Битва за смоленск с поляками

Битва за смоленск с поляками Древний русский город Смоленск, который расположен на обоих берегах Днепра, известен по летописным источникам с 862-863 годов как град союза славянских племен кривичей (археологические данные говорят о его более древней истории). С 882 года Смоленская земля была присоединена Вещим Олегом к Русскому государству. Этот город и земля вписала немало героических страниц в защиту нашего Отечества. Он стал главной крепостью на наших западных рубежах, вплоть до Великой Отечественной войны. Один из самых известных подвигов Смоленска – это оборона Смоленска в 1609 — 1611 годах.

Надо отметить, что после развала Древнерусского государства, Смоленск был возвращён в состав России в 1514 году великим князем Василием III. В 1595—1602 годах в годы правления царей Федора Иоанновича и Бориса Годунова под руководством архитектора Фёдора Коня была построена Смоленская крепостная стена, с протяженностью стен в 6,5 километров и с 38 башнями высотой до 21 метра.


сота наиболее сильной из них — Фроловской, которая находилась ближе к Днепру, достигала 33 метров. Девять башен крепости имели ворота. Толщина стен достигала 5—6,5 м, высота — 13—19 м, глубина фундамента более 4 м. Эти укрепления сыграли огромную роль в обороне города. Зодчий внёс несколько новинок в уже традиционную для него схему: стены стали выше – в три яруса, а не два, как раньше, башни также выше и мощнее. Все три яруса стен были приспособлены для боя: первый ярус, для подошвенного боя — был оборудован прямоугольными камерами, в которых устанавливались пищали и пушки. Второй ярус, был для среднего боя — строили траншеевидные сводчатые камеры в центре стены, в которых ставили пушки. Пушкари поднимались к ним по приставным деревянным лестницам. Верхний бой — находился на верхней боевой площадке, которая была ограждена зубцами. Глухие и боевые зубцы чередовались. Между зубцами были невысокие кирпичные перекрытия, из-за которых стрельцы могли бить с колена. Сверху площадку, на которой также были установлены пушки, закрывала двухскатная тёсовая крыша.

Смута в Русском государстве была вызвана комплексом причин, внутреннего и внешнего характера, одной из её причин стало вмешательство западных держав – Швеции, Польши. Польша первоначально действовала через самозванцев, отряды польской шляхты, которые действовали на свой страх и риск. Но затем поляки решились и на прямую агрессию, воспользовавшись тем, что Москва заключила соглашение со Швецией (Выборгский договор). Правительство Василия Шуйского обещало за помощь в борьбе с «тушинским вором», отдать Корельский уезд и оплатить услуги наёмников, из которых состояла большая часть шведской армии. А Польша была в состоянии войны со Швецией, которая стала союзником Москвы.


Модель смоленской крепостной стены.

Силы сторон, подготовка Смоленска к обороне

Летом 1609 года поляки начали военные действия против России. Польские войска вступили на русскую территорию, и первым городом на их пути оказался Смоленск. 19 сентября 1609 года передовые отряды Речи Посполитой, которые возглавлял канцлер Великого Литовского княжества Лев Сапега, подошли к городу и начали его осаду. Через три дня подошли и основные силы Речи Посполитой во главе с Сигизмундом III (12,5 тыс. человек при 30 пушках, в польскую армию входили не только поляки, но и литовские татары, венгерская и немецкая наёмная пехота). Кроме того, подошло свыше 10 тыс. запорожцев, во главе с гетманом Олевченко. Слабостью войска поляков была малочисленность пехоты, которая была необходима для штурма крепости – около 5 тыс. человек.

Гарнизоном Смоленска в 5,4 тыс. человек (9 сотен дворян и детей боярских, 5 сотен стрельцов и пушкарей, 4 тыс. ратников из посадских людей и крестьян), руководил воевода Михаил Борисович Шеин. Он отличился в сражении 1605 года, под Добрыничами, когда русское войско нанесло сокрушительное поражение отрядам Лжедмитрия I. Шеин после этой победы был назначен воеводой передового полка, в 1607 году получил чин боярина, а в 1608 году занял одну из самых ответственных должностей в Русском государстве — стал главным воеводой в Смоленске. Воевода обладал богатым боевым опытом, отличался личной смелостью, твердостью характера, упорством и настойчивостью, имел широкие знания в военной области.


На вооружении крепости было 170-200 пушек. Затем к гарнизону присоединились и жители города, население Смоленска составляло до осады 40-45 тыс. человек (вместе с посадом). Ультиматум польского владыки о капитуляции Смоленска был оставлен без ответа, а доставившему его польскому гонцу М. Б. Шеин сообщил, что, если он еще явится с подобным предложениями, то его «напоят водой Днепра» (т. е. утопят).

Пушки крепости обеспечивали поражение противника до 800 метров. Гарнизон располагал большими запасами ручного огнестрельного оружия, боеприпасов и продовольствия. Ещё летом воевода начал готовиться к осаде, когда получил от агентуры сведения о том, что польская армия будет у Смоленска к 9 августа. До осады Шеин успел набрать «даточных людей» (крестьян), разработал план обороны. По нему гарнизон Смоленска делился на две группировки сил: осадную (2 тыс. человек) и вылазную (около 3,5 тыс. человек). В осадную группировку входило 38 отрядов (по числу башен крепости) по 50—60 ратников и пушкарей в каждом. Она была должна оборонять крепостную стену. Вылазная (резервная) группировка составляла общий резерв гарнизона, её задачами были вылазки, контратаки противника, усиление наиболее угрожаемых участков обороны при отражении атак вражеского войска.


При приближении противника к Смоленску, окружавший город посад (до 6 тыс. деревянных домов) по приказу воеводы был выжжен. Это создало более благоприятные условия для оборонительных действий (улучшились обзор и обстрел для артиллерии, противник лишался укрытий для подготовки внезапной атаки, жилищ в преддверии зимы).

Оборона крепости

Гетман Станислав Жолкевский, непосредственно руководивший польской армией, был человеком весьма здравого ума, поэтому выступал против войны, с Русским государством. Гетман считал, что она не соответствует интересам Речи Посполитой. Но его миролюбивые доклады не достигли своей цели.

После разведки укреплений Смоленска и обсуждения на военном совете способов овладения крепостью гетман вынужден был доложить королю Сигизмунду III о том, что польская армия не располагает необходимыми для штурма силами и средствами (многочисленной пехотой, осадной артиллерией и пр.) Он предложил королю ограничиться блокадой крепости, а главными силам идти на столицу России.

