Открытие высших женских курсов при александре 2

Университетская реформа

Университетская реформа была проведена в 1862-1863 гг. Университетский устав, принятый 18 июня 1863 г., был самым либеральным из университетских уставов дореволюционной России и состоял из 12 глав.

Каждый университет в Российской империи должен был иметь 4 факультета: историко-филологический, физико-математический, юридический и медицинский. Только в Петербургском вместо медицинского факультета учреждался Восточный факультет. Управлял университетом ректор, а факультетом – декан. Ректор избирался раз в 4 года Университетским Советом. В обязанности ректора входило слежение за учебным процессом и порядком.

Профессора в университетах избирались.

Студентом мог стать молодой человек, достигший 17-летнего возраста и окончивший гимназию или сдавший там экзамен и получивший об этом аттестат, а также окончивший высшее или среднее учебное заведение. Учеба на медицинском факультете длилась 5 лет, а на других факультетах – 4 академических года.


На всех факультетах (кроме медицинского) действовали следующие ученые степени: кандидат, магистр и доктор. Учёную степень могли получить и русские, и иностранцы.

Новый устав предоставил университетам больше самостоятельности в делах внутреннего управления, создал более благоприятные условия для научной и учебной деятельности, повысил привлекательность преподавательской работы в университетах для молодых людей и способствовал утверждению в будущем на университетских кафедрах квалифицированных преподавателей.

В первые годы царствования Александра II в университетах преобладало  оптимистическое, но спокойное настроение, которое соответствовало настроению всего русского общества в эти годы.

Но к началу 60-х годов усилились оппозиционные настроения в стране и, соответственно, в университетах. Издание собственных газет и журналов выходило без всякой цензуры; университеты свободно посещались людьми посторонними, в том числе на лекциях. Молодежь стремилась участвовать в общественной жизни. К профессорам стали предъявлять различные требования.

В новом уставе была восстановлена автономия университетов. Резко был ограничен доступ в университет посторонних слушателей. Система самоуправления совета и факультетов лишала студентов всякой легальной возможности организовать свою собственную общественную и товарищескую жизнь.

В первые годы после введения устава в университетах водворилось некоторое спокойствие, благодаря в значительной мере либеральному отношению самого Министерства народного просвещения, пока во главе его стоял А.В. Головнин.

Чтобы ограничить необходимость поездок студентов в европейские университеты и воспрепятствовать распространению «революционной заразы» из Европы, предпринимались усилия по созданию и оснащению исследовательских лабораторий в российских университетах.

Реформа среднего образования (1871)


Реформу среднего образования провёл в 1871 г. министр народного просвещения граф Дмитрий Андреевич Толстой.

Реформа имела целью введение в учебные программы больших объёмов математики и древних языков (латинского и греческого) и сокращению литературы. Это, по мнению графа Толстого, должно было «подготовить ум и чувства к правильной работе» и отвлечь от «поверхностного вольномыслия». Таким образом, был взят курс на классическую систему обучения, которая оберегала бы молодёжь от поверхностных радикальных взглядов, ведущих к популярному среди молодёжи нигилизму и поверхностному умствованию, в особенности развивавшемуся либеральными учителями словесности.

Толстой в своей деятельности опирался на взгляды известных в то время публицистов М. Н. Каткова и П. М. Леонтьева – редакторов-издателей «Русского вестника» и «Московских ведомостей». Катков являлся врагом нигилистического направления, которое развилось и в значительной степени продолжало действовать в конце 60-х годов. Под нигилизмом тогда подразумевалось распространение материалистического миросозерцания, которое было связано с последними выводами естествознания.


Только воспитанники классических гимназий имели право поступать в университет. Бывшие реальные (технические) гимназии были преобразованы в 1872 г. в реальные училища, в которых в расширенном виде преподавалась математика и черчение, но были сокращены гуманитарные дисциплины. Выпускников реальных училищ готовили к поступлению в высшие технические школы. Классические гимназии и реальные училища должны были давать и законченное среднее образование.

