Убийство александра 1


1385716179_649461_69 (536x499, 110Kb)
1 декабря 1825 года скончался российский император Александр I. Вокруг его смерти ходят легенды. Он взошел на престол в результате заговора против его отца Павла I, согласия на убийство которого не давал, но знал о подготовке к его аресту. Версия об уходе Александра I в монастырь под чужим именем основана как раз на предположениях о чувстве вины императора за смерть отца. Мы расскажем пять тайн смерти Александра I.
БЕСЕДА СО СХИМНИКОМ

В 1825 году император посетил Александро-Невскую лавру, где беседовал со схимником и получил от того благословение. А уже через месяц после этого рядовая трехнедельная инспекционная поездка по Крыму (Александра I сопровождали граф Воронцов и небольшая свита из 20 человек) закончилась смертельной болезнью императора.
Одна из распространенных версий говорит, что царь скончался из-за холеры, другая версия говорит о сильной простуде. Однако некоторые считают, что царь инсценировал свою смерть (возможно, для того, чтобы искупить вину за смерть отца) и обсуждал свое намерение со схимником.
1385843157_942952_21 (536x423, 120Kb)
Смерть Александра I в Таганроге.

ПОДМЕНА ГРОБА АЛЕКСАНДРА I
В исторической литературе упоминается признание солдата роты Его Императорского Величества Николая I о том, как он с тремя сослуживцами по приказу царя заменил гроб с телом Александра I в Петропавловском соборе.


об на замену был привезен в закрытом военном фургоне. По свидетельству солдата, за операцией Николай I наблюдал лично.
Известный ученый Иосиф Шкловский неоднократно пытался получить у правительства разрешение на проведение портретной реконструкции по черепу императора. Но раз за разом получал отказы на вскрытие гробницы императора, что наводило на мысли о сознательных попытках сокрытия какой-то тайны.

ДВОЙНИКИ ЦАРЯ
Известно, что в Таганроге перед самым приездом туда императора умер фельдъегерь Масков, обладавший поразительным внешним сходством с Александром I. Другая версия говорит о том, что умерший унтер-офицер 3-й роты Семеновского полка Струменский был еще более схож с Александром I, его и похоронили вместо царя.
Существует также свидетельство часового, который утром 18 ноября 1825 года по старому стилю (это было всего за день до смерти Александра) якобы лицезрел высокого человека, пробиравшегося вдоль стены дома, в котором размещался император. Часовой утверждал, что это и был сам царь.
1385843287_037039_18 (358x480, 52Kb)
Посмертная маска Александра I.

ВОСКРЕСШИЙ ЦАРЬ
Спустя 11 лет после смерти императора, в 1836 году, по Пермской губернии бродяжничал человек, который именовал себя Федором Кузьмичом.


ше среднего роста, широкоплечий, голубоглазый, с благородной осанкой и манерами, владел иностранными языками и был очень похож на покойного императора Александра I.
Этот бродяга ни под какими угрозами не соглашался назвать свое настоящее имя и происхождение. Был приговорен к 20 ударам плетью за бродяжничество и сослан на поселение в Томскую губернию, где пять лет работал на винокурне. После Федору Кузьмичу приходилось часто переезжать из-за чрезмерного внимания окружающих.
Позднее Федор Кузьмич принял монашество и стал старцем, известным всем сибирякам того времени. В конце жизни старец проживал у томского купца Семена Хромова, а когда Федор Кузьмич серьезно заболел, то и на исповеди отказался открывать свое имя. В связи с этим многие были убеждены, что это и есть царь. Умер старец 20 января 1864 года.
1385843672_139797_74 (363x480, 67Kb)
Портрет Федора Кузьмича, написанный в Томске по заказу купца С. Хромова.

ТАЙНЫЙ ШИФР ФЕДОРА КУЗЬМИЧА
Когда купец Семен Хромов разобрал вещи усопшего, он обнаружил среди них две бумажные ленты, обе стороны которых были исписаны мелким почерком. Загадочные записи оказались шифром, который до сегодняшнего дня так никто и не смог разгадать. Возможно, в этом шифре находится ответ на вопрос, являлся ли Федор Кузьмич царем и зачем ему нужны были эти мистификации.
1385843613_002927_62 (543x378, 93Kb)
Записка Федора Кузьмича.


http://smartnews.ru/articles/13489.html#ixzz2mRBxH8VS

Убийство александра 1

Источник: www.liveinternet.ru

Хронология смерти Александра I

Раннее хмурое утро Первого декабря 1825 года (по новому стилю) на мысе Таганий Рог выдалось холодным и пасмурным. С залива дул пронизывающий ветер. Его ледяное дыхание то ослабевало, то набирало силу, бесцеремонно вторгаясь в узкие улочки маленького городка, притулившегося на этой земле. Буйствующие потоки воздуха врывались в тихие дворики, завывали в печных трубах, стучали в окна домов, раскачивали кроны деревьев, гнали по мостовой обрывки газет, какие-то щепки, ветки, валявшиеся у обочин ещё с прошлого вечера.

Жители городка не спешили покидать тёплые постели. Они кутались в одеяла, ворчливо ругали погоду, прислушиваясь к вою ветра на улице. Оставить нагретые места их могли заставить только громко хлопающие ставни или естественные надобности организма, настоятельно просящиеся наружу.


Лишь в одном длинном одноэтажном доме на Греческой улице все жильцы были давно на ногах. Среди бодрствующих преобладали в основном люди знатного происхождения. Говорили об этом мундиры дорогого сукна, уверенные взгляды и изысканные манеры.

Между светских особ бесшумно сновали лакеи. Они услужливо останавливались перед кем-нибудь из господ, выслушивали указания и мгновенно исчезали. Это создавало лёгкую суету и атмосферу нервного, напряжённого ожидания.