Но Сигизмунд принял решение, во что бы то ни стало, овладеть Смоленском, и отклонил это предложение. Выполняя королевскую волю, гетман Жолкевский приказал начать штурм крепости в ночь на 25 сентября. Планировалось разрушить подрывными снарядами Копытицкие (западные) и Авраамиевские (восточные) ворота и через них ворваться в Смоленскую крепость. Для штурма были выделены пехотные роты немецких и венгерских наёмников, для прорыва через ворота лучшие конные сотни. Отвлекать гарнизон должна была ружейно-артиллерийская стрельба по всему периметру крепости. Она была должна создать видимость общего штурма.


Но Шеин предусмотрел такой вариант развития событий, и все ворота крепости были заранее прикрыты срубами заполненными землёй и камнями. Это защищало их от огня осадной артиллерии и возможного подрыва. Польские минёры смогли разрушить только Авраамиевские ворота, но войска не получили условного сигнала до обнаружения. Защитники восточной стены зажгли факелы, увидев противника, накрыли изготовившиеся к атаке порядки огнём артиллерии. Польские силы понесли большие потери и отошли. Ночной штурм был сорван.

25—27 сентября польская армия пыталась взять город, наиболее яростные бои шли на севере — у Днепровских и Пятницких ворот и на западе — у Копытицких ворот. Атаки поляков были везде отражены, со значительными для них потерями. Большую роль в успехе оборону сыграл резерв, который быстро перебрасывали на угрожаемые участки.

Защитники крепости одновременно с обороной, совершенствовали систему укреплений. Прорехи немедленно заделывали, ворота, без которых можно было обойтись, засыпали землёй и камнями, срубы перед воротами прикрыли оградой с караулом.

После этого польское командование решило ослабить оборону крепости с помощью инженерных работ и артиллерийского огня, а затем начать второй штурм. Но эффективность огня оказалось низкой, артиллерии у поляков было мало, к тому же это были маломощные пушки, не способные принести серьёзного ущерба стенам крепости. Крепостная артиллерия русского гарнизона наносила полякам большой ущерб, срывала инженерную подготовку. В создавшейся ситуации польский король был вынужден отказаться от повторного штурма крепости, и с 5 октября польское войско перешло к осаде.


Осада. Инженерные работы поляков также не достигли успеха, хотя ими и руководили иностранные специалисты. Под фундаментами стен крепости были «слухи» (галереи, предназначенные для вылазок за пределы крепости и противоминной борьбы). Воевода Шеин приказал построить дополнительные «слухи», усилить разведку на подступах к крепости и развернуть контрминные работы.

16 января 1610 года русские минеры докопались до польского подкопа и уничтожили находившегося там врага, а затем взорвали галерею. Некоторые военные историки, к примеру Е. А. Разин, считают, что это был первый в военной истории подземный бой. 27 января смоленские минёры одержали ещё одну победу над противником, вражеский подкоп взорвали. Вскоре смоляне смогли взорвать еще один польский подкоп, доказав бесперспективность ведения против них минной войны. Русские воины выиграли подземную войну зимы 1609- 1610 годов.

Надо отметить, что русский гарнизон не только успешно отразил атаки врага и выиграл минную войну, но и совершал вылазки, в которых участвовали сотни воинов, не давая врагу спокойного житья. Кроме того, вылазки совершали с целью получения воды в Днепре (в крепости её не хватало, или качество воды было низким), зимой за дровами. Во время одной из вылазок 6 смолян перебрались на лодке через Днепр, незаметно пробрались в польский лагерь, захватили королевское знамя и благополучно вернулись в крепость.


На Смоленщине развернулась партизанская борьба, что и не удивительно, учитывая нравы европейских армий того времени – снабжение за счёт местного населения, мародёрства, насилия над людьми. Партизаны сильно мешали противнику, нападая на его фуражиров, небольшие подразделения. Некоторые группы были весьма многочисленны, так в отряде Трески было до 3 тыс. человек. Помог в организации партизанского движения выдающийся русский полководец времён Смуты — М. В. Скопин-Шуйский. Он прислал в Смоленщину три десятка военных специалистов с целью сформировать партизанские отряды и дезорганизовать тыл поляков.

Катастрофа Клушино и её влияние на оборону Смоленска

Осада Смоленска сковывала большую часть армии поляков, это позволило М. В. Скопину-Шуйскому совершить ряд побед, от врага были очищены обширные области на северо-западе Русского государства, был ликвидирован Тушинский лагерь Лжедмитрия II. И в марте 1610 года удалось освободить от осады столицу. Но через месяц с небольшим после триумфального вступления в Москву, молодой талантливый полководец, которого многие прочили в цари России, неожиданно скончался. Он умер в тот период, когда энергично готовил поход для освобождения Смоленска. Молодому полководцу было всего 23 года.


Командование армией было передано брату царя Василия Шуйского — Дмитрию. В мае 1610 года русская-шведская армия (около 30 тыс. человек, включая 5—8 тыс. шведских наемников) во главе с Д. И. Шуйским и Якобом Делагарди выступила в поход с целью освобождения Смоленска. Польский король не стал снимать осады и выслал навстречу русской армии 7 тыс. корпус под командованием гетмана Жолкевского.

24 июня в битве у деревни Клушино (севернее Гжатска) русско-шведское войско было разгромлено. Причинами поражения стали ошибки высших офицеров, полная бездарность лично Д. Шуйского, предательство в решающий момент боя иностранных наёмников. В итоге Жолкевский захватил обоз, казну, артиллерию, русская армия практически полностью разбежалась и перестала существовать, польская армия усилилась 3 тыс. отрядом наёмников и 8 тыс. русским отрядом воеводы Г. Валуева, присягнувшим королевичу Владиславу.

Режим Василия Шуйского получил страшный удар и царя свергли. Боярское правительство – «Семибоярщина», признало власть польского королевича. Положение Смоленска стало безнадёжным, надежда на помощь извне рухнула.

Станислав Жолкевский.

Продолжение осады

Положение Смоленска продолжало ухудшаться, но осада, голод и болезни не сломили мужества горожан и гарнизона. В то время как силы защитников иссякали, и помощи не было, к польской армии прибывали все новые и новые подкрепления. Весной 1610 года под крепость прибыли польские отряды, которые служили ранее второму самозванцу. Подошли и значительные силы из Речи Посполитой. Всего армия получила 30 тыс. человек подкрепления и осадную артиллерию. Но сдаваться гарнизон не собирался, все попытки поляков склонить смолян к капитуляции успеха не имели (предлагали капитулировать в сентябре 1610 года и в марте 1611 года).


