Александр невский битва со шведами

Дата Невской битвы.

Невская битва произошла в 1240 году. Новгородский князь Александр Ярославович разбил шведское войско во главе с Ульфом Фаси.

Александр невский битва со шведами

Невская битва кратко.

В 1240 году Киевская Русь представляла из себя государство, раздробленное на княжества, каждое из которых стремилось стать главенствующим.

В те годы центральные и южные княжества страдали от монголо-татарского ига, а на северное, Новгородское, обрушилась иная беда. Ливонский орден вступил в союз со шведами Папой Римским, дабы изжить «неверных» с земель Новгородского княжества.

Шведской войско, в состав которой помимо шведов входили финны, норвежцы и представители католической церкви, возглавлял Ульф Фаси.

Ижорские земли, куда вторглась шведская армия, отправили весть о вторжении своим союзникам, в Новгород.


Князь новгородский, Александр Ярославович, собрал наспех войско и, не обратившись за помощью к Владимирскому княжеству, выступил со своей небольшой дружиной на встречу врагу. По пути к князю присоединились ладожские ополченцы. Армия Александра Ярославовича состояла в основном из конницы, что обеспечило мобильность армии. Шведы к такому абсолютно не были готовы.

Утром 15 июля 1240 года Александр Ярославович приказал лучникам обстрелять лагерь шведов огненными стрелами. Шведы начали паниковать, в их рядах была сумятица. Князь Александр, воспользовавшись неразберихой во вражеской армии, приказал своему войску атаковать. Русские ударили по шведам и обратили их в бегство: остатки шведской армии сели на корабли и отступили.

После этой победы Александра Ярославовича прозвали Невским. Шведы оказались разрозненны с тевтонцами, что повлияло на их последующее вторжение.

Новгородские бояре, опасаясь того, что влияние князя Александра возрастёт после такой впечатляющей победы, начали строить ему козни. Александр Невский был вынужден уехать к своему отцу. Однако уже через год новгородцы попросили Александра вернуться, чтобы продолжить войну с Ливонским орденом. Невский согласился и в 1242 году принял участие в таком важном сражении, как Ледовое побоище.

Источник: infoogle.ru

1240 год. 15 июля состоялась Невская битва, в которой дружина под предводительством князя Александра Ярославича разбила шведские отряды Эрика XI Биргера.


Целью шведов был захват устья Невы, что позволило бы контролировать северную часть пути «из варяг в греки». За победу над войском Биргера Александр получил прозвище Невский.

Александр невский битва со шведами

«С 1236 года в Новгороде княжил, а точнее, служил князем (т.е. предводителем войска) молодой Александр Невский, сын Ярослава Всеволодовича. Вообще говоря, словосочетание Александр Невский впервые появилось в летописи XV века. Даже в "Повести о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра", созданной спустя 40 лет после описываемых событий, Александр ни разу не назван Невским. Но поскольку наш читатель привык к этому словосочетанию, мы и далее будем называть князя Александра Ярославовича Невским.

Согласно "Повести о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра" Биргер, прибыв с войском в устье Невы, отправил в Новгород своих послов заявить князю: "Аще можещи противитися мне, то се есмь уже зде, пленяя землю твою". Однако данное послание скорее всего интерполяция составителя "Повести о житии…", поскольку внезапность нападения зачастую была решающим фактором в сражениях на севере.

На самом деле шведов заметила новгородская "морская охрана". Эту функцию выполняло ижорское племя во главе со своим старейшиной Пелугием. По версии "Повести о житии…" Пелугий якобы был уже православным и имел христианское имя Филипп, а все остальное его племя оставалось в язычестве.


рская стража ижорцев обнаружила шведов еще в Финском заливе и быстро сообщила о них в Новгород. Наверняка существовала система оперативной связи от устья Невы в Новгород, иначе само существование морской стражи становится бессмысленным. Возможно, это были сигнальные огни на курганах; возможно — конная эстафета; но, в любом случае, система оповещения работала быстро.

В дальнейшем морская стража вела скрытое наблюдение за шведскими кораблями, вошедшими в Неву. В "Повести о житии…" это описано следующим образом: "Стоял он (Пелугий) на берегу моря, наблюдая за обоими путями, и провел всю ночь без сна. Когда же начало всходить солнце, он услышал шум сильный на море и увидел один насад, плывущий по морю, и стоящих посреди насада святых мучеников Бориса и Глеба в красных одеждах, держащих руки на плечах друг друга. Гребцы же сидели, словно мглою одетые. Произнес Борис: "Брат Глеб, вели грести, да поможем сроднику своему князю Александру". Увидев такое видение и услышав эти слова мучеников, Пелугий стоял, трепетен, пока насад не скрылся с глаз его".

Князь Александр, которому было около 20 лет, быстро собрал дружину и двинулся на ладьях по Волхову к Ладоге, где к нему присоединилась ладожская дружина.

Ярл Биргер находился в полном неведении о движении новгородской рати и решил дать отдых войску на южном берегу Невы, неподалеку от места впадения в нее реки Ижоры.