Ход реформы

Реформа шла тяжело, т.к. не было достаточных средств для её проведения, а также не было достаточного количества учителей латинского и особенно греческого языков, которые бы могли сразу взять на себя преподавание в измененных гимназиях. Кроме того, не все понимали и принимали необходимость этой реформы – существовало противодействие, даже в Государственном совете. Поэтому Толстой взялся за дело очень осторожно и постепенно: сначала он образовал новое высшее учебное заведение – Филологический институт, который должен был давать хорошо подготовленных учителей древних языков, а также пригласил в Россию учителей древних языков из-за границы.

Пять лет в министерстве образования работали над Уставом, который был принят в 1871 г.

Таким образом, реформа среднего школьного образования сводилась к введению нового типа классических гимназий, в которых были включены латинский и греческий языки в огромном объеме, сильно увеличен курс математики и исключено естествознание, а количество уроков русского языка, литературы и истории было резко понижено.

Наряду с этим изменилась и воспитательная система в гимназиях, которая была направлена на усиление дисциплины и беспрекословное повиновение.

Женское среднее образование


До вступления на престол Александра II в России не было открытых государственных средних школ для женщин. Девушки из обеспеченных семейств воспитывались дома или в закрытых учебных заведениях – институтах благородных девиц, которых было недостаточно. К тому же эти учебные заведения были организованы при Екатерине, когда ещё не стоял вопрос об эмансипации женщин.

В конце 50-х годов начался общественный подъём, и на его волне в столицах и крупных университетских центрах, а также во всех провинциальных губернских городах начался сбор пожертвований на открытие женских училищ. В 1859 г. начались открытия женских училищ, гимназий. Сначала это были 4-классные, затем 6-классные женские средние учебные заведения. Эти заведения взяла под свое покровительство императрица Мария Александровна, и заведование ими сосредоточилось не в Министерстве народного просвещения, а в ведомстве учреждений императрицы.

Руководство женскими образовательными учреждениями осуществлял известный педагог того времени Н.А. Вышнеградский. Программа женских гимназий соответствовала несколько сокращенному курсу реальных училищ.

Вышнеградский учредил в 1863 г. «педагогические женские курсы».

При содействии профессора К. Н. Бестужева-Рюмина в 1878 г. в Петербурге были открыты «высшие женские курсы», которые назывались «бестужевскими». Затем они, по примеру Петербурга, стали возникать и в других университетских городах.

Народное образование


Народное образование при Александре II также активно реформировалось. К уже существовавшим церковно-приходским школам прибавились светские начальные школы, которые были на попечение земств.

К концу царствования Александра II народных школ уже было несколько десятков тысяч.

Источник: www.rosimperija.info

С особым ожесточением консерваторы обрушились на высшее женское образование, видя в нём, как выражался Д. А. Толстой, «так называемую эмансипацию женщины». В 1882 г. только после ухода с поста военного министра Д. А. Милютина, были закрыты женские врачебные курсы при Николаевском военном госпитале в Петербурге. Этим актом было уничтожено женское медицинское образование. В 1886 г. под председательством Делянова собралось Особое совещание, которое пришло к заключению, «что пока не будет выработан устав, программы и правила, необходимо пресечь дальнейшее скопление в больших городах девиц, ищущих не столько знаний, сколько превратно понимаемой ими свободы» (238, с. 627-628). Представленные об этом предложения были утверждены Александром III 12 мая 1886 г. Таким образом, было издано распоряжение о прекращении приёма на Высшие женские курсы, существовавшие в Петербурге, Москве, Киеве и Казани, которые князь В.


