Княжение александра невского во владимире

 

 Княжение александра невского во владимире

Святой благоверный князь Александр Невский родился 30 мая 1220 года в городе Переславле-Залесском. Отец его, Ярослав Всеволодович (+ 1246), был младшим сыном Всеволода III Большое Гнездо (+ 1212). Мать святого Александра, Феодосия Игоревна, рязанская княжна, была третьей супругой Ярослава. Старшим сыном был святой благоверный князь Феодор (+ 1233), преставившийся ко Господу в возрасте 15 лет. Святой Александр был их вторым сыном. 

Княжение александра невского во владимире

Происхождение Александра Невского (генеологическое дерево)

Первые годы юного княжича прошли в Переславле, где княжил отец. Когда Александру исполнилось 5 лет князь Ярослав учинил сыну "княжеский постриг", после которого его начал обучать ратному делу опытный воевода, боярин Фёдор Данилович.


Александр изучал правила этикета, письмо и чтение, историю великих предков. В Новгороде при отце он проходил обучение внутренней и внешней дипломатии, постигал искусство подчинять бояр и повeлeвать толпой, переменчивой и грозной. Этому он учился присутствуя на вече, иногда на совете, слушая беседы отца. Но особое место в обучении и воспитании княжича отводилось ратному делу. Александр учился владеть конем, защитным и наступательным оружием, быть и турнирным рыцарем и знать строй пеший и конный, тактику полевой битвы и осады крепости.

Все чаще молодой княжич выезжал вместе с дружиной отца в дальние и ближние города, на охоту, принимал участие в сборах княжеской дани, а главное, в ратных сражениях. При тогдашнем воспитании сильные характеры складывались в княжеской среде очень рано. Политическая ситуация раннего средневековья, предполагала частые военные действия и бурные внутренние интриги. Это, в свою очередь было хорошим “наглядным пособием” для формирующегося полководца. Пример предков обязывал быть героем.

В 14 лет в 1234г. состоялся первый поход Александра (под отцовским стягом) на ливонских немцев (битва на р. Эмайыги (в нынешней Эстонии)).

В 1227 году князь Ярослав, по просьбе новгородцев, был послан братом, великим князем Владимирским Юрием, княжить в Новгород Великий. Он взял с собой сыновей, святых Феодора и Александра.


В 1236 Ярослав уехал княжить в Киев и Александр,которому исполнилось уже 16 лет, стал самостоятельно править в Новгороде. Новгородцы гордились своим князем. Он выступал защитником сирот, вдовиц, был помощником голодающих. Князь смолоду чтил священство и монашество, т.е. был князем от Бога и послушным Богу. В первые годы своего княжения ему пришлось заниматься укреплением Новгорода, поскольку с востока грозили монголы-татары. На реке Шелони Александр построил несколько крепостей.

В 1239 году святой Александр вступил в брак, взяв в жены дочь Полоцкого князя Брячислава.

Историческая обстановка к моменту начала княжения Александра Невского

Княжение александра невского во владимире

Карта 1239—1245

Княжение Александра Невского (1236-1263 гг.) совпало с одним из самых тяжелых и трагических периодов русской истории: с востока шли монгольские орды, с запада надвигались рыцарские полчища "крестоносцев" (шведы и немецкие рыцари Ливонского ордена). Ужас такого положения выражался в том, что с одной стороны над русскими землями нависла угроза нашествия степных кочевников — монгол, что непременно вело к порабощению, в лучшем случае, и к уничтожению в худшем. С другой, балтийской стороны наилучший вариант сулил русскому народу отказ от христианской веры и преклонение колен перед знаменами западного католицизма.


Кроме того, XII — XIII век — период феодальной раздробленности. Русь была ослаблена захлестнувшими её междуусобными войнами. Каждое княжество пыталось существовать на свой манер. Брат шел на брата. В ход пускалось все: убийство, вступление в родственные связи с авторитетными чужеземными родами, кровосмешение, интриги, заигрывание и одновременная жестокость с горожанами. Исторические условия того периода, в которые были поставлены князья, толкали их на те или иные действия.

Княжение александра невского во владимире

Благоверный князь Александр Невский стал центральной фигурой новой, возрождавшейся из развалин мелкокняжеских уделов Руси, и именно к нему были обращены взоры как к защитнику и объединителю земель перед лицом золотоордынской угрозы.

Невская битва (1240г.)

Княжение александра невского во владимире

Всеобщую славу молодому князю принесла победа, одержанная им на берегу Невы, у Ладожского озера 15 июля 1240 над шведами, которыми, по легенде, командовал будущий правитель Швеции ярл Биргер.

Александр лично участвовал в битве. Считается, что именно за эту победу князя стали называть Невским. Само сражение историки назвали Невская битва.


Воспользовавшись нашествием Батыя, разгромом русских городов, смятением и горем народа, гибелью его лучших сынов и вождей, полчища крестоносцев вторглись в пределы Отечества.

Святой Александр, ему не было тогда еще 20 лет, долго молился в храме Святой Софии, Премудрости Божией. Выйдя из храма, святой Александр укрепил дружину исполненными веры словами: "Не в силе Бог, а в правде. Иные — с оружием, иные — на конях, а мы Имя Господа Бога нашего призовем! Они поколебались и пали, мы же восстали и тверды были".

С небольшой дружиной, уповая на Святую Троицу, князь поспешил на врагов, — ждать подмоги от отца, не знавшего еще о нападении неприятелей, не было времени. Новгород был предоставлен самому себе. Разгромленная татарами Русь не могла оказать ему никакой поддержки.

Александр располагал только своей небольшой дружиной и отрядом воинов-новгородцев. Heдостаток сил нужно было возместить внезапным нападением на шведский лагерь.

Княжение александра невского во владимире

Шведы, утомившись морским переходом, устроили себе отдых. Простые воины отдыхали на судах. Начальникам и рыцарям слуги поставили шатры на берегу. Утром 15 июля 1240 года атаковал шведов. Шведы, находившиеся на кораблях, не могли прийти на помощь тем, кто был на берегу. Неприятель оказался разъединенным на две части. Дружина во главе с самим Александром нанесла по шведам главный удар. Навязался жестокий бой.


Невская битва

Невская битва

Немногочисленное русское воинство в пух и прах разгромило значительно превосходящие силы противника. Ни численное превосходство, ни воинское мастерство, ни магические заклинания шведских епископов не смогли спасти врага от полного разгрома. Предводителю нашествия Ярлу Биргеру копьем своим Александр нанес тяжелый удар по лицу.

Победа в глазах современников поставила его на пьедестал великой славы. Впечатление от победы было тем сильнее, что она случилась в тяжелую годину невзгод в остальной Руси. В глазах народа на Александре и Новгородской земле проявлялась особая благодать Божия.

Тем не менее новгородцы, всегда ревнивые к своим вольностям, в том же году успели рассориться с Александром, и он удалился к отцу, который дал ему Переславль-Залесский.

Ледовое побоище на Чудском озере (1242г.)

Княжение александра невского во владимире

Ледовое побоище

В 1240 году, пока Александр дрался со шведами, немецкие крестоносцы начали завоевание Псковской области, а в следующем 1241 году немцы взяли сам Псков. В 1242 году, ободренный успехами, Ливонский орден, собрав немецких крестоносцев Прибалтики, датских рыцарей из Ревеля, заручившись поддержкой папской курии и давних соперников новгородцев псковичей, вторгся в пределы новгородских земель.


Новгородцы обратились сначала к Ярославу, а потом просили Александра защитить их. Так как опасность угрожала не только Новгороду, но всей русской земле, Александр, забыв на время о прошлых обидах, немедленно отправился очищать новгородские земли от немецких захватчиков.

В 1241 г. Александр явился в Новгород и очистил его область от врагов, а в следующем году вместе с братом Андреем двинулся на помощь Пскову, где сидели немецкие наместники.

Александр освободил Псков и отсюда, не теряя времени, двинулся к границе Ливонского ордена, проходившей по Чудскому озеру.