15 июля 1240 года "в шестом часу дня" русское войско внезапно напало на шведов. Согласно "Повести о житии…", Александр Ярославович лично ранил копьем в лицо ярла Биргера. Внезапность нападения и потеря командующего решили дело. Шведы стали отступать к кораблям.

В "Повести о житии…" описаны подвиги шестерых русских воинов. Первый из них, Гаврила Олексич, въехал на коне по сходням на шведское судно (шнеку) и стал рубить там врага. Шведы сбросили его с коня в воду, но он вышел из воды невредим и снова напал на врага. Второй, по имени Сбыслав Якунович, новгородец, много раз нападал на войско шведов и бился одним топором, не имея страха, и пали многие от его руки, и дивились силе и храбрости его. Третий, Яков, полочанин, был ловчим у князя. Он напал на полк с мечом, и похвалил его князь. Четвертый, Меша, новгородец, пеший со своей дружиной напал на корабли и утопил три корабля. Пятый, Сава, из младшей дружины, ворвался в златоверхий шатер ярла и подсек шатерный столб. Шестой, Ратмир, из слуг Александра, бился пешим одновременно с несколькими шведами, пал от множественных ран и скончался.

Эти сведения можно считать достоверными, поскольку автор записал их со слов участников Невской битвы.

С наступлением темноты большая часть шведских судов ушла вниз по течению Невы, а часть была захвачена русскими. По приказу Александра два трофейных шнека загрузили телами убитых шведов, и их пустили по течению в море, и "потопиша в море", а остальных убитых врагов, "ископавши яму, вметавша их в ню без числа".


Потери русских оказались ничтожно малыми, всего 20 человек. Этот факт, а также отсутствие упоминаний о Невской битве в шведских хрониках, дали повод ряду русофобствующих историков свести битву до уровня малой стычки. По моему мнению, гибель 20 отборных ратников при внезапном нападении — не такая уж и малая потеря. Кроме того, в сражении на стороне русских должна была участвовать еще и ижора. После битвы православных русских и язычников ижоров хоронили в разных местах и по разным обрядам. Ижорцы сжигали тела своих соплеменников. Поэтому русские участники битвы вряд ли знали, сколько было убитых среди ижоры.

Другое дело, что число шведов, пришедших с Биргером, могло быть намного меньше, чем предполагали наши патриоты-историки. Их вполне могло быть около тысячи человек. Но, в любом случае, Невская битва стала шведам хорошим уроком.

Новгородцы встретили Александра и его дружину колокольным звоном. Однако не прошло и нескольких недель, как властолюбивый князь и беспокойные граждане вольного Новгорода рассорились. Александр Ярославович вместе с дружиной отправился восвояси в свой Переславль-Залесский».


Новгородская первая летопись старшего извода:
В лЂто 6748 [1240].

идоша СвЂи в силЂ велицЂ, и Мурмане, и Сумь, и Ђмь в кораблихъ множьство много зЂло; СвЂи съ княземь и съ пискупы своими; и сташа в Не†устье Ижеры, хотяче всприяти Ладогу, просто же реку и Новъгородъ. и всю область Новгородьскую. Но еще преблагыи, премилостивыи человЂколюбець богъ ублюде ны и защити от иноплеменьникъ, яко всуе трудишася без божия повелЂния: приде бо вЂсть в Новъгородъ, яко СвЂи идуть къ ЛадозЂ. Князь же Олександръ не умедли ни мало с новгородци и с ладожаны приде на ня, и побЂди я силою святыя Софья и молитвами владычица нашея богородица и приснодЂвица Мария, мЂсяца июля въ 15, на память святого Кюрика и Улиты, в недЂлю на Сборъ святыхъ отець 630, иже в ХалкидонЂ; и ту бысть велика сЂча СвЂемъ. И ту убиенъ бысть воевода ихъ, именемь Спиридонъ; а инии творяху, яко и пискупъ убьенъ бысть ту же; и множество. много ихъ паде; и накладше корабля два вятшихъ мужь, преже себе пустиша и к морю; а прокъ ихъ, ископавше яму, вметаша в ню бещисла; а инии мнози язвьни быша; и в ту нощь, не дождавше свЂта понедЂльника, посрамлени отъидоша.

Новгородець же ту паде: Костянтинъ Луготиниць, Гюрята Пинещиничь, НамЂстъ, Дрочило Нездыловъ сынъ кожевника, а всЂхъ 20 мужь с ладожаны, или мне, богь вЂстъ. Князь же Олександръ съ новгородци и с ладожаны придоша вси здрави въ своя си, схранени богомь и святою Софьею и молитвами всЂхъ святыхъ.


    К 1240 году историки относят создание самого древнего монгольского литературного памятника – Сокровенного сказания монголов, написанного неизвестным автором и дошедшее до наших дней на монгольском языке в китайской иероглифической транскрипции. Сокровенное сказание является бесценным источником сведений о возникновении монгольского государства и о его основателе – Чингисхане.