В конце коридора показалась дама, пожалуй единственная в этом доме, не считая прислуги. При её появлении мужчины подтянулись, изобразили на лицах почтение и выражение сострадания. Женщина подошла, сердечно поздоровалась с присутствующими, пристально вгляделась в лицо одного из них. Её взгляд был полон ожидания и надежды. Тот опустил глаза, и лицо благородной дамы помрачнело.

Пробило десять. Двери одной из комнат распахнулись, и показался человек с бледным хмурым лицом. Множество глаз устремилось на него. Тот же устало махнул рукой и пригласил женщину в помещение. За ней прошло ещё двое мужчин, и двери закрылись.

Потянулись томительные минуты ожидания. Прошло полчаса, сорок минут. Без четверти одиннадцать двери комнаты открылись вновь. На пороге возник высокий статный человек. Он окинул взглядом замерших в ожидании людей и дрогнувшим голосом сказал: «Господа, только что скончался император Российской империи Александр Первый».


Таков сценарий последнего часа жизни Великого Российского императора Александра Первого (1777-1825). Он умер 19 ноября (1 декабря) 1825 года в городе Таганроге во время инспекционной поездки по Крыму. Причину смерти исторические источники называют разную: указывают брюшной тиф, холеру, вероятнее же всего это была сильная простуда, давшая осложнение на мозг.

Стояла поздняя осень, передвигался император верхом на коне. Сильный ветер вполне мог продуть государя. Тот же терпеть не мог никаких лекарств и никогда их не принимал. Уже чувствуя озноб и слабость, он продолжал поездку до тех пор, пока болезнь не уложила его в постель.

В последние минуты жизни Александра Первого возле него находились: жена Елизавета Алексеевна, князь Пётр Михайлович Волконский, сопровождавший императора во всех поездках, лечащие врач Яков Васильевич Виллие, врач императрицы Конрад Конрадович Штофреген, а также барон Иван Иванович Дибич, ближайший друг умирающего и начальник главного штаба.

Сразу после смерти тело усопшего вскрыли, внутренности вынули и произвели бальзамирование. Через неделю гроб с телом отправили в Санкт-Петербург. Транспортировка заняла два месяца. По прибытию в столицу, труп императора был представлен членам царской семьи.

Мать Александра Первого Мария Федоровна отметила, что лицо сына выглядит очень похудевшим и измождённым. Другие родственники разделили мнение убитой горем женщины. Прах почившего самодержца был выставлен в Казанском соборе для прощания, а затем погребён в императорской усыпальнице рода Романовых Петропавловском соборе.


Хронология событий вполне обыденна. Однако уже почти на протяжении двухсот лет Алкесандр Первый и тайна его смерти не дают покоя историкам. На чём же основано столь непонятное беспокойство учёных умов? Для этого нужны веские основания, бросающие тень сомнения на столь скорбное для Российской империи событие. Основания действительно есть. Базируются же они на различного рода фактах и предположениях, а также воспоминаниях современников тех далёких лет, которые и будут изложены ниже.

Слухи о том, что со смертью государя что-то нечисто, зародились буквально на следующий день после его кончины. Первой ласточкой был рассказ солдата, нёсшего караульную службу в ночное время возле дома, где жил император со своей свитой. Служивый поведал своим собратьям по оружию о странном эпизоде, произошедшем сразу после полуночи, за сутки до кончины самодержца.

Двери чёрного хода открылись, и на улицу шагнул человек, закутанный в длинный плащ. Солдат не посмел его окликнуть, так как имел приказ проверять только тех, кто желает попасть внутрь апартаментов, а выходящих пропускать беспрепятственно. Неизвестный повернулся к часовому спиной и быстро пошёл прочь. Он обогнул угол дома и сел в стоящую неподалеку двуколку. Та сразу же тронулась и мгновенно растаяла в темноте.

Всё было бы ничего (мало ли кто бывает у царя и его окружения), но и со спины солдат узнал императора. Высокий рост, характерная походка, наклон головы – раньше служивый множество раз видел этот образ и не мог ошибиться. Удивило его только то, что все говорили о болезни Александра Первого: якобы он лежит в постели и очень плох. Даже соборный протоиерей два дня назад приезжал, — а тут на тебе.


Данная история получила продолжение в рассказе одного из денщиков барона Дибича. Незадолго до смерти царя, генерал-адъютант дал денег своему подручному и приказал раздобыть поношенный длинный плащ и ещё кое-что из старой одежды. Тот всё выполнил в точности, купив нужное у одного из местных жителей.

Барон вещи себе не забрал, а велел отнести в государевы покои и передать самой императрице Елизавете Алексеевне. Денщик явился к государыне, правда саму её не лицезрел, а имел дело со служанкой, которой лично в руки упакованный свёрток и вложил.

Ещё один странный случай подлил масла в огонь. Охрану государя и его свиты несла третья рота Семёновского полка. За несколько дней до скоропостижной кончины Александра Первого, в этом воинском подразделении проштрафился унтер-офицер Струменский. Характерно то, что он был очень похож на императора, ростом только пониже.

По существующим в то время правилам, виновного в дисциплинарном нарушении прогоняли сквозь строй. Означало это следующее: в две шеренги, лицом к лицу, выстраивались солдаты, каждый из них держал в руке шпицрутен (длинный прут из лозняка). Провинившегося пускали сквозь живой коридор, и тот семенил между своими собратьями, вобрав голову в плечи и держа руки по швам. Солдаты же были обязаны хлестать несчастного лозняком по всем возможным местам.


Кто-то бил от души, кто-то не очень. Всё зависело от симпатии или антипатии к наказываемому. Судя по всему, Струменского в роте не любили, так как до конца строя он не дошёл, а упал на землю и умер от нанесённых травм.