Княжение александра невского во владимире

Обе стороны стали готовиться к решающему сражению. Оно произошло на льду Чудского озера, у Вороньего камня 5 апреля 1242 и вошло в историю как Ледовое побоище. Немецкие рыцари были разгромлены. Ливонский орден был поставлен перед необходимостью заключить мир, по которому крестоносцы отказывались от притязаний на русские земли, а также передавали часть Латгалии.

Говорят, что тогда-то Александр произнес слова, ставшие на Русской земле пророческими: "Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет!"


После Шведов и Немцев Александр обратил оружие на Литовцев и целым рядом побед (в 1242 и 1245 г.) показал им, что нельзя безнаказанно делать набеги на русские земли. По сказанию летописцев, Александр Невский нагнал на ливонцев такой страх, что они стали "блюстися имени его". Так, в 1256 году Шведы попытались было снова отнять у Новгорода Финское прибрежье и вместе с подвластною Емью стали строить крепость на р. Нарове; но при одном слухе о приближении Александра с Суздальскими и Новгородскими полками, удалились. Чтобы устрашить Шведов, Александр совершил поход в Шведские владения, в страну Еми (нынешнюю Финляндию), подвергнув ее опустошению.

Александр Невский и папские кардиналы

Александр Невский и папские кардиналы

Приблизительно в это время, в 1251г. римский папа Иннокентий IV направил к Александру Невскому посольство с предложением принять католичество, якобы в обмен на свою помощь в совместной борьбе против монголов. Это предложение было отвергнуто Александром в самой категоричной форме.

Борьба с ливонцами и со шведами была, по сути дела, борьбой православного Востока с католическим Западом. В условиях страшных испытаний, обрушившихся на русские земли, Александр Невский сумел найти силы для противостояния западным завоевателям, снискав славу великого русского полководца.

Успешные военные действия Александра Невского надолго обеспечили безопасность западных границ Руси, но на востоке русским князьям пришлось склонить голову перед гораздо более сильным врагом — монголо-татарами.


Отношения с Золотой Ордой

Княжение александра невского во владимире

Карта Золотой Орды в XIIIв.

В 1243 хан Батый (внук Чингизхана), правитель западной части монгольской державы — Золотой Орды, вручил ярлык великого князя владимирского на управление покоренными русскими землями отцу Александра — Ярославу Всеволодовичу. Великий хан монголов Гуюк призвал великого князя в свою столицу Каракорум, где 30 сентября 1246 Ярослав неожиданно скончался (по общепринятой версии, он был отравлен). Тогда, в 1247 году, по требованию Батыя, в столицу Золотой Орды г.Сарай-Бату были вызваны его сыновья — Александр и Андрей. Батый отправил их на поклонение к великому хану Гаюку в Монголию (г.Коракорум). Пока Ярославичи добирались до Монголии, сам хан Гуюк умер, и новая хозяйка Каракорума ханша Огуль-Гамиш решила назначить Великим князем Владимирским Андрея (Владимир в то время был крупнейшим политическим центром всех руссих земель). Следует отметить, что к верховной власти Андрей пришёл не по старшинству, минуя нескольких претендентов, которым великокняжеский престол принадлежал по праву. Александр же получал в управление опустошенную в результате набегов южную Русь (Киев) и Новгород. Киев после татарского разорения потерял всякое значение; поэтому Александр поселился в Новгороде.


Александр Невский отчетливо понимал, что сохранить в неприкосновенности северо-западные границы Руси, а также держать открытым выход в Балтийское море можно лишь при условии мирных отношений с Золотой Ордой — воевать против двух могучих врагов у Руси тогда не было сил. Вторая половина жизни знаменитого полководца была славна не военными победами, а дипломатическими, не менее нужными, чем военные.

При тогдашней малочисленности и разрозненности русского населения в восточных землях нельзя было и думать об освобождении из-под власти татар. Разоренным и погрязшим в нищете и феодальной раздробленности русским князьям было практически невозможно собрать какое-нибудь войско, чтобы оказать достойное сопротивление татаро-монголам. В этих условиях Александр решил ладить с татарами во что бы то ни стало. Это было тем легче, что монголы, безжалостно истреблявшие всех, кто им сопротивлялся, были довольно великодушны и снисходительны к покорным народам и их религиозным верованиям.

Не все русские князья разделяли взгляды святого Александра Невского.


еди них были как сторонники Орды, так и сторонники Запада, склонные к введению на Руси католичества и подчинению Риму. Сторонники прозападного курса развития в борьбе с татарским игом надеялись на помощь Европы. Переговоры с Римским папой вели святой Михаил Черниговский, князь Даниил Галицкий, брат святого Александра, Андрей. Но святой Александр хорошо знал судьбу Константинополя, захваченного и разгромленного в 1204 году крестоносцами. И собственный опыт учил его не доверять Западу. Даниил Галицкий за союз с папой, ничего ему не дававший, заплатил изменой Православию — унией с Римом. Святой Александр не желал этого родной Церкви. Католичество было неприемлемо для Русской Церкви, уния означала отказ от Православия, отказ от источника духовной жизни, отказ от предназначенного Богом исторического будущего, обречение самих себя на духовную смерть.

Через 5 лет, в 1252, в Каракоруме Огуль-Гамиш была свергнута новым великим ханом Мункэ (Менгке). Воспользовавшись этим обстоятельством и решив отстранить от великого княжения Андрея Ярославича, Батый вручил ярлык великого князя Александру Невскому, который был срочно вызван в столицу Золотой Орды Сарай-Бату.

Княжение александра невского во владимире

Но младший брат Александра, Андрей Ярославич, поддержанный братом тверским князем Ярославом и галицким князем Даниилом Романовичем, отказался подчиниться решению Батыя и даже перестал выплачивать ордынцам дань. Но, время для отпора ордынцам ещё не настало — не было для этого в русских землях достаточных сил.

Для наказания непокорных князей Батый посылает монгольскую конницу под командованием Неврюя. Это был страшный, кровавый поход, оставшийся в летописях как «Неврюева рать». Андрей, в союзе с братом, Ярославом Тверским, сразился с татарами, но был разбит и через Новгород бежал в Швецию искать помощи у тех, кого с помощью Божией, громил на Неве его великий брат. Это была первая попытка открытого противодействия татарам в северной Руси. Во время нашествия «Неврюевой рати» Александр Невский был в Орде.

После бегства Андрея великое Владимирское княжество, по воле хана, перешло к Александру Невскому. Этот пост он принял из рук Сартака — сына Батыя, с которым он подружился при первом посещении Орды. Сартак был христианин несторианского толка. Святой Александр стал единовластным Великим князем всей Руси: Владимирским, Киевским и Новгородским, и сохранял это звание в течение 10 лет, вплоть до своей кончины.

Александр Невский и Сартак в Орде

Ф.А.Москвитин. Александр Невский и Сартак в Орде.

В 1256 году умер союзник Александра хан Батый и в том же году из-за симпатий к христианству был отравлен сын Батыя Сартак.

Тогда Александр снова отправился в Сарай, чтобы подтвердить мирные отношения Руси и Орды с новым ханом Берке.

Новый хан (Берке) для более точного обложения населения данью приказал сделать вторую перепись на Руси (первая перепись была сделана при Ярославе Всеволодовиче). Александр смог договориться об уплате дани в обмен на военную помощь. Договор с монголами можно назвать первой дипломатической победой Александра. Л. Н. Гумилев видит значение этого договора для русских князей в том, что они сохранили большую свободу действий, то есть, могли по своему усмотрению решать внутренние проблемы. Вместе с тем "Александра интересовала перспектива получения от монголов военной помощи, для противостояния нажиму Запада и внутренней оппозиции".

Но именно договор послужил поводом к бунту в Новгороде. Новгород не был, подобно другим русским городам, покорен татарским оружием, и новгородцы не думали, чтобы им пришлось добровольно платить постыдную дань.

Княжение александра невского во владимиреВ 1259 году в Новгороде началось восстание, продолжавшееся около полутора лет, в течение которых новгородцы не подчинялись монголам. На стороне горожан оказался даже сын Александра князь Василий. Положение было очень опасным. Снова возникла угроза самому существованию Руси. 