    «На протяжении веков личность Чингисхана (1155 — 1227) привлекает неизменный интерес. Оценки его дел противоречивы. В отечественной историографии образ этого полководца и государственного деятеля в целом отрицателен: считается, что формирование его державы сопровождалось особой жестокостью, что "монголо-татарское иго" замедлило социально-экономическое развитие завоеванных стран, а рассеяние монголов по значительной территории привело к их ассимиляции другими народами, подрыву потенциала самой Монголии и ее слабости после распада империи. Отчасти эти оценки справедливы. В то же время, не следует забывать, что Средневековье (вообще) не отличалось гуманностью — ни в Европе, ни в Азии. Достаточно вспомнить историю арабского халифата, западноевропейскую инквизицию, княжеские междоусобицы в России и Японии периода феодальной раздробленности и т. д. На этом фоне жестокость монголов не была чем-то из ряда вон выходящим. Да и последующее "иго" вряд ли представляло собой что-то другое, нежели обычное феодальное господство, тем более, что оно не было направлено на разрушение общественных традиций и структур. Более того, монголы проявляли исключительную религиозную и национальную терпимость.


    отличие от многих завоевателей, приходивших и до, и после, они не ставили целью огнем и мечом навязать свою религию или образ жизни, разрушая историческое и культурное наследие других народов. Ханы Монгольской империи покровительствовали всем религиям в равной мере, не навязывая ни одну из них. В этом они надолго опередили свое время. И, хотя верхушка правящего класса государства формировалась из монголов, национализма или национального гнета не было.

    Таким образом, даже столетия спустя, в наше время усиления религиозной и национальной нетерпимости есть в чем взять пример с Чингисхана и его преемников.

    Не надо забывать и о том, что именно в недолгий период существования единой Монгольской империи, благодаря жесткому порядку пути с Запада на Восток стали безопасными, расширились торговые и миссионерские связи, что способствовало взаимопониманию и взаимообогащению культур. А одним из последствий "монголо-татарского ига" стали централизация и консолидация русских княжеств, без чего было бы невозможно образование Московского царства и, на его основе, великих евразийских государств — Российской империи и Советского Союза (…)

    С XIII века появилась обширная литература, посвященная биографии Чингисхана и монгольским завоеваниям. Но важнейшим источником остается "Сокровенное сказание" (или "Тайная история"), написанное в 1240 году, вскоре после смерти полководца.


    а древняя хроника известна в России еще с XIX века, когда глава Русской духовной миссии в Пекине Палладий Кафаров впервые транскрибировал русскими буквами монгольский текст, написанный китайскими иероглифами и перевел китайский текст на русский язык, а также опубликовал перевод в 1866 г. Второй, более точный и комментированный перевод с монгольского с транскрипцией оригинала издал один из ведущих советских ориенталистов С.А. Козин (1879 — 1956).

    Фрагмент «Сокровенного сказания»:

    "Тучами небо ночное закрыто,
    Ты ж на посту, моя верная стража:
    С дымником юрту мою стережешь ты,
    Плотным ее облегаешь ты кругом —
    Сон навеваешь на вежды мне крепкий.
    Ты ведь и в сан возвела меня царский.

    * * *

    Звездами, небо ночное горит.
    Ты же мой сон безмятежный в постели
    Чутко блюдешь, моя стража ночная,
    Юрту-дворец мой кругом обступая.
    К сану высокому ныне меня
    Ты, благовещая стража, взнесла!

    * * *

    Сетью ль сплетутся дожди в непогоду,
    Иль все живое мороз цепенит,
    Ливень ли льет непрерывным потоком —
    Ты ж — все вокруг моей юрты сетчатой,
    О благоверная стража ночная.
    Сердцу ты радость, моя легкокрылая,
    Стража ночная моя, Кебтеул!
    В радостный сан ты меня вознесла.
    В бурю-невзгоду военную
    Юрту с подолом мою окружала
    Ты, во мгновение ока встающая,
    Верная стража моя, Кебтеул!


    * * *

    Берестяного сайдака
    Только рукою коснись —
    Вся во мгновение ока встает
    Бодрая стража моя, Кебтеул.

    * * *

    Звучным колчаном из ивы
    Только ударь еле слышно —
    Медлить не станешь ты,
    Быстрая стража моя,
    О благовещий ты мой, Кебтеул!

    * * *

    Славьте же старою стражей ее!
    И турхаутом великим зовите
    Семьдесят тех турхаутов, что вместе
    С чербием Оголе в службу вступили.

    * * *

    Славьте же старыми богатырями
    Богатырей под началом Архая!
    Также Хорчином Великим зовите
    Есунтее с Бугидаем стрельцов!"

Источник: runivers.ru

Битвы русского князя Александра Ярославича Невского

Александр Невский
  • Битва на реке Нева в 1240 году
  • Битва на Чудском озере («Ледовое побоище») в 1242 году
  • Использованная литература

Битва на реке Нева в 1240 году.