Погибший был православным христианином, поэтому его забрали в церковь на отпевание, но из божьего храма солдаты тело не выносили, чтобы предать земле на городском кладбище. Им велели отправляться в роту, никак не объяснив причину такого приказа. Что стало с умершим, кто его захоронил, где – неизвестно.

Дальнейшие события выглядят ещё более загадочными. Касаются они непосредственно императрицы Елизаветы Алексеевны. Вдова не поехала сопровождать гроб с телом мужа в столицу, а осталась в Таганроге. Объясняется это её плохим самочувствием: женщина страдала сердечной недостаточностью, смерть же Александра Первого усугубила заболевание.

Почувствовала она себя лучше лишь через четыре месяца. К этому времени и погода наладилась: прекратились дожди, потеплело, подсохли дороги. Выехала вдовствующая императрица из Таганрога 22 апреля (4 мая) 1826 года. В пути ей опять стало худо, и уже совсем больная прибыла она 3 мая (15 мая) вечером в город Белёв, расположенный в 80 верстах от Калуги.

Остановилась она здесь в доме купца Дорофеева. Приближённые постарались как можно лучше организовать её быт, но чувствовала себя Елизавета Алексеевна всё хуже и хуже. Ближе к утру 4 мая (16 мая) 1826 года вдова Александра Первого скончалась.


Мать покойного императора Мария Фёдоровна, обеспокоенная состоянием здоровья невестки, ехала ей навстречу из Санкт-Петербурга. Смерть опередила великосветскую даму всего на несколько часов. По прибытию, Мария Фёдоровна повелела забальзамировать тело усопшей и доставить его в столицу со всей возможной скоростью. Всё было выполнено в точности, и похоронена была Елизавета Алексеевна рядом с мужем в Петропавловском соборе.

Таковы бесстрастные факты истории, дающие общую картину событий и не обращающие внимания на частности, потому как те второстепенны и для официального повествования никакого интереса представлять не могут. В данном случае повествование не официальное, поэтому нужно упомянуть о ряде, на первый взгляд, ничего не значащих встреч, имевших место ещё при жизни вдовствующей императрицы в Таганроге.

Отмечено, что во время проживания в этом городе, в период с декабря по март, Елизавета Алексеевна много раз общалась с людьми набожными и странствующими. Был среди них мужчина высокого роста и статный. Человек видимо праведной жизни и большой святости, так как оказывали ему особое внимание и даже допускали в личные покои понёсшей тяжёлую утрату женщины.

Лица его никто рассмотреть не мог, так как входил он к императрице всегда скромно опустив голову, а покрыта сверху она была капюшоном. После же этих встреч видели женщину очень расстроенной, а иногда и с красными глазами либо наоборот, с умиротворённым лицом и светлым взором. В конце марта этот странник пропал и больше не досаждал Елизавету Алексеевну своим вниманием.

Ради исторической объективности нужно добавить, что внезапная смерть матушки-императрицы породила впоследствии слух: якобы вовсе и не умерла она, а стала затворницей Сыркова монастыря под именем Веры Молчальницы. Правда ли это, нет – пусть историки разбираются. Что же касается её супруга, то точку здесь ставить рано. Повествование об Алесандре Первом и тайне его смерти только начинается.

Божий странник Фёдор Козьмич или Александр I

После описанных событий прошло одиннадцать лет. Много всякого в Российской империи за это время произошло, неизменными остались только дороги, о плохом состоянии которых, как раз в те годы, писал Н. В. Гоголь. Досаждали они всем, особенно же телегам, скрипевшим и стонавшим на сплошных колдобинах. Из последних, собственно, и состояли связующие города и деревни трассы, а потому работа кузнеца была делом очень денежным и прибыльным.

Вот на такой телеге и въехал 4 сентября 1836 года в Кленовскую волость Красноуфимского уезда Пермской губернии пожилой мужчина. Лошадёнка у него была так себе: не под стать хозяину. Тот же вид имел очень представительный: гордая осанка, хороший рост, широкие плечи, голубые глаза, тронутые сединой белокурые волосы. Ему бы красоваться на горячем скакуне, ловить восхищённые взгляды дам, так нет же – сидит в разваливающейся телеге и правит чахлой лошадью.

Добраться сумел странник, только, до ближайшей кузницы. Тут, как по заказу, колесо у телеги отвалилось, а лошадь захромала на левую ногу. Что бы ездок делал, если бы в чистом поле такое приключилось – трудно сказать. Здесь же ситуация была вполне благоприятная. Кузнец живо откликнулся на такое происшествие: помог и лошадь распрячь, и телегу подпереть.

Будучи же человеком общительным, стал странника расспрашивать: кто он, откуда, да как зовут. Тот же повёл себя скованно и скрытно. На вопросы отвечал уклончиво, неопределённо, а иногда и просто отмалчивался.

Всё это кузнеца насторожило, но виду он не подал, а предложил незнакомцу переночевать в деревне. Тот согласился и был отведён сыном кузнеца в дом, жильцам которого, в порядке очереди, надлежало принимать странствующих людей на ночлег.

Сам же мастеровой дошёл до старосты и рассказал ему о странном путнике. Тот передал информацию властям, и на следующее утро пожилого мужчину задержали, так как никаких документов при нём не было. Во время допроса назвал тот себя Фёдором Козьмичём Козьминым шестидесяти лет отроду, а вот сказать какого происхождения и откуда родом — отказался. Признался, только, что неграмотный: в те годы такое было совсем не редкостью.

Состоялся суд. За бродяжничество странника приговорили к двадцати ударам кнутом и сослали в Сибирь, определив срок наказания в пять лет. Направили же его по этапу в Мариинский уезд Боготольской волости Томской губернии.

Путь был трудный далёкий, шли пешком в кандалах. Многих арестантов такие условия выматывали, отбирали все силы. Люди болели, некоторые умирали. Фёдор Козьмич держался молодцом. Он помогал выбившимся из сил идти, поддерживал отчаявшихся добрым словом и молитвой.