Александр знал, что он должен заставить новгородцев смириться с переписью. В то же время князь не хотел доводить дело до вооруженного столкновения с новгородцами, проливать русскую кровь. Задача, стоявшая перед Александром как полководцем и политиком, была крайне сложной: гордые новгородцы поклялись скорее умереть, чем признать над собой власть “поганых”. Казалось, ничто не может подорвать их решимость. Однако князь хорошо знал этих людей — столь же храбрых, сколь легкомысленных, впечатлительных. Скорые на слово, новгородцы были по-крестьянски не торопливы на дело. К тому же их решимость сражаться отнюдь не была единодушной. Бояре, купцы, зажиточные ремесленники — хотя и не решались открыто призвать к благоразумию, но в душе готовы были откупиться от татар.

Понимая, что строптивость новгородцев может вызвать ханский гнев и новое нашествие на Русь, Александр лично навел порядок, казнив наиболее активных участников волнений и добился от новгородцев согласия на перепись населения на поголовную дань. Новгород был сломлен и подчинился приказу посылать дань в Золотую Орду. Немногие понимали тогда, что тяжелая необходимость заставляла Александра так действовать, что, поступи он иначе, новый страшный погром татарский обрушился бы на несчастную Русскую землю. 

В своем стремлении наладить мирные отношения с Ордой Александр не был предателем интересов Руси. Он действовал, так как подсказывал ему здравый смысл. Опытный политик суздальско-новгородской школы, он умел видеть грань между возможным и невозможным. Подчиняясь обстоятельствам, лавируя среди них, он шел по пути наименьшего зла. Он был, прежде всего, хорошим хозяином и более всего заботился о благополучии своей земли.

Историк Г.В.Вернадский писал: «… Два подвига Александра Невского — подвиг брани на Западе и подвиг смирения на Востоке — имели единственную цель — сбережение православия как источника нравственной и политической силы русского народа».

Кончина Александра Невского

В 1262 вспыхнули волнения во Владимире, Суздале, Ростове, Переяславле, Ярославле и других городах, где были перебиты ханские баскаки и выгнаны татарские откупщики дани. Полки татарские уже готовы были двинуться на Русь.

Чтобы умилостивить золотоордынского хана Берке, Александр Невский лично отправился с дарами в Орду. Он сумел отвратить беду и добился даже льготы русским по доставке для татар военных отрядов.

Хан удерживал князя подле себя всю зиму и лето; только осенью Александр получил возможность вернуться во Владимир, но по дороге заболел и слёг в Городце на Волге, где принял монашеский постриг и схиму с именем Алексия. Александр захотел принять великую схиму — самый полный вид монашеского пострижения. Разумеется, постриг умирающего, да еще в высшую монашескую степень! — противоречило самой идеи иночества. Однако для Александра было сделано исключение. Позднее, следуя его примеру, многие русские князья перед кончиной принимали схиму. Это стало своего рода обычаем. Александр Невский скончался 14 ноября 1263 года. Было ему всего 43 года.

Г. Семирадский. Кончина Александра Невского

Г.Семирадский. Кончина Александра Невского

Тело его было погребено во владимирском монастыре Рождества Богородицы. При захоронении были отмечены многочисленные исцеления.

«Житие Александра Невского» примечательно тем, что написано в конце XIII в. современником событий, человеком лично знавшим князя, и следовательно, имеет огромное значения для понимания того, как оценивалась личность Александра Невского в те далекие времена, и каково было значение тех событий, участником которых он являлся.

Почитание и канонизация

Народ прославил Александра Невского задолго до канонизации Церковью. Уже в 1280-х годах во Владимире начинается почитание Александра Невского как святого.

Княжение александра невского во владимире

Общецерковное прославление святого Александра Невского совершилось при митрополите Макарии на Московском Соборе 1547 года. Александр Невский был единственным православным светским правителем не только на Руси, но и во всей Европе, который не пошел на компромисс с католической церковью ради сохранения власти.

История с мощами Александра Невского

В 1380 г. во Владимире были открыты нетленными мощи Александра Невского и положены в раке поверх земли. В 1697 году суздальский митрополит Илларион поместил мощи в новую раку, украшенную резьбой и покрытую драгоценным покровом.

Перенесение мощей святого князя Александра Невского императором Петром I в Петербург

Москвитин Филипп Александрович. Перенесение мощей святого князя Александра Невского императором Петром I в Петербург.

В 1724 г. по повелению Петра I мощи были перенесены в Санкт-Петербург в Александро-Невскую лавру, где почивают и ныне в Троицкой церкви. 

Княжение александра невского во владимире

И.А.Иванов. "Александро-Невская лавра со стороны Невы" (1815).

В середине XVIII века по приказу дочери Петра императрицы Елизаветы Петровны для мощей была сделана тяжелая серебряная рака. На раку было высочайше пожаловано первое серебро с Колыванских заводов в Сибири. Раку изготовили на петербургском Монетном дворе выдающиеся придворные мастера того времени, она стала самым ярким произведением искусства того времени и упоминалась во многих литературных произведениях и путевых заметках иностранцев. Рака была помещена в огромный многоярусный саркофаг из чистого серебра общим весом почти полторы тонны – нигде в мире нет такого грандиозного сооружения из этого драгоценного металла. В орнаменте саркофага использована чеканка и литые медальоны, изображающие жизнь и подвиги Александра Невского.

Саркофаг Александра Невского в Эрмитаже

Саркофаг Александра Невского в Эрмитаже

В 1922 г., в период ожесточенной экспроприации церковных богатств, мощи князя, заключенные в многопудовый серебряный саркофаг, были изъяты из собора и долгое время находились в Музее религии и атеизма. И все дело было именно в этом саркофаге, в котором большевики узрели большой кусок драгоценного серебра – 89 пудов 22 фунта 1 с 1/3 золотника. В мае 1922 года эту раку безжалостно свернула с постамента группа трудящихся товарищей. Вскрытие больше походило на публичное осквернение…

Княжение александра невского во владимире

Разграбление гробницы Александра Невского большевиками

Ей, как и бесценному иконостасу Казанского собора, была уготована участь переплавки. Но тогдашний директор Эрмитажа Александр Бенуа отправил в Москву отчаянную телеграмму с просьбой передать произведение ювелирного искусства в народный музей. Иконостас Казанского собора тогда, увы, отстоять не удалось, а рака была передана в Эрмитаж. Почти 20 лет она стояла в галерее серебра, не давая покоя многим ответственным работникам госаппарата. Как же – почти полторы тонны серебра стоят в залах напрасно! В Москву периодически отправлялись письма как хозяйственников, так и защитников саркофага. Правда, прах Александра из него уже был изъят, его переместили в Казанский собор.

Княжение александра невского во владимире

В июне 1989 года  мощи великого князя были возвращены в Свято-Троицкий собор Александро-Невской лавры. Сегодня они доступны для поклонения и содержатся в скромном медном саркофаге.

История с мощами и ракой великого князя еще не закончилась. Видные церковные деятели неоднократно обращались к правительству России о передаче серебряной раки в Александро-Невскую Лавру, дабы поместить туда вновь мощи святого князя.

Материал подготовил Сергей ШУЛЯК

для Храма Живоначальной Троицы на Воробьевых горах

Ссылки по теме:
НЕВСКАЯ БИТВА


Закон Божий. Благоверный князь Александр Невский

Тропарь благоверного великого князя Александра Невского, глас 4
Яко благочестиваго корене пречестная отрасль был еси, блаженне Александре, яви бо тя Христос, яко некое Божественное сокровище Российстей земли, новаго чудотворца, преславна и богоприятна. И днесь сошедшеся в память твою верою и любовию, во псалмех и пениих радующеся славим Господа, давшаго тебе благодать исцелений, Егоже моли спасти град сей, и державе Российстей богоугодней быти, и сыновом Российским спастися.

Кондак благоверного князя Александра Невского, глас 4
Якоже сродницы твои Борис и Глеб явишася тебе с Небесе в помощь, подвизающемуся на Велгера Свейскаго и воев его, тако и ты ныне, блаженне Александре, прииди в помощь твоим сродником и побори борющия ны.

