Битва за москву потери сторон

Битва за Москву – одно из решающих сражений Второй мировой войны – продолжалась с 30 сентября 1941-го по 20 апреля 1942 года. Сколько же бойцов и командиров Красной армии, солдат и офицеров вермахта погибли, получили ранения, пропали без вести и попали в плен в ходе обороны советской столицы, а затем контрнаступления и наступления РККА?

Урон группы армий «Центр»…

О потерях группы армий «Центр» есть довольно разнообразные данные. Так, немецкий историк Клаус Рейнгардт в книге «Поворот под Москвой» (1972) приводит следующие цифры:

  • 1–7 октября – 25 тысяч человек;
  • 8–16 октября – 23 тысячи;
  • 17 октября – 15 ноября – 40 тысяч;
  • 16–30 ноября – 41 тысяча;
  • 1–31 декабря – 104 тысячи;
  • 1–31 января – 145 тысяч;
  • 1–28 февраля – 109 тысяч;
  • 1–31 марта – 80 тысяч.

Общие потери за шесть месяцев составили 796 тысяч солдат и офицеров. За тот же период группа армий получила пополнение – 331 тысячу человек. В результате ее численность уменьшилась на 465 тысяч.

Согласно документу штаба группы армий «Центр» от 16 апреля 1942 года она потеряла в боях с 1 января по 31 марта 173 764 солдата и офицера: 40 089 убитыми, 13 685 пропавшими без вести и 119 990 ранеными.

А вот по данным Рейнгардта, за те же три месяца общие потери группы армий «Центр» достигли 334 тысяч человек или на 160 тысяч больше. Правда, упомянутый выше штабной документ не содержит цифр об уроне 2-й полевой армии, однако невозможно себе представить, что она лишилась почти такого же числа солдат и офицеров, сколько пять других армий (две полевые и три танковые). Очевидно, разница образовалась главным образом за счет небоевых потерь, прежде всего обмороженных и эвакуированных больных.

Характерно, что уровень общих потерь значительно (более чем в два раза) поднимается в зимние месяцы 1941–1942 годов и даже в марте почти вдвое превышает показатель ноября. Здесь играет роль значительный рост числа обмороженных и больных в зимние месяцы.

…И Красной армии

В Вяземском и Брянском котлах немецкие войска взяли в плен 673,1 тысячи красноармейцев и командиров, а всего группа армий «Центр» с 28 сентября по 18 октября захватила 688,8 тысячи пленных. Вероятно, около 16 тысяч человек были пленены за пределами Вяземского и Брянского котлов.

Военный журналист и эксперт Михаил Ходаренок привел следующие цифры потерь советских войск на Московском направлении в октябре 1941-го: 855,1 тысячи убитых и пленных, 104,1 тысячи раненых (скорее всего большинство раненых оказались в плену). Вероятно, в безвозвратные потери входят также избежавшие плена окруженцы, оставшиеся на оккупированной территории и позднее освобожденные Красной армией. Общее их число оценивается в 939,7 тысячи человек за 1941–1942 годы. Учитывая, что в тот период в немецкий плен попали около 5,5 миллиона человек, в октябре в зоне наступления группы армий «Центр» могли оказаться порядка 118 тысяч окруженцев. Тогда цифра погибших красноармейцев составит 48,1 тысячи человек. Вероятно, она приуменьшена, поскольку среди окруженцев могли быть и те, кто в действительности бежал из плена. Предположительно доля таких людей достигала одной трети от общего числа окруженцев. Тогда общее число убитых можно оценить в 87 тысяч человек.

Общие безвозвратные потери Красной армии на Московском направлении в октябре за вычетом не побывавших в плену окруженцев следует определить в 816 тысяч человек.

Достоверные данные о советских потерях в ноябре и декабре 1941-го отсутствуют. В 1993 году известный военный историк и тогдашний советник президента России генерал Дмитрий Волкогонов опубликовал цифры безвозвратных потерь РККА за 1942 год с разбивкой по месяцам. В январе они составили 628 тысяч убитых и пропавших без вести, в феврале – 523 тысячи, в марте – 625 тысяч, в апреле – 435 тысяч. Так как сколько-нибудь достоверных сведений об уроне Красной армии ранеными в Московской битве нет, имеет смысл сравнивать только величину безвозвратных советских и немецких потерь.

Допущения и предположения

Данные о безвозвратных потерях вермахта в период с октября 1941-го по апрель 1942 года имеются в дневнике начальника штаба верховного командования сухопутных войск вермахта (Oberkommando des Heeres) генерала Франца Гальдера, но они относятся ко всему советско-германскому фронту, а не только к группе армий «Центр». С 30 сентября по 16 ноября 1941 года немецкие войска, сражавшиеся с РККА, потеряли 158 548 человек: 33 044 убитых, 5412 пропавших без вести и 120 092 раненых. Следует отметить, что в этот период в германской армии вряд ли уже появились обмороженные. Поэтому данные Рейгардта за октябрь-ноябрь 1941 года, относящиеся к общим потерям группы армий «Центр», на наш взгляд, можно без большой погрешности принять равными потерям убитыми, ранеными и пропавшими без вести. В период с 30 сентября по 15 ноября они составили 88 тысяч человек, или 55,5 процента потерь на всех фронтах. Если предположить, что доля убитых и пропавших без вести в потерях группы армий «Центр» была примерно такой же, как и в потерях всех германских сухопутных сил на востоке, то общее число убитых и пропавших без вести в группе армий «Центр» в период с 1 октября по 15 ноября 1941 года можно оценить в 21 400 человек.

Предположим, что в период с середины октября до середины ноября, то есть до начала последнего германского наступления на Москву, основная масса потерь (до трех четвертей) приходится на вторую половину октября, поскольку в первой половине ноября на фронте наблюдалось затишье. Тогда число убитых и пропавших без вести в группе армий «Центр» в октябре можно оценить в 19 тысяч человек.

Соотношение советских и немецких потерь на Московском направлении в октябре 1941 года оказывается 42,9:1 в пользу немцев. Если предположить, что немецкие потери в 19 тысяч человек практически полностью относятся к убитым, то соотношение потерь убитыми оказывается близко к 4,6:1, также в пользу немцев. Не исключено, что это соотношение занижено, поскольку недоучтены советские потери убитыми в октябре, понесенные при прорыве немцами Можайской линии обороны, вне зоны Вяземско-Брянского окружения. Если предположить, что они были по крайней мере неменьшими, чем потери убитыми в Вяземском и Брянском котлах, то общее число убитых красноармейцев в октябре составит не менее 174 тысяч человек, а соотношение потерь убитыми вырастет до 9,2:1.

Потери 2-й немецкой армии в январе – марте 1942 года убитыми, ранеными и пропавшими без вести можно оценить в одну пятую от потерь остальных пяти армий группы армий «Центр», или в 34 760 человек, а все боевые потери группы армий «Центр» – в 212,5 тысячи человек, включая 64,5 тысячи убитыми и пропавшими без вести.

Согласно дневнику Гальдера потери германских сухопутных сил на востоке в период с 1 января по 31 марта 1942 года составили 276 927 человек, в том числе 49 831 убитыми, 201 624 ранеными и 16 647 пропавшими без вести. Из 66 478 убитых и пропавших без вести за этот период на группу армий «Центр» приходится 64,5 тысячи человек, или 96,7 процента. Предположив, что такой же процент советских безвозвратных потерь за этот период приходится на Московскую битву, их можно оценить в 1717,4 тысячи человек. Здесь преобладают убитые, так как пленных было сравнительно с октябрем 1941-го немного. Соотношение безвозвратных потерь оказывается 26,6:1 в пользу немцев. Можно предположить, что примерно таким же соотношение безвозвратных потерь на Московском направлении оставалось и в апреле 1942 года. Немецкие потери в апреле согласно дневнику Гальдера составили 60 005 человек, включая 12 680 убитыми, 2573 пропавшими без вести и 44 752 ранеными. Из 15 253 человек безвозвратных потерь на группу армий «Центр» приходится, по нашей оценке, 14 750 человек. Советские потери убитыми и пропавшими без вести в этом месяце можно оценить в 420,6 тысячи человек.

Следует оговориться, что соотношение потерь 26,6:1 оказывается несколько завышено в пользу немцев, поскольку данные Волкогонова включают в себя потери ВВС и ПВО, а также, возможно, раненых, умерших в тыловых госпиталях, тогда как цифры Гальдера не включают урон люфтваффе и умерших от ран. Однако вряд ли этот фактор существенно меняет общее соотношение безвозвратных потерь.

Сложнее определить советские потери под Москвой в ноябре и декабре 1941-го. Мы попробуем их оценить следующим образом. Предположим, что потери группы армий «Центр» в ноябре и декабре, как и в октябре, составляли 55,5 процента всех потерь вермахта на востоке. Согласно дневнику Гальдера урон Восточной армии с 6 ноября по 31 декабря – 144 795 человек, включая 28 539 убитых, 7022 пропавших без вести и 109 234 раненых. На группу армий «Центр» могло приходиться около 19,7 тысячи погибших и пропавших без вести.