В июле 1610 года польская армия возобновила активные инженерные работы, одновременно стали применять полученную осадную артиллерию и стенобитные механизмы. Польские инженеры заложили траншеи и начали продвигаться к башне у Копытицких ворот. Гарнизон повел траншеи для противодействия продвижению врага и смогли уничтожить часть ходов противника. Хотя поляки все-таки достигли башни, но все попытки пробить брешь в её мощном фундаменте успеха не имели.

К 18 июля сосредоточив здесь почти всю свою осадную артиллерию, поляки смогли пробить брешь. 19 июля утром польская армия пошла на штурм крепости, который продолжался два дня. Демонстративные действия велись на всем фронте укреплений, а главный удар, силами немецких наёмников, нанесли в районе Копытицких ворот (с запада). Но защитники, несмотря на его отчаянные усилия противника, отразили атаку. Решающую роль сыграли резервные подразделения, которые вовремя ввели в сражение.

Жестокий бой шёл 11 августа, защитники отразили третий большой штурм. Польская армия потеряла до 1 тыс. человек только убитыми. 21 ноября гарнизон отразил четвёртый штурм. Главную роль в отражении противника опять сыграл резерв. Польская армия понесла значительные потери и опять перешла к осаде, не предпринимая активных действий.


Падение крепости

Зима 1610-1611 годов была очень тяжёлой. К голоду и эпидемиям, ослаблявшим людей, присоединился холод, людей для вылазок за дровами уже не хватало. Стала ощущаться и нехватка боеприпасов. В итоге к началу июня 1611 года в гарнизоне крепости осталось в живых всего лишь две сотни человек, которые были способны держать в руках оружие. Этого числа едва хватало за наблюдения за периметром. Из жителей города осталось живых не более 8 тыс. человек.

Судя по всему, поляки не знали об этом, а то штурм начали бы раньше. Решение о пятом штурме польское командование приняло лишь после того, как один перебежчик из крепости, некий А. Дедешин, рассказал о бедственном положении Смоленска. Он указал и наиболее слабое место обороны крепости в западной части смоленской стены. В последние дни, перед решающим штурмом, польская армия подвергла укрепления мощному обстрелу. Но его эффективность была невысокой, небольшую брешь удалось пробить лишь в одном месте.

Вечером 2 июня польская армия приготовилась к штурму. Она имела полное превосходство в силах. В полночь войска пошли на штурм. В районе Авраамиевских ворот поляки смогли незаметно по штурмовым лестницам влезть на стены и ворваться в крепость. В том месте, где пробили в стене брешь, сотни немецких наёмников встретил небольшой отряд (несколько десятков воинов) во главе с воеводой Шеиным. В яростной схватке практически все они сложили головы, но не сдались. Сам Шеин был ранен и захвачен в плен (в плену его пытали, затем отправили в Польшу, там он провёл в заключении 9 лет).

Поляки ворвались в город и на западе, подорвав часть стены. Несмотря на безвыходное положение, смоляне не сдавались, они продолжали бой в городе, жестокая схватка на улицах шла всю ночь. К утру польская армия захватила крепость. Последние защитники отошли на Соборную горку, где возвышался Успенский собор, там укрылось до 3 тыс. горожан (в основном старики, женщины и дети, т. к. мужчины бились с врагом). В подвалах собора хранились пороховые запасы гарнизона. Когда последние герои защищавшие Соборную горку пали в неравной схватке и озверевшие от боя наёмники ворвались в собор, прогремел страшный взрыв, который похоронил горожан и врагов.

Безвестные русские патриоты предпочли смерть плену… 20-месячная беспримерная оборона завершилась на высокой ноте. Русский гарнизон дрался до конца, исчерпав все оборонительные возможности. То, что не смог сделать враг, сделали голод, холод и болезни. Гарнизон пал в бою целиком, из жителей города, осталось в живых несколько тысяч человек.

Значение и итоги обороны Смоленска

— Русский народ получил ещё один пример того, как надо жить и биться, до конца, не считаясь с жертвами и потерями. Их непоколебимая стойкость, мужество вдохновили все народы Русского государства на борьбу с агрессорами.

— Польское войско обескровленное (общие потери составили до 30 тыс. человек), деморализованное было не способно для броска на Москву и Сигизмунд III не решился идти на русскую столицу, увёл его в Польшу.

— Оборона Смоленска сыграла огромную военно-политическую роль в схватке Русского государства за своё существование. Смоленский гарнизон, жители города почти на два года сковала главные силы противника, сорвали его планы по оккупации жизненно важных центров Руси. И этим создали условия для успешной национально-освободительной борьбы русского народа против интервентов. Они бились не зря.

— С точки зрения военного искусства оборона Смоленской крепости является классическим образцом обороны укреплённой позиции. Надо отметить, что хорошая подготовка Смоленска к обороне помогла ее сравнительно небольшому гарнизону без какой-либо помощи извне, рассчитывая только на свои силы и средства, успешно выдержать 4 штурма, значительное число небольших атак, осаду численно превосходящей армии врага. Гарнизон не только отбивал штурмы, но смог настолько истощить силы польского войска, что даже после захвата Смоленска, поляки утратили свою наступательную мощь.

Героическая оборона Смоленска свидетельствует о высоком уровне русского военного искусства того времени. Это проявилось в высокой активности гарнизона, устойчивостью обороны, искусном применении артиллерии, победе в подземной войне против западных военных специалистов. Командование крепости искусно использовало манёвр резервом, непрерывно совершенствовало оборону Смоленска в ходе ведения военных действий. Гарнизон проявлял высокий боевой дух, мужество, сметливый ум до самых последних мгновений обороны.

— Падение крепости было обусловлено не ошибками гарнизона, а слабостью правительства Василия Шуйского, прямого предательства национальных интересов Русского государства отдельными элитарными группировками, бездарностью ряда царских военачальников.

Источник: topwar.ru

Битва за смоленск с поляками13 июня 1611 г. после 20-месячной осады Смоленска войска польского короля Сигизмунда вошли в крепость. К этому дню из 80 тыс. жителей города в живых осталось лишь 8 тысяч. Осаждавшие также потеряли две трети первоначальной численности. Когда поляки вошли в город, часть изможденных жителей заперлась в соборе церкви Богородицы и взорвала под собой пороховой погреб. Польский король разрешил всем оставшимся в живых, кто не хочет перейти на королевскую службу, оставив оружие, покинуть город. Ушли все, кто мог идти.

В сентябре 1609 года польский король Сигиэмунд III во главе 12,5-тыс. войска, в которое в конце месяца влилось свыше 10 тыс. запорожских казаков, вторгся в пределы России. В его армию кроме поляков входили литовские татары, наемные немецкие и венгерские пехотинцы. Основную часть ее составляла конница. Численность пехоты не превышала 5000 человек.