Молитва святому благоверному Александру Невскому
Скорый помощниче всех усердно к тебе прибегающих и теплый наш пред Господем предстателю, святый благоверный княже Александре! Призри милостивно на ны недостойныя многими беззаконии непотребны себе сотворшия, к раце мощей твоих ныне притекающия и из глубины сердца тебе взывающия: ты в житии своем ревнитель и защитник православныя веры был еси, и нас в ней теплыми твоими молитвами непоколебимы утвер­ди. Ты великое, возложенное на тя служение тщательно проходил еси, и нас твоею помощию пребывати коегождо, в нейже призван есть, настави. Ты, победив полки супостатов, от пределов Российских отгнал еси, и на нас ополчающихся всех видимых и невидимых врагов низло­жи. Ты, оставив тленный венец царства земнаго, избрал еси безмолвное житие, и ныне праведно венцем нетлен­ным увенчанный, на небесех царствуеши, ходатайствуй и нам, смиренно молим тя, житие тихое и безмятежное и к вечному Царствию шествие неуклонное твоим предстательством устрой нам. Предстоя же со всеми святы­ми Престолу Божию, молися о всех православных христианах, да сохранит их Господь Бог Своею благодатию в мире, здравии, и благоденствии, и всяком благополучии в должайшая лета, да и присно славим и благословим Бога, в Троице Святей славимаго Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Источник: hram-troicy.prihod.ru

Рассмотрев Владимирский период княжения Александра Невского, можно заметить, что характерные черты политики правления князя остаются неизменными. А весь политический сценарий можно сравнить с хорошо продуманной шахматной партией.

В 1250 году после длительной поездки в Орду Андрей и Александр вернулись во Владимир. Еще возвращаясь домой князья, вероятно, размышляли над коварным решением ордынского правителя: “в руках Александра власть над Русью — Новгородом и Киевом, не считая наследственно удержанных Переяславля и Дмитрова, и, следовательно, Андрей ему подчинен. Но Новгород фактически зависит от Владимиро-Суздальской земли, а потому и Александр — вассал Андрея… Завязался заколдованный узел, который предстояло разрубить, — весь вопрос чем: татарской саблей, русским мечем или, может быть, мечем святого Петра?” “Андрей тотчас отобрал бразды правления у безропотного Святослава Всеволодовича. Но Александр не торопился покинуть старый город. Он чего — то выжидал.

И вот в летописи под тем же годом появляется запись: “Приеха митрополит Кирилл на Суздальскую землю” . Итак, печатник-канцлер галицко-волынского князя, побывав в Никее, вернулся митрополитом не в Галич, не в Киев, а во Владимир. не зря ждал его Александр. Это был первый успех далеко рассчитанной политики князя.

На следующий год митрополит вместе с ним и ростовским епископом Кириллом II отправились в Новгород.” Следующий ход в политической игре с татаро-монголами был сделан Андреем. Решив пойти по пути военного решения конфликта с ордынцами, он объединяет свои силы с братом Ярославом и вступает в союз с галицко-волынским Даниилом Романовичем, ставшим ему в скором времени тестем.

“Когда Батый добился преобладающего влияния при каракорумском дворе,… Александр понял, что настал нужный момент. Тогда он решился: “Иде Олександр, князь новгородьскый Ярославич в Татары и отпустиша его Батый с честью великою, давше ему старейшинство во всей братьи его.

Александр Ярославович стал великим князем всей Руси. Он в дружбе с митрополией, ему доверяют Сарай и Каракорум и вероятно, Никею. В Новгороде его наместник сын Василий.” Чувствуя поддержку в Орде Александр начал показывать свой характер, и особенно это проявилось в отношениях с Новгородом. Хотя, по началу, все было спокойно пока “в 1254 г. вспыхнул конфликт между Александром и его младшим братом Ярославом. О причинах ссоры летописи не сообщают. Тверской князь с боярами бежал в новгородские земли. Поначалу, он обосновался в Ладоге, затем перебрался во Псков. В следующем году новгородцы изгнали сидевшего на княжении сына Александра — отрока Василия, а на его место приняли Ярослава.

События приобретали весьма опасный для Александра оборот. Признание в Новгороде было для него не только вопросом пристижа. Оно давало и весьма ощутимые материальные блага. Помимо содержания, которое получал князь от новгородского правительства, он имел здесь и иные статьи дохода: судебные пошлины, всякого рода дары и подношения от бояр. Наконец, князь через своих доверенных лиц, вероятно принимал участие в торговле на Балтике и в различных лесных промыслах на новгородском Севере.

Потеряв новгородский “стол” , Александр лишился бы и значительной части своих доходов. А между тем именно деньги — как в чистом виде (“серебро” ) , так и в виде пушнины или иных ценимых в орде товаров — решали судьбу князя в ханской ставке. Хан, его жена и дети, его приближенные требовали от русского князя щедрых подарков. Скупость здесь была губительна: ярлык на княжение получал лишь тот, кто мог щедро заплатить за него.

Все это и заставило Александра, узнав о новгородской “измене” , немедленно взяться за меч. Как всегда он действовал стремительно и напористо.” В результате предпринятых мер Александр вновь приобрел признание новгородцами его власти. Его брат не решившись вступить с ним в бой, бежал. Новгород сдался без боя.

Следующей проблемной ситуацией во взаимоотношениях с новгородцами стала перепись проводимая по указу Великого хана монгольскими чиновниками, которую вольнолюбивые обитатели Новгорода не хотели признать, считая сей акт ущемлением своих свобод и попранием своего достоинства. Во многом такая ситуация была обусловлена объективными причинами. “Здесь не испытали татарского погрома, не видели воочию страшной лавины с воем несущейся вперед ордынской конницы…

В лето 1257 пришла в Новгород весть из Руси злая, что хотят татары тамги и десятины от Новгорода. И волновались люди все лето. А зимою новгородцы убили Михалка — посадника. Если бы, кто сделал другому добро, то добро бы и было, а кто копает под другим яму, сам в нее ввалится.

В ту же зиму приехали послы татарские с Александром и начали послы просить десятины и тамги. И не согласились на то новгородцы, но дали дары для царя Батыя и отпустили послов с миром” .

Понимая, что строптивость новгородцев может вызвать ханский гнев и новое нашествие на Русь, Александр в 1258г. вновь отправился в Орду….

Александр знал, что на сей раз именно он — как великий князь Владимирский — непременно должен заставить новгородцев смириться с переписью. В то же время князь не хотел доводить дело до вооруженного столкновения с новгородцами, проливать русскую кровь. Да и мог ли он навести татарскую рать на Новгород — город, с которым связана была вся его жизнь?

Задача, стоявшая перед Александром как полководцем и политиком, была крайне сложной: гордые новгородцы поклялись скорее умереть, чем признать над собой власть “поганых” . Казалось, ничто не может подорвать их решимость. Однако князь хорошо знал этих людей — столь же храбрых, сколь легкомысленных, впечатлительных. Скорые на слово, новгородцы были по-крестьянски не торопливы на дело. К тому же их решимость сражаться отнюдь не была единодушной. “Вятшие люди” — бояре, купцы, зажиточные ремесленники — хотя и не решались открыто призвать к благоразумию, но в душе готовы были откупиться от татар.

В начавшейся бескровной или, выражаясь современным языком, “психологической” войне с новгородцами Александр решил прибегнуть к средству, которое, точнее всего было бы определить в данном случае, как хитрость. В Новгород был послан некий Михайло Пинешинич — новгородец, преданный Александру. Он уверил земляков, будто на них уже послано татарское войско. Оно стоит во владимирской земле и в любой момент готов двинуться на Новгород.

Это известие произвело на новгородцев очень сильное впечатление. Перед лицом страшной опасности они дрогнули, вновь обрели здравый смысл и согласились принять татарских “численников” .”

Пользуясь благоприятной ситуацией, Александр поспешил закрепить свое влияние в Новгороде, привезя с собой, помимо ханских чиновников, верных ему князей и бояр, явившихся в сопровождении дружин.

В данной ситуации, можно посочувствовать тем, “кто готов был положить голову за честь “Господина Великого Новгорода” . Тем более, что новгородские бояре переложили основную тяжесть выплаты на плечи “меньших” .