Возьмем соотношение потерь убитыми 9,2:1, предположительно установленное нами для октября, и применим его ко всем безвозвратным потерям в ноябре и декабре. Тогда безвозвратные потери советских войск в битве за Москву в ноябре и декабре можно оценить в 181 тысячу человек. Не исключено, что они занижены, особенно применительно к декабрю, когда во время контрнаступления Красной армии соотношение безвозвратных потерь, вероятно, было ближе к тому, что существовало в январе – марте 1942-го, тем более что немцы почти не несли потерь пленными.

Предельное истощение

Суммарные безвозвратные потери Красной армии в Московской битве мы оцениваем в 3 миллиона 182 тысячи убитых и пленных. Подчеркнем, что подавляющее большинство плененных под Вязьмой и Брянском не пережили зимы 1941–1942 годов. Суммарные безвозвратные потери вермахта под Москвой мы оцениваем в 118 тысяч человек. Общее соотношение безвозвратных потерь оказывается 27:1 в пользу немцев.

Прав был маршал Константин Рокоссовский, когда писал: «Продолжать наступление имевшимися к тому времени у нас силами с расчетом на решительный прорыв обороны противника и дальнейшее развитие успеха уже было нельзя. Наступил момент, когда и нашему верховному командованию надлежало подумать об извлечении пользы из одержанных результатов и начать серьезную подготовку к летней кампании 1942 года. К великому сожалению, этого не произошло и войска, выполняя приказ, продолжали наступать. Причем командованию фронта была поставлена задача: изматывать противника, не давая ему никакой передышки. Вот это было для меня непонятным. Одно дело – изматывать врага оборонительными действиями, добиваясь выравнивания сил, что и делали мы до перехода в контрнаступление. Но чтобы изматывать и ослаблять его наступательными действиями при явном соотношении сил не в нашу пользу да еще в суровых зимних условиях, я этого никак понять не мог».

В результате контрнаступления под Москвой предельно истощенными оказались не немцы, а советские войска, что предопределило неудачи Красной армии в весенне-летней кампании 1942 года.

Источник: vpk-news.ru

Предыстория и предпосылки битвы за Москву

22 июня 1941 года немецкие войска вторглись в Советский Союз. С первых же дней чётко обозначилось германское оперативное превосходство. Создавая на отдельных участках численное превосходство в силах, вермахту уже в первые недели удалось нанести серьёзное поражение армии, примерно равной по численности ему. Также советскому руководству, ввиду катастрофы июня 1941-го, не удалось реализовать и свой технический перевес.

В конце июня – начале июля 1941 года Западный фронт Красной Армии был почти полностью разгромлен. По сути в это время дорога на Москву для вермахта была открыта, но большое расстояние до советской столицы делало её взятие летом 41-го невозможным. Однако ситуация оставалась тяжёлой.

Продвижение немецких войск было настолько быстрым, что уже десятым числам июля им удалось подойти к Смоленску. Таким образом, примерно 700 километров из 1000 от границы до Москвы было уже преодолено. Но в то же время и вермахт, пройдя столь огромное расстояние за сравнительно короткое время, несколько выдохся. 2-я немецкая танковая группа под командованием генерала Гудериана, прорвавшись за Днепр, серьёзно оторвалась от основных сил и была вынуждена остановить наступление.

В период с 10 июля по 10 сентября 1941 года Красная Армия провела целый комплекс оборонительных и наступательных действий, вошедших в историю как Смоленское сражение. Здесь советские войска сумели на целых два месяца задержать гитлеровские войска, рвавшиеся к Москве, нанести им серьёзные потери и существенно снизить их наступательный порыв.

16 июля вермахт овладел Смоленском. При этом советским руководством решено было не сообщать об оставлении столь значимого города по радио до особого распоряжения правительства. В районе Смоленска была окружена 16-я советская армия, которая с тяжёлыми боями всё же сумела вырваться из кольца.

29 июля вермахту удалось овладеть городом Ельня, образовав тем самым выступ на восток. Именно с этим выступом и связана отдельная страница в истории Великой Отечественной войны. В течение полутора месяцев Красная Армия предприняла ряд попыток срезать выступ и лишить вермахт оперативно выгодного плацдарма в районе Ельни. Лишь к началу сентября советской 24-й армии удалось овладеть городом. Однако в боях советские части понесли весьма крупные потери, в связи с чем Резервный фронт был существенно обескровлен. Кроме того, уже с конца августа ельнинский плацдарм потерял всякую практическую ценность в связи с отводом из него основных частей вермахта, а также наступлением немецких войск на других участках фронта. Кроме того, последующие события показали, что операция по контрудару в районе Ельни практически не имела смысла. Однако, в то же время, это была одна из первых серьёзных советских побед.

В середине сентября вермахт снизил активность на центральном участке советско-германского фронта и провёл ряд операций на севере (блокада Ленинграда) и на юге (окружение Юго-Западного фронта и Киева, вторжение в Крым), благодаря чему были созданы благоприятные условия для начала наступления на Москву. Тем не менее, окружённые советские части продолжали оказывать отчаянное и упорное сопротивление, сбивая тем самым наступление немецких войск. К концу сентября, одержав оперативные победы на юге и на севере, вермахт начал сосредоточение резервов на центральном направлении. Стало ясно, где развернутся решающие бои.

Силы и планы сторон

В конце сентября на московском направлении вермахту удалось сосредоточить весьма серьёзные силы, в которые входили три армии (2-я, 4-я и 9-я) и три танковые группы (2-я, 3-я и 4-я). Эти войска входили в состав группы армий «Центр», которой командовал генерал Ф. фон Бок. С воздуха немецкие войска поддерживал 2-й воздушный флот под командованием А. Кессельринга. Общая численность немецкой группировки составляла 78 дивизий, или почти два миллиона человек, около 2000 танков и 1300 самолётов.

Вермахту противостояли три фронта Красной Армии: Западный (16-я, 19-я, 20-я, 22-я, 29-я и 30-я армии) под командованием генерал-полковника И. С. Конева, Резервный (24-я, 31-я, 32-я, 33-я, 43-я и 49-я армии) под командованием маршала С. М. Будённого и Брянский (3-я, 13-я и 50-я армии, а также отдельная оперативная группа) под командованием генерал-полковника А. И. Ерёменко. Общая численность советских войск составляла примерно 96 дивизий, или 1 миллион 200 тысяч человек, около 1000 танков и примерно 550 самолётов. Таким образом, общее преимущество было на стороне немцев.

План германского командования, получивший название «Тайфун», заключался в прорыве обороны советских войск на ряде участков, окружение основных группировок Брянского и Западного фронтов и наступление на практически неприкрытую Москву. При этом планировалось не просто взять столицу Советского Союза, а окружить её. Гитлер мечтал, чтобы ни один житель Москвы не смог покинуть город.

Планы Красной Армии были диаметрально противоположными. Предполагалось упорно оборонять территорию, нанося контрудары и всё больше изматывая вермахт. Затем планировалось провести контрнаступление с помощью свежих сил, уже накапливавшихся в районе столицы за счёт резервов Верховного Главнокомандования и дивизий, прибывавших с Дальнего Востока и Сибири.

Начало битвы (30 сентября — 11 октября 1941)

30 сентября 1941 года началось наступление немецкой 2-й танковой группы. Данная группа была сосредоточена в районе юго-западнее Брянска, поэтому её продвижение осуществлялось в северо-восточном направлении. Уже в первую неделю немецким войскам здесь удалось овладеть Брянском, Орлом и окружить все армии советского Брянского фронта.

Одновременно с событиями в полосе Брянского фронта, драма разыгралась и севернее, в районе Вязьмы. Здесь немецкое наступление началось 2 октября, но также в первую неделю достигло цели окружить войска советского Западного фронта. Таким образом, уже в первую неделю операции «Тайфун» войска двух советских фронтов из трёх оказались в «котлах».

Борьба окружённых частей Красной Армии была поистине отчаянной. При этом на короткое время советским войскам удалось пробить брешь в кольце Западного фронта, но выйти из кольца удалось немногим. Всего убитыми и пленными Красная Армия в начале октября 1941 года потеряла более 650 тысяч человек. Теперь фронт на московском направлении держали лишь 90 тысяч человек.

После сокрушительных поражений под Вязьмой и Брянском советское руководство приняло решение передать остатки Резервного фронта войскам Западного. Новым командующим Западного фронта был назначен генерал Г. К. Жуков. Ему удалось организовать новую полосу обороны, опиравшуюся на Можайский рубеж.

Новой тактикой советского руководства на московском направлении стало прикрытие основных шоссейных дорог, ведущих к столице, так как сил удерживать линию фронта полностью уже не было. После завершения ликвидации советских войск, окружённых ранее, германское командование вновь начало наступление, полагая, что советские войска на московском направлении разбиты. Однако части Красной Армии оказывали упорное и отчаянное сопротивление, пытаясь задержать противника.

Итогом первого этапа битвы за Москву стало крупное поражение Красной Армии и потеря важных для обороны территорий. В ОКХ же царила победная атмосфера, так как Гитлер считал, что судьба Москвы решена.

Оборона Красной Армии на подступах к Москве (12 октября – 5 декабря 1941)

В середине октября 1941 года советское руководство приняло решение передать все войска Можайской линии обороны в распоряжение Западного фронта. Советские войска, действуя вдоль основных шоссе, сумели несколько части вермахта в районе Можайска примерно на 10 дней, тем самым выигрывая время для укрепления оборонительных рубежей в районе Москвы.