16 сентября передовые отряды, возглавляемые литовским канцлером Л.Сапегой, подошли к Смоленску, через три дня к ним присоединились главные силы, которые 21 сентября и начали осаду города. Ультиматум польского короля о капитуляции был оставлен без ответа, а доставившему его гонцу воевода М. Б. Шеин заявил, что, если он еще явится с подобным предложением, его «напоят водой Днепра» (т. е. утопят).

Смоленск в начале XVII века являлся важнейшим опорным пунктом на западной границе, прикрывавшим основные пути к Москве. Расположенный на левом берегу Днепра, город был превращен в первоклассную крепость, укрепления которой возводились в течение 16 лет (1586 — 1602 гг.) под руководством выдающегося фортификатора того времени Федора Савельева.

Гарнизон крепости насчитывал 5,4 тыс. человек (900 дворян и детей боярских, 500 стрельцов и пушкарей, 4000 ратников из посадских и даточных людей (крестьян). В последующем он пополнился за счет населения города, численность которого вместе с жителями посада составляла 40— 45 тыс. человек.

Главным воеводой, возглавившим оборону Смоленска, был Михаил Борисович Шеин.

Битва за смоленск с полякамиГетман С. Жолкевский, непосредственно руководивший польской армией, после рекогносцировки укреплений и обсуждения на военном совете способов овладения крепостью вынужден был доложить королю, что армия не располагает необходимыми для этого силами и средствами, предложил Сигизмунду III ограничиться блокадой Смоленска, а главными силам идти на Москву. Король же, решив во что бы то ни стало овладеть Смоленском, отклонил это предложение. Выполняя его волю, гетман приказал начать штурм в ночь на 25 сентября. Все атаки врага были отражены с большими для него потерями.

27 сентября, когда к Смоленску подошло войско запорожских казаков, Сигизмунд III начал подготовку к новому штурму. Защитники города, имея огневое превосходство, наносили противнику серьезный урон, особенно при подходе его на близкое расстояние к городу. Тяжелые орудия крепости несколько раз обстреливали даже королевский лагерь. В создавшейся ситуации Сигизмунд III вынужден был отказаться от штурма и с 5 октября перешел к осаде.

Инженерные работы врага также не достигли цели, хотя и руководили ими иностранные специалисты. 16 января 1610 года смоленские минеры докопались до польской галереи, уничтожили находившегося там противника, а затем взорвали подкоп. По мнению видного советского военного историка Е. А. Разина, это был первый в истории военного искусства подземный бой. Через несколько дней (27 января) под землей произошла новая встреча с врагом. На этот раз смоляне установили в галерее легкую пушку, зарядили ее ядром, начиненным «смрадным» составом, и ударили по противнику. Уцелевшие вражеские минеры в панике бежали. После этого подкоп был взорван. Вскоре смоляне взорвали еще один подкоп врага, доказав бесполезность ведения против них минной войны.

Битва за смоленск с полякамиВ тылу врага развернулась партизанская война смоленских крестьян. Укрываясь в лесах, партизаны оказывали значительную помощь осажденному гарнизону: нападали на фуражиров и небольшие группы противника. Некоторые партизанские отряды были довольно многочисленными. Например, отряд Трески насчитывал до 3000 вооруженных крестьян.

Важную роль в организации партизанского движения на Смоленщине сыграл выдающийся русский полководец начала XVII века князь М. В. Скопин-Шуйский, направивший в смоленские леса 30 ратных людей с задачей формирования из крестьян партизанских отрядов и дезорганизации тыла противника.

Осада затянулась. Прошла зима. Наступила весна 1610 года. Стойкая оборона Смоленска сковывала главные силы интервентов, не давая им возможности двинуться на Москву.

В то время как силы защитников крепости иссякали, к врагу прибывали все новые и новые подкрепления. Весной 1610 года под Смоленск прибыли польские отряды, служившие ранее Лжедмитрию II. Подошли и значительные подкрепления из Польши. Всего интервенты получили 30 тыс. человек подкрепления. Надежды на помощь извне у защитников города постепенно таяли, а после поражения деблокадной армии при Клушино и вовсе пропали. Однако все попытки врага склонить гарнизон и жителей к капитуляции успеха не имели.
19 июля на рассвете польская армия начала штурм Смоленска, который продолжался два дня. Ведя демонстративные действия на всем фронте, враг силами немецких ландскнехтов нанес главный удар с запада — в районе Копытицких ворот. Несмотря на его отчаянные усилия, защитники отразили штурм.

Битва за смоленск с полякамиНаиболее ожесточенным был штурм Смоленска 11 августа. В ходе его интервенты потеряли до 1000 человек только убитыми и опять потерпели неудачу. Решающую роль в отражении врага опять сыграл резерв. Четвертый штурм, предпринятый врагом 21 ноября, также был успешно отражен смолянами.

Зимой 1610/11 года положение Смоленска резко ухудшилось. К голоду и эпидемиям добавился холод, так как некому было добывать топливо. В довершение всего начал ощущаться недостаток в боеприпасах. К началу июня 1611 года в гарнизоне осталось всего лишь 200 человек, способных держать в руках оружие. Их едва хватало только для наблюдения за стенами.

Польское командование, видимо, недостаточно хорошо было осведомлено о состоянии дел в крепости. Решение на пятый штурм оно приняло лишь после того, как один перебежчик, некто А. Дедешин, рассказал о бедственном положении гарнизона и указал наиболее слабое место обороны в западной части крепостной стены. В последние перед решительным штурмом дни противник подверг крепость интенсивному обстрелу. Однако его эффективность была незначительной. Лишь в одном месте удалось пробить небольшую брешь в стене. Вечером 2 июня вражеские войска заняли исходное положение. Их превосходство было огромным: только одна рота немецких ландскнехтов, имевшая численность 600 человек, втрое превосходила весь гарнизон Смоленска. А таких рот в польской армии было более десяти. Кроме них имелись еще польские войска, отряды запорожцев, татар и другие.

Битва за смоленск с полякамиРовно в полночь, соблюдая тишину, враг двинулся вперед. В районе Авраамиевских ворот ему удалось незаметно взобраться по штурмовым лестницам на стену и ворваться в крепость. В это время немецкие наемники попытались проникнуть в крепость через брешь, пробитую накануне в стене. Но здесь дорогу им преградили несколько десятков русских воинов во главе с воеводой М.Б.Шейным. В ожесточенной схватке почти все они пали смертью храбрых. Несколько человек, в том числе и раненный в бою воевода, оказались в плену. М. Б. Шеин был закован в цепи, подвергнут пыткам, а затем отправлен в Литву. В плену он пробыл 9 лет.