Но вернемся к моменту начала Великокняжения Александра. Не успел Александр, после долгого похода в чужие земли достигнуть Владимирских ворот, как направил разгневанный хан рать неврюеву для усмирения непокорных братьев Ярослава и Андрея. По версии В. Пашута неврюева рать могла быть направлена для поддержки Александра, как помощь в установлении его статуса Великого князя.

Что делал Александр в гостях у Батыя? Почему он пошел против своих братьев? Каковы были мотивы его поступков? Можно ли в данной ситуации его оправдывать или осуждать? Выступив в роли Великого князя, как он ладил с Баярами? Пытался ли договориться с братьями? Как сложатся отношения с Западными соседями? Получить достоверный ответ хотя бы на один из этих вопросов было бы крайне любопытно.

“Неврюева рать всей тяжестью обрушилась на простой народ: татары “рассунушася по земли” и “людей бещисла поведоша, да конь и скота и, много зла створише, отидоша” . Массовыми кровопролитиями Орда старалась еще более обессилить завоеванную Русь.” “В эту трудную пору “прибыл от татар великий князь Александр в город Владимир, и встретили его крестами у Золотых ворот митрополит, и все иегумены, и горожане и посадили его княжить на столе отца его Ярослава, и была великая радость в городе Владимире и во всей Суздальской земле” . Спору нет, стол крупнейшего княжества занял достойный и опытный государственный деятель.

“Князь бо не туне меч носит” , он глава княжества. Теперь в его руках управление, суд, законодательство, войско. Свои права и обязанности он знает. Но ему и шагу не ступить без думы — совета, его дружиной знати — бояр, богатых горожан и духовенства.” Взойдя на княжеский престол, Александр назначил угодных ему наместников земель — посадников, воевод и тысяцких, ведавших войском, тиунов — управлявших судом, казной, имуществом, которые “кормились” на этих должностях. Княжеские доходы складывались из прямых налогов и повинностей и из косвенных — пошлин.” Вооруженному опытом княжеского правления, Александру не составляло большого труда наладить экономико-хозяйственные функции городов. В этом ему способствовала гибкость в политике, умение идти на компромиссы, устанавливать новые законы и правила, изменяя привычный порядок бытия. “Как и в Псковской земле, Александр твердо и умело правил в Суздальщене: “По пленении же Неврюеве князь великий Олександр церкви воздвигну; грады испольни, люди распуженыа собра в домы своя” . Разбежавшихся крестьян и горожан он привлекал, хотя бы временными, податными льготами, а строительство храмов — признак внимания князя к городу и занятие для бедноты. Чем больше храмов, тем известней и богаче город. Тем праведнее и признаннее князь.” Гораздо труднее обстояло дело с урегулированием внешнеполитической обстановки. Свободолюбивую внутреннюю политику русских городов надо было согласовать с необходимой для выживания покорностью н внешнеполитической арене. Это была нелегкая задача. Тем более, что многие князья, включая братьев самого Александра не желали покоряться “поганым” . “… Столкновение Александра с братьями не миновало Новгород и Пскова. Это стало ясно, когда тверской князь Ярослав Ярославичч предпринял отчаянную попытку поднять против власти Александра обе боярские республики. Это ему удалось без труда. Боярство и прежде скрипя сердце ладило с Александром и не ожидало лучшего теперь, когда он явился в Новгород в качестве Великого князя.” Подавив, описанную ранее, смуту новгородцев, инициатором которой был его брат Ярослав, “… осуществил Александр то, чего при иных условиях добивался его дед: личный и недолговечный суверенитет разных русских (суздальских, черниговских, смоленских и других) князей в Новгороде сменился отныне государственным суверенитетом владимирского князя. Тот из князей, кто всходил на владимирский престол и утверждался на нем Ордой, становился и князем в Новгороде. Политика Александра открывала путь к упрочнению суздальской власти во всей Северной Руси. Это был прямой результат решающего шага Александра в ордынской политике.” Уладив дела восточные, принялся Александр за неспокойные северные и западные рубежи Руси. Но на сей раз он избрал путь переговоров, заключая прочные договоры со всеми соседями.

Источник: MirZnanii.com

Великий князь владимирский Александр Ярославович Невский в живописи

Великий князь владимирский Александр Ярославович Невский.

Святой Александр Невский. 1243-1263 годы.

Когда княжества русские почти исчезали под жестокими ударами татар, когда все князья их, не исключая и неустрашимого Даниила Галицкого — зятя Мстислава Храброго, клялись перед троном Батыя быть его верными подданными, когда счастье, слава и радость, казалось, совсем оставили города и селения предков наших, была еще область, где раздавались песни победы, был еще князь, никогда не преклонявший колен в шатре хана татарского. Эта область была Новгородская, этот князь — Александр Ярославич Невский. Это тот князь, который почитается ангелом-хранителем северной столицы нашей, тот князь, тело которого почивает в прекрасном Александро-Невском монастыре. Маленькие обитатели и обитательницы нашего чудесного Петербурга! Верно, вы не раз были в этом монастыре, перед драгоценной гробницей. Верно, вы удивлялись военным украшениям, так прекрасно расположенным по обеим сторонам ее? И, верно, глядя на эти латы, шлемы, щиты и копья, вам очень хотелось знать историю героя Невского? Если так, то ваше желание может быть легко исполнено. Вот эта история.

Александр был сыном великого князя Ярослава II. Необыкновенно умный, храбрый, прекрасный лицом и душой, Александр еще в молодых летах сделался наследником отца своего в Новгороде, и с того времени беспрестанные победы над чудью, финнами, литовцами и ливонскими рыцарями разносили славу его по всем странам. Ливонские рыцари сделались в это время еще страшнее для русских: орден их присоединился к другому сильному немецкому ордену рыцарей Святой Марии Иерусалимской, которые завоевали почти всю Пруссию и с такой же жестокостью учили христианской вере тамошних жителей, как ливонские рыцари — чудь и литовцев. Я уже говорила вам, что эти бедные люди убегали в леса от своих учителей, которые в это время вместо прежних красных крестов нашили на белые плащи свои черные, как у немецких рыцарей Святой Марии.

Но не так думал молодой князь Александр Ярославич и его храбрые новгородцы! Не одним ливонским рыцарям, чуди и литовцам было худо от него: однажды он победил даже шведов и норвежцев. За эту победу его назвали Невским; и надобно, милые читатели мои, узнать о ней получше. К тому же ведь это случилось на берегах нашей родной прекрасной Невы!
В 1240 году королю шведскому вздумалось завоевать Ладогу и даже Новгород. Для того он отправил на реку Неву множество судов со шведами и норвежцами под начальством зятя своего Биргера. Биргер, привыкший к победам, велел гордо сказать князю новгородскому: «Иди сражаться со мною, если смеешь; я уже в земле твоей!» Александр не устрашился, не показал послам шведским досады, а спокойно отвечал им, что готов к сражению. Тотчас велел он небольшому войску своему собраться; сам же пошел в Софийскую церковь и там усердно помолился Богу, прося святой его помощи. Усердная молитва имеет чудесную силу над душой христианина: Александр, который не мог в такое короткое время ожидать помощи от отца своего, не мог даже собрать все войско свое, вышел с улыбкой на лице к своей верной дружине и весело сказал: «Нас немного, и враг силен, но Бог не в силе, а в правде: идите с вашим князем!» Надежда Александра на небесную помощь перешла и в сердца его воинов. Они приблизились к берегам Невы, где стояли шведы, дружно бросились на многочисленных врагов и одержали полную победу в то время, как один из новгородцев, по имени Миша, утопил все суда шведов, так что у них осталось лишь два судна, на которые они погрузили тела главных начальников, всех же других зарыли в яму и ночью 15 июля отправились по Неве назад в Швецию. Эта славная победа, одержанная в то время, когда бедные предки наши терпели столько горя и унижения от злых татар, обрадовала унылые сердца их и доставила храброму Александру название Невского.

Но слава не спасла его от несчастья: в 1247 году он лишился отца, который не имел даже радости умереть в милом отечестве. Батый приказал ему ехать в Китайскую Татарию, поклониться великому хану. Ярослав Всеволодович не мог не повиноваться, но был так слаб здоровьем, так печален духом, что не перенес трудного путешествия по степям и пустыням необитаемым, диким, бесплодным и даже безводным до того, что иногда люди умирали в них от жажды. Великий князь кое-как доехал туда и, возвращаясь, скончался по дороге. Бывшие с ним бояре привезли тело его во Владимир. Наследником престола был меньшой брат его Святослав III Всеволодович.