14 октября немецким войскам удалось захватить город Калинин (ныне – Тверь). Здесь был образован советский Калининский фронт, войска которого начали наносить частые контрудары по противнику, сломив его наступательный порыв и ликвидировав опасность для Москвы с северо-запада.

19 октября 1941 года на подступах к Москве началась распутица, выражавшаяся в том, что дороги практически превратились в грязевой кисель. Распутица вызвала серьёзные затруднения со снабжением для вермахта; для советской стороны она хоть и привела к затруднениям, но была не столь непривычна. В связи с этим наступление германской армии вновь замедлилось, что не преминуло использовать советское руководство. К Москве стягивались крупные силы из резервов Верховного Главнокомандования, оборудовались оборонительные рубежи.

Однако ещё 15 октября из столицы началась эвакуация различных госучреждений. 20 октября в городе было введено осадное положение. Но И.В. Сталин отказался покидать город, демонстрируя твёрдую уверенность в судьбе Москвы. Задача организации обороны подступов к Москве была возложена на командующего Западным фронтом генерала Г.К. Жукова, а самого города — командующему московским гарнизоном генерал-лейтенанту Артемьеву.

Период распутицы завершился 4 ноября с наступлением морозов. Германские генералы ждали морозов как облегчения, способного избавить войска от трудностей распутицы. Но на деле самое ужасное для них только начиналось. Морозы почти моментально ударили по частям вермахта, не подготовленным к сложным погодным условиям.

Тем не менее, немецкое наступление продолжилось. В 20-х числах октября немецкие войска начали двигаться к Туле и 29 числа вышли к городу. Обороняла Тулу 50-я армия. Ей, опираясь на укреплённую линию, созданную при широком участии жителей города, удалось задержать противника и не дать ему прорваться сходу. После краха планов по быстрому взятию Тулы части немецкой 2-й танковой группы группы начали движение восточнее города, с целью хватить советскую 50-ю армию и пробиться к Москве с юга. Но и здесь к концу ноября противника ожидала неудача: советские войска, непрерывно контратакуя, сумели полностью остановить продвижение немцев.

7 ноября 1941 года на Красной площади прошёл традиционный парад советских войск. Перед войсками, часть из которых после парада сразу отправилась на фронт, выступил И.В. Сталин. В своей речи он напомнил советским воинам, что на их долю выпала «великая миссия по освобождению народов Европы, порабощённых фашизмом». Это выступление и парад в целом имели мощный эффект, вызвавший подъём боевого духа войск и народа. Стало ясно, что Москва сдана не будет.

Общее наступление вермахта на Москву началось 15-16 ноября. На этот раз вермахт имел уже 51 дивизию, из них 13 танковых. Такое уменьшение войск, участвующих в операции, по сравнению с концом сентября, объясняется тем, что часть сил вермахта была скована советскими войсками либо понесла потери и была отведена в тыл для пополнения и восстановления матчасти.

В течение конца ноября немцам удалось овладеть Клином и Солнечногорском, а также выйти к каналу Москва-Волга. До Кремля оставалось примерно 30 километров, но преодолеть их немцам так и не удалось. Советская оборона стала более плотной по сравнению с октябрём, и теперь вермахту противостояли войска, суммарная численность которых составляла примерно 1 миллион человек и 800 танков. Потеряв подавляющее численное превосходство на решающих направлениях, немецкие войска быстро утратили свою «пробивную» способность и в конце ноября — начале декабря увязли в боях местного значения, полностью прекратившихся к 5 декабря 1941 года.

Итоги оборонительных боёв

В результате боёв октября-декабря 1941 года вермахт понёс потери в примерно 200 тысяч человек. Немецкие войска потеряли способность к наступлению, а жестокие морозы практически парализовали их активные действия. Участились случаи обморожений, а также связанные с этим потери. К началу декабря некогда грозная группа армий «Центр» представляла собой печальное зрелище. Однако это всё же была внушительная группировка численностью около 1 миллиона 700 тысяч человек, находящаяся у ворот советской столицы.

Советские войска понесли гораздо более серьёзные потери: около 650 тысяч человек убитыми, ранеными и пленными. Однако эти потери вовсе не были критичными: уже в ноябре численность войск вновь была доведена до миллиона. Боевой дух Красной Армии был весьма высок, в отличие от вермахта.

Учитывая все эти факторы, советское руководство приняло решение провести контрнаступательную операцию с целью отбросить немцев от Москвы, а также разгромить группу армий «Центр». Планирование операции началось ещё в период тяжёлых оборонительных боёв и при условии численного превосходства противника.

Немецкое же командование планировало держать оборону, чтобы при благоприятной ситуации вновь начать наступление на Москву.

Начало контрнаступления (5 декабря 1941 — 8 января 1942)

На рассвете 5 декабря 1941 года советские войска (Калининский фронт) внезапно для гитлеровцев перешли в контрнаступление под Москвой. На следующий день в наступление также перешёл Западный фронт, благодаря чему немецкая группа армий «Центр» оказалась под мощным давлением советских войск. Красная Армия с первых дней понесла серьёзные потери, но сумела начать успешное наступление.

В самые первые дни немецкое командование ещё не имело данных, которые могли бы предоставить ему чёткую картину происходящих событий. Однако затем руководство осознало весь масштаб возможной катастрофы. Учитывая, что наступление вермахта захлебнулось, 8 декабря 1941 года Гитлер отдал приказ о переходе немецких войск к обороне на всём Восточном фронте. Однако удержать все земли, захваченные в течение кампании 1941 года, было невозможно.

На калининском направлении советские войска, вклинившись в оборону противника, заставили его начать отвод войск из Калинина. В результате напряжённых боёв город был освобождён 16 декабря, а введённые в бой свежие силы охватили позиции немцев с юга, создав таким образом Ржевский выступ.

На центральном (клинском и солнечногорском) направлении бои развивались также драматично. Немцы планировали превратить Клин в укреплённый пункт и заставить советские войска понести огромные потери в попытках взять город. Однако уже к 13 декабря частям Красной Армии удалось полуокружить части вермахта, так что немецкому командованию пришлось отводить войска на запад. В результате, Клин был взят уже 16 декабря. 20 декабря был освобождён Волоколамск. Юго-западнее Москвы в конце декабря – начале января были освобождены города Наро-Фоминск и Боровск.

В районе Тулы советские войска нанесли удар по растянутым порядкам 2-й немецкой танковой группы. Части вермахта, пытаясь сохранить свою боеспособность и предотвратить катастрофу, начали отход на запад и юго-запад. В результате ожесточённых боёв советским войскам удалось ликвидировать угрозу для Тулы и создать предпосылки для освобождения Калуги, что и произошло 30 декабря.

8 января контрнаступление советских войск под Москвой завершилось.

Продолжение советского контрнаступления (9 января – 20 апреля 1942)

В результате советского контрнаступления для Красной Армии открылись весьма радужные перспективы. Учитывая то, что войска не потеряли боеспособности и наступательного порыва, советское руководство приняло решение начать наступление с целью выбить немцев из Ржева и уничтожить немцев в Демянском «котле». Однако эти действия советских войск оказались весьма неудачными. Во многом это объясняется тем, что войска всё же понесли существенные потери в ходе предыдущих операций, а также очень трудными погодными условиями.

В районе Ржева немецкие войска выстроили весьма мощную оборону, которая была гибкой. Имея резервы позади линии фронта, немцам, хоть и с большим трудом, удалось не только удержать Ржев и Демянск, но и восстановить сухопутную связь с Демянском.

На центральном направлении советские войска в конце января предприняли попытку окружить группу армий «Центр», для чего в районе Рогачёва был высажен массированный воздушный десант в составе 4-й воздушно-десантной бригады. Также навстречу десантникам была выдвинута 33-я армия под командованием генерал-лейтенанта М. Г. Ефремова. Однако немецкие войска, сумев организоваться после длительного отступления, нанесли удар по тылам армии, которые не были прикрыты. В результате 33-я армия попала в окружение, в котором находилась весьма продолжительное время и из которого смогла выйти лишь часть её личного состава. Сам генерал-лейтенант Ефремов застрелился.

В результате боёв января-апреля 1942 года, на западном направлении инициатива начала ускользать из рук Красной Армии. Советские войска понесли ощутимые потери и к маю были вынуждены перейти к обороне.

Потери сторон и итоги битвы за Москву

В ходе Московской битвы советские войска понесли огромные потери. Около 930 тысяч человек было убито, умерло от ран либо попало в плен. Примерно 880 тысяч человек составили потери Красной Армии ранеными. Также было потеряно более 4000 танков и около тысячи самолётов.

Немецкие потери составили примерно 460 тысяч человек убитыми и умершими от ран. Потери в боевой технике составили около 1600 танков и 800 самолётов.

Результаты битвы за Москву весьма противоречивы и до сих пор являются одной из тем оживлённых споров военных историков. При этом нужно оценивать не только территориальные результаты сражения, но и потери, а также изменения в стратегической и оперативной обстановке для обеих сторон.