Взорвав часть крепостной стены в том месте, где указал предатель, противник ворвался в город и с запада. На улицах пылающего города завязалась яростная борьба. Силы были явно неравны. К утру враг овладел Смоленском. Последние его защитники отступили на Соборную горку, где возвышался величественный Успенский собор. В его подвалах хранились пороховые запасы крепости. В стенах собора укрылись до 3000 горожан. Когда все защищавшие Соборную горку пали в неравном бою и озверевшие ландскнехты ворвались в собор, раздался мощный взрыв. Под дымящимися руинами вместе с врагами погибли находившиеся там и не пожелавшие сдаться в плен смоляне. Эти безвестные русские патриоты предпочли смерть неволе. Так после 20-месячной героической обороны, исчерпав до конца свои оборонительные возможности, Смоленск пал. То, чего не мог сделать враг, сделали голод и болезни. В ходе обороны погиб весь гарнизон крепости. Из 80 тыс. жителей города и укрывшихся в нем людей в живых осталось едва 8000.

После взятия Смоленска Сигизмунд III не решился идти на Москву. Его деморализованная армия, значительную часть которой составляли разноплеменные наемники, уже давно не получавшие жалования, не была способна на новый, еще более трудный поход. Распустив войско, польский король вернулся в Варшаву.

использована литература:
Б.П. Фролов. Героическая оборона Смоленска в 1609-1611 гг. Военно-исторический журнал, 1987, №6.

Как объяснят это те, кто ратует за национальную самобытность через иностранную интервенцию, поддерживая действия белогвардейцев, которые уже перешли на службу иностранным государствам, оправдывая власовцев и «понимая» Гитлера? Ведь тут фактически «белый», «свой славянин» Сигизмунд принёс «просвящение» и великую вольницу по сравнению с «азиатской кабалой» в тогдашней Руси… Почему сам народ противится ЛЮБОМУ внешнему завоеванию. Противится до последнего вздоха и последней капли крови, предпочитая «несвободу» Отчизны благам общества Чужеземцев?
Может потому что у Русского — воля, та, что в душе и сердце важнее той свободы, которая с подачи «благодетелей» лишь обложка красивого журнала снаружи…
И потому, что Русский внутреннюю волю служения не променяет на свободу безответственности.
Это не «тяжкий крест народа», как могут сказать иные. Нет. Это врождённое чувство истинной ценности в человеческом бытие. Внутренняя воля. На Родной Земле. Свой на своей. Сам.

Источник: d-pankratov.ru

Предыстория

Древний русский город Смоленск, расположенный на обоих берегах Днепра, известен по летописным источникам с 862-863 гг. как град союза славянских племен кривичей (археологические данные говорят о его более древней истории). С 882 года Смоленская земля была присоединена Вещим Олегом к единому Русскому государству. Этот город и земля вписала немало героических страниц в защиту нашего Отечества. Смоленск более чем на тысячу лет стал главной крепостью на западных рубежах Руси-России, вплоть до Великой Отечественной войны.

Территория Смоленской земли имела стратегическое значение: княжество находилось на перекрёстке торговых путей. Верхний Днепр был связан с Балтикой через р. Западную Двину, с Новгородом через р. Ловать, с верхней Волгой. В ранний период через Смоленск проходил путь из «варяг в греки» — из Балтики и Новгорода по Днепру в Киев и далее в Черное море и Царьград-Константинополь. Затем через Смоленск проходил ближайший путь с Запада в Москву, поэтому путь большинства врагов с Запада на Москву всегда пролегал через Смоленск.

После распада единого Русского государства Смоленское княжество стало самостоятельным. Во второй половине XIV в. и начале XV в. Смоленская земля теряет свои основные города и постепенно подпадает под власть Великого княжестве Литовского и Русского. В 1404 году князь Витовт окончательно присоединил Смоленск к Литве. С этого времени с самостоятельностью Смоленского княжества было покончено навсегда, а его земли были включены в состав Литовско-Русского государства. В 1514 году в результате успешной для Московского великого княжества войны с Литвой (1512-1522), Смоленск перешёл под контроль Москвы, вернувшись в состав Русского государства.

Героическая оборона СмоленскаМодель смоленской крепостной стены

Смоленск всегда занимал в истории важное оборонительное значение, поэтому русские государи заботились о его укреплении. В 1554 г., по указу Ивана Грозного, была построена новая, высокая деревянная крепость. Однако в это время деревянные крепости, с учётом развития артиллерии, уже не считались сильными. Поэтому в конце XVI века было принято решение о возведении новой каменной крепости на месте старой.

В 1595-1602 гг. в годы правления царей Федора Иоанновича и Бориса Годунова под руководством архитектора Фёдора Коня была построена Смоленская крепостная стена, с протяженностью стен в 6,5 километров и с 38 башнями высотой до 21 метра. Высота наиболее сильной из них — Фроловской, которая находилась ближе к Днепру, достигала 33 метров. Девять башен крепости имели ворота. Главная проезжая башня — Фроловская (Днепровская), через неё проходил выезд к столице. Второй по значению была Молоховская башня, открывавшая дорогу на Киев, Красный и Рославль. В Смоленской крепостной стене не было ни одной одинаковой башни, форма и высота башен определялась рельефом. Тринадцать глухих башен имели прямоугольную форму. С ними чередовались шестнадцатигранные (семь башен) и круглые (девять).

Героическая оборона СмоленскаСтены Смоленского Кремля

Толщина стен достигала 5-6,5 м, высота — 13-19 м, глубина фундамента более 4 м. В дополнение к самой стене, где это было возможно, Ф. Конь заложил рвы, заполненные водой, валы и равелины. Под фундаментами сооружались «слухи», галереи-ходы для подслушивания подкопов врага и расположения части войск. В стене были устроены ходы для сообщения с башнями, кладовые для боеприпасов, ружейные и пушечные бойницы. Эти укрепления сыграли огромную роль в будущей обороне города.

Зодчий внёс несколько новинок в уже традиционную для него схему: стены стали выше — в три яруса, а не два, как раньше, башни также выше и мощнее. Все три яруса стен были приспособлены для боя: первый ярус, для подошвенного боя — был оборудован прямоугольными камерами, в которых устанавливались пищали и пушки. Второй ярус, был для среднего боя — строили траншеевидные сводчатые камеры в центре стены, в которых ставили пушки. Пушкари поднимались к ним по приставным деревянным лестницам. Верхний бой — находился на верхней боевой площадке, которая была ограждена зубцами. Глухие и боевые зубцы чередовались. Между зубцами были невысокие кирпичные перекрытия, из-за которых стрельцы могли бить с колена. Сверху площадку, на которой также были установлены пушки, закрывала двухскатная тёсовая крыша.