В то время как великий князь русский испытывал всю тоску кончины на голой земле киргизских степей, далеко от милого семейства и родины, другой князь, столько же знаменитый, оканчивал жизнь свою в ужасных мучениях перед шатром Батыя. Это был Михаил, князь черниговский, приехавший в Золотую Орду по приказанию хана и не хотевший поклониться ни тени Чингисхана, ни идолам татарским. «Нет! — говорил он варварам, принуждавшим его сделать это. — Я могу поклониться царю вашему, потому что Бог отдал ему судьбу государств земных, но христианин никогда не служит идолам!» Батый удивился, что еще есть люди, которые противятся ему, и объявил, что Михаил умрет, если не будет повиноваться. Русский князь не боялся смерти. С ангельской кротостью читал он молитвы в то время, когда татары мучили его самым жестоким образом, и тихо скончался, сказав: «Я христианин!» Церковь наша признала его Святым и Мучеником.

После этого рассказа о смерти Ярослава и Михаила вы можете судить, милые читатели, какова была участь бедных предков наших под властью татар. Прибавьте к тому еще все беспорядки, какие происходили в то время, когда надобно было собирать дань, все притеснения, какие делали народу татарские чиновники-сборщики, которые часто платили хану всю сумму сразу и получали за это право взымать ее с русских по мелочам почти вдвое! Прибавьте к тому ссоры князей, не усмиренные и общим несчастьем всей Руси, жалобы и клеветы их друг на друга в Орде и беды, от того происходившие в их княжествах. Одним словом, все в древнем отечестве нашем было печально и уныло, только слава князя новгородского Александра Ярославича сияла, как светлая звезда на небе русском, покрытом черными тучами. Эта слава, носясь по всем княжествам, долетела до слуха страшного Батыя, и вот уже посол татарский несет к герою Невскому повеление явиться к царю, чтобы присягнуть ему в верности и узнать славу и величие татар.

Александр, любивший свое отечество гораздо более своей славы, не хотел, чтобы за него оно испытало новые бедствия, и потому с покорностью христианина последовал примеру отца и поехал вместе с братом Андреем к Батыю, а от него в Татарию, к великому хану. Грустно было сыновьям Ярослава ехать по той самой пустыне, где скончался отец их! Они думали, что так же, как и он, не увидят уже своего отечества, но Бог подкрепил их, и через два года они возвратились, осыпанные милостями великого хана, который поручил Александру всю южную Россию и Киев, а Андрею — престол владимирский, несмотря на то что дядя их великий князь Святослав был еще жив. Так своевольно распоряжались татары судьбой и князей, и княжеств русских! Святослав Всеволодович напрасно ездил в Орду жаловаться на несправедливость и через два года скончался. Но и Андрей II недолго был государем владимирским. Он не имел столько христианской терпеливости, столько любви к своим подданным, чтобы для спокойствия и безопасности их покориться неизбежной власти победителей России пылкому, гордому сердцу его казалось лучше отказаться от престола, нежели быть государем — подданным Батыя. Вы можете представить себе, друзья мои, что с таким нравом он часто показывал свое презрение к татарам, часто не слушал приказаний их. Толпы их уже шли наказать дерзкого данника. Андрей, услышав это, убежал в Швецию со всем семейством своим и оставил Великое княжество в добычу варварам. После нового разорения оно отдано было общему любимцу не только русских, но даже и татар, князю Александру Невскому.

Видя на примере брата, как вредны были для отечества гордые и непокорные намерения его, Александр Ярославич еще более увеличил осторожность и благоразумие в сношениях с татарами, не противился им и тогда, когда они прислали чиновников своих сосчитать всех жителей России и определили над ними десятников, сотников и темников, для сбора податей, уговорил даже гордых, все еще считавших себя независимыми новгородцев заплатить дань, которую требовал от них наследник умершего в 1256 году Батыя — брат его хан Беркий, и тем избавил от разорения первую столицу русскую, богатый и великий Новгород.

Так двенадцать лет продолжалось княжение Александра, так оберегал он бедное отечество свое от новых несчастий, ему грозивших, так примирял оскорбленных соотечественников своих с самовластными ханами. Вы можете представить себе, что нелегко было благородному князю земли Русской ездить кланяться полудиким ханам татарским. Последнее путешествие его в город Сарай было в 1262 году, когда хан Беркий, собираясь идти на новое разорение чужих земель, вздумал требовать у него вспомогательного войска. Александр Ярославич, несмотря на всю кротость свою, не мог перенести мысли, чтобы бедные подданные его, кроме всех несчастий, какие терпели от неверных, еще проливали за них кровь свою. Он поехал умолять Беркия отменить такое жестокое повеление. Хан, чувствуя невольное почтение к великому князю, не мог отказать ему, но с досады продержал его в Орде всю зиму и лето. Тоскуя по родине, насмотрясь во время своего продолжительного пребывания в Сарае на силу и могущество татар и потеряв надежду видеть освобождение отечества от жестокой власти их, Александр приметно ослабевал духом и телом и осенью, возвращаясь на родину, приехал уже больной в Нижний Новгород, а оттуда — в Городец на Клязьме. Здесь он занемог и скончался 14 ноября 1263 года.

Невыразима была горесть всех русских, когда они узнали о кончине своего ангела-хранителя: им казалось, что наступила совершенная погибель отечества, что уже некому будет защитить их от нападения немцев и литовцев, умилостивить жестокость ханов, спасти от притеснений откупщиков татарских. Митрополит, встречая гроб Александра у Боголюбова, воскликнул, проливая горькие слезы: «Закатилось солнце земли Русской!» И все бояре, весь народ голосом отчаяния отвечали ему одним словом: «Погибаем!»

Видя чудеса, бывшие при погребении Александра, духовенство и вся Россия причислили его к лику святых, и с тех пор мы молимся ему, как нашему заступнику перед Богом.

Тело его погребено было в монастыре Рождества Богоматери, во Владимире. Оно находилось там до времен Петра Великого, который перевез его в новую столицу свою, как бы поручая ее особенному покровительству того, кто некогда прославил это место подвигами мужества и храбрости.

Семейство великого князя Александра Ярославича Невского

Супруга:
Александра Брячиславна, княжна полоцкая

Сыновья:
1. Василий
2. Димитрий
3. Андрей
4. Даниил

Александра Ишимова. «История России в рассказах для детей».

* * *

 

О. С. Маслов. 
«Не в силе Бог, но в Правде. Александр Невский».

О. С. Маслов. "Не в силе Бог, но в Правде. Александр Невский№.

 

Николай Константинович Рерих. 
«Александр Невский побеждает ярла Биргера».

Николай Константинович Рерих. "Александр Невский побеждает ярла Биргера".

В вечерних сумерках князь Александр Ярославич, вслед за старшиной Пелгусием и Евстафием, осторожно пробрался к заросшему кустами орешника берегу Невы. Александр пристально всматривался в расположение отдыхавших шведских отрядов и убедился, что Евстафий правильно рассказал, как шведы разместились на широком берегу. Обдумывая, откуда лучше всего наброситься на врага, князь заметил, что шведы совершенно не ожидают нападения и не приняли никаких мер предосторожности.

Все их отряды держались отдельно. Возле каждого на шесте развевался флажок. Особо спали шведы, особо — финны и небольшой отряд полудиких мурманцев в островерхих меховых колпаках.

Невдалеке от впадения Ижоры в Неву, среди густого леса, Александр, окруженный дружинниками, расположился на бугре под старой искривленной березой, которая под непрерывными порывами ветра размахивала длинными, гибкими ветвями.
Александр обратился к окружавшим его десятникам и старейшим дружинникам. Речь звучала тихо, но четко и твердо:
— Ветер крепчает. Кажись, быть буре. Ну, да кому эта буря на горе, а нам она должна послужить к удаче. Знайте, что сейчас, может быть, еще этой ночью, решится судьба наша: быть или не быть свободной воле новгородской. Что мы должны сделать даже в такой тьме, даже в бурю?