     Воспользовавшись тем, что после разорения Северо-Восточной Руси монголами Новгороду и Пскову неоткуда было ждать помощи, шведские и немецкие рыцари активизировали свою экспансию в Северо-Западной Руси, рассчитывая на легкую победу. Шведы первыми сделали попытку захватить русские земли. В 1238 году шведский король Эрих Картавый получил от римского папы разрешение («благословение») на крестовый поход против новгородцев. Всем, кто соглашался принять участие в походе было обещано отпущение грехов.
    В 1239 году шведы и немцы вели переговоры, намечая план похода: шведы, захватившие к тому времени Финляндию, должны были наступать на Новгород с севера, от реки Нева, а немцы — через Изборск и Псков. Швеция выделили для похода войско под предводительством ярла (князя) Ульфа Фаси и зятя короля — ярла Биргера, будущего основателя Стокгольма.
    Новгородцы знали о планах шведов, как и о том, что шведы собирались окрестить их, словно язычников, в католическую веру. Поэтому шведы, шедшие насаждать чуждую веру, представлялись им страшнее монголов.
    Летом 1240 года шведское войско под командованием Биргера «в силе велице, пыхая духом ратном», появилось на реке Нева на кораблях, которые стали в устье реки Ижора. Войско состояло из шведов, норвежцев, представителей финских племен, намеревавшихся идти прямо к Ладоге, чтобы оттуда спуститься к Новгороду. В войске завоевателей находились и католические епископы. Они шли с крестом в одной руке и мечом в другой. Высадившись на берег, шведы и их союзники раскинули свои палатки и шатры при впадении Ижоры в Неву. Биргер, уверенный в своей победе , послал к князю Александру с заявлением: «Если можешь мне сопротивляться, то я уже здесь, воюю твою землю».
    Новгородские границы в то время охранялись «сторожами». Они находились и на морском побережье, где службу несли местные племена. Так, в районе Невы, по обоим берегам Финского залива, находилась «морская сторожа» ижорян, несшая охрану путей к Новгороду с моря. Ижоряне уже приняли православие и являлись союзником Новгорода. Однажды на рассвете июльского дня 1240 года старейшина Ижоской земли Пелгусий, находясь в дозоре, обнаружил шведскую флотилию и спешно послал доложить обо всем Александру.
    Получив известие о появлении неприятеля, новгородский князь Александр Ярославович решил внезапно атаковать его. Времени на сбор войска не было, да и созыв веча (народного собрания) мог затянуть дело и привести к срыву внезапности готовящейся операции. Поэтому Александр не стал дожидаться, пока придут дружины, посланные его отцом Ярославом, или соберутся ратники с новгородских земель. Он решил выступить против шведов со своей дружиной, усилив ее лишь новгородскими добровольцами. По старинному обычаю, собрались у собора святой Софии, помолились, приняли благословение от своего владыки Спиридона и выступили в поход. Шли вдоль реки Волхов до Ладоги, где к Александру присоединился отряд ладожан, союзников Великого Новгорода. Из Ладоги войско Александра повернуло к устью реки Ижоры.

 

Битва на реке Нева в 1240 году

    Шведский лагерь, разбитый в устье Ижоры, не охранялся, так как шведы не подозревали о приближении русских войск. Неприятельские суда качались, привязанные к берегу; по всему побережью белели шатры, и между ними — златоверхий шатер Биргера. 15 июля в 11 часов утра новгородцы внезапно атаковали шведов. Их нападение было столь неожиданным, что шведы не успели «опоясать мечи на чресла свои».
    Войско Биргера было захвачено врасполох. Лишенное возможности построиться для боя, оно не могло оказать организованного сопротивления. Смелым натиском русская дружина прошла через неприятельский лагерь и погнала шведов к берегу. Пешие ополченцы, продвигаясь вдоль берега Невы, не только рубили мостки, соединявшие шведские корабли с сушей, но даже захватили и уничтожили три вражеских судна.
    Новгородцы сражались «в ярости мужества своего». Александр лично «изби множество бесчисленное шведов и самому королю возложи печать на лице острым своим мечом». Княжеский подручник, Гаврило Олексич, погнался за Биргером до самого корабля, верхом ворвался на шведскую ладью, был сброшен в воду, остался жив и снова вступил в бой, уложив на месте епископа и другого знатного шведа, по имени Спиридон. Другой новгородец, Сбыслав Якунович, с одним лишь топором в руке смело врезался в самую гущу врагов, косил их направо и налево, очищая путь, точно в лесной чаще. За ним размахивал своим длинным мечом княжий ловчий Яков Полочанин. За этими молодцами насупали прочие дружинники. Княжий отрок Савва, пробившись к центру лагеря противника, подрубил высокий столб шатра самого Биргера: шатер свалился. Отряд новгородских добровольцев потопил три шведских корабля. Остатки разбитого войска Биргера бежали на уцелевших кораблях. Потери новгородцев были незначительными, составив 20 человек, тогда как шведы нагрузили три судна телами лишь знатных людей, а прочих оставили на берегу.
    Победа над шведами имела большое политическое значение. Она показала всем русским людям, что они еще не утратили прежней доблести и могут постоять за себя. Шведам не удалось отрезать Новгород от моря, захватить побережье Невы и Финского залива. Отразив шведское нападение с севера, русское войско сорвало возможное взаимодействие шведских и немецких завоевателей. Для борьбы с немецкой агрессией теперь надежно обеспечены правый фланг и тыл псковского театра военных действий.
    В тактическом отношении следует отметить роль «сторожи», которая обнаружила противника и своевременно сообщила Александру о его появлении. Важное значение имел фактор внезапности при нападении на лагерь Биргера, войско которого было захвачено врасплох и не могло оказать организованного сопротивления. Летописец отмечал необыкновенную храбрость русских воинов. За эту победу князя Александра Ярославича нарекли «невским». В то время ему шел лишь двадцать первый год.