В ходе Московской битвы Красная Армия понесла громадные потери (особенно на её начальном этапе), но затем сумела нанести ряд поражений немецким войскам, освободив часть потерянной в октябре-декабре территории. Однако в то же время советское командование упустило реальную возможность полного разгрома самой мощной немецкой группировки – группы армий «Центр» – и добиться победы над Третьим Рейхом уже в 1942-1943 годах. Тем не менее, наступательные операции были также проведены и на других участках фронта, что поставило немецкие войска в очень сложное положение. Тем не менее, уже в конце апреля 1942 года ситуация для советских войск начала ухудшаться, и вскоре инициатива вновь перешла к вермахту.

Немецким войскам удалось в начале сражения продвинуться практически вплотную к Москве, но затем, понеся серьёзные потери, и отступить на 150-300 километров на запад. Кроме того, некоторые части вермахта оказались в крайне невыгодном оперативном положении, ввиду чего им пришлось летом-осенью 1942 года проводить ряд частных операций по ликвидации угроз. В то же время немцам так и не удалось овладеть Москвой, и уже летом 1942 года вермахт вновь был вынужден начинать изнурительное наступление вглубь Советского Союза. Германия оказалась втянута в затяжную войну, победного конца которой не было видно. Тем не менее, командованию вермахта удалось спасти Восточный фронт от краха зимой 1941-1942 года и сохранить боеспособность войск.

Для Гитлера советское контрнаступление под Москвой стало весьма неприятным «сюрпризом», вину за который он возложил на целый ряд немецких военачальников. Так, в декабре-январе со своих должностей были смещены: главнокомандующий сухопутными силами Германии В. фон Браухич (его место занял сам Гитлер), командующий группой армий «Центр» Ф. фон Бок, а также командующий 2-й танковой группой Г. Гудериан. Эти перестановки стали своеобразным признаком истерии, царившей в кругах германского командования перед лицом возможной катастрофы.

Для союзных СССР держав битва под Москвой стала своеобразным «открытием» – стало ясно, что немцев можно бить и побеждать. С целью лично убедиться в успехах советского оружия, под Москвой побывал ряд официальных лиц из Великобритании и США. Масштабы победы над вермахтом поразили их.

Для советского народа победа под Москвой также стала первой радостной вестью за долгие месяцы страданий и потерь. Стало ясно, что победа над нацизмом неминуема.

Учитывая все факты, можно с уверенностью сказать, что битва под Москвой, хоть и была по сути ничьей в военно-оперативном отношении, но стратегически она однозначно стала победой как для Советского Союза, так и для его союзников.

Источник: MilitaryArms.ru

 звезда  

30 сентября 1941 года началась битва за Москву – самое масштабное сражение, повлиявшее на ход Великой Отечественной и Второй Мировой войн. Здесь, у порога столицы нашей Родины, впервые потерпели серьёзное поражение гитлеровские армии, прошедшие победоносным маршем половину Европы.

bitva-za-moskvu

Изначально Гитлер предполагал взятие Москвы в течение первых трёх или четырёх месяцев войны. Однако, несмотря на успехи вермахта в первые месяцы войны, усилившееся сопротивление советских войск помешало его выполнению. В частности, битва за Смоленск (10 июля – 10 сентября 1941 года) задержала немецкое наступление на Москву на 2 месяца. Битвы за Киев и Ленинград также оттянули часть сил вермахта, предназначенных для наступления на Москву. Таким образом, немецкое наступление на Москву началось только 30 сентября. Целью наступления являлся захват Москвы до наступления холодов. 

К концу сентября 1941 года вермахт преодолел сопротивление советских войск в битве за Смоленск. Скрытно сосредоточив ударный кулак из более чем  половины войск, находящихся на Восточном фронте, немцы предприняли наступление на Москву. Группа армий «Центр» начала осуществлять тщательно разработанную операцию «Тайфун». Немцам удалось прорвать сильно растянутую оборону советских войск. Глубоко вклинившись в тылы, они окружили две советские армии под Брянском и четыре под Вязьмой. В котёл попали более 660 тысяч солдат. Резервов за первой линией обороны у наших войск не имелось и противник получил реальную возможность беспрепятственно выйти к Москве. Однако, героически сражаясь в окружении, советские войска в течение нескольких недель сковали силы 28 дивизий противника.

Так, в начале октября 1941 года немцам удалось прорвать оборону наших войск на Десне и 4 октября их дозоры ворвались на военные аэродромы в районе Юхнова. К счастью, лётчикам и аэродромным командам удалось быстро организоваться, уничтожить разведгруппы немцев, погрузиться в самолёты и уйти в тыл. Но дорога немцам на Москву по Варшавскому шоссе была открыта.

voennoe-nebo-moskvy

Начальник парашютно-десантной службы, капитан Иван Георгиевич Старчак, по личной инициативе и не дожидаясь приказа сверху, сформировал отряд из 430 десантников, преградив немцам путь на Москву у моста через реку Угра. Заложив фугасы и заминировав мост, вооружённые только лёгким оружием десантники Старчака уже 5 октября приняли неравный бой с передовыми частями

10-й танковой дивизии LVII моторизованного корпуса вермахта. Мост через Угру был взорван, а отряд Старчака, поддержанный ротойподольских курсантов пехотного училища при взводе станкачей и двух орудий, да дивизионом артиллерийского училища, неся большие потери и не имея за спиной резерва, до 8 октября не давал немцам продолжить шпацирен к столице нашей Родины.

Ценой огромных потерь и массового героизма советских солдат, было выиграно время, замедлен ход немецкого наступления, что дало возможность подтянуть резервы и перейти к организованной обороне.

na-front

С каждым днем, положение под Москвой становилось все более драматичным. Гитлеровские войска вплотную подошли к городу (на некоторых участках – на расстояние 20-30 км).

К началу декабря 1941 года немцам удалось выйти к каналу Москва-Волга и перейдя его, занять Химки. С востока немцы форсировали реку Нару и вышли к Кашире. 8 октября ГКО принял решение об эвакуации значительной части правительственных учреждений и предприятий.

http://img4.fotos-hochladen.net/uploads/crying00216brjwpto9dx.jpg

Стремительное наступление немцев на Москву вызвало серьёзную панику внутри столицы. Заброшенные в город сигнальщики и саботажники, а также внутренние «всепропальщики» сеяли панические слухи, что сопротивление бесполезно, продукты питания и топливо вывезены из города подчистую, а правительство во главе со Сталиным тайно перебралось из Москвы в Куйбышев, поскольку не надеется отстоять Москву. Из города началось бегство перепуганных обывателей и отдельных представителей начальства. Как по команде, почуяв лёгкую наживу, из хаз и малин повылезал уголовный элемент.

plakat

Сталину и в самом деле предлагали уехать в безопасное место. Но, понимая, что такое решение подорвёт моральный дух горожан и защитников столицы, Сталин отреагировал следующим образом:

– Начальник охраны, какова численность гарнизона Кремля?

– Комендантский батальон, товарищ Сталин!

– Вот если немцы прорвутся в Москву и подойдут к стенам Кремля, я сам поведу в бой комендантский батальон. На том и закончим.

С мародёрством и паникой в городе было быстро покончено. Все предприятия города в авральном режиме переходили на выпуск оружия и боевой техники. Москва ощетинилась противотанковыми «ежами» и надолбами, на окраинах строились баррикады, в небе тучами повисли баллоны заграждения. Школьники и домохозяйки уходили рыть окопы и противотанковые рвы в ближнее Подмосковье. Подростки дежурили на крышах и боролись с немецкими «зажигалками», помогали службе оповещения ПВО, выслеживали вражеских шпионов и сигнальщиков. Специальные группы сапёров минировали здания. Москва собралась в кулак и готовилась к самому худшему – к городским боям с оккупантами.

moskva-barrikada

Войска ПВО Москвы нанесли настолько сильный урон германским ВВС, что очень скоро немцы прекратили массовые налёты на столицу, ограничиваясь редкими ночными бомбардировками небольших по численности групп самолётов. В те дни, выставленные на всеобщее обозрение в городских парках обломки немецких истребителей и бомбардировщиков, стали обычным явлением.

oborona-protivotankovyjj-rov

В те решающие и грозные дни Центральный Комитет ВКП(б), Государственный Комитет Обороны и Ставка Верховного Главнокомандующего провели большую работу по мобилизации всех сил на организацию защиты столицы.

Более 50 тысяч рабочих и служащих, студентов и преподавателей, коммунистов, комсомольцев и беспартийных москвичей записались в дивизии народного ополчения. Почти два стрелковых корпуса. В народное ополчение никто не сгонял людей из-под палки – советские люди вступали в него добровольно.

Для того, чтобы поднять моральный дух москвичей, руководство города приложило огромные усилия, чтобы, как и в мирное время, в Москве в обычном режиме работали магазины и универмаги, шли фильмы в кинотеатрах, а в театрах продолжали ставить спектакли, оперу и балет.

zashhitniki-moskvy

Понимая, что в войне настал переломный момент, Сталин назначил на должность командующего Западным фронтом Г.К. Жукова. Именно с приходом Жукова на самый ответственный участок обороны Москвы в частях были введены драконовские, но жизненно необходимые меры, повышающие ответственность командиров за бесплодные лобовые атаки и неоправданные потери личного состава.

К концу ноября 1941 года, немцам удалось взять г. Клин. Однако на этом их продвижение было остановлено. Передовые танковые соединения фашистов значительно оторвались от тылов. Фронт растянулся настолько, что передовые части германской армии утратили пробивную способность. Наступившие холода стали причиной отказа техники. Зато части Красной Армии валили лес по всей протяжённости оборонительной линии и делали проходы в снегу для переброски войск и техники.