Мещерский называл «настоящей клоакой анархической заразы». Три года работала комиссия князя М. С. Волконского. Министерских чиновников волновали состав слушательниц, кто из них находился под надзором полиции, были ли они замечены в университетских волнениях и демонстрациях. Комиссия выясняла политические настроения курсисток. Только Петербургским курсам (так называемым Бестужевским) удалось добиться возобновления приёма в 1889 г. Напомню, что к 1 января 1889 г. у бестужевок оставался только 4-й (выпускной) курс, насчитывавший всего 140 человек. Курсы испытывали финансовый кризис, поскольку их средства зависели от числа слушательниц и платы за обучение. Члены Общества для доставления средств С. — Петербургским высшим женским курсам во главе с комитетом из 12 человек (Н. С. Стасова, А. П. Философова, С. В. Ковалевская и др.) пытались спасти заведение, обращались в правительство, писали докладные записки в Министерство народного просвещения. Но всё это не было принято даже к сведению. 3 июня 1889 г. было опубликовано «Временное положение о С. — Петербургских высших женских курсах» (просуществовавшее до 1918 г.). Курсы получили назначаемого директора и Совет профессоров, запрещались собрания курсисток вне курсов, вводилась должность инспектрис для наблюдения за поведением курсисток во внеучебное время. По-прежнему сохранялись два отделения — историко-филологическое и физико-математическое. Запрещалось преподавание физиологии человека и животных, естественной истории и гистологии.

нтингент слушательниц был ограничен в 400 человек. При этом курсы были лишены автономии, повышена плата за обучение и введены другие ограничения. Следует отметить, что ещё до повышения платы за обучение положение неимущих девушек было довольно сложным. В исторической записке «Общества для доставления средств высшим женским курсам» отмечалось: «Число совершенно неимущих девушек очень велико… Нередко приезжие из провинции, уплатив 50 руб. за полугодие, остаются с несколькими рублями в кармане. У многих слушательниц нет ни тёплого платья, ни крепкой обуви, о том, чтобы покупать себе необходимые книги, нечего и думать, и вот начинаются лихорадочные поиски заработка. В газетах появляются объявления о слушательницах, дающих уроки, о переводчицах, корректоршах, счётчицах… Чуть открывается какая-нибудь возможность заработать хоть несколько рублей, не бросая курсов, слушательницы спешат ею воспользоваться. Многие слушательницы, работая по 12-14 часов в сутки (утром на курсах, вечером — на каких-либо заработках), устраивают себе более сносное существование, но есть и такие, которые несмотря на все старания, не могут получить никакой работы» (263, с. 230—231).

В 1895 г. на курсах было возобновлено чтение курса ботаники, а в 1902 г. и физиологии. С 1906 г. вводилось юридическое отделение. В 1901 г. окончившие Бестужевские курсы получили право преподавания в старших классах женских гимназий, а позднее, в 1906 г., и в некоторых классах мужских гимназий. Под веянием времени изменился политический настрой курсисток; если до 1886 г. ни одна слушательница Бестужевских курсов не привлекалась к политическим процессам, то в конце 1880-х гг. это стало нормой.


В других городах приём на Высшие женские курсы был возобновлён только в 1890 г. Наряду с Бестужевскими курсами существовали Владимирские, дававшие серьёзное медицинское образование. Причём директор и инспектриса на них назначались министром народного просвещения. Анализ специализации женских высших учебных заведений показывает, что 57,5% слушательниц высших женских курсов обучалось на историко-филологических отделениях, 13,5% — на естественнонаучных и 29% изучали педагогические науки (229, с. 14). По официальным данным, к 15 мая 1893 г. в России числилось 546 женщин-врачей, из которых большинство окончило обучение на высших женских курсах. Почти половина этих лиц состояла земскими врачами (164а, с. 122). Многолетняя серьёзная практическая деятельность женщин-врачей привлекла к ним всеобщую любовь и доверие. Уравнение женщин-врачей с мужчинами в их правах совершилось уже в царствование Николая II. Бывшие выпускницы Высших женских курсов стали первооткрывателями во многих областях знаний. Е. И. Лихачёва издала «Материалы по истории женского образования в России». Е. В. Балабанова написала первый в России учебник библиотечного дела. Е. И. Тиме и О. Г. Клементьева, актрисы, преподавали в Ленинградском институте театра, музыки и кинематографии. Писательница А. А. Караваева дважды награждалась Государственной премией. О. А. Добиаш-Рождественская стала первой женщиной в дореволюционной России, получившей докторскую степень по истории. С. В. Романская — первая русская женщина-астроном.