Битва на Чудском озере («Ледовое побоище») в 1242 году.

     Летом 1240 года в Новгородскую землю вторглись немецкие рыцари из Ливонского ордена, созданного из орденов Меченосцев и Тевтонского. Еще в 1237 году римский папа Григорий IX благословил немецких рыцарей на завоевание коренных русских земель. Войско завоевателей состояло из немцев, медвежан, юрьевцев и датских рыцарей из Ревеля. С ними был предатель — русский князь Ярослав Владимирович. Они появились под стенами Изборска и взяли город штурмом. На помощь землякам бросились псковичи, но их ополчение потерпело поражение. Одних убитых было свыше 800 человек, в том числе воевода Гаврила Гориславич.
    По следам бежавших немцы подошли к Пскову, перешли реку Великая, разбили свой лагерь под самыми стенами кремля, подожгли город и стали уничтожать церкви и окрестные села. Целую неделю они держали кремль в осаде, готовясь к штурму. Но до этого дело не дошло: житель Пскова Твердило Иванович сдал город. Рыцари взяли заложников и оставили в Пскове свой гарнизон.
    Аппетит немцев возрастал. Они уже говорили: «Укорим словенский язык… себе», то есть подчиним себе русский народ. Зимой 1240-1241 года рыцари вновь явились непрошеными гостями в Новгородскую землю. На этот раз они захватили территорию племени водь (вожан), к востоку от реки Нарва, «повоеваша все и дань на них возложиша». Захватив «Водьскую пятину», рыцари овладели Тесовым (на реке Оредеж), и их разъезды появлялись в 35 км от Новгорода. Таким образом, в руках Ливонского ордена оказалась обширная территория в районе Изборск — Псков — Сабель — Тесов — Копорье.
    Немцы уже заранее считали пограничные русские земли своим достоянием; папа «передал» побережье Невы и Карелию под юрисдикцию эзельскому епископу, который заключил с рыцарями договор: себе выговорил десятую часть всего, что дает земля, а все прочее — рыбные ловли, покосы, пашни — предоставил рыцарям.
    Новгородцы опять вспомнили про князя Александра, уже Невского, уехавшего после ссоры с городскими боярами в родной Переславль-Залесский. Сам митрополит новгородский поехал просить великого князя Владимирского Ярослава Всеволодовича, чтобы тот отпустил сына, и Ярослав, сознавая всю опасность исходившей с Запада угрозы, согласился: дело касалось не одного Новгорода, а всей Руси.
    Александр организовал войско из новгородцев, ладожан, карел и ижорцев. Прежде всего необходимо было решить вопрос о способе действий.

 

Поход Александра Невского против немецких завоевателей

В руках врага находились Псков и Копорье. Александр понимал, что одновременное выступление в двух направлениях распылит силы. Поэтому, определив копорское направление как приоритетное, — враг подходил к Новгороду, — князь решил нанести первый удар на Копорье, а затем уже освободить от захватчиков Псков.
    В 1241 году войско под командованием Александра выступило в поход, достигло Копорья, овладело крепостью «и изверже град из основание, а самих немец изби, а иных с собою приводе в Новгород, а иных пожалова отпусти, бе бо милостив паче меры, а вожан и чюдцев переветников (т.е. изменников) извеша (повесил)». Водьская пятина была очищена от немцев. Правый фланг и тыл новгородского войска были теперь в безопасности.
    В марте 1242 года новгородцы вновь выступили в поход и вскоре уже были под Псковом. Александр, считая, что для атаки сильной крепости у него сил недостаточно, ожидал своего брата Андрей Ярославича с суздальскими дружинами, которые вскоре и подошли. Орден не успел прислать подкрепление своим рыцарям. Псков был окружен, и рыцарский гарнизон взят в плен. Орденских наместников Александр отправил в оковах в Новгород. В бою было убито 70 знатных орденских братьев и много рядовых рыцарей.
    После этого поражения Орден стал сосредоточивать свои силы в пределах Дерптского епископства, подготавливая наступление против русских. Орден собрал большую силу: здесь были почти все его рыцари с магистром во главе, со всеми епископами, большое количество местных воинов, а также воины шведского короля.