Арестанты, вначале смотревшие на него с подозрением из-за скрытности и не желании о себе что-то рассказывать, постепенно оттаяли душой и стали относиться с уважением. Конвой же, видя перед собой человека глубоко набожного, искренне стремящегося облегчить участь людей, через какое-то время снял с Фёдора Козьмича кандалы, что никогда не практиковалось при подобных передвижениях.

В марте 1837 года прибыли ссыльные в город Томск. Здесь каждому заключённому определили место, где свой срок отбывать. Старца (так все уже уважительно Фёдора Кузьмича величали) направили в деревню Зерцалы. Оттуда уже определили на Краснореченский винокуренный завод.

Находился он от деревни в двадцати двух верстах и представлял из себя одно из старейших и крупнейших казённых производств в Сибири. За год здесь производилось десять тысяч вёдер водки. Расходилась она по всем ближайшим губерниям и даже отправлялась за Урал. Вот в таком месте и должен был старец работать в качестве разнорабочего весь определённый ему судом срок.

С учётом же преклонного возраста, поручали ему дела лёгкие, не требующие больших физических усилий. Вскоре он был полностью освобождён от работ, но в праздности не сидел: вёл с людьми беседы духовного содержания, ухаживал за больными, малым же детям рассказывал географию и историю. Авторитет его быстро вырос, так как люди в общении с ним находили успокоение и обретали веру в будущее.

В 1842 году срок ссылки Фёдора Козьмича закончился. По всей видимости уезжать ему было некуда, так как он сразу согласился на приглашение казака Белоярской станицы (8 вёрст от деревни Зерцалы) Семёна Сидорова пожить у него. Относился казак к старцу с огромным уважением и построил ему келью-избушку.

Здесь старец прожил несколько месяцев почти в полном уединении. Скорее всего, именно, к этому он и стремился, так как общения с людьми не искал, время же проводил в молитвах и прогулках по лесу.

Всё изменилось, когда к Сидорову приехал погостить его хороший знакомый казак Березин. Служил он долгое время в Санкт-Петербурге и часто видел императора Александра I.

После знакомства с Фёдором Козьмичём, Березин не смог скрыть крайнего удивления и волнения. Вначале он упорно молчал, не решаясь ничего говорить, но потом поделился своими сомнениями с товарищем. По его словам, старец был, как две капли воды, похож на покойного императора.

Какие либо делать выводы казаки воздержались, но томимые любопытством и самыми фантастическими предположениями, решили осторожно расспросить старца о его прошлом. Тот же на их окольные вопросы ничего отвечать не стал, а вскоре собрал свои скромные пожитки и уехал в деревню Зерцалы.

Здесь он нашёл прибежище в доме поселенца Ивана Иванова. Был это человек бедный, семейный, дом имел небольшой. В тесноте да не в обиде Фёдор Козьмич пережил у него суровую сибирскую зиму. По весне же поселенец предложил крестьянам срубить старцу келью.

Один из зажиточных жителей деревни, из уважения к богомольному человеку, отдал под келью старый овечий хлев. Крестьяне отремонтировали строение и получилось очень удобное жилище. В нём старец поселился и прожил шесть лет.

Годы эти для него были очень насыщенными и интересными. В келье Фёдор Козьмич проводил только зимние месяцы, летом же посещал соседние деревни, а один раз даже ушёл в тайгу и работал на золотых приисках Попова рабочим. Общавшиеся с ним жители близлежащих мест, все как один, отмечали большую физическую силу старца и отменное здоровье.

Не забывал Федор Козьмич и крестьянских детей. Долгими зимними вечерами обучал он их грамоте, учил считать, рассказывал историю государства Российского, знакомил с заморскими странами и обычаями народов, живущих в тех землях. В этих вопросах проявлял старец глубокие знания, чем показывал себя человеком грамотным и образованным.

В 1849 году Фёдор Козьмич поддался на уговоры крестьянина Ивана Латышева. Тот уже давно предлагал праведному человеку переехать жить к нему на пасеку. Здесь, в двух верстах от села Краснореченского, прямо на берегу реки Чулыма, построил Латышев чудную келью.

В этом уютном месте прожил старец до середины 1951 года. Видимо устав от прежних путешествий, жил одиноко и обособленно. Старался принимать только странников. Через них получал корреспонденцию, которая приходила к нему из Европы. О чём были те письма, кто ему писал — неизвестно.

Иногда приезжали на пасеку солидные люди. Судя по одежде, были то и священнослужители, причём не малого сана, и чиновники больших чинов. Старец уединялся с ними в келье, о чём-то долго беседовал. Говорили, что часто такие разговоры велись на французском языке.

Фёдор Козьмич и сам писал письма, также передавал их через странников. Почту же игнорировал категорически, хотя с ней было бы надёжнее. Такое странное недоверие к почтовому ведомству наводить на мысль, что не желал праведный человек открывать случайным людям имена адресатов.

Покрытое мраком неизвестности прошлое старца, его таинственное поведение породили множество слухов среди людей. Народная молва предполагала, что Фёдор Козьмич в прежние времена являлся высоким духовным лицом. Он оставил свой пост и поселился в уединённом месте, вдали от власти и искушений.

Скоро же, однако, среди местных жителей пополз иной слушок: старец никто иной как бывший император Александр I. Виновником же такой версии стал священник Иоанн Александровский. До недавнего времени жил он в Санкт-Петербурге, видел покойного государя в те годы, когда тот был у власти.

Будучи натурой недобросовестной, Александровский совершил богопротивное деяние и был сослан в ссылку. Попал он в село Краснореченское. Как и все любопытствующие, пожелал встретиться со старцем. Близко Фёдора Козьмича удалось ему лицезреть пару раз – эти встречи произвели на новоприбывшего сильное впечатление, так как праведник имел поразительное сходство с почившим императором.