На ходе битвы сказалась неподготовленность личного состава войск противника, к ведению боевых действий в условиях северной зимы. Отчаянное сопротивление и героизм советских солдат, также оказали огромное психологическое давление на наступательный порыв немцев. В этих факторах заключались причины падения боевого духа германских солдат и фатальный просчет немецкого командования.

parad

Несмотря на тяжелое положение на фронте, 7 ноября 1941 года на Красной площади состоялся военный парад. С патриотической речью выступил Сталин. Это произвело колоссальное впечатление на советских граждан, вселив в них уверенность в победе. С парада войска шли на передовую.

Огромную роль в обороне столицы сыграли сводные дивизии и полки НКВД. Теперь мало кто знает, что Наркомат внутренних дел СССР был огромной организацией и его довоенная численность достигала миллиона сотрудников. В НКВД входили не только пограничники, конвойные части, спецслужбы, но и милиция, пожарные, охрана важных объектов и даже коммунальные службы. И многие из этих людей добровольно ушли воевать на передовую.

Из спортсменов московских спортклубов в НКВД был сформирован легендарный ОМСБОН – отдельный мотострелковый батальон особого назначения. Батюшка советского спецназа. Был ОМСБОН не столько мотострелковым, сколько лыжным, зимой 1941 – 42 годов неоднократно ходил в рейды за линию фронта, нанося врагу чувствительные потери при минимальных собственных.

При ЦК ВЛКСМ в Москве была организована Центральная диверсионно-разведывательная школа (в/ч 9903 Разведуправления штаба Западного фронта). Молодёжь рвалась мстить оккупантам. На первую запись в кинотеатре «Колизей» пришло три тысячи комсомольцев, хотя в школу набирали только две тысячи курсантов.

parad-7-noyabrya-1941

Большинство выпускников школы ушли воевать за линию фронта во время битвы за Москву. Из двух тысяч диверсантов погибла почти половина, из них около 350 пропали без вести. 150 человек попали в плен и приняли мученическую смерть. Среди них – разведчицы Зоя Космодемьянская и Вера Волошина, одновременно ушедшие со своими группами в немецкий тыл 21 ноября 1941 года и не вернувшиеся с задания…

Расклад сил перед началом германского наступления на Москву 

Командующие
Советские войска Немецко-фашистские войска
Б. М. Шапошников
И. С. Конев
С. М. Будённый
Г. К. Жуков
А. И. Ерёменко
Я. Т. Черевиченко
Ф. фон Бок
А. Штраус
Г. фон Клюге
Г. Гудериан
Г. Рейнгард
Э. Гёпнер
М. фон Вейхс
В. Модель
Силы сторон
Советские войска Немецко-фашистские войска
1 250 000 человек 1 929 406 человек
96 дивизий 78 расчётных дивизий
1044 танка 1700 танков
более 10500 орудий и миномётов 14000 орудий и минометов
1368 самолетов 1390 самолетов

Как следует из таблицы, Красной Армии противостояли превосходящие силы вермахта и войск СС. И Москву они не взяли.В оборонительных боях, ценой огромных потерь наши войска смогли измотать, обескровить и перемолоть дивизии противника.

В октябре под Москву были переброшены части из глубины страны. Ставка, получив данные разведки о нежелании Японии вступать в войну с СССР, решилась на переброску войск из Средней Азии, Сибири и Дальнего Востока. 

Как следует из таблицы, Красной Армии противостояли превосходящие силы вермахта и войск СС. И Москву они не взяли.В оборонительных боях, ценой огромных потерь наши войска смогли измотать, обескровить и перемолоть дивизии противника.

В октябре под Москву были переброшены части из глубины страны. Ставка, получив данные разведки о нежелании Японии вступать в войну с СССР, решилась на переброску войск из Средней Азии, Сибири и Дальнего Востока.

kontrnastuplenie

В это время удалось сформировать три новые армии, которые должны были нанести удар в тот момент, когда противник будет полностью изнурен. Жуков предложил без паузы в оборонительных боях перейти в контрнаступление.

Перед войсками ставилась задача разгромить ударные группировки армии «Центр» и устранить угрозу захвата Москвы.

Ночью с 5 на 6 декабря части Красной Армии начали мощное контрнаступление по всему фронту, которое стало полной неожиданностью для германского командования.

В ходе этого наступления, немецкие войска были отброшены на 120-150 км от столицы. В течение декабря они потеряли убитыми свыше 120 тысяч солдат и офицеров. Красная Армия освободила города Калугу и Тверь. Битва за Москву была окончена.

porazhenie

В честь этой жизненно важной победы, более миллиона участников битвы за Москву, как из Действующей армии, так и отличившиеся гражданские лица, были награждены медалью «За оборону Москвы». Медалью за № 000001 вместе с удостверением 20 июля 1944 года был награждён И.В. Сталин.

za-oboronu-moskvy

Ещё ни разу с начала Второй Мировой войны германские войска с союзниками не знали поражения и разгрома, которое они получили под Москвой. Только по числу потерь битва за Москву обошлась Германии в более чем полмиллиона убитых, безвозвратные потери были ещё больше. Их воинский дух был надломлен, а к солдатам и офицерам вермахта пришло понимание, что дальше будет только хуже.  Именно под Москвой окончательно рухнул план «блицкрига» – молниеносной войны, согласно которому к концу 1941 года вермахт должен был выйти на рубежи гигантской дуги от Белого до Каспийского моря. Вместо этого Германия была вынуждена перейти к длительной войне на истощение, затем к войне на два фронта, тотальной мобилизации, подорвавшую экономику и человеческие ресурсы Рейха, получив полный разгром и капитуляцию в финале.

Захватив Москву, гитлеровцы вырвали бы стратегическое преимущество: истекавший кровью СССР терял важнейший транспортный узел, промышленный и культурный центр. Наша линия обороны Север – Юг оказалась бы разорванной посередине. Гитлеровская верхушка вместе со взятием Москвы стяжала бы и огромную пропагандистскую победу. Каким образом потеря столицы сказалась бы на моральном состоянии армии и народа, можно только догадываться. Кроме того, на карту были поставлены союзническая помощь СССР, а также вступление в войну Японии и Турции. Не устояла бы Москва – и клубок пауков с разных сторон навалился бы на нашу страну, раздирая её на части.

Но подвиг защитников Москвы предотвратил национальную катастрофу.

nachalo-konca

По новейшим данным историка Алексея Исаева, в битве за Москву безвозвратные потери СССР достигли двух миллионов солдат, ополченцев, партизан, подпольщиков, разведчиков. Каждый четвёртый из наших совокупных военных потерь за всю Великую Отечественную.

Светлая им память и вечная слава!

http://www.politnavigator.net/bitva-za-moskvu.html

Источник: narzur.ru

Скажем так, приведенные данные не полные. Для объективности не хватает данных о немецких потерях. Эти данные с нашей и с немецкой стороны будут разниться, причем существенно. Да что там, потери немцев в зависимости от метода подсчета, от автора, тоже разнятся. Ознакомьтесь:
http://www.poteryww2.narod.ru/index.html
«Немецкие потери во второй мировой войне»

В общем, здесь «прийти к общему знаменателю» в подсчетах потерь обеих сторон, чтобы было однозначно и безапеляционно, крайне трудно, если возможно вообще.

«Сталинградская битва считается самой кровопролитной, с самым большим числом жертв?»

Знаете, как я определяю степень кровопролитности битв? Просто — по проценту безвозвратных потерь. И здесь на ваш вопрос ответить можно используя все тот же источник – «РОССИЯ И СССР В ВОЙНАХ XX ВЕКА. ПОТЕРИ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ. Статистическое исследование» под редакцией Кривошеева.

Ради интереса величина этих самых потерь:

МОСКОВСКАЯ СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ОБОРОНИТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ – 41,1%
МОСКОВСКАЯ СТРАТЕГИЧЕСКАЯ НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ – 13,7% (при этом среднесуточные потери были выше, чем при Московской оборонительной операции 10.910 против 9.825)

СТАЛИНГРАДСКАЯ СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ОБОРОНИТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ – 59,2%
СТАЛИНГРАДСКАЯ СТРАТЕГИЧЕСКАЯ НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ – 13,5%

Если данные по процентам безвозвратных потерь в ходе обеих наступательных операций практически совпадают, то данные по процентам потерь в ходе оборонительных операций существенно разнятся, в сторону Сталинградской оборонительной операции. Вот вам и ответ о «кровопролитности битв».