 

Обычный порядок построения русских войск до XIII века
Обычный порядок построения русских войск до XIII века

    Александр решил перенести войну на территорию самого Ордена. Русская рать выступила на Изборск. Вперед князь Александр Невский выслал несколько разведывательных отрядов. Один из них, под командой брата посадника Домаша Твердиславича и Кербета, натолкнулся на немецких рыцарей и чудь (эстов), был разбит и отступил; при этом Домаш погиб. Тем временем разведка выяснила, что противник послал на Изборск незначительные силы, а главные его силы двигаются к Чудскому озеру.
    Новгородское войско повернуло на озеро, «немцы же и чудь поидоша по них». Новгородцы постарались отразить обходной маневр немецких рыцарей. Выйдя на Чудское озеро, новгородское войско оказалось в центре возможных путей движения противника на Новгород. Теперь Александр решил дать бой и остановился на Чудском озере севернее урочища Узмень, у острова Вороний Камень. Силы новгородцев было немногим больше рыцарского войска. По имеющимся различным данным, можно сделать вывод, что войско немецких рыцарей составляло 10-12 тысяч, а новгородское войско — 15-17 тысяч человек. По мнению Л. Н. Гумилева, количество рыцарей было небольшим — всего несколько десятков; их поддерживали пешие наемники, вооруженные копьями, и союзники Ордена — ливы.
    На рассвете 5 апреля 1242 года рыцари построились «клином», или «свиньей». Клин состоял из закованных в броню всадников и мел своей задачей раздробление и прорыв центральной части войск противника, а следовавшие за клином колонны должны были охватом разгромить фланги противника. В кольчугах и шлемах, с длинными мечами, они казались неуязвимы. Александр Невский противопоставил этой стереотипной тактике рыцарей, при помощи которой они одержали немало побед, новое построение русских войск, прямо противоположное традиционному русскому строю. Основные силы Александр сосредоточил не в центре («челе»), как это всегда делали русские войска, а на флангах. Впереди расположился передовой полк из легкой конницы, лучников и пращников. Боевой порядок русских был обращен тылом к обрывистому крутому восточному берегу озера, а княжеская конная дружина укрылась в засаде за левым флангом. Избранная позиция была выгодна тем, что немцы, наступавшие по открытому льду, были лишены возможности определить расположение, численность и состав русского войска.
    Выставив длинные копья и прорвавшись сквозь лучников и передовой полк, немцы атаковали центр («чело») боевого порядка русских. Центр русских войск был рассечен, а часть воинов отошла назад и на фланги. Однако, наткнувшись на обрывистый берег озера, малоподвижные, закованные в латы рыцари не могли развить свой успех. Наоборот, рыцарская конница скучилась, так как задние шеренги рыцарей подталкивали передние шеренги, которым негде было развернуться для боя.
    Фланги русского боевого порядка («крылья») не позволили немцам развить успех операции. Немецкий клин оказался зажатым в клещи. В это время дружина Александра нанесла удар с тыла и завершила окружение противника. Несколько шеренг рыцарей, прикрывавших клин с тыла, были смяты ударом русской тяжелой конницы.
    Воины, которые имели специальные копья с крючками, стаскивали рыцарей с коней; воины, вооруженные специальными ножами, выводили из строя коней, после чего рыцарь становился легкой добычей. И как написано в «Житие Александра Невского», «и бысть сеча зла, и треск от копий ломления, и звук от сечения мечного, яко же и озеру промерзшию двинуться. И не бе видети льду: покры бо ся кровию».

 

Битва на Чудском озере (Ледовое побоище) в 1242 году

    Чудь, составлявшая основную массу пехоты, увидев свое войско окруженным, побежала к родному берегу. Некоторым рыцарям вместе с магистром удалось прорвать кольцо окружения, и они пытались спастись бегством. Русские преследовали побежавшего противника 7 верст, до противоположного берега Чудского озера. Уже у западного берега бегущие стали проваливаться под лед, так как у берегов лед всегда тоньше. Преследование остатков разбитого врага вне поля боя было новым явлением в развитии русского военного искусства. Новгородцы не праздновали победу «на костех», как было принято раньше.
    Немецкие рыцари потерпели полное поражение. Вопрос о потерях сторон до сих пор является спорным. О русских потерях говорится туманно — «много храбрых воинов пало». В русских летописях написано, что рыцарей было убито 500, а чуди бесчисленное множество, в плен было взято 50 знатных рыцарей. Во всем Первом крестовом походе рыцарей участвовало гораздо меньше. В немецких хрониках цифры гораздо скромнее. Последние исследования говорят о том, что на льду Чудского озера действительно пало около 400 немецких воинов, из них 20 были братья-рыцари, 90 немцев (из них 6 «настоящих» рыцарей) попали в плен.
    Летом 1242 года Орден заключил мирный договор с Новгородом, возвратив все захваченные им у него земли. Пленные с обеих сторон были разменяны.
    «Ледовое побоище» стало первым случаем в истории военного искусства, когда тяжелая рыцарская конница была разбита в полевом бою войском, состоявшим в большей части из пехоты. Придуманный Александром Невским новый боевой порядок русских войск оказался гибким, в результате чего удалось осуществить окружение противника, боевой порядок которого представлял собой малоподвижную массу. Пехота при этом успешно взаимодействовала с конницей.
    Гибель такого количества профессиональных воинов сильно подорвала мощь Ливонского ордена в Прибалтике. Победа над немецким войском на льду Чудского озера спасла русский народ от немецкого порабощения и имела большое политическое и военно-стратегическое значение, практически на несколько веков отсрочив дальнейшее наступление немцев на Восток, которое было основной линией немецкой политики с 1201 по 1241 год. В этом состоит огромное историческое значение русской победы 5 апреля 1242 года.