Такие слухи вскоре дошли до старца. По этому поводу тот никак высказываться не стал, но пришёл к Латышеву и сказал, что устал от людского внимания и хочет перебраться в другое место. Присмотрел он полянку в тайге, в десяти верстах от деревни Коробейниковой, и просит помочь своего благодетеля перевести туда келью.

Среди девственной природы, вдали от назойливого внимания людей, прожил Фёдор Козьмич с июля 1851 по октябрь 1854 года. Постепенно и в эти места ходоки дорожку протоптали. Опять не стало покоя старцу, и перебрался он к деревне Красная речка. Совсем недалеко от неё основал новую келью среди густого леса.

В этих местах произошло его знакомство с купцом Семёном Феофантьевичем Хромовым. Тот с огромным уважением относился к набожному человеку и уговорил старца переехать к нему на заимку, расположенную в четырёх верстах от города Томска.

Переезд состоялся в ноябре 1858 года, и уже до конца своих дней Фёдор Козьмич жил либо в келье на заимке, либо в доме купца на Монастырской улице в Томске. Вели эти два человека частые беседы, и однажды купец попросил старца назвать своё истинное имя. Тот же ответил: «Нет, это не может быть открыто никогда. Об этом меня просил преосвященный Иннокентий и Афанасий, и им то же сказал, что говорю тебе, панок».

Несмотря на это его заявление, томский иеромонах Рафаил впоследствии утверждал, что старец ему исповедовался и назвал себя. Тайну же исповеди иеромонах разглашать не стал, потому как не было у него такого права. Подобное говорил и духовник Фёдора Козьмича протоирей Красноярской кладбищенской церкви Пётр Попов. От него Фёдор Козьмич принимал святые дары (причастие) и был очень откровенен. Протоирей также категорически отказался назвать истинное имя загадочного старца.

К концу 1863 года, сразу в начале зимы, случилась оттепель. Неожиданное потепление среди холодов со многими играет коварную шутку. Не избежал её и Фёдор Козьмич. Видимо ходил он распахнутый, не укутывался в тёплые одежды. Продуло его ветром, и слёг человек с серьёзной простудой.

Было ему в ту пору 86 лет. Возраст далеко не молодой, да и организм хоть и крепкий, но многочисленными постами и молитвами ослабленный, не мог в должной мере противостоять болезни. Поэтому становилось старцу всё хуже и хуже. В январе 1864 года почувствовал он себя совсем плохо. По настоянию купца Хромова, перебрался он с заимки к нему в дом. Здесь ему обеспечили должный уход, пытаясь хоть как-то отдалить неотвратимо надвигающуюся смерть.

За несколько дней до кончины старца, купец отважился ещё раз спросить у того истинное имя. Федор Козьмич ответил сухо и отчуждённо: «Это бог знает». Больше на эту тему он разговаривать не стал.

Умер божий человек 20 января (1 февраля) 1864 года на 87-ом году жизни в доме купца Хромова. Похоронен был на кладбище Томского Богородице-Алексеевского мужского монастыря. На деревянном кресте над могилой сделали надпись: «Здесь погребено тело Великого Благословенного старца Феодора Козьмича».

Семён Феофантьевич Хромов разобрал вещи усопшего. Им были обнаружены: распятие из слоновой кости дивной работы, орденская цепь Андрея Первозванного (орден являлся высшей наградой Российской империи), псалтырь с надписью: «Сей псалтырь принадлежит Саранской Петропавловской обители рясофорному монаху Алексею Золотарёву».

Самым же интригующим были записи, представляющие из себя две бумажные ленты, исписанные с обеих сторон мелким почерком. Прочитать написанное было невозможно, так как это был шифр. Для справки нужно заметить, что до наших дней так никто и не смог разгадать тайную информацию, содержащуюся на узких полосках бумаги.

Больше никаких ценностей у покойного не нашлось. Через два дня после его смерти был сделан карандашный рисунок, изобразивший Фёдора Козьмича на смертном одре. Это единственный портрет загадочного старца.

Вся его жизнь была окутана непроницаемой завесой тайны. Такая загадочность породила слух, что Фёдор Козьмич являлся никем иным как российским императором, не умершим в Таганроге, а скрытно покинувшим город и перевоплотившимся в странствующего божьего человека. И вот уже почти двести лет Александр Первый и тайна его смерти не дают покоя всем тем, кто неравнодушен к истории отечества.

Гипотез и предположений на эту тему множество. Большинство исследователей склоняется к мысли, что сибирский старец и император — одно и тоже лицо. Те же, кто находится в меньшинстве, утверждают обратное, ссылаясь на подробные записи последних дней жизни Александра Первого, на медицинское заключение и всенародные похороны.

Необходимо также отметить тот факт, что все те, кто присутствовал у постели умирающего самодержца, никогда в последствии не говорили ничего такого, что могло бы бросить тень сомнения на кончину Александра Первого – может их уста связала клятва молчания?

Такое вполне возможно допустить, но как тогда быть с большим количеством сопровождающих лиц. Среди них были не только дворяне, которые также могли взять на себя обет молчания, но и многочисленная челядь: люди низкого происхождения, имеющие слабое представление о чести, достоинстве и верности данному слову.

Император конечно мог никого и не посвящать в свои планы, кроме жены. Но вот реально ли было ему вначале притворяться смертельно больным на глазах у всех, а затем незаметно покинуть наполненный людьми дом?

А труп двойника в гробу – это уже тянет на современный триллер. Кто всё это организовывал, кто выполнял? Эдак можно додуматься до того, что унтер-офицера Струменского специально убили, чтобы положить в царский гроб его тело. Тут уже попахивает коммунистическими временами. В набожной патриархальной царской России такое было просто немыслимо.