Несколько мгновений все молчали, затем чей-то голос прошептал:

— Положись на нас, Ярославич! Все, что скажешь, то и сделаем!

Александр продолжал речь, и пламенное чувство горело в нем:

— Если ты приходишь домой в ночь, в бурю и видишь в оконную щель, что в твоей избе хозяйничают воровские люди, буйствуют, хотят зарезать и детей, и мать, и жену… станешь ли ты раздумывать да высчитывать: сколько злодеев в избе да справлюсь ли я с ними али не осилю? Нет, ты ворвешься в избу с топором или простым дрекольем и набросишься на охальников-злодеев, сколько бы их ни было! Верно ли я говорю?

— Это верно! Так бы и мы сделали, Ярославич! — послышались тихие голоса.

— Сейчас не время нам высчитывать да прикидывать, много ли свеев и немцев и остры ли у них копья и мечи… Да, увидел я, что бой будет не на жизнь, а на смерть, но мы должны их осилить. Мы должны подползти к ним неслышно, незримо, в самый свейский лагерь, и навалиться на них, как мы наваливаемся на охоте на волка, ловя его за уши. В эту ночь, думая, что мы далеко, вороги наши спят, не ждут гостей, а храпят, накрывшись чем попало. А мы набросимся на них и споем им «вечную память»!

Совещание продолжалось недолго. Все молча стали разбирать оружие.

Александр торопливо отдавал последние приказания своим дружинникам:

— Подойдя к вражескому стану, сперва стойте наготове, ни слова, ни шороха! Ждите, пока наши обойдут кругом свеев: Ратша — с верхнего конца, а Гаврила Олексич — с нижнего, а еще с Ижоры подплывут в ладьях ижорцы. Когда услышите звонкий посвист новгородский, бросайтесь вперед, рубите сходни и канаты, чтобы корабли отплыли и свеям сойти на берег было уже невозможно. На берегу бейте врага нещадно, тесните к воде. А ижорцы начнут прорубать днища у кораблей, чтобы утопить их. Торопитесь, чтобы враги не успели распознать, как нас мало. Когда же вы услышите второй посвист, то быстро уходите и скрывайтесь в лесу. Нынче мы их одолеем: наше дело правое!

— А ты сам где будешь, Ярославич? — спросил кто-то. — Не потерять бы тебя в темноте.

— Вы меня все время будете видеть: я на гнедом разыщу главного их воеводу Биргера, чтобы посчитаться с ним. Все ли меня поняли?

— Как не понять! — отвечали воины.

— Теперь, други смелые, вперед! — приказал Александр. — Пробирайтесь тихо, как на медвежьей облаве, чтобы не вспугнуть до времени обложенного зверя.

Все поднялись, оправляя оружие.

Василий Ян. «Юность полководца».

* * *

 

Ф. Моллер. 
«Александр Невский побеждает ярла Биргера на реке Ижоре». 
Роспись Большого Кремлёвского дворца.

Ф. Моллер. "Александр Невский побеждает ярла Биргера на реке Ижоре". Роспись Большого Кремлёвского дворца.

Подул ветер, светало, и туман стал медленно таять и уплывать. Тогда Александр, наблюдавший за битвой, хлестнул гнедого коня Серчана и бросился в середину вражеского лагеря. Он мчался, блистая железными латами, пригнувшись и направив вперед копье. За ним неслись его конные дружинники. Они врубались в гущу боя, поражая тяжелыми прямыми мечами отчаянно бившихся шведов, и проносились дальше по лагерю, где всюду разгоралась бешеная схватка.

Александр, с трудом пробившись вперед, направил коня к тому месту, где возвышался красный шатер с золотой маковкой. Он заметил, как высокий человек, торопливо надев на голову шлем со стальным наконечником, схватился за меч.
Александр догадался, что это ярл Биргер. Он налетел на него и ударом копья сбросил на землю. Со всех сторон на помощь своему воеводе спешили телохранители. Князь с трудом вырывался от наседавших на него шведов. Подоспевшие русские дружинники теснили их к реке.

— Савва, чего медлишь? — крикнул Александр. — Руби скорее!

— Уже подрубаю! — ответил Савва, и высокий, нарядный шатер Биргера рухнул, сползая к воде.

Гаврила Олексич бился в другом месте. Преследуя шведского воеводу, он верхом на коне по сходням ворвался на корабль. Там его встретила толпа шведов и столкнула вместе с конем в воду.

Сильный чубарый вынес Гаврилу на берег, где на него набросились бискуп и шведский воевода. Одним ударом Гаврила отсек бискупу голову с отвалом (с правой рукой), а затем поразил и воеводу.

Новгородцы во главе со своим удальцом Мишей, знаменитым в кулачных боях, лихим Збыславом Якуновичем и Яшей Полочанином взобрались на три шведских корабля, прорубили днища и потопили их.

Кузька Шолох со своей ватагой корабельных грузчиков неудержимой лавиной проносился по берегу, избивая сопротивлявшихся и стараясь не дать им добраться до кораблей.

Новый пронзительный свист донесся из лесу, заглушая крики. Все новгородские воины, твердо помня наказ Александра, стали быстро отходить в лесную чащу, следя издали за дальнейшими действиями шведов.

Последним по лагерю промчался на чубаром коне Гаврила Олексич. Задержавшись близ упавшего шатра, он поднял желтые сапоги ярла Биргера. Заметив, что привязанный на приколе огромный оседланный конь шведского полководца ржет и бесится, Гаврила отвязал его и увлек за собой, кинувшись догонять Александра.

Многие шведские воины отчаянно дрались и мужественно пали в бою, другие вскарабкались на корабли и, подрубив канаты, успели отплыть вниз по реке. Остальные разбежались по лесной чаще и позже, изможденные и голодные, были переловлены Пелгусием и другими охотниками и доставлены в Новгород.

На еще волновавшейся от бури Неве множество черных лодок кружило близ того места, где ижорские рыбаки затопили несколько шведских кораблей. Они снимали с торчавших из воды покосившихся мачт шведских матросов и воинов, уцепившихся за реи. Пленные отчаянно ругали ярла Биргера, который затащил их в русские лесные дебри.

Александр еще долго наблюдал с бугра, стараясь понять, как дальше поступят шведы. Он не препятствовал им забирать раненых, которых они переносили на корабли. Шведы, видимо, торопились удалиться от неприветливых невских берегов.
Александр оставил небольшой сторожевой отряд наблюдать за рекой, а остальным воинам приказал возвращаться в Новгород.

Василий Ян. «Юность полководца».

* * *

 

«Князь Александр Невский в битве на Чудском озере». 
Миниатюра из «Лицевого летописного свода».

"Князь Александр Невский в битве на Чудском озере". Миниатюра из "Лицевого летописного свода".

В скандинавских хрониках нет ни малейшего намека на разгром Александром Ярославичем шведского войска на Неве в 1240 году! Археологи раскопали вблизи современного Житомира целый город, полностью уничтоженный ордой в 1240 году, но названия его никто не знает — летописи о нем молчат. А много лет назад меня на всю жизнь поразило краткое сообщение Ипатьевской летописи, которой историки доверяют больше, чем другим: «В лето 6750 не бысть ничтоже», то есть не было ничего. А ведь «лето 6750» — это 1242 год, в который произошло одно из важнейших исторических событий средневековья — Александр Невский разбивает на Чудском озере немецких захватчиков!..

Владимир Чивилихин. «Память». Собрание сочинений в 4-х томах. Москва, «Современник». 1985. Т. 4.

* * *

 

Николай Константинович Рерих. 
«Александр Невский».

Николай Константинович Рерих. "Александр Невский".

 

Клавдий Лебедев. 
«Александр Невский возвращается с Ледового побоища с полоном и добычею во Псков (1242 год)».

Клавдий Лебедев. "Александр Невский возвращается с Ледового побоища с полоном и добычею во Псков (1242 год)".

Надо всему войску отступить на лед Чудского озера. Здесь он одолеет Орден. «…Князь же воспятися на озеро…»
Русские двинулись к Чудскому озеру, а следом, как и предполагал Александр, «немци же и чудь поидоша по них».
Следуя с войском, Александр продолжал размышлять.