Источник: www.vivl.ru

15 июля 1240 года состоялась Невская битва, которая имела огромное стратегическое значение. Поражение надолго отбило у шведов желание захватить северо-западные земли Руси. Русская земля всегда была щедра и обильна. Особенно выделялся своим богатством среди русских городов и Господин Великий Новгород. Население Новгородской земли было многочисленно, города славились своими ремесленниками и мастерами. Через Новгородчину проходил древний торговый путь на Запад и на Восток. Процветающая и богатая Новгородская земля привлекала к себе жадные взоры западных соседей и прежде всего шведского и немецкого рыцарства.

Это в настоящее время шведы — мирный народ, а в то время шведские феодалы вели экспансию на Восток, стремились захватить богатый Новгород и отрезать Русь от Балтийского моря. Захват Невы и Волхова и новгородский территорий позволял контролировать торговлю между Восточной Европой и Западом. Да и города Новгородской земли, её промыслы могли дать шведским феодалам большую добычу. Необходимо отметить и роль Ватикана, римский папа благословлял немецких и шведских рыцарей на войну с «язычниками и еретиками». Православные христиане для Рима и западных феодалов были не лучше сарацин (мусульман), или язычников.

Близ устья реки Волхов, по которому проходил водный путь из Великого Новгорода в Балтийское море, располагался древний русский город — Ладога. Это был важный оборонительный и торговый центр. Ладога являлась фактически замком к Новгороду, который прикрывал его со стороны Швеции. Новгородские источники сообщают о ранних попытках шведских феодалов захватить Ладогу. Первое упоминание об атаке шведов на Ладогу относится еще к 1142 году: «В то же лето приходи Свейскый князь с епископом», — сообщает летопись. Горожане смогли отбить нападение и шведы отступили. Уже в 1164 году шведы снова попытались захватить Ладогу, но храбрые жители города сами сожгли посад и заперлись в крепости. Шведы осадили крепость. Ладожане успели послать за помощью в Новгород. Шведы не смогли взять город с ходу, а тем временем на выручку Ладоге пришли новгородские дружины и разгромили находников. Новгородцы вскоре нанесли ответный удар. В 1188 году русские и карельские отряды напали на политический и экономический центр Швеции, многолюдный город Сигтуну и разрушили его. Этот удар надолго отбил у шведов охоту ходить на Русь. Однако когда на Русь пришла беда с Востока, шведские феодалы решили воспользоваться тяжёлым положением Русской земли и реализовать план захвата новгородских земель.

В 1238 году шведский монарх получил от римского папы «благословение» на крестовый поход против русских. Всем, кто был готов принять участие в походе, было обещано отпущение всех грехов. В 1239 году шведы и немцы провели переговоры, обсуждая общий план похода на Новгородскую землю. Шведские феодалы, которые к этому времени захватили Финляндию, должны были развивать наступление на Господин Великий Новгород с севера, от реки Нева. Немецкие рыцари наступать с запада — через Изборск и Псков. Шведское правительство короля Эриха Эрикссона Шепелявого (правил в 1222—1229 и 1234—1249 гг.) выделило для похода войско под началом ярла (князя) Ульфа Фаси и зятя короля – Биргера Магнуссона. Для похода на Русские земли были собраны лучшие силы шведского рыцарства. Поход официально считался «крестовым», поэтому в нем, кроме крупных феодалов и их дружин, приняли участие и епископы со своими отрядами. Кроме того, чтобы полностью обеспечить успех крестового похода, шведское командование также собрало многочисленные отряды из подчиненного финского населения. Правда, финны, в отличие от шведов, были вооружены плохо – ножи, луки со стрелами, топоры, копья.

В это время в Новгородской земле правил молодой князь Александр Ярославич – сын великого князя Владимирского Ярослава Всеволодовича. Несмотря на молодость, Александр уже был известен как искусный политик. Это был разумный, энергичный и храбрый воин. Надо заметить, что Новгород сильно отличался своей системой управления от других русских земель. Власть князя была ограничена, он был военным руководителем, а не полновластным владыкой. Реальную власть имели боярские и купеческие роды, которые с помощью веча назначали посадника, тысяцкого и призывали князя. Новгородцы боролись со шведами за контроль над Ижорской землёю и Карельским перешейком. В Новгороде знали о планах шведов по захвату их территорий, так и том, что те похвалялись «крестить» их в латинскую веру.

Летом 1240 года вражеская армия под руководством Биргера «в силе велице, пыхая духом ратном», появилось на реке Нева на судах. Шведы встали лагерем в устье р. Ижора. Армия крестоносцев состояла из шведов, норвежцев и представителей финских племен (сумь и емь). Шведское командование планировало сначала захватить Ладогу, а затем идти на Новгород. Во вражеском войске находились и католическое духовенство: русские земли планировали крестить «огнём и мечом». Разбив лагерь, Биргер, полностью уверенный в своих силах и победе, отправил послание к князю Александру: «Если можешь мне сопротивляться, то я уже здесь, воюю твою землю».