С другой стороны необходимо учитывать личность Александра Первого: характер, мировоззрение, отношение к человеческим ценностям. Его по праву считают одной из ключевых фигур XIX века.

Как политик Александра Первый состоялся полностью. При нём границы Российской империи значительно расширились, получили толчок многие реформы, полезные для государства; разработан проект отмены крепостного права, выиграна Отечественная война 1812 года.

Если же говорить о характере императора, то по оценкам современников основными его чертами являлись неискренность и скрытность. Самодержец обладал гибким умом, обаянием, легко располагал к себе собеседника, очаровывал людей своей непринуждённостью и простотой в общении. В то же время верить его словам и напускному расположению было неосмотрительно.

Истоки двуличности Александра Первого исходили из детства, когда мальчику приходилось общаться то с отцом Павлом I, то с бабкой Екатериной II, на дух не переносящих друг друга. Ребёнок вынужден был подстраиваться под обоих и, угождая одной стороне, стараться тем самым не испортить отношений с другой. Такая выработанная гибкость сослужила ему в последствии хорошую службу во внешнеполитических играх, но в общении со своими подданными выглядела не очень красиво.

Необходимо отметить также такие черты характера императора как эмоциональность, впечатлительность и ранимость. Судя по всему, он не был уверенным в себе человеком, часто колебался в принятии решений и иногда шёл на поводу у более сильных и волевых людей.

Власть Александр Первый получил в результате заговора, о котором прекрасно знал. Он только не предполагал, что заговорщики убьют отца, наивно считая, что тот будет лишь арестован и добровольно отречётся от престола в пользу сына. Такой сценарий развития событий вряд ли был возможен, учитывая характер Павла I, и намерения тех людей, которые составили ему оппозицию.

Как бы там ни было, вольно или невольно, Александр Первый стал соучастником убийства своего отца. По всем человеческим и церковным законам отцеубийство считается одним из тягчайших грехов. Нести по жизни такой груз человеку с утончённой и ранимой психикой – задача очень сложная и тягостная. Со временем душа запросит очищения и избавления от столь тяжёлой ноши. В таких случаях выход один: посвятить свою жизнь служению богу, чтобы постоянными молитвами и праведной жизнью заслужить прощение.

Мучили императора подобные душевные метания, нет – неизвестно: чужая душа потёмки. Но если мучили, то хватило ли у Александра Первого воли и силы духа добровольно отказаться от власти и уйти странником в мир простых людей, или же умер он от внезапной болезни, так и неосуществив задуманное, – ответа на этот вопрос нет.

Одним словом, пока загадка таинственного старца не разгадана. Но XXI век, это не XX. В наши дни существует такое понятие как генетическая экспертиза. Всем известно, где лежат останки Фёдора Козьмича, имеются также представители рода Романовых. Впрочем, это вопрос компетенции уже людей облечённых властью. Найдут они целесообразным такую экспертизу провести – тогда Александр Первый и тайна его смерти перестанут тревожить умы людей.

В заключении хочется заметить, что страдал император некоторыми физическими дефектами. Слышал государь плохо на левое ухо и имел близорукость. Так вот, по воспоминаниям очевидцев известно, что старцу Фёдору Козьмичу также «медведь на левое ухо лапой наступил». Что же касается зрения, то и в довольно преклонные годы видел божий человек вблизи очень хорошо. Это может быть косвенным свидетельством близорукости в более молодом возрасте. Хотя это ничего не доказывает – мало ли людей с похожими симптомами.

Cтатью написал ridar-shakin

Источники: К.В. Кудряшёв «Александр Первый и тайна Фёдора Кузьмича»
Д.С. Мережковский «Александр Первый»

Источник: www.factruz.ru

«ВСЮ ЖИЗНЬ СВОЮ ПРОВЕЛ В ДОРОГЕ, ПРОСТЫЛ И УМЕР В ТАГАНРОГЕ»

Эпитафия А.С. Пушкина

1 сентября 1825 г. Александр выехал на юг, намереваясь посетить там военные поселения, Крым и Кавказ (поездка предпринималась под предлогом поправления здоровья императрицы). 14 сентября царь был уже в Таганроге. Через 9 дней туда приехала Елизавета Алексеевна. С нею Александр посетил Азов и устье Дона, а 20 октября отправился в Крым, где посетил Симферополь, Алупку, Ливадию, Ялту, Балаклаву, Севастополь, Бахчисарай, Евпаторию. 27 октября на пути из Балаклавы в Георгиевский монастырь царь сильно простудился, ибо ехал верхом в одном мундире при сыром, пронизывающем ветре. 5 ноября он возвратился в Таганрог уже тяжелобольным, о чем написал своей матери в Петербург. Лейб-медики констатировали лихорадку. Ранее в Таганрог прибыл начальник южных военных поселений граф И.О. Витт с докладом о состоянии поселений и с новым доносом на тайное общество. Витт возглавлял также и систему политического сыска на юге России и через своего агента А.К. Бошняка получил сведения о существовании Южного общества декабристов. В доносе Витта значились имена некоторых из членов тайного общества, в том числе и его руководителя П.И. Пестеля. Еще до своей поездки в Крым Александр вызвал в Таганрог Аракчеева, но тот не приехал в виду постигшего его несчастья (убийства дворовыми людьми его любовницы Настасьи Минкиной).

7 ноября болезнь императора обострилась. В Петербург и Варшаву были отправлены тревожные бюллетени о состоянии его здоровья. 9 ноября наступило временное облегчение. 10 ноября Александр отдал приказ арестовать выявленных членов тайной организации. Это было последнее распоряжение Александра: вскоре он окончательно слег, и все дело по раскрытию тайной организации и аресту ее членов взял на себя начальник Главного штаба, находившийся при Александре в Таганроге, И.И. Дибич. Приступы болезни царя делались все сильнее и продолжительнее. 14 ноября царь впал в беспамятство. Врачебный консилиум установил, что надежд на выздоровление нет. В бреду Александр несколько раз повторял по адресу заговорщиков: «Чудовища! Неблагодарные!» 16 ноября царь «впал в летаргический сон», который сменился в последующие дни конвульсиями и агонией. 19 ноября в 11 часов утра он скончался.