Как видим, высшее женское образование преодолело немалые трудности. Женщины завоевали равенство и признание мужчин и ныне трудятся наравне с мужчинами в самых различных областях науки и производства.

Следующая глава >

Источник: history.wikireading.ru

Открывая Курсы в 1878 г. , учредители желали им славного и долголетнего существования. Организаторами Курсов были известные общественные деятели и профессора С. -Петербургского университета. Вот имена некоторых из них: А. П. Философова, Н. В. Стасова, О. А. Мордвинова, В. П. Тарновская, Н. А. Белозерская, Е. И. Конради, М. А. Менжинская, А. Н. Бекетов, Д. И. Менделеев, И. М. Сеченов, А. М. Бутлеров, К. Н. Бестужев-Рюмин. Неоднократные почти 20-летние эксперименты по созданию женского университета сделали их соратниками и поборниками высшего женского образования. Высшим женским курсам предшествовала деятельность различных общественных организаций, публичных курсов и лекций в Петербурге в 1850-1870-ых гг. , которые зачастую разрешались министерскими чиновниками с большой неохотой, без выделения каких-либо государственных дотаций и не давали никаких прав окончившим их лицам. Высшие женские курсы были названы Бестужевскими по имени их первого директора, К.


Бестужева-Рюмина. Будучи частным учебным заведением, они получали лишь по 3 тыс. рублей в год в качестве пособия от Министерства народного просвещения и С. -Петербургской Городской думы, 8 и финансировались, главным образом, за счет деятельности Общества для доставления средств Высшим женским курсам. 9 (Основным доходом Общества была плата слушательниц за обучение. ) Члены Общества, работавшие на курсах, считались общественными деятелями и не получали материального вознаграждения. Например, В. П. Тарновская 25 лет несла на себе обязанности казначея курсов, О. К. Нечаева 13 лет вела дела общежитий ВЖК. Высшие женские курсы просуществовали 40 лет: с 1878 по 1918 г. , а в 19-м курсы, в качестве Третьего Петроградского университета, были слиты с Первым Петроградским университетом. 10 Сорок лет — много это или мало? Бестужевские курсы вошли в историю русского просвещения как единственное высшее женское учебное заведение, пережившее контрреформы 1880-х г. (участь остальных была одинакова — с середины 1880-х г. все они были закрыты, и в начале ХХ столетия лишь некоторые из них смогли возродиться) . История Бестужевских курсов — это известные имена профессорско-преподавательского состава и слушательниц, история преподаваемых наук, сложные взаимоотношения русской общественности, правительства и учебного заведения. Бестужевские курсы в русской культуре — это уникальное явление. К 1916 г. выпускные свидетельства получили 6933 слушательницы, окончившие Курсы. 16 Но обучавшихся было гораздо больше — некоторые курсистки не смогли в силу разных причин завершить обучение или не были допущены к выпускным экзаменам, нет также данных о выпусках последних лет. Большинство выпускниц преподавали в средней школе; у них был многолетний педагогический опыт и поколения учеников, которым они стремились передать свои знания, умение, высокие нравственные ориентиры. Из среды бестужевок вышли известные ученые, литераторы и общественные деятели. Е. И. Лихачева издала "Материалы по истории женского образования в России", Е. В. Балабанова написала первый в России учебник библиотечного дела. Актрисы Е. И. Тиме и О. Г. Клементьева преподавали в Ленинградском институте театра, музыки и кинематографии. Е. М. Прилежаева-Барская и Т. Д. Руссес стали популярными детскими писательницами.

Источник: touch.otvet.mail.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.