Хочу еще отметить, процент этих самых безвозвратных потерь наших войск после Сталинграда (по битвам) колебался от нескольких процентов до 11-12.
Для сравнения по некоторым другим операциям:

По операциям начального периода войны:

1) Белорусская стратегическая оборонительная операция (22 июня — 9 июля 1941 г.) — 54,4%
2) КИЕВСКАЯ СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ОБОРОНИТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ (7 июля — 26 сентября 1941 г.) — 98,0% (в большинстве своем за счет пленных)
3) ЛЕНИНГРАДСКАЯ СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ОБОРОНИТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ — 41,4%

А теперь по операциям заключительного этапа войны:

4) БЕЛОРУССКАЯ СТРАТЕГИЧЕСКАЯ НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ “БАГРАТИОН” – 7,6%
5) ВОСТОЧНО-ПОМЕРАНСКАЯ СТРАТЕГИЧЕСКАЯ НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ
(10 февраля — 4 апреля 1945 г.) — 5,7%
6) БЕРЛИНСКАЯ СТРАТЕГИЧЕСКАЯ НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ — 4,1%

Источник: skaramanga-1972.livejournal.com

В декабре 1940 года Генштаб сухопутных войск Германии проводил военно-штабную игру, в которой рассматривались разные варианты наступления на СССР. Руководил ею генерал Фридрих Паулюс (пленённый позднее советскими войсками под Сталинградом). Результаты игры легли в основу директивы № 21, известной как план «Барбаросса» (в переводе с итальянского — «рыжая борода»; таким было прозвище Фридриха I, императора Священной Римской империи). В этом плане Гитлер и его генералитет ставили перед германской армией задачу в быстротечной кампании (максимум за пять месяцев) разгромить Советский Союз. Отдельно подчёркивалось: захват Москвы означает «как в политическом, так и в экономическом отношении решающий успех».

Когда меня спрашивают, что больше всего запомнилось из минувшей войны, я всегда отвечаю: битва за Москву.
Маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Операция «Барбаросса»

Операцию «Барбаросса» должны были осуществить три группы армий. Группа армий «Север» под командованием фельдмаршала Вильгельма фон Лееба захватывала Прибалтику и двигалась на Ленинград. Группе армий «Юг» под началом Гердта фон Рундштедта надлежало взять Киев. Группа армий «Центр» (ею командовал фельдмаршал Фёдор фон Бок) наступала на Москву, предварительно заняв Минск, — неслучайно эта группа имела самое лучшее вооружение, половину всех танковых дивизий, в том числе её элитные части.

Как и Наполеон 129 лет назад, Гитлер начал войну против Советского Союза в те же июньские дни.

22 июня 1941 года, в 3 часа 12 минут утра по берлинскому времени, раздались первые залпы немецкой артиллерии. Для вторжения в СССР вермахт сосредоточил самые грандиозные силы, когда-либо участвовавшие в битвах за всю историю войн: 4 000 000 солдат, 3350 танков, 7000 орудий и свыше 2000 самолётов.

За пехотой шли первые волны авиации люфтваффе — бомбардировщики и истребители. Их лётчики уже знали, где находятся скопления советских танков, штабы советских армий, транспортные узлы. К полудню 22 июня было уничтожено 1200 советских самолётов — большинство из них на земле. Пилоты «мессершмитов» не верили своим глазам: сотни советских самолётов стояли у взлётно-посадочных полос, без какого-либо прикрытия, не замаскированные. Некоторые советские лётчики, поднявшись в воздух, в отчаянии пытались вести свои устаревшие самолёты на таран…

Гитлеровская армия придерживалась принципа, оправдавшего себя в кампаниях против Польши, Франции и других покорённых европейских стран: быстро и невзирая ни на что — вперёд! В ранцах немецких солдат лежали разговорники со словами: «Руки вверх!», «Где председатель колхоза?», «Ты — коммунист?», «Стреляю!». В документах пленных немецких солдат попадались свидетельства на право владения земельным наделом в России после её покорения.

На что надеялся Гитлер, затевая восточный поход? Казалось бы, козырей на руках у него имелось предостаточно.

Первый. Он верил в своих солдат: молодые, хорошо обученные, с богатым опытом сражений, уверенные в своих силах. Тем паче, фюрер обещал им лёгкую и быструю победу над восточными «варварами».

Второй. Гитлер хорошо знал о проведённых в СССР в 1937 году репрессиях против командиров Красной Армии. Волны Большого террора, подобно цунами, пронеслись сквозь Вооружённые силы СССР. Тогда пострадали почти 37 тысяч кадровых офицеров. Из них 706 находились в звании комбрига и выше. А если точнее, то были уничтожены 3 из 5 маршалов, 13 из 15 командующих армиями, 8 из 9 адмиралов флота и вице-адмиралов, 50 из 57 командующих корпусами, 154 из 186 командиров дивизий и так далее вниз по иерархической цепочке.

Третий. Фюрер был уверен, что советское общество, больше двадцати лет находившееся под прессом деспотии и террора, не сможет устоять перед ударом извне. И тёплый приём «освободителей от сталинского режима», который гражданское население поначалу оказывало захватчикам (особенно в Прибалтике, Западной Украине и Западной Белоруссии), убеждал немцев: они победят. Впрочем, этот очень благоприятный для немцев козырь действовал недолго. Слухи о чинимых оккупантами жестокостях быстро распространялись от деревни к деревне, от города к городу.

Четвёртый козырь. Гитлер полагал, что Советская страна, ослабленная Гражданской войной и интервенцией, все ещё не создала промышленность, способную производить все виды новейших вооружений. Незадолго до вторжения в Россию офицеры Генерального штаба провели по приказу Гитлера конференцию о состоянии советской экономики. Её вывод: страна ещё не способна производить хорошее вооружение взамен потерянного в боях.

И, наконец, пятый козырь. Внезапность нападения, дающая возможность полностью уничтожить части Красной Армии, сосредоточенные у западных границ Советского Союза. Неслучайно Гитлер уверял своё окружение в конце 1940 года, что к следующей весне немецкая армия будет в «зените», а советские войска — в «несомненном надире» (арабское слово: точка небесной сферы, противоположная зениту). В январе 1941 года он добавил: «Поскольку Россию надо разгромить в любом случае, лучше сделать это сейчас, когда её войска лишены командования и плохо вооружены».

И казалось, фашистский диктатор прав. За два месяца боёв, к 21 августа 1941 года, немцы окружили Ленинград и готовились им овладеть, собирались взять Киев, а группа армий «Центр» перед завершающим броском на Москву подошла к Смоленску и Ельне.

Был ли Советский Союз готов к войне?

О том, что Германия вот-вот нападёт на СССР, Сталину сообщали президент США Франклин Делано Рузвельт и английский премьер-министр Уинстон Черчилль. Но он, никого не слушая, неколебимо верил в идеальный сценарий: Советский Союз и нацистская Германия не будут воевать между собой. Немцы и западные союзники измотают друг друга в длительной войне, а за это время СССР наберётся сил, окрепнет. Возможно, ему даже представится шанс для дальнейших территориальных приобретений… И, строго придерживаясь условий пакта Молотова — Риббентропа, он пунктуально отправлял в Германию эшелон за эшелоном с зерном, нефтью, лесом, медью, марганцевой рудой, резиной — всем тем, что предполагали торговые обязательства в период действия пакта.

За десять дней до нападения Германии начальник Генштаба Георгий Константинович Жуков составил проект директивы о приведении в полную боевую готовность войск западных военных округов (у границ с Германией) и доложил о ней наркому обороны, маршалу Семёну Константиновичу Тимошенко. Последний сразу же позвонил Сталину с просьбой разрешить направить директиву войскам. В ответ услышал «нет».

21 июня к советским пограничникам явился перебежчик, немецкий фельдфебель, и уверял, что на рассвете следующего дня немецкие войска нападут на Советский Союз. Эту весть тут же сообщили Сталину, собрались члены Политбюро и военные. И вновь возникла мысль дать войскам пограничных округов упредительную директиву о полной боевой готовности. Но Сталин отклонил и её. «Такую директиву сейчас давать преждевременно, — сказал он, — может быть, вопрос ещё уладится мирным путём… Войска пограничных округов не должны поддаваться ни на какие провокации, чтобы не вызвать осложнений».

Советский разведчик в Токио Рихард Зорге слал своему начальству в ГРУ (Главное разведывательное управление) доклад за докладом, один тревожнее другого. А за неделю до нападения немцев (15 июня) Зорге, рискуя жизнью (Япония была союзницей Германии), сумел передать в Москву: «Война будет начата 22 июня 1941 года»…

В половине шестого утра 22 июня, спустя два часа после фактического начала агрессии, посол Германии в СССР граф Вернер фон дер Шуленбург получил декларацию об объявлении нацистской Германией войны. Зачитав её текст министру иностранных дел Молотову, Шуленбург уже от себя добавил: «Решение Гитлера начать войну с Россией — полное сумасшествие».

Молотов поспешил в кабинет Сталина, где заседало Политбюро. Услышав новость, «отец народов», не сказав ни слова, безвольно опустился на стул. Размышления его, вероятно, были горькими: он, политик, известный своей изворотливостью, мастер изощрённой интриги, попал в ловушку, сооружённую, главным образом, собственными руками!

С фронтов пошла лавина катастрофических известий. На секретном совещании у Сталина высказывалась мысль заключить с Гитлером мир на любых, даже кабальных условиях, вплоть до того, чтобы отдать фюреру бóльшую часть Украины и Белоруссии, всю Прибалтику. Вызвали в Кремль болгарского посла Ивана Стаменова и попросили его стать посредником в переговорах с Германией. Тот наотрез отказался исполнить эту миссию. И привёл удивительный резон: «Даже если вам придётся отступить до Урала, всё равно, в конце концов, вы победите».