К началу войны с Польшей население Смоленска составляло до осады 45-50 тыс. человек (вместе с посадом). Город был стратегической крепостью на западной границе Русского царства и крупным торговым центром.

Ситуация на границе. Начало боевых действий

Ещё до начала открытой войны, поляки, пользуясь смутой в Русском государстве, совершали набеги на Смоленскую землю. Польское правительство имело сведения, что царь Шуйский вывел имеющиеся войска с западных областей, и на границе нет порубежной стражи. Осенью — зимой 1608-1609 гг. польско-литовские войска стали сосредотачиваться на границах. Как доносили русские лазутчики в Смоленск, «…пехота Ходкевича сем сот с пушками у Быхова и в Могилеве, они говорили, что весной пойдут на Смоленск». Тогда же поступили известия, что в Минске собрались 600 солдат.

С осени 1608 года польские отряды начали совершать систематические набеги на смоленские волости. Так, в октябре велижский староста Александр Гонсевский направил в Щуческую волость 300 человек во главе со своим братом Семёном. Гонсевский и литовский канцлер Лев Сапега предлагали королю идти на Москву через Смоленскую землю, поэтому активизировали действия на смоленском направлении. Кроме того, Гонсевский пытался расширить свои личные владения, поэтому он, планировал с помощью постоянной угрозы разорений склонить смоленское дворянство и крестьян перейти под королевское «покровительство».

В январе 1609 года в Варшаве состоялся сейм, на котором король Сигизмунд III предложил возвести на русский трон своего сына Владислава. Зимой — весной 1609 года шляхта на своих сеймиках одобрила поход на Москву. В марте — апреле в Смоленск уже доносили о сборах вражеской армии: «венгры, гусары, пехота немецкая, инфлянские солдаты с полком Пернавского, двести человек казаков, запорожцы имеют грамоты от Дмитрия идти на Смоленск, солдаты из Орши вышли у них голова Жмотинский», «в Орши сотен конных гайдуков, пеших сто пятьдесят, Бернатни пошел на Любавичи и на Микулы к Велижу, Колуховский, Стебровский, Лисовский, рота татар все пошли до Витебска, ждут Жмотинского, он с большим войском пойдет под Белую… из Орши пишут, чтоб не пускали купцов до Смоленска, великая прелесть будет» (Александров С. В. Смоленская осада. 1609—1611. М., 2011).

Весной 1609 года Александр Гонсевский усилил набеги. Поляки произвели захват Щуческой и Порецкой волостей, что облегчало подход королевской армии к Смоленску и ставило под удар бельские коммуникации, через которые русская крепость поддерживала связь с армией князя Скопина.

Героическая оборона СмоленскаПортрет Сигизмунда III Вазы, 1610-е годы. Якоб Трошель. Королевский замок в Варшаве

Воевода Михаил Борисович Шеин, руководивший обороной Смоленской земли, был опытным полководцем. Он отличился в сражении 1605 года, под Добрыничами, когда русское войско нанесло сокрушительное поражение отрядам Лжедмитрия I. Шеин после этой победы был назначен воеводой Передового полка, в 1607 году получил чин боярина, а в 1608 году занял одну из самых ответственных должностей в Русском государстве — стал главным воеводой в Смоленске. Воевода обладал богатым боевым опытом, отличался личной смелостью, твердостью характера, упорством и настойчивостью, имел широкие знания в военной области.

Героическая оборона СмоленскаСмоленский воевода, боярин Михаил Борисович Шеин. Юрий Мельков

Первоначально литовские старосты списывали разбойные набеги на «своеволие панов», и Шеину приходилось прибегать к аналогичным хитростям, чтобы не нарушать важное для России в условиях гражданской войны перемирие. Он направлял против литовских вторжений в пограничные волости добровольные отряды «охочих людей». Весной 1609 года воевода Михаил Шеин начинает ставить заставы на смоленских рубежах.

В марте в Щуческую волость был послан дворянин Василий Румянцев с приказом «над литовскими людми промышлять, сколько Бог помочи подаст и засеки от литовского ребежа засекати». Однако они оказались неэффективными: крестьяне не смогли оказать серьёзного сопротивления противнику и разбегались, а дворяне и дети боярские не прибыли или разъехались, не желая воевать. При этом дворяне не переходили на сторону противника и не выступали против царской власти, воеводы Шеина. Дворяне больше заботились о собственном благосостоянии, а не о государственной службе. Кроме того, значительная и лучшая часть дворянского ополчения отправилась на соединение с армией Скопина-Шуйского.

В мае и летом 1609 г. Шеин пытался организовать заставы с помощью стрельцов под руководством дворянина Ивана Жидовинова. Но в июле стрельцы были отозваны для усиления обороны Смоленска, после чего Жидовинов не смог организовать защиту волостей, и в августе Гонсевские захватили Щуческую волость.

При этом Шеин был организатором разветвлённой разведывательной сети в восточных землях Речи Посполитой. Историк В. Каргалов называет Шеина в этот период основным организатором стратегической разведки на западном направлении обороны Русского государства (Каргалов В. В. Московские воеводы XVI-XVII вв. М., 2002). Поэтому Шеин был в курсе о подготовке Польше к вторжению и формировании вражеской армии в приграничных землях. Таким образом, поляки не смогли организовать внезапный удар и Смоленск, с учётом имеющихся возможностей, был готов к обороне.

Одновременно приходилось учитывать угрозу со стороны тушинцев. При Шеине смоляне оставались верными правительству Шуйского и не поддавались на агитацию самозванца. Прибывшая от Тушинского вора делегация была Шеиным арестована и брошена в тюрьму. Смоленску приходилось, несмотря на угрозу со стороны Речи Посполитой, направлять московскому правительству подкрепления. В мае 1609 года Шеин отправил наиболее боеспособную часть своего гарнизона из 2 тысяч ратных людей: три стрелецких приказа численностью 1200 человек и 500—600 детей боярских в помощь наступающей на Москву армии Скопина-Шуйского. Таким образом, боеспособность гарнизона Смоленска была значительно ослаблена, её пришлось восстанавливать с помощью ополченцев, то есть людей без боевого опыта.

geroicheskaya_oborona_smolenska_6Смоленская крепость

Силы сторон. Подготовка крепости к обороне

Гарнизоном Смоленска в 5,4 тыс. человек: 9 сотен дворян и детей боярских, 5 сотен стрельцов и пушкарей, 4 тыс. ратников из посадских людей и крестьян, руководил воевода Михаил Борисович Шеин. Вторым воеводой был Пётр Иванович Горчаков. Чтобы хоть как-то возместить убыль в стрельцах и дворянах, которые отбыли на помощь армии Скопина-Шуйского, Шеин в августе 1609 г. издал два указа о наборе даточных из дворянских поместий и из архиепископских и монастырских вотчин. В конце августа были составлены: роспись смоленского гарнизона по башням, роспись посадских людей и роспись артиллерии. Таким образом, Шеин фактически сформировал новую армию, и подготовил крепость к длительной обороне. Хотя большая часть гарнизона состояла посадских и даточных людей, что снижало её боеспособность. Но под защитой стен Смоленска и ополченцы были серьёзной силой, что и доказала 20-месячная героическая оборона.