Неожиданная смерть Александра I, ранее почти никогда не болевшего, отличавшегося отменным здоровьем, еще не старого (ему не было и 48 лет), породила слухи и легенды. Фантастические рассказы о таганрогских событиях появились в начале 1826 г. в зарубежных газетах. В дальнейшем среди многочисленных слухов наиболее широкое распространение получила легенда о «таинственном старце Федоре Кузьмиче», под именем которого долгие годы (до 1864 года) якобы скрывался император Александр I. Легенда породила обширную литературу, включая и известную повесть Л. Н. Толстого «Записки Федора Кузьмича».

Русская старина

 

ПАМЯТНИК АЛЕКСАНДРУ I

Памятник Александру I установлен в Таганроге в 1831 году, напротив Греческого монастыря, в котором проходило отпевание государя. Это единственный памятник Александру в России. Скульптор — некогда ученик Таганрогской гимназии Мартос, автор памятников Дюку де Ришелье в Одессе и Минину и Пожарскому на Красной площади. Бронзовая фигура императора во весь рост была задрапирована простым плащом, из-под которого был виден генеральский мундир. Одной рукой царь поддерживал эфес шпаги, в другой держал свиток — свод законов. Нога Александра Освободителя попирала извивающееся тело змеи, символизируя победу над Наполеоном. Портретным сходством отличалось лицо императора, а расположившиеся у его ног крылатые ангелы указывали на ангельский характер Александра I. В 20-м году памятник снесли как символ поверженного царизма. Некоторое время фигура стояла забитая досками на площади, а потом ее увезли в Ростов на переплавку. Памятник восстановлен к 300-летию Таганрога. Копию изготовили по сохранившимся в Санкт-Петербурге чертежам.

Таганрог онлайн

 

НЕ ПОКАЗАЛИ ТЕЛО

Огромная подборка материалов сосредоточилась в Станфордском архиве, дипломатических — в частности. К этим архивам нередко обращались историки, но выборочно, а здесь есть поразительные вещи. Вот, скажем, документ о смерти Александра I. Граф Ла Фероне, французский посол, пишет из Санкт-Петербурга 23 марта 1826 года, передавая о слухах, которые, как мы знаем, бывают куда более интересны чем официальные сообщения: «В народе был распущен слух, что в день прибытия тела императора Александра будет произведен бунт; предлогом к бунту послужило требование солдат, чтобы им показали тело Александра, которое, к сожалению, находится в таком состоянии, что показано быть не может. Ходят слухи, что в подвалах Казанского собора заложены бочки с порохом. Чтобы успокоить общество, полиции пришлось спуститься в подвалы, полиция выкатила оттуда бочки с водой… Наконец, используется общая всем русским склонность верить в чудесное и распускаются якобы предсказания о кратковременности нынешнего царствования. Высшее общество тоже разделяет эти страхи и при этом беспокойство наблюдается во всех классах. Император ежедневно получает анонимные письма с постоянной угрозой покушения на его жизнь в случае, если виновники заговора… будут приговорены к смертной казни».

Можно не сомневаться в справедливости сказанного — автор находился в постоянном контакте с Николаем. Когда мы размышляем, почему было казнено, по российским законам, так мало, не хочу сказать, что Николай испугался этих писем с угрозами, но все-таки их надо учитывать. «До сих пор не удалось еще обнаружить авторов этих преступных писем, из которых одно недавно было доставлено ему самому в тот момент, когда он садился на коня, — продолжает Ла Фероне. — Его величество не выказывает никакого страха и продолжает свои публичные выступления и обычные прогулки. Передают следующие его слова, делающие ему честь: «Они хотят сделать из меня тирана или труса. Им это не удастся, я не буду ни тем, ни другим». Императрица ни в малейшей степени не разделяет уверенности монарха. Каждый раз, когда он выходит, она впадает в большое беспокойство и успокаивается только тогда, когда император возвращается. Однако чрезвычайные меры, принятые для охраны дворца, только увеличивают тревоги. Многочисленные патрули ночью регулярно обходят дворец, и артиллерийские орудия до сих пор стоят в манеже, который около императорской резиденции. Тем не менее, господин барон, в день прибытия тела императора в Казанский собор все было совершенно спокойно, одна из больших тревог должна уже исчезнуть, и нет никаких данных предполагать, что процесс, который так важно было ускорить, близится к концу. Каждый день производятся новые важные открытия, которые усложняют это несчастное дело».

Я знал и ранее, что несколько ящиков коллекции Николаевского — документы Александра I, а один ящик посвящен его смерти. Что же там оказалось? Копии архивных материалов из разных мест Европы, а кроме того, масса газет. В частности меня поразил эмигрантский диспут, описанный в пражской газете «Возрождение» от 24 ноября 1929 года со ссылкой на «Письмо из Праги». Споры идут о том, умер ли государь император в Таганроге. Диспут описывается как спортивное соревнование. Деникинская молодежь кричит «Долой!». Им нужен таинственный император, нужен образ этого человека. В советской России эти чувства еще не волнуют публику. Но в шестидесятых годах, когда появится публикация Льва Дмитриевича Любимова, начнется гигантский сбор информации о том, умер император или ушел, и выяснится, что это захватывает очень многих людей. Однажды в серьезной научной аудитории я шутливо попросил проголосовать: кто за то, чтобы Александр I умер, а кто — за то, чтобы ушел. Девяносто пять процентов голосовали за то, чтобы ушел…

Н.Я. Эйдельман. Связь времен. Знание — сила. 1994, №3

 

ВОЗНИКНОВЕНИЕ ЛЕГЕНДЫ

19 ноября 1825 г. в 10 часов 50 минут во время своего путешествия на юг, вдалеке от столицы, в заштатном маленьком городке Таганроге скончался император Александр I.