Вязкое болото восточной войны

На тактику «блицкрига» Гитлер возлагал большие надежды. Как полагали и он и немецкий Генеральный штаб, слабость Красной Армии давала возможность за пять-шесть недель захватить громадные территории Советского Союза — до рубежа Архангельск — Волга — Астрахань. Основная роль в наступлении отводилась танковым соединениям, молниеносно продвигающимся вперёд под прикрытием собственного огня, при поддержке артиллерии и крупных сил штурмовой авиации.

Начать наступление предполагалось одним из двух способов. Либо фронтальным ударом на одном участке, когда вбивается «клин» в позицию противника и его оборона разрезается на части. Либо двумя ударами на разных участках, но по сходящимся направлениям, и тогда противника берут в «клещи».

Тактика «клина» и «клещей» уже не раз была опробована немцами в военных действиях в Европе. Прорвав линию фронта, танковые соединения разрушали коммуникации, окружали и уничтожали войска противника. Управление частями происходило с помощью широкого использования радиосвязи.

Вначале дело у немцев шло по плану и на территории СССР. Уже 28 июня они захватили Минск. В окружение попали 400 тысяч советских солдат и офицеров. Но уже в ходе сражений за Смоленск (с 10 по 29 июля 1941 года) немецкое командование начало понимать, что план молниеносной войны рушится. Их пехотные дивизии не поспевали за продвижением танковых соединений, а сопротивление частей Красной Армии, попавших в окружение, создавало дополнительные трудности, на преодоление которых требовалось время и немалое.

Во время скоротечных кампаний в Польше, Норвегии, Франции и на Балканах проблемы снабжения, бесспорно, возникали, но никогда не создавали чего-то трудноразрешимого. В России же материально-техническое обеспечение приобрело для Германии такое же решающее значение, какое имели огневая поддержка, мобильность войск, их моральное состояние.

Вермахт, исповедуя доктрину «блицкрига», одновременно зависел от состояния 600 000 лошадей для орудийных упряжек и для перевозки санитарных и маркитантских фургонов. Пехотные дивизии проходили в день лишь 30 километров: скорость наступления войск вермахта пешим маршем вряд ли могла быть выше, чем у армии Наполеона.

Чаще, чем предполагалось, портилась техника. Двигатели выходили из строя из-за песка и пыли, а подвоз запасных частей опаздывал. Более широкая, чем в Европе, железнодорожная колея замедляла передвижение составов, которым требовалась замена колёсных пар при пересечении границы. Шоссейные дороги, отмеченные на картах, оказывались обычными просёлками, моментально превращавшимися в непролазные болота после коротких, но частых летних дождей. И немецким войскам нередко приходилось мостить дороги поваленными стволами берёз. Но чем глубже они проникали на территорию России, тем медленнее становились темпы их продвижения: труднее было подвозить боеприпасы и продовольствие, а ударная сила нашествия — танковые колонны — часто останавливались из-за банальной нехватки горючего.

Чтобы держать территорию до 3000 километров по фронту и до 1000 километров в глубину, элементарно не хватало войск. Начальник Генштаба немецких сухопутных войск Франц Гальдер писал в своём военном дневнике: «На всех участках фронта, где не ведётся наступательных действий, войска измотаны. В сражение брошены наши последние силы. Общая обстановка всё очевиднее и яснее показывает, что колосс — Россия… был нами недооценён».

И ещё одна запись от 11 августа (через 51 день после начала Восточного похода на Советский Союз): «Накануне войны мы насчитывали около 200 вражеских дивизий. А сейчас перед нами стоят уже 360». И Гальдер вынужден был признать назревающую возможность превращения «блицкрига» в войну позиционную.

Операция «Тайфун»

После захвата Смоленска и Ельни у немцев не хватало сил для победного выхода на шоссе Минск — Смоленск — Москва. И Гитлер меняет план действий. Он временно приостанавливает движение войск на Москву, сосредоточившись на взятии Киева.

Немецкие генералы пытались протестовать. По их мнению, Москва представляла собой главный транспортный и промышленный центр, где производилось большое количество вооружений. Если её удастся захватить, рассуждали они, то у русских появятся большие проблемы с переброской живой силы и необходимых припасов. Помимо того, Москва — это «политическое солнечное сплетение» страны. И её захват поднимет боевой дух немецких войск, а русским нанесёт жестокий психологический удар.

Так рассуждали генералы, и мысли их были полны смысла. Но Гитлер заявил, что они ничего не понимают в экономике. Захват Ленинграда и Прибалтики обезопасит торговые пути в Скандинавию и в первую очередь — в Швецию. А продукция сельского хозяйства Украины — зерно и мясо — жизненно необходимы Германии. Ценен и богатый сырьём Донецкий бассейн.

30 июля последовала директива № 34. Группа армий «Центр», захватившая Смоленск, получила приказ остановиться. Бóльшую часть танков генерала Германа Гота Гитлер направил на север, в помощь войскам, наступавшим на Ленинград. А для нанесения завершающего удара по советским войскам, окружённым под Киевом, была повёрнута танковая армия генерала Хайнца Гудериана.

Переброска немецких сил, сложные военные операции, борьба за овладение Киевом — на всё это ушло примерно полтора месяца (с начала августа по 20 сентября). После этого возник новый план наступления на Москву — операция «Тайфун» — и появилась директива № 35 о большом осеннем наступлении с главным ударом на Московском направлении.

Никогда прежде немецкое командование не использовало столь большие силы в составе одной группы армий и не развёртывало на одном направлении сразу три (из имевшихся четырёх) танковые группы. Только на Москву противник бросил больше танковых и моторизованных дивизий, чем применил в мае 1940 года против Франции, Бельгии и Нидерландов, вместе взятых. От общего количества военной силы, сосредоточенной на советско-германском фронте, на столицу СССР нацеливалось 75% танков (1700), 42% личного состава (1800 тысяч человек), 33% орудий и миномётов (свыше 14 тысяч), около 50% самолётов (1390).

Войска трёх советских фронтов могли противопоставить силам противника около 1250 тысяч человек, 990 танков, 7600 орудий и миномётов, 677 самолётов (с учётом резервных авиагрупп).

План «Тайфун» предполагал развернуть боевые действия по линии фронта на 640 километров, а в глубину — на 400 километров. Ставилась задача: расчленить советскую оборону тремя мощными ударами танковых группировок. План предусматривал безостановочное продвижение немецко-фашистских войск к Москве. Расчёт был на то, что войска Красной Армии будут разгромлены на дальних подступах к Москве и защищать столицу будет уже некому. «Я разрушу этот проклятый город, а на его месте устрою искусственное озеро с центральным освещением. Название “Москва” исчезнет навсегда», — так говорил Адольф Гитлер.

Великая Отечественная

Операция «Тайфун» началась 30 сентября. Поначалу танковые группы фон Бока действовали успешно. Они окружили на центральном Московском направлении две русские армии — в районе Брянска и вокруг Вязьмы. В плен попало более полумиллиона красноармейцев, была уничтожена и захвачена тысяча советских танков — больше, чем имелось во всех трёх танковых группах фон Бока. А тем временем началась настоящая осенняя распутица. Уже 6 октября выпал первый снег. Он быстро растаял, дороги превратились в реки жидкой грязи, в которой увязли германские грузовики. Единственным средством передвижения стали крестьянские телеги с запряжёнными в них лошадьми. (В некоторых безлесных местностях временные дороги настилали из трупов погибших советских солдат, их использовали вместо брёвен.)

Пехота вермахта теряла обувь в грязи, доходившей солдатам до колен. Командиры, автомобили которых выносили из грязи «на руках» солдаты, недоумевали, как можно воевать в подобных условиях. «Лишь тот, кто на себе испытал, что такое жизнь в грязевых канавах, которые мы называли дорогами, может понять, что должны были терпеть люди и машины, и трезво судить о ситуации на фронте», — писал тогда генерал Гудериан.

Для немцев наступили дни тяжёлой борьбы не только с отчаянно оборонявшимися советскими войсками. Во второй половине октября зима обрушилась со всей силой — со снегопадами, жестокими ветрами и температурой до минус 20 градусов по Цельсию. Двигатели немецких танков замерзали. На линии фронта немцы копали блиндажи, чтобы укрыться от мороза и от разрывов снарядов, но земля превратилась в камень, и, перед тем как копать, приходилось разводить большие костры. «Многие солдаты ходят, замотав ноги бумагой», — писал командир одного танкового корпуса генералу Фридриху Паулюсу. К началу декабря случаи обморожения стремительно обгоняли число раненых, до Рождества обморозилось более 100 тысяч человек.

Но ведь и Красная Армия сражалась в тех же условиях, но смогла в итоге переломить ход событий. Почему?

Для большей части населения СССР политические мотивы борьбы с фашизмом имели второстепенное значение. Основным стимулом стал врождённый патриотизм русского человека, поднявшегося на защиту родной земли. Война с гитлеризмом вскоре получила название «Великой Отечественной».

Но в тяжёлые времена народу нужен командир, вождь. Страной руководил Сталин. Тиран, восточный деспот, самодур, организатор массовых репрессий. Что ж из того? Большинство населения деспотизма, увы, не замечало или не хотело замечать. Другого вождя у страны не было. И решение Сталина остаться в столице после того, как он отдал приказ начать эвакуацию из Москвы правительственных, военных и гражданских учреждений, было воспринято в войсках с энтузиазмом.

