом Тохтамышем. Мамай пытался укрыться в генуэзской колонии Кафе, но горожане убили темника, желая завладеть его казной.

Князь Дмитрий Донским благополучно вернулся со своим воинством на Русь. Правда, русские полки понесли немалые потери. Летописец писал: «Оскуде бо вся Русская земля от Мамаева побоища за Доном».

Победа на Куликовом поле не принесла Северо-Восточной Руси освобождения от ига. Хан Тохтамыш, объединивший под своей властью Золотую Орду, требовал от Руси покорности. В 1382 г. он взял обманом Москву, сжег ее и убил жителей.

Дмитрий Донской, уверенный в крепости каменного Кремля, уехал из столицы. Москвичи собирались биться, несмотря на то, что из города бежал митрополит Киприан, великокняжеская семья и отдельные бояре. Посадские люди выбрали своим предводителем случайно оказавшегося в Москве 18-летнего литовского князя Остея. Остей организовал оборону, поставил на стены «тюфяки» (это были либо камнеметальные машины, либо уже пушки). Попытка Тохтамыша штурмовать Москву была отбита. Тогда хан пошел на хитрость. Пришедшие с Тохтамышем суздальско-нижегородские князья (братья московской княгини) поклялись, что татары хотят наказать только «ослушниика» князя Дмитрия. А раз его нет в городе, то ордынцы никого не тронут, если москвичи добровольно пустят хана в столицу и поднесут дары. Возможно, нижегородские князья сами верили словам Тохтамыша. Москвичи поверили и поплатились за это жизнью. Делегация с дарами во главе с Остеем была зарублена, ордынцы ворвались в город через открытые ворота, перебили людей, а город сожгли.

Пострадали от нашествия Тохтамыша и другие русские земли. Навстречу хану вышел с войском двоюродный брат Дмитрия Донского — Владимир Серпуховской. После Куликовской битвы его прозвали Владимиром Храбрым. Не дожидаясь битвы с ним, хан Тохтамыш ушел в степь, но русские княжества были вынуждены признать вновь свою зависимость от Орды.

Однако со временем (в первой половине XV в.) выплата дани стала нерегулярной, а судьбой золотого ярлыка ханы почти не владели: ярлык находился в руках московских князей. Сама Золотая Орда не сумела восстановить былого единства и мощи. Орда слабела и раскалывалась. Ее поглощали внутренние междоусобные брани. В конце концов, к середине XV в. Золотая Орда распалась на Крымское ханство, Казанское ханство, Большую Орду, Ногайскую Орду и Сибирское ханство. Большая Орда претендовала на наследие Золотой, стремилась сплотить вновь татарские ханства. От Руси Большая Орда требовала дани, но великие князья Московские и Владимирские платили ей настоящий ордынский выход редко. Чаще ограничивались так называемыми «поминками» (подарками). Вопрос о падении ига стал уже вопросом времени.

Вскоре после нашествия Тохтамыша Дмитрий Иванович отправил в Орду своего сына Василия, чтобы тот получил для него ярлык. После выполнения условия о возобновлении выплаты дани, ярлык остался у Дмитрия. Перед смертью он завещал великое княжение своему сыну Василию как «отчину». Василий продолжил политику, направленную на расширение московского княжества. В 1390 году он отправился в Орду и купил там ярлык на нижегородское княжество, кроме того, в состав Москвы вошел Муром. В орбиту московской политики постепенно вовлекалась Рязань. Сын Олега рязанского Федор был женат на сестре Василия.

Тем не менее, при постоянных междоусобицах в Орде московскому князю трудно было сохранить хорошие отношения с татарами. После нашествия на Москву 1382 года, Тохтамыш недолго правил Ордой. Он поссорился со своим благодетелем — самаркандским властителем Тимуром (Тимур Ланг (хромец) — Тамерлан). Укрепившись в Орде, Тохтамыш решил не быть более вассалом Тимура. Тот двинул свои полки на Орду. Не помог Тохтамышу и союз с могущественным великим князем Литвы Витовтом. Решающую битву на р. Ворскле (1399 г.) Витовт и Тохтамыш проиграли. В той битве, кстати, пало немало героев Куликовской битвы, погиб, например, воевода Дмитр Боброк.