На вооружении крепости было 170-200 пушек. Пушки крепости обеспечивали поражение противника до 800 метров. Гарнизон располагал большими запасами ручного огнестрельного оружия, боеприпасов и продовольствия. Ещё летом воевода начал готовиться к осаде, когда получил от агентуры сведения о том, что польская армия будет у Смоленска к 9 августа: «Короля чают под Смоленском к Спасову дни (9 августа), а не будет к Спасову дни и король будет подлинно под Смоленском к Оспожнему дни (8 сентября)». С этого времени воевода начинает подготовку к обороне города.

По разработанному Шеиным плану обороны гарнизон Смоленска делился на две группы: осадную (2 тыс. человек) и вылазную (около 3,5 тыс. человек). В осадную группировку входило 38 отрядов (по числу башен крепости) по 50-60 ратников и пушкарей в каждом. Она была должна оборонять крепостную стену и башни. Служба у городских стен и башен была тщательно расписана и под угрозой смертной кары за несоблюдение росписи строго контролировалась. Вылазная (резервная) группировка составляла общий резерв гарнизона, её задачами были вылазки, контрудары по противнику, усиление наиболее угрожаемых участков обороны при отражении штурмов вражеского войска. Гарнизон крепости мог пополняться за счёт населения города, которое проявило высочайшую любовь к Родине и всеми силами поддерживало защитников. Таким образом, благодаря умелой организации, заблаговременной мобилизации и жесточайшей дисциплине удалось максимально сконцентрировать все имеющиеся силы для обороны города.

При приближении армии противника к Смоленску, окружавший город посад, включая заднепровскую часть города (до 6 тыс. деревянных домов) по приказу воеводы был выжжен. Это создало более благоприятные условия для оборонительных действий: улучшились возможности обзора и стрельбы для артиллерии, противник лишался укрытий для подготовки внезапной атаки, жилищ в преддверии зимы.

Героическая оборона СмоленскаГероическая оборона г. Смоленска в 1609-11 гг. Источник: Карта из «Атласа Смоленской области» М., 1964

16 (26) сентября 1609 года передовые отряды Речи Посполитой, которые возглавлял канцлер Великого Литовского княжества Лев Сапега, подошли к городу и начали его осаду. 19 (29) сентября подошли и основные силы Речи Посполитой во главе с Сигизмундом III. Изначально польская армия насчитывала около 12,5 тыс. человек при 30 пушках. В польскую армию входили не только поляки, но и литовские татары, венгерская и немецкая наёмная пехота. Слабостью войска поляков была малочисленность пехоты, которая была необходима для штурма сильной крепости — около 5 тыс. человек.

Судя по всему, польский король изначально не планировал штурм города, а рассчитывал на его быструю сдачу (по его данным в крепости было всего несколько сот воинов) и дальнейшее продвижение всей армии вглубь Русского государства, однако эти расчёты не оправдались. В дальнейшем осадная армия значительно возросла (по разным данным до 30-50 тыс. конницы и пехоты): подошли свыше 10 тыс. запорожцев и реестровых казаков во главе с гетманом Олевченко; основная масса шляхтичей из тушинского лагеря; увеличилось количество ландскнехтов — немецких, венгерских наемников; прибыла осадная артиллерия.

Польские войска со всех сторон блокировали город и заняли все деревни в его окрестностях. Имущество крестьян окрестных деревень разграбили, а самих крестьян заставили возить в польский лагерь продовольствие. Многие крестьяне бежали в леса и собрались в партизанские отряды. Так, один из отрядов смоленских партизан, под командованием Трески, насчитывал почти 3 тысячи ратников. Партизаны уничтожали польских фуражиров, смело нападали на интервентов.

Польский владыка Сигизмунд III выдвинул Шеину ультиматум о капитуляции, который был оставлен смоленским воеводой без ответа. Доставившему ультиматум гонцу Шеин заявил, что если он ещё раз явится с подобным предложением, его «напоят водой Днепра».

Таким образом, внезапного удара по городу-крепости Смоленск не получилось. Благодаря предусмотрительности воеводы Михаила Шеина, имевшего в Польше своих лазутчиков, город не был застигнут врасплох. Окрестное население успело укрыться за крепостными стенами, посады были сожжены, подготовлены необходимые запасы, гарнизон приведен в полную боевую готовность. На предложение капитулировать («стать под высокую королевскую руку») Шеин, руководивший обороной, опираясь на земский общепосадский совет, ответил, что русская крепость будет обороняться до последнего человека.

Продолжение следует…

/Александр Самсонов, topwar.ru/

Источник: army-news.ru

Битва за смоленск с полякамиВ XVI веке вместе с образованием государства Российского Смоленск превратился в стратегически важную русскую крепость в западной части страны, особенно на фоне антифеодальной вражды народных масс и противоречий внутри господствовавшего класса на рубеже XVI-XVII. Тогда было сильно ослаблено внутриполитическое положение страны, этим и решили воспользоваться шведские и польские феодалы. С осени 1904 польско-литовские магнаты хотели осуществить захват власти в России через самозванцев – Лжедмитриев I и II, но их планам не удалось осуществиться. Тогда Речь Посполита осенью 1609 года переходит к открытой агрессии – польский король Сигизмунд III с более чем двенадцатитысячным войском вторгается в пределы Российского государства.