Американский журналист Эндрю Нагорский пишет:

«Сталин был живым доказательством изречения Макиавелли: “Для государя безопаснее, чтобы его боялись, чем любили”, но временами он близко подходил к флорентийскому идеалу: “Нужно, чтобы тебя и боялись, и любили”».

Сталин это понимал. Он охотно принял сравнение войны против Гитлера с
Отечественной войной против нашествия Наполеона. Вождь пошёл ещё дальше и воззвал к памяти «непролетарских» героев русской истории — Александра Невского, Дмитрия Донского, Суворова, Кутузова. А в радиовыступлении 3 июля 1941 года даже обратился к народу с удивительными словами: «Товарищи! Граждане! Братья и сёстры! Бойцы нашей армии и флота! К вам обращаюсь я, друзья мои!». И с беспрецедентной откровенностью заявил, что Родина находится в смертельной опасности, поскольку немецкие войска продвинулись далеко в глубь территории Советского Союза. А ведь ранее в официальных сообщениях говорилось только о тяжёлых потерях, понесённых противником…

В самые трудные дни, когда немцы находились на ближних подступах к Москве, когда над столицей нависла смертельная угроза, более 100 тысяч человек записались в дивизии народного ополчения, а четверть миллиона москвичей, в основном женщины и подростки, рыли противотанковые рвы.

7 ноября 1941 года подкрепления для армий Жукова проходили парадом у стен Кремля и прямо оттуда направлялись на передовую сражаться с захватчиками. Молотов и Берия (Сталин называл последнего «наш Гиммлер») считали идею проведения ноябрьского парада безумной, боясь авиации люфтваффе, которая тогда господствовала в воздухе. Однако Сталин, осознавая символическую значимость проведения традиционного парада на Красной площади, приказал сосредоточить все имевшиеся в наличии силы ПВО и зенитные батареи на Московском направлении. Он прекрасно представлял себе, какой эффект произведут документальные съёмки и фотографии этого события, когда их покажут во всём мире. Теперь он знал правильный ответ на речи Гитлера: «Если немцы хотят войны на уничтожение, — заявил он накануне праздничного парада, — они её получат!»

Советское военное чудо

В один из самых трудных моментов обороны Москвы было созвано чрезвычайное заседание ГКО (Государственного комитета обороны) и Сталин приказал Жукову, который в то время жёсткими мерами укреплял оборону Ленинграда, немедленно вылететь в Москву и на месте изучить обстановку. Затем Жуков получил приказ организовать из остатков частей, вырвавшихся из окружения, новый Западный фронт — все мало-мальски боеспособные соединения направлялись на некое подобие линии фронта с приказом держаться до подхода резервов Ставки.

Жуков стал одним из организаторов того «русского военного чуда», которому не устаёт удивляться мир. Разгромленная, обес-
кровленная, почти полностью уничтоженная Красная Армия в конце ноября 1941 года словно бы восстала из мёртвых и в декабре отбросила силы вермахта от Москвы.

Исход Московской битвы решили вовсе не «генералы Грязь и Мороз» (как их часто величают на Западе), не глупость и некомпетентность Гитлера (на самом деле он был неплохим стратегом), а возросшее за четыре месяца в боях мастерство советского командования и, пожалуй, главное — самоотверженность и стойкость Русского Солдата.

Самой большой ошибкой, совершённой немецкими генералами, была недооценка простых красноармейцев — «Ивáнов», как их нередко называли нацисты. Генерал Гальдер, который в начале июля был уверен: ещё немного — и победа уже в руках у немцев, вскоре почувствовал, что уверенность эта тает. «Русские повсюду сражаются до последнего человека, — записал он в своём дневнике. — Они очень редко сдаются». Ему докладывали, что советские танкисты не сдаются в плен, они продолжают отстреливаться из горящих танков.

Из письма к жене немецкого рядового А. Фольтгеймера, декабрь 1941 года: «Здесь ад. Русские не хотят уходить из Москвы. Они начали наступать. Каждый час приносит страшные для нас вести… Умоляю тебя, перестань мне писать о шёлке и резиновых ботиках, которые я обещал тебе привезти из Москвы. Пойми, я погибаю, я умру, я это чувствую…»

Если дух советских солдат закалялся в сражениях, то метаморфозы, творящиеся с немецкими солдатами, шли прямо в противоположном направлении. И это — ещё один фактор, обусловивший поражение немцев в битве за Москву.

Стойкость, дисциплинированность, умение наступать и держаться в обороне отличали немецкого солдата в 1939—1941 годах. Германские генералы верили в своих подчинённых. В большинстве это были волевые, грамотные в военном отношении, хорошо вооружённые бойцы, имевшие опыт боевых действий и убеждённые в своём превосходстве над противником. В полную силу работала и германская пропаганда. Всюду ходила по рукам брошюра «Почему мы начали войну со Сталиным». Их страницы пестрели лозунгами и призывами к германским солдатам бороться «со злыми происками проеврейского сталинского правительства».

Начало советского контрнаступления под Москвой вызвало уже панические настроения. Из письма солдата Алоиса Пфушера своим родителям от 25 февраля 1942 года: «Мы находимся в адском котле, и кто выберется отсюда с целыми костями, будет благодарить бога… Борьба идёт до последней капли крови. Мы встречали женщин, стреляющих из пулемёта, они не сдавались, и мы их расстреливали… Ни за что на свете не хотел бы я провести ещё одну зиму в России…»

И ещё одна характерная выдержка из письма ефрейтора Якоба Штадлера, написанного 28 февраля 1942 года: «Здесь, в России, страшная война, не знаешь, где находится фронт: стреляют со всех четырёх сторон…»

В ходе отступления к худшему менялись взаимоотношения между солдатами в боевых частях. Появились недостойные военнослужащих вермахта поступки — кража у товарищей, грабежи, драки. Возникло и ироническое отношение к наградам. После учреждения в 1942 году медали за зимнюю русскую кампанию ей тут же дали прозвище: «Орден замёрзшей плоти».

Вскоре стали проявляться и гораздо более серьёзные примеры недовольства солдат. Так, командующий 6-й армией фельдмаршал Вальтер фон Райхенау буквально потерял самообладание, когда накануне Рождества на стене дома, предназначенного для его штаб-квартиры, обнаружил надпись: «Мы хотим обратно в Германию! Нам это надоело. Мы грязные и завшивленные и хотим домой!»

Об огромном моральном уроне, который немцы понесли зимой 1941 года, говорят и такие факты: гитлеровские военные трибуналы осудили тогда 62 тысячи солдат и офицеров — за дезертирство, самовольный отход, неповиновение и т.д. Тогда же от занимаемых постов были отстранены 35 высших чинов. Среди них — генерал-фельдмаршалы Вальтер фон Браухич и Фёдор фон Бок, командующие 2-й и 4-й танковыми армиями генералы Хайнц Гудериан и Эрих Гёпнер и другие.

Откат немцев от Москвы

Враг, оказавшийся в некоторых местах всего в 25 километрах от столицы, был остановлен и лишён способности продолжать наступление. А затем начался отход немецких войск на запад. 5 декабря 1941 года войска Калининского фронта под командованием генерала Ивана Степановича Конева атаковали немецкие войска. Залпы «катюш», которым солдаты вермахта дали название «сталинские оргáны», возвестили о начале решительного контрнаступления.

Задержки и проволочки с наступлением немцев на Москву дали Сталину время убедиться в том, что Япония, союзница Германии, не намерена нападать на Советский Союз с востока. Рихард Зорге выяснил, что Япония планирует нанести удар не по советскому Дальнему Востоку, как ожидалось, а в районе Тихого океана, против американцев. Всё это позволило перебросить на защиту Москвы по Транссибирской железнодорожной магистрали стоявшие на маньчжурской границе сибирские дивизии. И первые два стрелковых полка сибиряков сразу же вступили в бой с дивизией СС «Дас Рейх» на Бородинском поле.

Очень скоро стало ясно, что советское командование планирует окружить противника. В полосы предстоящих боевых действий советских войск стали выдвигаться резервные армии. Были проведены и две воздушные операции по разгрому авиации противника: впервые советская авиация завоевала оперативное господство в воздухе.

Армии фон Бока начали стремительно отступать и за десять дней отошли на 150—400 километров. Были полностью освобождены Московская, Тульская и Рязанская области, многие районы Калининской, Смоленской и Орловской областей. Немцы потеряли свыше 400 тысяч человек, 1300 танков, 2500 орудий, свыше 15 тысяч машин и много другой техники. В Московской битве советские войска впервые с начала Второй мировой войны нанесли крупное поражение армиям фашистской Германии.

Ещё предстояли Сталинградское сражение и битва на Курской дуге, операция «Багратион» (освобождение Белоруссии) и финальный эпизод — взятие Берлина.

В книге «Танковый блицкриг» военный историк Михаил Борисович Барятинский пишет: «…Налицо явная недооценка противником как военных ресурсов, так и мобилизационных возможностей Советского Союза, приведшая к непониманию того факта, что окончательно и бесповоротно разгромить Красную Армию в приграничном сражении нельзя. На смену разбитой всё равно придёт ещё одна Красная Армия. Это в Европе разгром армии означал и одновременный захват всей или почти всей территории страны. В России такой номер не проходил».

Источник: www.nkj.ru

You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.