Эта смерть была полной неожиданностью не только для российских верхов, но и для простого люда, который порой безошибочно был осведомлен о событиях, происходящих в самых верхних эшелонах власти. Смерть буквально потрясла всю страну.

Государь умер на 48-м году жизни полный сил; до этого он никогда и ничем серьезно не болел и отличался отменным здоровьем. Смятение умов вызывалось и тем, что в последние годы Александр I поражал воображение окружавших его людей некими странностями: он все более и более уединялся, держался особняком, хотя сделать это в его положении и при его обязанностях было чрезвычайно сложно, близкие к нему люди все чаще слышали от него мрачные высказывания, пессимистические оценки. Он увлекся мистицизмом, практически перестал с прежней педантичностью вникать в дела управления государством, передоверив во многом эту важную часть своих дел всесильному временщику А.А. Аракчееву.

Его отъезд в Таганрог был неожиданным и стремительным, к тому же происходил в таинственной и неординарной обстановке, а болезнь, постигшая его в Крыму, была скоротечной и уничтожающей.

К моменту смерти выяснилось, что вопрос о престолонаследии Российской империи находится в неясном и противоречивом состоянии в связи с последними распоряжениями Александра, и это породило неразбериху во дворце и сумятицу в структурах власти.

Последующее воцарение императора Николая Павловича, бывшего третьим по старшинству из четырех сыновей Павла I и вступившего на престол в обход своего старшего брата Константина, восстание 14 декабря 1825 г. на Сенатской площади в Петербурге, арест заговорщиков по всей России, среди которых были и представители самых титулованных русских дворянских фамилий, столь же неожиданная для многих и быстротечная кончина жены Александра, умершей через полгода после смерти супруга в Белеве по дороге из Таганрога в Петербург, дополнили тревожную череду событий, открывшихся смертью Александра I.

Гроб с телом императора находился еще в Таганроге, а слухи один тревожнее и удивительнее другого ползли от города к городу, от селения к селению. Как справедливо заметил историк Г. Василич, «молва бежала впереди гроба Александра».

Этому способствовало и то, что тело императора не было показано народу. Для прощания с покойным гроб был открыт царской семье глухой ночью. Такова была воля великого князя Николая Павловича, взявшего после смерти брата управление страной в свои руки.

При продвижении траурной процессии к Туле прошел слух, что фабричные рабочие намереваются вскрыть гроб. В Москве полиция приняла строгие меры для предупреждения беспорядков. К Кремлю, где в Архангельском соборе среди гробниц русских царей стоял гроб с телом Александра, были стянуты войска: пехотные части расположились в самом Кремле, а кавалерийская бригада была дислоцирована поблизости; вечером ворота Кремля запирались, у входов стояли заряженные орудия.

Сохранилась записка о слухах в связи со смертью Александра I, выдержки из которой помещены в труде Г. Василича («Император Александр I и старец Федор Кузьмич (по воспоминаниям современников и документам)»). В ней, с одной стороны, в различных вариациях говорится, что император был убит своими верноподданными «извергами» и «господами», близкими к нему людьми, с другой — что он чудесным образом избежал уготованной ему гибели, а вместо него был убит другой человек, который и был положен в гроб. Говорилось, что государь уехал в «шлюпке в море», что Александр жив, находится в России и будет сам встречать «свое тело» на 30-й версте от Москвы. Называли и людей, которые сознательно, спасая своего императора, пошли на подмену: некий его адъютант, солдат Семеновского полка. Среди тех, кто был похоронен вместо императора, упоминался и фельдъегерь Масков, доставивший императору в Таганрог депеши из Петербурга и погибший буквально у него на глазах 3 ноября, за 16 дней до смерти самого Александра, когда коляска, в которой ехал фельдъегерь вслед за экипажем царя, налетела на препятствие и вылетевший из нее Масков получил перелом позвоночника.

Затем слухи поутихли, но уже с 30-40-х годов XIX в. вновь стали циркулировать в России. На этот раз они шли из Сибири, где в 1836 г. появился некий таинственный бродяга Федор Кузьмич, которого молва стала связывать с личностью покойного императора Александра I.

В 1837 г. с партией ссыльнопоселенцев он был доставлен в Томскую губернию, где и поселился близ г. Ачинска, поражая современников своим величавым видом, прекрасным образованием, обширными знаниями, большой святостью. По описанию это был человек примерно одного возраста с Александром I, выше среднего роста, с ласковыми голубыми глазами, с необыкновенно чистым и белым лицом, с длинной седой бородой, выразительными чертами лица.

С течением времени, в 50-е — начале 60-х годов, молва стала все чаще отождествлять его с покойным императором; рассказывали, что находились люди, близко знавшие Александра I, которые прямо признавали его в облике старца Федора Кузьмича. Говорили о его переписке с Петербургом и Киевом. Были отмечены и попытки отдельных лиц вступить в контакт с царской семьей, с императором Александром II, а затем с Александром III с тем, чтобы донести до сведения царской семьи факты, связанные с жизнью старца.

В истории сохранились смутные данные о том, что эти сведения доходили до царского дворца и там затухали самым таинственным образом.

20 января 1864 г. в возрасте около 87 лет старец Федор Кузьмич скончался в своей келье на лесной заимке в нескольких верстах от Томска и был похоронен на кладбище томского Богородице-Алексеевского мужского монастыря.

Сахаров А.Н. Александр  I

Источник: histrf.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.