В ходе борьбы Тимура и Тохтамыша страшным опасностям подвергалась Русь. В 1395 г. Тамерлан вторгся в ее пределы и сжег Елец. Все были в ужасе… Навстречу неприятелю вышло войско во главе с московским князем, но надеялись не столько на оружие, сколько на молитву и чудо. Битвы не случилось: Тамерлан вернулся на Восток, азиатского завоевателя манили богатства азиатских стран. Русские приписали удачу чуду, сотворенному иконой Богоматери. Силы Руси были истощены не случайно, наметившийся было союз Москвы и литовского князя Витовта, не состоялся. На этом напасти не кончились. Ставленник Тимура золотоордынский хан Едигей разорил Русь в 1408 г. Были взяты Нижний Новгород, Ростов, Дмитров, Серпухов. Вокруг Москвы хан все пожег и захватил многотысячный полон. Но белокаменный Кремль на этот раз устоял и, получив дань, Едигей ушел в Орду…

Зарубежные исследователи в массе своей оценивают итоги княжения Дмитрия скромно: попытка освобождения Руси не удалась.

Большинство отечественных ученых считает время Дмитрия Донского поворотным в русской истории: был решен вопрос об объединяющем Северо-Восточные русские земли центре — им окончательно стала Москва. Характер зависимости Руси после Куликовской битвы стал меняться — иго неуклонно слабело. Однако и среди российских историков есть противники такого взгляда. Ниже — аргументы обоих подходов.

Н.И. Костомаров о князе Дмитрии Донском и его времени:

«Княжение Дмитрия Донского принадлежит к самым несчастным и печальным эпохам истории многострадального русского народа. Беспрестанные разорения и опустошения то от внешних врагов, то от внутренних усобиц, следовали одни за другими в громадных размерах. Московская земля, не считая мелких разорений, была два раза опустошаема литовцами, а потом потерпела нашествие Орды Тохтамыша; Рязанская земля — страдала два раза от татар, два раза от москвичей и была приведена в крайнее разорение; Тверскую — несколько раз разоряли москвичи; Смоленская — терпела и от москвичей, и от литовцев; Новгородская земля — понесла разорение от тверичей и от москвичей. К этому присоединились физические бедствия (эпидемия чумы, засухи 1365, 1371, 1373 гг. и голод, пожары)…

Сам Дмитрий не был князем, способным мудростью правления облегчить тяжелую судьбу народа; действовал ли он от себя или по внушению бояр своих, — в его действиях виден ряд промахов. Следуя задаче подчинить Москве русские земли, он не только не умел достигать своих целей, но даже упускал из рук то, что ему доставляли обстоятельства; он не уничтожил силы и самостоятельности Твери и Рязани, не умел и поладить с ними…; Дмитрий только раздражал их и подвергал напрасному разорению ни в чем не повинных жителей этих земель; раздражил Орду, но не воспользовался ее временным разорением… не предпринял мер к обороне  против опасности (в 1382); и последствием всей его деятельности было то, что разоренная Русь опять должна была ползать и унижаться перед издыхающей Ордой».

С.М. Соловьев о князе Дмитрии и его времени:

«В 1389 г. умер великий князь московский Димитрий, еще только 39 лет от рождения. Дед, дядя и отец Димитрия в тишине приготовили богатые средства к борьбе открытой, решительной. Заслуга Димитрия состояла в том, что он умел воспользоваться этими средствами, умел развернуть приготовленные силы и дать им вовремя надлежащее употребление. Лучшим доказательством особенно важного значения, придаваемого деятельности Димитрия современниками, служит существование особого сказания о подвигах этого князя, особого, украшено написанного жития его…

Важные следствия деятельности Димитрия обнаруживаются в его духовном завещании; в нем встречаем неслыханное прежде распоряжение: московский князь благословляет старшего своего сына Василия великим княжением Владимирским, которое зовет своей отчиной. Донской уже не боится соперников для своего сына ни из Твери, ни из Суздаля…

Говоря о важном значении княжения Димитриева в истории Северо-Восточной Руси, мы не должны забывать о деятельности бояр московских: они, пользуясь обстоятельствами, отстояли права своего малолетнего князя и своего княжества… Последний не остался неблагодарен людям, которые так сильно хотели ему добра… »

Источник: histrf.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.