Чтобы ударить с крыл, нужно заманить и задержать клин, иначе он пройдет сквозь русскую рать, как нож, и, повернув, ударит с тыла. На Эмайыге рыцарей подвел хрупкий лед. Надеяться, что они вторично попадут впросак — значило бы идти на безрассудный риск.

Целый день спешно обследовал Александр Чудское озеро, его берега, протоки. Восточный берег Чудского озера был покрыт городищами-убежищами, к ним недавно добавились укрепления на острове Городец (тогда он вместе с островом Вороньим составлял одно целое). По рекам Желча, Плюсса, Луга население сидело густо, приросло к древней дороге на Юрьев.
Наконец он нашел самое подходящее место для боя. Узмень — ныне Теплое озеро. Сравнительно узкий проток, по берегам поросший лесом — дубом, ольхой, сосной, елью, соединявший Псковское и Чудское озера.

Узмень — место давних споров и стычек с Орденом, чьи владения на другом берегу были хорошо видны Александру с Вороньего Камня — темно-бурой глыбы, возвышающейся метров на пятнадцать.

Осмотрев озеро, Александр и избрал ледяную поверхность Узмени в 1-2 километрах от Вороньего Камня, что поднимался над окрестными лесами. Князь Александр поставил свое войско на мелководном, промерзшем до дна прибрежном участке Узмени. Его боевой порядок почти примыкал к лесистому восточному берегу.

Правое крыло защищала покрытая слабым льдом Сиговица. Перед левым был далекий ледяной обзор. Наступающее по открытому льду немецкое войско было как на ладони, полностью обнаруживая свои силы, построение и направление удара.
Под ногами у русских прочно. Нужно было пропустить немцев, когда они двинутся с той стороны, чтобы уперлись в берег, а потом с двух сторон навалиться и опрокинуть на хрупкую и пористую Сиговицу.

На рассвете 5 апреля 1242 года Александр увидел, как вся масса немецких войск устремилась на русских. Устрашающе размеренно двигался безликий железный клин, сверкающий доспехами, причудливыми шлемами рыцарей в белых плащах с изображением красного меча и креста.

…Александр с возвышенного места смотрел и ждал. Он уклонился от обычно принятого встречного удара, показной дружинной доблести, он предпочел мудрость. Выставив ночью впереди заслон, он велел, ему стоять как вкопанному, пока весь рыцарский клин не втянется в русские ряды. Заслон волю его выполнил: осыпал голову «свиньи» стрелами, а затем принял ее в копья. Александр подал знак, на солнце сверкнул суздальский лев на княжеском стяге, и на рыцарей устремились главные силы русских, (с одной стороны новгородцы, псковичи, карелы, ижорян главе с тысяцким и посадником, с другой — суздальская рать Александра, и «бысть сеча ту велика немцемь и чюди».

Со слов воротившихся из плена рыцарей описание битвы попало в орденскую хронику.

Немцы начали с ними бой.

Русские имели много стрелков, которые мужественно приняли первый натиск, (находясь) перед дружиной князя. Видно было, как отряд братьев-рыцарей одолел стрелков; там был слышен звон мечей, и видно было, как рассекались шлемы.

С обеих сторон убитые падали на землю. Те, которые находились в войске братьев-рыцарей, были окружены…

Братья-рыцари достаточно упорно сопротивлялись, но их там одолели…

И Александр, и каждый его соратник сердцем чувствовали победный исход этой жаркой схватки. В тяжелые удары своих мечей они вкладывали все горе свое, всю боль за пережитое Русью.

Русские сражались за правое дело, за родину. Они «исполнишася духом ратным: бяху бо сердца их, акы сердца лвом». Русские лучники внесли полное расстройство в ряды окруженных рыцарей.

Это была дотоле невиданная битва, и казалось, что «труск от копий ломлениа и звук от сечениа мечного» был такой, будто «озеру померзшю двигнутися; и не бе видети леду, покры бо ся кровию».

Замысел Александра удался вполне. Русские люди «кровь свою прольяша» не напрасно, цвет рыцарства был разгромлен. «Немци ту падоша, а чудь (эсты) даша плеща» — показали плечи, бежали.

Русские яростно преследовали обратившегося в бегство врага по льду до Суболичьского берега. Было убито одних только рыцарей 400 (из них 200 меченосцев), а 50 попали в плен; немало пало и эстов; некоторые рыцари, спасаясь бегством, сбрасывали тяжелые доспехи и обувь. Посрамленных пленных крестоносцев подводили к Александру.

«Возвратися князь Олександр с победою славною». Рыцарей «ведяхут босы подле коний». Войско шло как было принято: «полк по полце, бьюще в бубны и трубяще во трубы и в сопели». Позади обоз с оружием: возницы телег по давнему обычаю — сидят верхом на упряжных лошадях. Когда войско приблизилось к Пскову, игумены и попы «в ризах со кресты» и «весь народ сретоша его перед градом» «поюще песнь: «Пособивый, господи, кроткому Давыду победити иноплеменьникы и верному князю нашему оружием крестным, и свободити град Плесков от иноязычников рукою Олександровою». Песнопением народ величал — славил русское войско и князя Александра. Все понимали, что с Вороньего Камня он не только увидел поле будущей битвы, но и предвидел ее победоносный исход.

В. Пашуто. «Александр Невский». Москва, «Молодая гвардия». 1974.

* * *

 

В. Поляков. 
«Встреча великого князя Александра Невского во Пскове после Ледового побоища».

В. Поляков. Встреча великого князя Александра Невского во Пскове после Ледового побоища".

 

Валентин Александрович Серов. 
«Въезд Александра Невского в Псков после Ледового побоища».

Валентин Александрович Серов. "Въезд Александра Невского в Псков после Ледового побоища".

 

Ф. Моллер. 
«Александр Невский и папские легаты». 
Роспись Большого Кремлевского дворца.

Ф. Моллер. "Александр Невский и папские легаты". Роспись Большого Кремлёвского дворца.

 

Гених Семирадский. 
«Александр Невский принимает папских легатов».

Генрих Семирадский. "Александр Невский принимает папских легатов".

 

Павел Дмитриевич Корин. 
Триптих «Александр Невский». 
1942.

Павел Дмитриевич Корин. Триптих "Александр Невский". 1942.

 

Павел Дмитриевич Корин. 
«Александр Невский».
1942.

Павел Корин. "Александр Невский". 1942.

 

Виктор Михайлович Васнецов. 
«Александр Невский». 
Эскиз росписи Владимирского собора в Киеве.

Виктор Михайлович Васнецов. "Александр Невский". Эскиз росписи Владимирского собора в Киеве.

 

В. Верещагин. 
«Великий князь Александр Ярославич Невский».

В. Верещагин. "Великий князь Александр Ярославич Невский".

 

«Александр Невский». 
Фрагмент росписи Грановитой палаты Московского Кремля.

"Александр Невский". Фрагмент росписи Грановитой палаты Московского Кремля.

 

Филипп Александрович Москвитин. 
«Перенесение мощей святого князя Александра Невского императором Петром I в Петербург».

Филипп Александрович Москвитин. "Перенесение мощей святого Александра Невского императором Петром I в Петербург".

Петр [I] возымел желание дать своему Петербургу местного патрона и избрал для этой цели святого князя Александра Невского. 4 июня 1723 года государь приказал перевезти его мощи из Владимира в Александро-Невский монастырь. За счет монастырских доходов положено построить раку в ковчеге с балдахином, везти ее на переменных лошадях, от города до города, посадским, ямщикам и всяким крестьянам, и прибыть в Петербург к 25 августа. Воеводы в городах и сельские начальства должны были встречать с подобающей честью эти мощи во время провоза их в Петербург. Мощи были встречены за несколько верст от Петербурга самим царем и доставлены на судне в Александро-Невский монастырь, где положены были в позолоченной раке, наглухо запертой. По этому поводу новгородский епископ делал пиршество для всего двора в монастыре, потом князь Меншиков делал вечер, ужин, а адмирал Апраксин – маскарад, на котором присутствовал государь.

Н. И. Костомаров. «Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей». Санкт-Петербург, «Весь». 2005.

Источник: pravme.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.