Новгородские рубежи охранялись в то время «сторожами». Они располагались и на морском побережье, где в охране границы принимали участие и представители местных племен. В частности, в районе реки Невы, по обоим берегам Финского залива, находилась «морская сторожа» ижорян (финно-угорская народность населявшая территорию Ижорской земли). Они несли охрану путей к Великому Новгороду со стороны Балтийского моря. Шведское войско было обнаружено старейшиной Ижорской земли Пелгусием, который находился в дозоре. Пелгусий известил князя Александра о появлении вражеской армии.

Крестоносцы выбрали крайне удачный момент для своего удара. Владимиро-Суздальская Русь, где правил отец Александра была опустошена и не могла выставить значительных сил для помощи Новгороду. К тому же для появления дружин Ярослава Всеволодовича требовалось время, которого не было. Личная дружина князя Александра была небольшой. Для сбора отрядов местных бояр, новгородского ополчения и сил городов Новгородской земли нужно было много времени. Медлить же было нельзя, неприятель мог захватить Ладогу и ударить по Новгороду.

Битва

Александр не стал медлить и действовал стремительно, он даже своего отца не успел поставить в известность о появлении шведского войска. Молодой князь решил нанести внезапный удар по противнику, т. к. времени на сбор большого войска не было. Кроме того, созыв новгородского веча мог затянуть дело и сорвать готовящуюся операцию. Князь выступил против противника со своей дружиной, укрепив ее только добровольцами из Новгорода. По старинной традиции, русские воины собрались у храма св. Софии, помолились, приняли благословение от владыки Спиридона. Князь воодушевил своих воинов речью, фраза которой дошла современности и стала крылатой: «Братья! Не в силах Бог, а в правде! Вспомним слова псалмопевца: сии в оружии, и сии на конех, мы же во имя Господа Бога нашего призовем… Не убоимся множества ратных, яко с нами Бог». Рать выступила в поход. Отряд шёл вдоль Волхова до Ладоги, где к силам Александра присоединились ладожане. Из Ладоги новгородская рать двинулась к устью Ижоры.

Лагерь крестоносцев, разбитый в устье реки Ижоры, охранялся плохо, т. к. шведское командование было уверено в своих силах и не подозревали о близости русской рати. 15 июля русские воины смогли незаметно подойти к вражескому лагерю и в 11 часов утра внезапно атаковали шведов. Нападение русской рати было столь внезапным, что крестоносцы не успели подготовиться к бою и построить свои силы. Быстрота отряда Александра свела на нет численное преимущество шведского войска. Воины Биргера были застигнуты врасплох. Шведы не смогли оказать организованного сопротивления. Русская дружина прошла сквозь вражеский стан и погнала шведов к берегу. Вдоль берега ударили пешие ополченцы. Новгородцы пробивались вдоль реки и уничтожали мостки, которые соединяли шведские корабли с берегом. Ополченцы даже смогли захватить и уничтожить три вражеских судна.

Сражение было яростным. Александр лично «изби множество» шведов и ранил вражеского предводителя. Княжеский соратник Гаврило Олексич погнался за ярлом Биргером и верхом ворвался на вражеский корабль. Его скинули в воду, но он остался жив и снова вступил в бой, убив шведского епископа. Источники также сообщают о отличившихся в этом сражении русских воинов: Ратмире, Сбыславе Якуновиче, Якове Полочанине, отроке Савве. Отряд во главе с новгородцем Мишей уничтожил три вражеских корабля.

Крестоносцы не выдержали яростного натиска русских витязей и бежали на уцелевших кораблях. Потери русского отряда были незначительны: до 20 состоятельных воинов. Шведские потери были более значительными. Они нагрузили два корабля только телами знатных людей, остальных захоронили на берегу. В тактическом отношении следует отметить роль пограничной охраны («сторожи»), которая своевременно обнаружила неприятеля и сообщала в Новгород. Огромное значение имел и фактор быстроты и внезапности удара. Крестоносцы были захвачены врасплох и не смогли оказать организованного сопротивления.

Блестящая победа над шведским войском имела огромное политическое и моральное значение. Она произошла после страшных поражений, которые русские рати потерпели от воинов Батыя. Швеции не удалось захватить новгородские земли в наиболее удобный момент для удара и отрезать Русь от Балтийского моря. Отразив вторжение с северного направления, Александр сорвал возможное одновременное нападение шведских и немецких феодалов.

Однако победа на Неве имела и негативную сторону. Новгородские боярские и купеческие семьи завидовали славе Александра и боялись роста его влияния в Новгороде, любви простых людей к нему. «Золотые пояса» начали плести интриги против князя. В результате победитель шведов был вынужден покинуть Новгород и уехать во Владимиро-Суздальскую Русь, в свой удел – Переяславль-Залесский.

Источник: topwar.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.