16 сентября к Смоленску подошли передовые отряды, через несколько дней к ним присоединились основные силы, и 21 сентября началась осада города. Польский король поставил ультиматум о капитуляции, но смоляне оставили его без ответа, а доставивший послание гонец был выгнан воеводой Шеиным с наказом, мол если явятся поляки еще с подобными предложениями, то их «напоят водой из Днепра» (то есть утопят). И ведь была причина у смоленского воеводы говорить с подобной уверенностью: в начале XVII века Смоленск был важным опорным пунктом, закрывавшим основные подступы к Москве, а окружавшая его крепостная стена – надежной и непреступной «заслонкой» для непрошенных гостей. На вооружении крепости находилось около 170 пушек, установленных на четырех уровнях ведения боя, поражение противника на дальность огнем достигало 800 м. Внутри стены располагались значительные запасы палиц (ручного огнестрельного оружия), продовольствия и боеприпасов. Гарнизон насчитывал около пяти с половиной тысяч человек, во время осады он пополнялся за счет жителей посада и городского населения, численность которых составляла сорок-сорок пять тысяч.

Воевода, возглавлявший оборону Смоленска, обладал большим боевым опытом и отличался упорством, настойчивостью, личной храбростью, знаниями в военном деле. Не зря после сражения под Добрыничами в 1605 году Михаил Шеин получил высший чин для того времени – боярин. Подготовка к обороне города началась летом 1609 года после агентурных известий разведки. Началось укрепление, набор даточных людей, разработка «осадной городовой росписи» (плана обороны). С подходом врага к Смоленску Шеин приказал выжечь посад вокруг города (около 6 тысяч домов) – это улучшило обстрел и обзор, лишило противника укрытий, но создало большую скученность людей внутри крепости.

Учитывая эти факторы, польские командующие после обсуждения способов захвата и рекогносцировки укреплений Смоленска вынуждены были признать, что армия не имеет необходимых сил и средств для атаки. Вначале было предложено оставить часть войск на блокаду Смоленска, а основные силы направить на Москву. Однако польский король отверг это, решив непременно овладеть укрепленным городом. Первый штурм был назначан на 25 сентября, польские силы решили разрушить подрывными снарядами Авраамиевские и Копытенские ворота, ворвавшись через них в крепость. Но воевода Шеин предвидел эту возможность атаки и приказал заранее перед всеми воротными башнями поставить срубы с землей, щебнем и камнями, которые прикрыли бы вход от огня осадных оружий.

Вечером 24 сентября с наступлением темноты польские минеры отправились к воротам в сопровождении трубачей. Но добраться до искомой точки смог только один – сильным взрывом петарды были разрушены Авраамиевкие ворота. Однако трубач достигшего цели минера по неизвестной причине не подал сигнал вовремя, и готовые к штурму польские войска не тронулись с места. В это же время защитники крепости зажгли на стене факелы и осветили противника для артиллерии, незамедлительно открывшей огонь. Вражеская конница и пехота понесли серьезные потери, отступив ни с чем. Так была сорвана первая попытка поляков овладеть крепостью. Значительную роль в таком исходе сыграла бдительность и высокая боеготовность гарнизона. Отражая атаки поляков, смоляне совершенствовали оборону: поврежденные участки крепостной немедленно восстанавливались, ворота засыпали землей и камнями, срубы около них укреплялись палисадами.

Потерпев у восточной части стены неудачу, противник перенес усилия на северные и западные участки. Штурм длился три дня – с 25 по 27 сентября. Но и тут ждала захватчиков неудача, обернувшаяся большими потерями. 

27 сентября к смоленской крепости пришло войско запорожских казаков. С новыми силами король Сигизмунд III начал готовиться к очередному штурму. При этом основная надежда была возложена на технические средства. Но эффективность нового оружия оказалась невысокой, поскольку польская армия не располагала тяжелой осадной артиллерией, а орудия малого калибра не могли причинить серьезный ущерб укреплениям. 

Таким образом, смоляне, имея огневое превосходство, приносили серьезный урон противнику. Тяжелым орудиям крепости пару раз удавалось обстреливать даже королевский лагерь. При таких обстоятельствах Сигизмунд III отказался от штурма, перейдя 5 октября к осаде города. 

Вначале противник пытался вести «минную войну». Но узнав, что враги готовят минные галереи, воевода Шеин приказал усилить разведку около крепости, оборудовать дополнительную охрану и начать контминные работы. После ряда успешных действий смолян противник понял бесполезность такого способа осады.

Время затянулось. Миновала зима. Весной 1610 года. Стойкая оборона Смоленска сдерживала главные силы интервентов без возможности прохода на Москву. Значительные тяготы несло посадское население, а также укрывшиеся в Смоленске крестьяне, которые составляли основную силу обороны. Голод, эпидемии, бедствия осажденных не сломили их мужества. Но силы защитников смоленской крепости иссякали, а к врагу в то же время прибывали новые подкрепления. Весной 1610 года прибыли новые польские отряды. Надежды на помощь извне у смолян таяли, однако и попытки врага склонить жителей и гарнизон к капитуляции не имели успеха. 

В июле противник стал двигаться к башне у Копытицких ворот, но не смог пробить даже брешь у ее прочного основания. Успех к врагу прошел 18 июля после сосредоточения у башни почти всей осадной артиллерии. 19 июля польская армия приступила к штурму Смоленска. Двухдневные попытки взятие крепости не увенчались успехом, и только решительный  ввод резерва помог отразить атаку. Еще более ожесточенными были действия захватчиков 11 августа. В процессе атаки интервенты потеряли до тысячи человек и вновь потерпели неудачу. Четвертый штурм, который предпринял враг 21 ноября, был успешно отражен. 

Зимой положение смолян ухудшилось. К эпидемиям и голоду добавился холод: добывать топливо было некому, ощущался недостаток в боеприпасах. В гарнизоне к началу июня 1611 года было лишь две сотни человек, способных сдержать напор врага. Но их почти что хватало для наблюдения за стенами.

Польское командование, хорошо осведомленное о состоянии дел в крепости, приняло решение провести пятый штурм. Случилось это после того, как перебежчик – некто А. Дедешин, сказал польскому командованию о бедственном состоянии дел гарнизона и указал слабое место обороны.

2 июня польские войска приняли исходное положение. Превосходство противника было огромным. В полночь враг начал двигаться вперед. Около Авраамиевских ворот захватчикам удалось незаметно пробраться по штурмовым лестницам на стену, а затем ворваться в крепость. В жестокой схватке почти все защитники города пали смертью храбрых. Лишь несколько человек и воевода Михаил Шеин были закованы в цепи и подвергнуты пыткам.

После обороны и взятия Смоленска польский король не захотел идти на Москву. Деморализованная польская армия не была способна на еще один, более трудный поход. Распустив свое войско, Сигизмунд III направился обратно в Варшаву. 

Приглашаем на экскурсию по смоленской крепостной стене!

Источник: www.krepost-smolensk.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector